«И остался в небе чёрный дым». Павел Петухов – о ситуации вокруг Казахстана

«И остался в небе чёрный дым». Павел Петухов – о ситуации вокруг Казахстана

Казахстан на протяжении тридцати лет «независимости» не был для нас, жителей РФ, чем-то неизведанным. Большинство маршрутов на поезде из «европейской части» России в Сибирь пролегало через казахстанский Петропавловск, мы сами ездили в это государство, встречали гостей оттуда. Правда, поскольку по уровню жизни Казахстан от России мало отличается, тамошние гастарбайтеры, в отличие от Узбекистана, Киргизии и Таджикистана, к нам почти не ехали. Зато сюда миллионами переезжали живущие там русские, так что информацию о жизни этой страны мы имели из первых рук.

Одним словом, Казахстан, как и Украина, был продолжением русского мира, русского информационного пространства с единой культурой и свободным перемещением по ту и эту сторону границы. В 2014 году нас с Украиной разделила «русская берлинская стена». Закрылись границы, на Украине были запрещены российские социальные сети. Люди, даже ближайшие родственники и друзья, оказались отрезаны друг от друга не только физически, но и информационно.

Что-то похожее произошло после всеобщего закрытия границ из-за пандемии коронавируса. Связи между странами резко уменьшились, и за время вынужденной «коронавирусной» закрытости мы немного отвыкли «держать руку на пульсе» братских республик – не только Казахстана, но и, к примеру, Белоруссии. Да и не до того стало: в самой России обрушилось не только здравоохранение, но и вся социальная сфера, люди в основном озабочены собственным выживанием.

И вот за «карантинным занавесом», за самой протяжённой в мире границей в 7,5 тысяч километров начали происходить очень неприятные вещи. Например, появились «языковые патрули», которые стали требовать у русских людей (то есть таких же коренных жителей, как и сами казахи) знания казахского языка, и записывали унизительные ролики. Власти на это никак не реагировали.

Одновременно был активизирован процесс перевода казахского языка на латиницу, то есть приближения его к турецкому (о чём я писал в августе прошлого года в статье «Латинизаторы»). В ходе Карабахской войны Казахстан фактически поддержал Азербайджан («тюркская солидарность»), а не своего формального союзника по ОДКБ – Армению.

Практически уничтожены левые партии: даже сохранившаяся и вполне лояльная режиму Коммунистическая народная партия решила от греха подальше убрать из своего названия слово «коммунистическая» и осталась лишь «народной». Заметим, что в ходе текущих протестов это стало одной из причин того, что во главе их оказались либерально-«националистические» круги.

Впрочем, деструктивные процессы в Казахстане и раньше шли полным ходом. Там чувствовали себя как дома различные «некоммерческие организации», связанные с западными и турецкими спецслужбами. Арестовывались граждане, принимавшие участие в боевых действиях в Донбассе на стороне восставших республик. И, разумеется, с каждым годом всё больше укреплялись позиции западных ТНК в экономике страны.

В последнее время стали выявляться внутриэлитные противоречия – между группой экс-президента Назарбаева, получившего титул «Елбасы», то есть что-то вроде «отца нации», и его преемника, действующего президента Токаева. Что и понятно: в условиях общемирового экономического кризиса «кормовая база» элит сужается, делить пирог становится всё труднее.

И вот – начало 2022 года в Казахстане ознаменовалось социально-политическим взрывом. Который вызвал бурление и в среде российской оппозиции. Если отношение к украинскому и белорусскому «майданам» в целом не раскололо левые силы в России – в подавляющем большинстве оно было отрицательным, потому что «майдауны» не скрывали своих русофобских и антикоммунистических взглядов, то в отношении казахских событий такое разделение произошло.

Одни настаивают, что там происходит социальная революция с гегемонией пролетариата. Другие считают, что это такой же «майдан», только с местной спецификой, да ещё и с исламистским оттенком. Им возражают, что Западу незачем устраивать в Казахстане переворот, потому что в целом экономика страны и так принадлежит транснациональным корпорациям. На что получают контраргумент: а зачем Западу понадобились «майданы» на Украине и тем более в Грузии 2003 года, руководство которых и так было вполне прозападным…

Пока информации для того, чтобы составить себе полную картину, недостаточно. Но кое-какие предварительные выводы сделать можно.

Хроника событий известна, на ней нет смысла останавливаться. Важно лишь отметить, что, в отличие от большинства «цветных революций», протесты начались не в столице, и основной их силой стали не молодёжь и либеральная интеллигенция, а рабочие-нефтяники отдалённых регионов Западного Казахстана. Кстати, именно там, на западе страны, несколько лет назад развернулись рабочие протесты в Жанаозене.

