И.С. Бортников. Любовью к Родине поэзия сильна

И.С. Бортников. Любовью к Родине поэзия сильна

В заглавие настоящего материала я взял строку из стихотворения В.И. Замышляева, профессора, кандидата философских наук. В прошлом году им была издана книга стихов «Енисейская Сибирь. Думы, Думы…», её первый том. Вот о ней хочу высказать своё мнение. Поскольку не изучал поэтику, то не буду касаться ни специфической структуры стихов, ни средств и приёмов поэтического искусства.

Что ж, очевидно, прав Николай Майоров: «Пусть неточны слова.// И слог тяжёл, и выраженья грубы! О нас прошла всесветная молва,// Нам жажда зноем выпрямила губы». У поколения конца 50-60-х, не превративших после ХХ съезда КПСС в потерянное, также как и у их предшественников 30-х годов, была жажда жизни, жажда борьбы, жажда стремления к нравственному совершенству. И им не хватало времени шлифовать строки своих стихотворений, что присуще и В.И. Замышляеву, а может это и хорошо, потому что каждое его стихотворение это крик души здесь и сейчас: «Имя моё прозвенело,// Голосом гордым пропело…» А ведь его стихи волновали и волнуют умы и души современного мыслящего человека. Поэтому остановлюсь лишь на обыденном восприятии и социальной значимости трудов автора.

Уже о многом говорит название книги, состоящие как бы из двух частей. Не исключаю, что автор, возможно, хотел этим выразить единство природы и человека, помня о том, что человек тоже природа, её составная часть, причём единственная мыслящая, на современном отрезке её бытия. Научная мысль человека ныне стала весомой не только геологической, как считал академик В.И. Вернадский, но и социальной силой по мнению профессора Р.И. Косолапова. Одно из главных проявлений социальной силы – слово, созданное пером поэта, которое зачастую играет роль штыка.

В этой книге автор представил читателям огромное количество стихотворений, в которых кажется нет ни одного явления жизни незамеченного им и не отражённого в поэтической форме. Наиболее часто – это короткие, меткие четверостишья, но они показывают способность В.И. Замышляева говорить языком поэзии о самом заурядном событии или предмете. Когда-то Н.Г. Чернышевский утверждал: «Прекрасное есть жизнь», полагая, что «истинная, величайшая красота есть именно красота, встречаемая человеком в мире действительности…» Несомненно, это особенный дар, не каждому доступный, и автор его умело использует, ибо не мыслит своей жизни, чтобы не видеть прекрасное в действительном.

Владимир Иванович – русский человек, детские и школьные годы его прошли в Сусанинском районе Костромской области, и он впитал в себя светлые идеалы любви к Отечеству своего великого земляка Ивана Сусанина, отдавшего жизнь за Русь и её царя. Поэтому поэт смело заявляет: «Клятва у меня одна – // Любовь к России сегодня и завтра,// На все живые мои времена». И не потому ли так много у него стихотворений, посвящённых России и её жемчужине – Енисейской Сибири. Что ж, природа верхнего Заволжья и Красноярья во многом схожа – та же бескрайная хвойно-лиственная тайга, вот только гор там нет, и нет Енисея. Поэтому как пишет сам поэт: «Я в Сибирь не сослан.// Я собрался сам// К Енисею, к соснам// По Саянским горам. (…) Я живу, не жалею.// Мне Сибирь по нутру// Всё отдам, что имею// И спокойно умру».

В развитии культуры и воспитании студенчества края он внёс значительный вклад, отдал все свои знания и жизненный опыт. Сегодня, перейдя к «свирепому покою» (К. Симонов), он тревожит наши души полемическими статьями о русском бытии и стихами на различные темы. В его арсенале есть лирические, патриотические и политические стихи, есть стихи-воспоминания, сатирические стихи. Более совершенны лирические, менее – сатирические, что естественно, последние должны быть злободневными, колючими, задиристыми и по форме, и по содержанию: «Дайте женщине власть,// Она не даст любви пропасть,// Но если подерётся,// То весь мир взорвётся». Каково?!

