И.С. Бортников Бюрократия – враг общественного прогресса

И.С. Бортников Бюрократия – враг общественного прогресса

Публикация в «Красноярской газете» одной из последних работ В.И. Ленина «Лучше меньше, да лучше», за что очень благодарен О.А. Пащенко, побудила меня обратиться к теме отрицательного влияния бюрократии на развитие общественного процесса. Под общественным процессом понимаю совокупность политических, идеологических, экономических, культурных, нравственных, экологических проблем общества. Конечно, вряд ли статья В.И. Ленина заинтересует нынешних власть предержащих. А вот для оппозиции она крайне необходима и своевременна, ибо она довольно сильно подвержена бюрократизации.

Что есть бюрократия?

Большая Советская Энциклопедия (3-е изд.) даёт такое определение: «Бюрократия (буквально - господство канцелярии, от франц. bureau – бюро, канцелярия и греч. kratos – сила, власть, господство), специфическая форма социальных организаций в обществе (политических, экономических, идеологических и др.), существо которой заключается, во-первых, в отрыве центров исполнительной власти от воли и решений большинства членов этой организации, во-вторых, в главенстве формы над содержанием деятельности этой организации, в-третьих, в подчинении правил и задач функционирования организации целям её сохранения и укрепления».

Бюрократия возникла ещё в рабовладельческое время вместе с формированием государственного управления. Своего развития она достигла в буржуазных парламентских республиках. А.А. Зиновьев, много лет проживший на Западе и подробно изучивший с позиций логики его социальную организацию, в своих работах «Запад», «Великий эволюционный перелом», «На пути к сверхобществу» и в ряде других показал степень её бюрократизации в процессе великого эволюционного перелома, в результате которого возникли сверхобщества западнисткого типа, которые объединяются в западнистскую сверхцивилизацию и стремятся к установлению мирового порядка под главенством западного мира.

А.А. Зиновьев определяет сверхобщество как «человейник, который является диалектическим отрицанием общества, содержит в себе общество в снятом виде, является человейником более высокого уровня организации, чем общество». По отношению к предобществу сверхобщество является отрицанием отрицания, вследствие чего по ряду признаков в нем наблюдается «возврат» к предобществу.

Остановимся на рассмотрении государственности западнистского общества, которая состоит из двух частей: из демократической и недемократической. Первая характеризуется выборностью представительной власти, разделением властей, гласностью, наличием официальной оппозиции, многопартийностью. Вторая – административно-бюрократический аппарат: полиция, суды, тюрьмы, армия, секретные службы и т.д. Представительная власть обросла громадным количеством «подсобных» учреждений, сотрудники которых назначаются сверху, работают по принципу административно-бюрократического аппарата и играют более важную роль, чем проходящие фигуры «избранников народа»-депутатов. По этим лекалам построена государственность в нынешней Российской Федерации.

Социальная организация западнистского сверхобщества как целое разделяется на надстроечную и базисную части утверждает А.А. Зиновьев. Надстроечная часть образует высшее подразделение системы власти и управления сверхобщества, которую для краткости он называет сверхвластью, не являющей не только выборной, но и вообще юридически узаконенной. Но она управляет самой системой власти и выполняет функции стратегического управления. Сверхвласть состоит из большого количества людей, имеющих высокий социальный статус, независимых от государственной власти, влияющих на правящие круги и привилегированные слои человейника. Эти люди связаны личными знакомствами и зачастую родственными отношениями, причём их статус наследуем. Ими «вырабатывается особая “культура управления”, которая со временем обещает стать самой деспотичной властью в истории человечества».

В свою очередь, пишет А.А. Зиновьев, сверхвласть сверхобщества также состоит из двух частей. Одна из них состоит из людей, описанных в двух последних предложениях предыдущего абзаца. Они принимают решения, которые хотя и не являются юридическими, но имеют принудительную силу не только для исполнителей (государственной бюрократии, армейского командования, органов государственной безопасности, аппаратов партий и т.д.), но и для базисной части сверхобщества (администрация, суды, полиция, денежный механизм, средства массовой информации). Таким образом, реальная власть в государствах Запада не принадлежит выборным органам, они лишь исполнители. Так нужна ли нам такая социальная организация общества? Думается, нет!

Как видите, социальная организация Запада иная, чем во времена Маркса, и поэтому антикапиталистическому движению для завоевания власти необходимо учитывать теоретические разработки А.А. Зиновьева.

Со времён перестройки у нас укоренилось мнение, что западнистские общества правовые. Но А.А. Зиновьев пришёл к выводу, что «западное общество превратилось в общество правового тоталитаризма. Тут сложилась такая густая и запутанная сеть правовых норм и отношений, в которой рядовой гражданин самостоятельно не способен поступать без ущерба для себя».