Западный Казахстан – историческая территория «Младшего Жуза», одного из трёх казахских племенных образований, – традиционно более оппозиционен, чем другие районы страны. Например, на последних президентских выборах 2019 года там меньше голосовали за Токаева и больше – за допущенного к участию в выборах «оппозиционера» А. Косанова. Хотя итоги выборов в Казахстане были «нарисованы», по попавшим к наблюдателям настоящим протоколам Косанов в этом регионе даже побеждал. Надо ли говорить, что этот кандидат шёл отнюдь не с левой программой, а выступал как русофоб и «декоммунизатор»?

Поводом для нынешних выступлений стало повышение цены на газ. Кроме того, митингующие выдвинули и другие социальные требования, например, снижение пенсионного возраста, отмена принудительной вакцинации и т.п.

При этом нельзя не отметить, что в митингах принимают участие почти исключительно этнические казахи. В западном Казахстане русских мало, а в Караганде или Петропавловске – с их русским большинством – протестов практически нет или они не носят массового характера. И это при том, что русские составляют ядро рабочего класса Казахстана, а Караганда – шахтёрская столица и самый пролетарский город республики. Очевидно, русские жители Казахстана видят в протестах угрозу своим интересам, опасаются этнических чисток и погромов.

Собственно, участие широких масс – и в том числе рабочих – ничего не говорит о характере событий. Вспомним, что и в белорусском «недомайдане» 2020 года принимали участие рабочие, причём крупнейших государственных предприятий. Но это не сделало белорусские события «пролетарской революцией» и вообще чем-то «прогрессивным».

Так же и с ситуацией в Казахстане. То, что «детонатором» событий послужили выступления рабочих (которые заведомо бесплодны в отсутствие организующих их левых партий), очевидный факт. Но факт и то, что протест был очень быстро перехвачен олигархическими группировками – причём неважно, представляющими оттеснённую от кормушки «контрэлиту» (Мухтар Аблязов) или часть правящей элиты, расправляющуюся со своими конкурентами.

По вопросу о цене на газ власти быстро пошли на попятную. Кроме того, президент Токаев сразу отправил в отставку правительство и сменил Назарбаева на посту председателя Совета безопасности республики. Начались аресты представителей «назарбаевского клана», например, арестован и обвинён в государственной измене глава Комитета национальной безопасности Масимов. Власти утверждают, что под его крылом в стране действовала сеть лагерей, где готовили боевиков, и что сами протесты представляют собой попытку государственного переворота со стороны «силовиков».

И в это вполне можно поверить – с учётом хорошей организации «беспорядков» и отсутствия на первом этапе сопротивления им со стороны правоохранительных органов. Полицейские даже сдавали оружие и демонстративно каялись перед протестующими (кстати, это как раз сближает казахские события с классическими «майданами»).

Недавний арест киргизского музыканта Викрама Рузахунова, которого казахские спецслужбы зачем-то решили выдать за безработного, нанятого для участия в погромах, судя по всему, является сознательной провокацией. Так топорно и непрофессионально вряд ли кто-то может работать: ведь этого человека в обеих странах знают многие, и сразу понятно, что дело «шито белыми нитками». Тем более что настоящих киргизских гастарбайтеров в Казахстане вполне достаточно (в том числе и среди участников протестов).

Но если задачей провокаторов было дискредитировать власть, то всё становится на свои места. Внутреннее противостояние среди элиты и спецслужб продолжается.

Особенно жёсткие формы события приобрели в «южной столице» республики – Алма-Ате. Здесь громили не только административные здания и полицейские участки (что в рамках революционной борьбы было бы вполне понятно). Разгромлены магазины, кафе, сожжён аэропорт – из которого я дважды улетал, покидая этот прекрасный город, центр русской культуры в глубине Центральной Азии.

До Казахстана докатилась мода крушить памятники – так, в Талды-Кургане (административном центре Алматинской области) снесли поставленный при жизни памятник самому «Елбасы», Нурсултану Назарбаеву. С одной стороны, можно злорадно улыбнуться: ведь это с благословения первого президента и «отца нации» почти по всему Казахстану были снесены памятники Ленину и другим советским руководителям. Так что, в отличие от украинского майдана, «декоммунизировать» тут уже нечего, если бы такая задача и была поставлена. С другой стороны, варварство остаётся варварством, ведь даже памятники Назарбаеву – символ своей эпохи, какой бы гадкой она ни была.

И понятно, что в роли погромщиков чаще всего предстают не местные жители. Алматинцы в подавляющем большинстве люди интеллигентные и любят свой город: это относится и к русским, которые в Советское время составляли подавляющее большинство населения Алма-Аты, и к местным казахам, горожанам не в первом поколении, которые, как правило, говорят по-русски лучше, чем по-казахски.