В.И. Замышляев – русский человек по духу, но в душе он остался ещё и советским человеком, таким его воспитали советские учителя, ещё того сталинского времени, поэтому в его стихах о России присутствует и гордость за свою страну, свой народ, и боль, и горечь за утрату великой Родины, за нынешнее её унижение, за унижение русского народа: «Россия – страна непонятных идей,// Посаженных в тюрьмы русских людей,// Ограбленных матерей,// Украденных русских детей». Но он помнит и другую Россию: «Россия, Россия, Россия,// История бед и Побед,// За что тебя так поносили,// Прощения не просили// Враги свыше тысячи лет?» Как метко и ёмко сказано: «История бед и Побед», за тысячелетнюю русскую историю их было много. Но каждая беда заканчивалась победой русского народа, русского духа, потому что: «…русская широкая душа (…) Она весь мир пытается обнять,// А миру это не понять.//Россию душит он войной…»

В.И. Замышляев уверен, что только единение русских людей спасёт Россию: «Когда Россия – это мы,// Тогда и будет в ней величье». Он призывает: Наши души сложим воедино// И тогда поймём, что мы семья,// Что в бореньях мы непобедимы…» Да вся история русского народа подтверждает эти слова В.И. Замышляева, но нужны ещё и духовные организаторы борьбы, как Сергий Радонежский, ему посвящено стихотворение; патриарх Гермоген и Кузьма Минин; Владимир Ленин и Иосиф Сталин, о нём поэт написал поэму. Сегодня таковых в России нет. Но они обязательно появятся, а пока поэт мечтает: «Написать бы о России песню,// Пусть её разучит вся страна,// Пусть она летает в поднебесье// Пусть с землёй обнимется она.// (…) Полетим на крыльях нашей песни,// Облетим широкие края…» Возможно эта песня сможет собрать воедино, воодушевить народ.

Мечта мечтой. А ведь им написана практически эта песня. О нашей Енисейской Сибири, о Енисее, о городе, в котором он живёт и работает уже много лет: «Енисей – река такая! – // Приковала наши взоры.// Будь уверена, Россия,// Вся Сибирь - твоя опора,// А в опоре наша сила-// Красноярск – любимый город!». Да Красноярск – «Город славной индустрии,// И науки, и труда// Город – верный сын России,// Служит честно ей всегда». Таким он стал в советское время.

Да это было время, когда не только Красноярск, но и весь край славился своими «Красноярскими десятилетками», он привлекал неравнодушных людей со всего Союза, и не «длинные рубли» их влекли, а романтика и желание самоутверждения. Как пишет В.И. Замышляев в поэме «К портрету Сталина»: «Труд – дело чести и геройства,// При Сталине он возведён// До звёзд и званий золотого свойства,// До красных заводских знамён». Там же чуть ранее он с горечью замечает: «О России нынешней песни не бойки,// В День России поём о России былой».

А о чём ныне петь, если за три десятилетия либеральных реформ: «Позабытые Богом деревни-// Нет ни церкви, ни клуба.// Звучит, может грубо,// Но деревни растеряны,// Сиротеет без них земля…» Но ведь деревня всегда была хранителем русских традиций и обычаев, русской национальной самости. Но не только с потерей деревни русский человек, одурманенный либеральными россказнями о цветущей жизни в капиталистическом западном «раю», теряет свои национальные корни. Поэт видит и другую вескую причину оскудения нравственности и общественного интеллекта русского народа. Он вспоминает ушедших в вечность своих коллег, красноярских обществоведов, формировавших диалектическое мышление у молодёжи: А. Гендина, В. Гришаева, Н. Чуринова, В. Лукина, В. Павловского: «Умирают тихо доктора// И уносят диалектику в потёмки.// Наступила новая пора,// Ни во что не верят их потомки».

О! Как прав был А.Л. Чижевский: «Мрак разума, ужасней мрака мира!» Поэт понимает, что «эпоха просвещения сменилась эпохой мракобесия» (А. Зиновьев), и человечество в очередной раз вползает в «тёмные века» (А. Фурсов). Поэтому он утверждает: «Мы заблудились в обмене «деньги – товар,// Рынок – торговля, биржа – навар»// Честное слово, счастливыми не быть нам,// Привязавшись к обмену «куплю – продам».