Показателен курьёзный случай, произошедший в Англии. Студент, успешно сдавший экзамен, потребовал у руководства вуза бесплатно кружку пива, которая ему полагалась по закону то ли XVI, то ли XVII века и не отменённому поныне. Изучив документы, администрация удовлетворила его требование. Но каково было разочарование любителя халявного пива, когда администрация предъявила ему штраф, много превышающий стоимость кружки пива, за то, что он явился на экзамен без шляпы и шпаги, как этого требовал закон, действующий с ещё более раннего времени.

Нынешняя Россия тоже уверенно погружается в правовой тоталитаризм. Сквозь муки ада проходят лица, желающие начать какое-то своё дело, да и то не всегда успешно. Стонут учителя и врачи, заполняя никому не нужные справки и формы отчётов. Но оппозиция этих страданий не замечает и в защиту их не выступает.

Но вернёмся к рассмотрению нашего вопроса. Сформировалась ли сверхвласть в современной России, трудно сказать, так как нынешние политические партии, как проправительственные, так и оппозиционные, в основном, озабочены завоеванием депутатских мандатов в законодательных и представительных органах всех уровней, а не изучением социальной структуры общества, его внутренних противоречий и выработкой теории его дальнейшего развития.

Никто не хочет понять предупреждения И.В. Сталина: «Без теории нам смерть, смерть, смерть…», трижды он повторил в разговоре с членом Президиума ЦК КПСС Д.И. Чесноковым слово «смерть», а ведь он не был любителем многословия. Поскольку и власть, и оппозиция берутся за частные вопросы, не решив общих, то, как и предсказывал В.И. Ленин, «неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя «натыкаться» на эти общие вопросы. А натыкаться слепо на них в каждом частном случае – значит, обрекать свою политику на худшие шатания и беспринципность». Но такое положение устраивает прежде всего бюрократов, ибо в тёмной воде хорошо рыбка ловится.

К. Маркс в своих трудах вскрыл классовую природу бюрократии и поставил задачу слома бюрократической буржуазной машины как первое условие победы социалистической революции. Ф. Энгельс, критикуя Эрфуртскую программу, предложил её авторам записать пункт: «Полное самоуправление в провинции (губернии или области), уезде и общине чрез чиновников, избранных всеобщим избирательным правом; отмена всех местных и провинциальных властей, назначаемых государством», который, по мнению В.И. Ленина, «при добровольном отстаивании "коммунами" и областями единства государства, устраняет всякий бюрократизм и всякое "командование" сверху безусловно». К сожалению, этот теоретический вывод Ф. Энгельса о самоуправлении не был реализован на практике ни в Советском Союзе, ни в странах народной демократии.

В нынешней России вроде существует местное самоуправление, но руководители городов, районов редко избираются в результате прямых всеобщих выборов, чаще они избираются представительными органами или вообще назначаются сверху, а уж чиновники назначаются исключительно руководителем. Народ фактически отстранён от самоуправления и от контроля за деятельностью местных властей, которые имеют все возможности для коррупции, бюрократии, кумовства и по сообщениям СМИ всё это расцвело в России пышным цветом.

Несмотря на то, что В.И. Лениным в работе «Государство и революция», были разработаны принципы ликвидации бюрократии в ходе победоносной социалистической революции путём последовательной передачи функций по управлению обществом широким массам, первые годы Советской власти показали, что бюрократия весьма живуча и способна к самовоспроизводству. И в статье «Лучше меньше, да лучше» он высказывает неудовлетворённость работой советского государственного аппарата, но особо его волновало то, что бюрократизм обосновался и в партийных структурах, не изжиты многие наследия прошлого, в том числе страсть к чинопочитанию.

Между прочим, и в среде нынешней оппозиции главенствует мнение, что «прав тот, у кого больше прав», а не противоположное «прав тот, кто больше знает, кто осознаёт последствия и у кого больше опыта работы». Конечно, чем читать, изучать, анализировать, размышлять над материалами руководящих органов, проще сделать «одобрямс», слепо и тупо поддержать руководящее указание. Но это приводит к загниванию и умиранию.

Как в обсуждаемой работе, так и в предшествующей ей «Как нам реорганизовать Рабкрин?» В.И. Ленин придаёт большое значение контролю рабочего класса как за деятельностью государственных, так и партийных органов. Кстати, в ней он сделал интересное предложение, согласно которому высшие руководящие органы должны быть под контролем другого органа, избираемого съездом.