Но за последние десятилетия демографическая ситуация в городе поменялась. Население за двадцать лет нынешнего века выросло почти в два раза, приблизившись к двухмиллионному рубежу. И основную часть этого прироста составили выходцы из сельской местности – этнические казахи, не говорящие или плохо говорящие по-русски. Они заселили северные и западные окраины города, представляющие собой огромное море частного сектора.

Люди эти (в просторечии «мамбеты», что-то вроде украинских «рагулей») – безработные или с неполной занятостью, одним словом, люмпен-пролетариат, который при наличии ресурсов легко можно направить в любое русло. В народе эти районы давно уже образно называли «поясом шахида», который, понятно, должен был когда-нибудь рвануть. Вот и первый элемент погромщиков.

Второй элемент – «оралманы», то есть этнические казахи, переселившиеся в рамках государственной программы из соседних стран – Китая, Монголии, отчасти Туркмении и Узбекистана. Они тоже слабо интегрированы в казахстанское общество, не говорят по-русски и являются благодатной почвой для экстремистских идеологов.

Третий элемент – это вообще не казахи, а гастарбайтеры из Киргизии, Узбекистана и Таджикистана, которых в зажиточном в сравнении с этими странами Казахстане довольно много.

Понятно, что к пролетарскому протесту все эти категории отношения не имеют. Он стал лишь детонатором для совсем других процессов, прежде всего для внутриэлитных «разборок», о которых уже шла речь.

***

На сегодняшний день ситуация в стране несколько стабилизировалась. Президент Токаев обратился к Организации договора о коллективной безопасности с просьбой о помощи, и в Казахстане появился «ограниченный контингент» из российских, белорусских, киргизских, таджикских и армянских воинских формирований.

Но ввод войск ОДКБ, прежде всего российских, едва ли может всерьёз на что-то повлиять: их там слишком мало, чтобы «навести порядок». Так что это акция скорее символическая. Только вот чем она обернётся на практике?

Вспомним недавние события в Афганистане. Откуда американцы якобы «в панике бежали», хотя никто их не гнал и никакого военного поражения они там не потерпели. Но бежали так, что значительную часть своего оружия оставили в целости и сохранности одному запрещённому (или нет?) в России исламистскому движению.

Сразу же прозвучали резонные голоса, что американцы вовсе не бежали, а целенаправленно передали власть «неназываемым», чтобы тем было проще дестабилизировать ситуацию в Центральной Азии. Ведь Афганистан – тот центр, где пересекаются интересы практически всех евразийских держав: Китая, Индии, Пакистана, Ирана, Саудовской Аравии, Турции, России… Где, как не здесь, можно постоянно подогревать их борьбу между собой? А самим на этом «греть руки», выступая в качестве нейтральной внешней силы.

В частности, одна из главных задач Запада в регионе – вовлечение России и Китая в конфронтацию с исламским миром. Который политически раздроблен, но обладает огромным демографическим потенциалом и агрессивной идеологией, что – с учётом многочисленности мусульманского населения и в РФ, и в КНР – может очень сильно дестабилизировать ситуацию в обеих странах. (Хотя в идеале, конечно, Западу нужно спровоцировать и их конфликт друг с другом).

Что же мы видим сейчас? Всё пошло как по маслу! «Россия отправила войска подавлять восстание свободного казахского народа», «Русские – оккупанты»! Такие настроения теперь могут овладеть массами не только в самом Казахстане, но и в странах Средней Азии – в тех самых, которые отправляют в РФ миллионы «гастарбайтеров». А это та же самая бедная и малограмотная молодёжь, которая служит благодатной средой для насаждения радикальных, прежде всего исламистских идей.

С учётом того, что границы между Россией и Казахстаном фактически не существует, как и у последнего с соседними государствами Средней Азии, мало нам не покажется. Не говоря уже о судьбе живущих в Казахстане, Киргизии, Узбекистане миллионов русских.

***

Впрочем, есть такое чувство, что после того, как протестующие, официальные власти, казахские элитные группировки, агенты Кремля и Госдепа, исламисты и все прочие вдоволь набегаются друг за другом, придёт «лесник» и всех разгонит. И на роль «лесника» просматривается только одна кандидатура – великий восточный сосед.

Противостояние Китая и США, вообще говоря, на сегодняшний день составляет основное содержание мировой политики. Как бы это ни было больно для нашего самолюбия, но роль России в нынешнем раскладе – это одна из крупных, но лишь региональных держав, такая же, к примеру, как Индия, Бразилия или Индонезия. В далёкой Латинской Америке, в Африке вся политика вращается вокруг соперничества проамериканских и прокитайских сил. Собственно, «правыми» называются первые, «левыми» – вторые (хотя это вполне соответствует и проводимому ими экономическому курсу).