Что ж «перестройка резко рухнула,// Появились комсомольцы с кошельками пухлыми», нынешние молодые люди «дерзки они и зловредны,// (…) Любовь заменили сексом…» Поэт обращается к ним: «Эй, молодые! Куда вы летите? (…) Вам хочется сразу любви и богатства,// И музыки джаза и пляжного барства.// Хотите кататься на импортной тачке// И в славе купаться, кружиться в горячке…» и трудно поверить, что «будут ли в нынешние времена бескорыстные ратники,// Способные умереть за идею…» Да такова горькая правда современного бытия, и поэт с философской мудростью осторожно предупреждает общество о грозящей опасности. Но общество не внемлет разуму.

А ведь было другое время и другим было общество. В.И. Замышляев с особой теплотой и бесконечной грустью в своих стихах вспоминает свои студенческие годы, город, в котором учился: «Я тоскую по Ленинграду,// Влил однажды в себя отраду// Его имени гордого!// Память искренне твёрдая», работу на целинных землях. Это было в конце 50-х – начале 60-х годов, когда казалась «И коммунизм опять так близок,// Как в девятнадцатом году» (М. Кульчицкий). Молодёжь всегда живёт надеждой, верой в лучшее будущее и в свои силы, а имея конкретную, ей понятную цель – она и горы свернёт.

Вот тогдашние студенты, молодые, здоровые, сильные: «Добывали… камень, дробили// И мешали с цементом раствор,// Заливали фундамент и возводили// Бетонные арки на горизонте гор». И автор пишет: «Я не помню о нашей усталости,// Помню радость в душе и азарт». Было всё и «пахла полынь по ночам», «И любовь, как озёра, глубокая», и «девичьи чары». Короче была «жизнь взахлёб», «а жить взахлёб это здорово кто-то придумал» (Р. Рождественский). Отсюда и вытекает уверенность поэта: «Но во век не скажу, что была бесполезная// Наша жизнь в СССР. Нет, могучей была!»

Да, эта книгу стихотворений В.И. Замышляева можно расценивать как исповедь перед сверстниками и молодыми поколениями. Поэт достиг известного возраста, он много «видел. Многого не видел» (…) но «был участником событий мощных// В истории людей» (В. Луговской), но «вместе с веком смеялся,// Вместе с ним и грустил» и об этом рассказывает нам. Он высказывает свои мысли о своих собратьях по перу, о тех, которые в одно время с ним творили, и о тех, кого уже давно нет. Чувствуется, что его любимый поэт Владимир Маяковский – агитатор, горлан-главарь. Он даже стихи свои начинает цитатами из Маяковского, развивая их в современном видение. А главное поэту «бы очень хотелось, чтобы помнили люди,// Как он протрубил заздравную весть:// «Отечество славлю, которое есть,// Но трижды – которое будет». В.И. Замышляев верит, что наше Отечество будет великим и уважаемым всем человечеством.

Когда-то А. Вертинский пел: «Без любви можно тоже прожить иногда,// Если сердце молчит и мечта не тревожит !..» В студенческие годы, в казахстанские ночи студенческие сердца не молчали, а мечта звала в ту иссиня-чёрную бездну, которая звёзд полна. «Нас степь свела в обнимку», - через полвека писал он, «мы вдвоём- // Два старых человека» (…) «живём в раю,// Ничуть не привирая,// ведь я тебя люблю». Счастливы люди, сумевшие через всю жизнь пронести «радость хорошего чувства» (Н. Островский) и подобно С. Щипачёву сказать: «Если бы и до сих пор не верил// Что тебя в один счастливый час// Я когда-то в молодости встретил// Не затем, чтоб разлюбить сейчас».