Вдумайтесь пожалуйста в эти слова: «Наш ЦК сложился в группу строго централизованную и высоко авторитетную, но работа этой группы не поставлена в условия, соответствующие его авторитету. Этому помочь должна предлагаемая мною реформа, и члены ЦКК, обязанные присутствовать в известном числе на каждом заседании Политбюро, должны составить сплоченную группу, которая, "не взирая на лица", должна будет следить за тем, чтобы ничей авторитет, ни генсека, ни кого-либо из других членов ЦК, не мог помешать им сделать запрос, проверить документы и вообще добиться безусловной осведомленности и строжайшей правильности дел».

На практике в КПСС не то, что генсек, но и руководитель любой партийной структуры, да что там руководитель, даже работник аппарата не мог быть подвергнуться контролю со стороны контрольных органов по горизонтали и тем более снизу, а сверху за всеми не уследишь. Поэтому КПСС и завершила так свой путь.

Нельзя сказать, что в советское время не боролись с бюрократизмом. И.В. Сталин ясно понимал опасность бюрократизма, он считал, что государственный аппарат должен быть органом обслуживания народных масс, а не средством кормления чиновников. «Опасность бюрократизма состоит… в том, что он не терпит проверки исполнения и пытается превратить основные указания руководящих организаций в пустую бумажку, оторванную от живой жизни», – указывал он и предлагал: «Только организуя двойной пресс – и сверху и снизу, только перемещая центр тяжести на критику снизу, можно будет рассчитывать на успешную борьбу и искоренение бюрократизма». Но, к сожалению, критику снизу и душили тоже, в основном, снизу. Но и сами бюрократы не спали, объединившись они подобно древнеримской преторианской гвардии могли убрать (сменить) любого, кто посягнёт на их привилегии и интересы, заволокитить любое открытие, изобретение и предложение по улучшению организации и управления как производством, так и внедрения достижений научно-технического прогресса.

И всё-таки, по мнению А.А. Зиновьева, сталинскую систему власти и управления можно считать народовластием, потому что народовластие с его системой вождей, активистами, волюнтаризмом, репрессиями и т.д. в борьбе с только начинавшей формироваться партийно-государственной властью с её бюрократизмом и прочими атрибутами всё же преобладало.

Но после смерти И.В. Сталина в стране начала формироваться особая каста номенклатурной элиты из партийных и государственных работников, чему способствовал запрет правоохранительным органам вести оперативные разработки руководителей, начиная с районного звена и выше. Немаловажную роль сыграла политика усиления роли партийных органов в хозяйственном строительстве. Как указывают В.В. Кожинов, А.И. Фурсов и др., что И.В. Сталин дважды хотел отстранить партию от руководства государственными и хозяйственными органами, оставив за ней идеологическую работу и воспитание, подбор, расстановку кадров, а решение хозяйственных вопросов передать Советам депутатов трудящихся, но в первый раз помешала война, а второй – его смерть. Для многих партийных работников такая реорганизация была смерти подобна. Одно дело давать руководящие указания и не нести за них юридической ответственности, и другое дело конкретная работа, за которой следует персональная ответственность.

И со средины 50-х годов началось присвоение функций государственных и хозяйственных органов партийным аппаратом всех уровней и как считает А.А. Зиновьев партийный аппарат стал сверхвластью коммунистического (он считал строй, существующий в СССР реальным коммунизмом) сверхобщества в СССР. До 1977 года в стране существовал не узаконенный юридически высший орган управления, Компартия, решения руководства и аппарата её структур были обязательны к исполнению и исполнялись всеми государственными и хозяйственными организациями и потому она была скрепой всего социалистической системы. Статья 6 Конституции СССР 1977 года закрепила юридически руководящую и направляющую роль КПСС в системе Советской власти, и отмена этой статьи в 1991 году привела к крушению социалистического государства.

К сожалению, советские обществоведы практически не изучали природу бюрократизма в социалистическом обществе, в котором по мнению классиков марксизма-ленинизма ей и места не должно быть. Ради справедливости надо отметить, что на XIX конференции КПСС в 1988 году была принята резолюция «О борьбе с бюрократизмом», пересыщенная всевозможными лозунгами, но истоки и социальная база бюрократии не были обозначены. Хотя в художественной литературе бюрократов, можно сказать, выводили на чистую воду. Особенно ярко и правдиво бюрократы, нравственно разрушающие мозг нации – интеллигенцию, работающую в области культуры и науки, призванную показывать дорогу вперёд, показаны Ю.В. Бондаревым в романах «Игра» и «Искушение». В последнем романе он показывает в образах Битвина, заведующего отделом науки ЦК, Татарчука, ответственного работника Госплана и Козина- академика, в каких высоких органах Советского государства уютно живут бюрократы и как они тормозят научно-технический прогресс и равнодушны к проблемам жизни людей и охране природы родной страны.