Было бы наивно предполагать, что КНР, противостоя Западу на противоположных концах земного шара, спокойно будет смотреть на происходящее непосредственно у её границ. Да ещё в регионе, традиционно рассматриваемым Китаем как своя «вотчина», которую только отчасти приходится делить с Россией. И через который проходит опекаемый Китаем новый «Великий шёлковый путь».

Председатель КНР Си Цзиньпин выразил поддержку президенту Токаеву и заверил, что «Китай решительно выступает против внешних сил, которые умышленно создают беспорядки и подстрекают к „цветной революции“ в Казахстане». Кстати, об этом неплохо было бы задуматься той части российских «левых», которые отрицают вмешательство внешних сил и настаивают на том, что в Казахстане происходит чуть ли не «пролетарская революция». Как видим, глава крупнейшей в мире Компартии с ними не согласен.

Во всяком случае, очевидно, что Китай вряд ли и дальше будет сквозь пальцы смотреть на «многовекторность» политики казахского руководства, которое стремилось, как тот ласковый телёнок, дружить и с КНР, и с Россией, и с США, и с Турцией. И в ближайшее время явно стоит ждать активизации китайской политики в Средней Азии.

Нельзя исключать и такого возможного варианта, как раскол Казахстана – в случае продолжения беспорядков – на несколько государственных образований. Пророссийский Север, прокитайский Юго-Восток и проамериканский (или протурецкий, или тот и другой сразу) Запад. В любом случае, конфликт в евразийской степи явно только начинается, и о спокойствии в регионе говорить не придётся ещё долго…

***

Возможно, из этой статьи у кого-то могло создаться впечатление, что автор лишь «сторонний наблюдатель». Но это не так. Как русский, советский человек, я не считаю, что происходящее в Казахстане «нас не касается» и «нам бы со своими проблемами разобраться». Казахстан – это часть Русского мира, независимо от того, говорим мы о дореволюционной или о Советской России. Это часть нашего геополитического пространства. Даже патриарх Кирилл на днях прямо сказал, что Казахстан – «территория исторической Руси».

Опять-таки, предыдущий абзац может привести к кривотолкам. Потому что нам давно внушили представление о границах государств как о чём-то священном и неизменном, выход за которые есть «агрессия». Нас загнали в жёсткую дихотомию «национализма» и «интернационализма», которые будто бы противоположны друг другу. Ты за русских – значит, против казахов (украинцев и т.п., нужное вписать).

Мы забыли, что между «страной» и «человечеством» существует промежуточное звено – «цивилизация», «суперэтнос», «большое пространство», «культурно-исторический тип». Этих цивилизаций не так много – западноевропейская, ближневосточная (исламская), индийская, китайская и наша, евразийская (плюс ещё несколько не до конца оформившихся, вроде африканской и латиноамериканской). Каждая из них имеет естественные исторические и географические границы.

И вот в состав Евразии как геополитической общности входят и Россия, и Украина, и Белоруссия, и Казахстан, и страны Средней Азии, Закавказья, Балкан. Советский Союз как раз и охватывал практически всю эту общность (кроме Балканского региона), потому его границы и были естественными, геополитически обоснованными. И без восстановления этих границ ни о каком возрождении России как субъекта истории невозможно и говорить.

Но точно так же невозможно без этого говорить о нормальной жизни других народов и стран Евразии, которые сейчас в равной степени оказываются на положении колоний Запада. Ещё раз подчеркнём – речь идёт о мирном восстановлении Союза по желанию самих образующих его народов. Это возможно лишь после того, как в каждой из наших республик придут к власти патриотические силы, которые возьмут курс на настоящую, а не «бумажную» интеграцию.

Павел ПЕТУХОВ

Читайте также

Скифский олень — поморскому писателю Скифский олень — поморскому писателю
В Керчи состоялось сразу три международных форума – XXIV международного фестиваля античного искусства: «Боспорские агоны» (на него прибыли театральные коллективы из Сербии, Свердловской области, Калмы...
26 Июня 2022
Силой слова и музыки Силой слова и музыки
«Правда» продолжает вести актуальнейшую рубрику о советской песне. Несколько раз и я откликнулся на газетный призыв. Военная спецоперация заставляет меня вновь обратиться к этой теме: уж очень хочется...
26 Июня 2022
Чувашия. В Алатыре провели акцию «Помните! Через века, через года…» Чувашия. В Алатыре провели акцию «Помните! Через века, через года…»
В среду, 22 июня 2022 года, коммунисты города Алатыря и Алатырского района во главе с первыми секретарями горкома и райкома КПРФ Ларисой Вавиловой и Алексеем Душенковым, сторонники Комп...
26 Июня 2022