Есть в книге несколько стихотворений, которые меня очень тронули. Долго думал, а стоит ли о них говорить. Они трагичные и глубоко личные. Но В.И. Замышляев включил их в книгу, то есть выставил их на суд общества. Это «Реквием на смерть жены 15 октября 1917 года», «31 июля» и «15 октября». Поясню значение слова «реквием» (от латинского requies «покой», «упокоение») называется по начальным словам интроита «Requiem aeternam dona eis, Domine» («Покой вечный даруй им, Господи»). Поэт с болью в сердце передаёт свои переживания из-за тяжёлой болезни жены: «Вместе долго пожили, многое видели,// В чём-то, может, друг друга обидели», но с надеждой на выздоровление, умоляет: «Проснись любимая…» Она «умерла, не открывши очей», «смерть для любого венец». И остались воспоминания: «И ночи первые, хмельные,// И путешествий паруса,// И пляжи жаркие, морские,// И годы трудные потом,// И роковые в них измены…», но «души русские крепки,// Ах, жёны русские не слабы!» В двух других стихотворениях поэт размышляет: «Так сокращаются года -//Рожденье, жизнь могила…», но «если жив один,// То не рвутся связи..», вот только «без женщины жизнь в мрачном цвете». Это предупреждение нам, всем живущим, как бы «momento mori», то есть «помни о смерти».

Но жизнь продолжается. И хотя «стихия словесного блуда// В стране разлилась, как потоп…» поэт «Родине не лицемерил,// Не продал её за гроши…», он в «Родину искренне верил,// Аршином истории мерил// С наивностью русской души». И весь цикл стихотворений В.И. Замышляев в этой книги логически завершает обращением к ветеранам, (оно набрано строчными буквами) к тем, у кого были «ВОЙНА И ПОБЕДА,// И ТРУД ОТ ЗАРИ ДО ЗАРИ…» и «НИКТО О ГЕРОЙСТВЕ НЕ ВЕДАЛ,// НО ДУХ ЕГО ЗРЕЛ ИЗНУТРИ», им он желает «МНОГАЯ ЛЕТА».

А за этим стихотворением, как бы в продолжение его, следует поэма «К портрету Сталина». Поэт пытается рассказать вождю, что же произошло с той великой державой, которую в труде построил, а в огне битв отстоял советский народ под его руководством. Поэту хочется «…закончить путь// В родной России, как в державе,// Чтоб с облегчением вздохнуть// И отчитаться перед Богом…» Сейчас модно стало обращаться к Богу, вот что только понимать под Богом? Творца или тот «моральный закон во мне», который «наполнял душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением» Иммануила Канта. Если второе, то полностью согласен с поэтом: «И нет в судьбе другой-то меры// Как Бог и Сталин на века», ибо для пишущего эти строки, а может и для многих людей чести, Сталин есть моральный закон вне меня, но для меня.

Поэма «Космическая трезвость» по своему содержанию философски-мистическая. Как мне кажется, впрочем, может быть, и ошибаюсь, главное в ней - борьба Добра и Зла, эта тема подробно освещена в религиозной литературе, которая для нас, получивших образование в советское время, являлась книгой за семью печатями. Зло в ней изображалось в образе Антихриста - Дьявола, в народе ещё бытовали прозвища «нечистый», «чумазый». Поэт в поэме показывает лжемессий в истории человечества и показывает словами своего любимого философа Владимира Соловьёва дьявольское наваждение на человека. «…антихрист не употребит никакого насилия// и будет стараться завоевать расположение// к себе обманом и лицемерием,// показной добродетелью.// Он набросит блестящий покров добра// и правды на тайну беззакония». А разве не так действовали творцы нового мЫшления и их клевреты во время перестройки, да и ныне и власть, и оппозиция. Защитники истинных социалистических идеалов не могли им противостоять, потому что не владели истинным научным знанием, которое даёт разработанный академиком В.И. Вернадским максимальный научный метод. Согласно ему, «истинное научное знание создаётся при участии всех форм человеческого сознания: дотеоретического (обыденного), теоретического (научного и философского) и внетеоретического (религиозно-мифологического и художественного) (В.С. Никитин). В.И. Замышляев в поэме применил максимальный научный подход к познанию Зла и приблизился к космическому мышлению.

Думается, уместно обратить внимание читателей, что лучшим правителем из советских вождей был И.В. Сталин, имевший духовное образование, а значит и владевший религиозно-мифологическим сознанием. В.М. Молотов вспоминал, что Сталин хорошо знал древнегреческую мифологию. Кстати, в отличие от Маркса Сталин считал: «Единая природа», выраженная в двух различных формах – идеальной и материальной – вот как надо смотреть на развитие природы. «Единая и неделимая жизнь», выраженная в двух различных формах материальной и идеальной, вот как надо смотреть на развитие жизни». Духовной, в широком смысле, сфере жизни Сталин придавал особое значение, и его работа «Марксизм и языкознания» была попыткой показать руководящим работникам, что не хлебом единым жив человек.