Рассматривая проблемы бюрократии, нельзя не вспомнить мнение лютого врага Советского государства Л.Д. Троцкого, он, кажется, наиболее полно и точно понял суть советской бюрократии и её всевластия. (Сделаю оговорку, что не являюсь ни сторонником, ни поклонником Троцкого и его учения, но В.И. Ленин рекомендовал коммунистической молодёжи, овладевать всеми достижениями, которые выработало человечество; троцкизм, как учение, не обсуждаю, полезно ли оно или вредно, но на «пылающем континенте» оно имеет широкое распространение и поддержку).

В работе «Преданная революция» он пишет: «Советская бюрократия поднялась над таким классом, который едва выходит из нищеты и тьмы и не имеет традиций господства и командованья». Да подавляющее большинство рабочих в первые годы Советской власти были либо безграмотны, либо малограмотны, а уж правовые и экономические нормы им были неизвестны. Приходя по направлению партии работать в аппараты органов власти, они попадали под влияние спецов из дореволюционного прошлого и вместе с положительным опытом невольно заражались дурными привычками.

Троцкий также полагал, что «она (советская бюрократия) вынуждена защищать государственную собственность, как источник своей власти и своих доходов» и поскольку «ещё не создала для своего господства социальной опоры, в виде особых форм собственности», то таким образом «ещё является орудием диктатуры пролетариата». Далее Троцкий предупреждал: «Падение нынешней бюрократической диктатуры, без замены ее новой социалистической властью, означало бы, таким образом, возврат к капиталистическим отношениям, при катастрофическом упадке хозяйства и культуры».

И.В. Сталин превосходно понимал грозящие последствия укрепления всевластия бюрократии, называл её «проклятой кастой» и не давал укрепить ей свои позиции. Как справедливо замечает А.А. Зиновьев: «Сталинские репрессии в значительной мере отражали стремление народных масс помешать превращению партийно-государственного аппарата власти в нового господина общества».

Ну, а после его смерти бюрократия поняла, что более «дамоклов меч» над нею не висит и пустилась во все тяжкие, к тому же диктатура пролетариата была заменена общенародным государством, что по мнению Ф. Энгельса, полнейшая бессмысленность. Вы скажите, что был возрождены органы партгосконтроля, затем преобразованные в органы народного контроля. Не спорю они внесли огромный вклад в борьбу с нарушениями социалистической законности, в том числе и проявлениями бюрократии, но руководство партийных комитетов всегда находило возможность выгородить «нужного» человека. А народные контролёры часто были неудобны не только для руководства, но коллег по работе. Как не горько это признавать, но такова правда жизни.

В годы перестройки бюрократия увидела, что можно скрытно опекаемую ею «теневую» экономику открыть, а закон о кооперативах даёт ей возможность, наконец, заиметь право собственности на средства производства, она выбросила за борт маску защитницы государственной собственности и превратилась в новых буржуа и ради своих корыстных интересов разрушила все хозяйственные и культурные достижения советского периода, а советских людей обратила в рабов транснациональных корпораций и Фининтерна. Вот что происходит, когда обществом забываются азбучные истины не только классиков марксизма-ленинизма, но и их оппонентов, которые зачастую лучше видят ошибки.

В заключение, как информацию к размышлению, приведу слова И.В. Сталина: «Я думаю, что большевики напоминают нам героя греческой мифологии, Антея. Они, так же, как и Антей, сильны тем, что держат связь со своей матерью, с массами, которые породили, вскормили и воспитали их. И пока они держат связь со своей матерью, с народом, они имеют все шансы на то, чтобы остаться непобедимыми. В этом ключ непобедимости большевистского руководства».

Иван Стефанович БОРТНИКОВ, публицист, г. Красноярск, август 2020 г.

Читайте также

«Браво! Дитя Шаляпина!» К 100-летию Александра Огнивцева «Браво! Дитя Шаляпина!» К 100-летию Александра Огнивцева
Ну кто бы мог подумать из детского и юношеского окружения паренька с исконно русским именем Александр, сына машиниста из Луганщины, с ранних лет увлекавшегося техникой и любившего мастерить, что ему у...
19 Сентября 2020
Утечка «мозгов» Утечка «мозгов»
Согласно исследованию сервиса «Работа.ру» и портала «Рамблер», большинство россиян (64%) не работают по профессии, которую получили в училищах и вузах, и лишь 36% трудятся по специальности, полученной...
19 Сентября 2020
В.С. Никитин. Куликовская битва 1380 года как символ сплочения русского народа В.С. Никитин. Куликовская битва 1380 года как символ сплочения русского народа
В 2020 году 16 сентября исполнилось 640 лет со дня Куликовской битвы на Дону. Победа войска князя Дмитрия Ивановича Донского над ордами темника Мамая на Куликовом поле стала символом сплочения русских...
18 Сентября 2020