Именно Сталин создал формулу победы над западным умственным игом, а именно: «Формула победы проста – воспитание народа на ценностях русской цивилизации и жесткая борьба с западной идеологией и её носителями внутри страны» (В.С. Никитин). Именно Сталин обратил внимание советских философов на труды русских православных философов, видя в них защиту от западных ценностей. Но после смерти его вновь верх взяла немецкая классическая философия, которая насаждала советскому студенчеству западномыслие.

Вот и космический собеседник в поэме наставляет поэта «…не пляшите на могилах пращуров,// Защищайте Россию от западных ящеров». Заканчивают поэму «Откровения от автора». Кто-то сказал: «Не дай, Бог, жить в годину перемен» и это верно, перемены – это время разброда и шатаний, поиск новых идеалов, поиск смысла жизни человека. Для Владимира Ивановича смысл жизни в служении Отечеству и русскому народу, но его волнует: «Опять нарождается национальное самозванство», а мне вспомнилась фраза за кадром Михаила Ромма в фильме «Обыкновенный фашизм»: «Очевидно фашизм начинается там, где появляется национальное чванство». Есть такая опасность сегодня? Есть. Где же выход?

Поэт ожидает «пасхальной звонницы…» и надеется, что «рождается новая вера - религия Русской Мечты», что «сядет Бог на Кремлёвский престол…» (…) и принесёт в головы          божественную зрелость.

Ну, а если «суждено оцифроваться»? Об опасности всеобщей цифровизации человечества предупреждают прогрессивные учёные, только оппозиционные политики молчат. А поэт считает, что будет «Только голая мысль – владыка// Без стыда, без совести, без гражданского крика». И возможно, человек покинет Землю и назад не вернётся, превратившись в космофила БОЖЕСТВЕННОГО…

У русских есть такая присказка: «Пути Господни неисповедимы», но и человеческие тоже. Но человек должен оставаться человеком, и обеспечит ему это установление на планете ноосферного экологического духовного социализма. И хотя прямо этого в стихотворениях В.И. Замышляева не говорится, но о значении в жизни духовных ценностей он размышляет и считает их значимыми.

Прочитав книгу, как-то по-новому посмотрел на свою прошлую жизнь, она в чём-то схожа с жизнью поэта, в чем-то не схожа, но, как и он, не могу сказать, что была бесполезной наша жизнь в советское время. Так же, как и поэта, меня волнует будущее России и русского народа, уверен, что магистральным путём развития в XXI веке может быть путь по законам ноосферы в тесном единстве с марксизмом-ленинизмом

Закончить же изложение своих взглядов на поэзию В.И. Замышляева хочу его словами: «Поэт живёт не по закону,// Но имеет все права –// Рвать оковы и препону…» и пожелать ему и впредь «рвать оковы и препону» косности, пошлости, мещанства, русофобии и западномыслия.

Иван Стефанович БОРТНИКОВ, публицист, г. Красноярск, май 2021 г.

Читайте также

В.С. Никитин. Вступительное слово на первой видеоконференции движения «Русский Лад» В.С. Никитин. Вступительное слово на первой видеоконференции движения «Русский Лад»
Дорогие соратники! Сегодня мы проводим первую видеоконференцию с активом Всероссийского движения «Русский лад». Очень надеемся, что эта форма общения улучшит взаимопонимание и взаимодействие центральн...
16 Сентября 2021
Маклай — «белый папуас» Маклай — «белый папуас»
Сто пятьдесят лет назад, 19 сентября 1871 года, русский военный корвет «Витязь» подошёл к Новой Гвинее. С его палубы через подзорную трубу бородатый молодой человек в парусиновом штатском костюме и ши...
16 Сентября 2021
Зигзаги на финише Зигзаги на финише
До выборов в Государственную Думу остались считанные дни. 10 сентября были опубликованы последние предвыборные рейтинги, и ленты всех информационных агентств запестрели сообщениями, что в Думу предпо...
16 Сентября 2021