Героине она посвятила главное дело жизни

Героине она посвятила главное дело жизни

Пишу сегодня в «Правду» с чувством большой потери. Ушла из жизни Лидия Алексеевна Шебунова, многолетний бессменный директор Борщёвского исторического музея имени Героя Советского Союза Зои Космодемьянской. Такое гордое название в селе Борщёвка Тамбовской области носил симпатичный деревянный домик, что полвека принимал посетителей, без преувеличения, со всего света.

Интересно, что возник этот музей абсолютно на общественных началах и благодаря горячей увлечённости семьи Шебуновых — советских учителей Бориса Ивановича и Лидии Алексеевны. В 1950-х годах они, тогда ещё пионеры-активисты Борис и Лида, так мечтали узнать как можно больше о своей землячке Зое Космодемьянской, что даже поклялись друг другу не отступать от цели. И ведь следовали детской клятве пожизненно!

Тут надо учесть феномен подвига Зои. А феномен в том, что её мужество потрясло всю страну и послужило необыкновенным вдохновляющим примером. За Зою мстили на фронте, ей посвящали трудовые свершения, произведения искусства, музеи… Её имя, к счастью, и сейчас не забыто.

Мне оно тоже дорого, поэтому однажды меня «зацепила» информация о том, что на Зоиной родине в Тамбовской области действуют сразу два музея в честь её семьи. Один — при школе села Осино-Гай, где родились и росли до переезда в Москву Александр и Зоя, брат с сестрой, будущие Герои Советского Союза. В Осино-Гае есть бюст и прекрасный памятник героине. Конечно, существование там музея закономерно. Другое дело — Борщёвка, где Космодемьянские не жили и, скорее всего, даже никогда не были. Однако и там нашлись люди, делом почитающие героиню, из-за чего этот музей меня особенно заинтересовал.

Когда мы с Лидией Алексеевной в 2017 году познакомились, она уже давно похоронила мужа-единомышленника и была на восьмом десятке лет, но не собиралась ставить точку в музейном своём служении. Как отказаться от того, что искренне любишь, всем сердцем? Поисковую работу Шебуновы развернули ещё в 1960-х годах, приехав на своё первое место учительства — в школу села Умёт. Привлечь учеников к благородному делу получилось. Сколько же было волнения, когда одному из ребят удалось узнать адрес Любови Тимофеевны, Зоиной мамы! Её дорогие письма, книги, фотографии с автографами демонстрировались потом как самые главные экспонаты.

* * *

Но Умётская школа в 1973 году была расформирована, так что по совету школьного директора Шебуновы увезли всё с собой — в Борщёвку Тамбовского района. Там для музея был построен небольшой дом, а музейный интерьер мастеровитый Борис Иванович оборудовал сам. И работа учительской пары приобрела ещё больший размах.

Знаю, что из своих наград за патриотическое воспитание Лидия Алексеевна особенно дорожила советским орденом Дружбы народов. Он символизировал тот фантастический охват территории, откуда приезжали экскурсанты. «У нас побывали представители всех пятнадцати республик СССР, — с гордостью говорила мне Шебунова. — И, кроме них, встречал музей граждан Австралии, Португалии, США, Китая, Израиля…»

Здесь стоит отметить, что неподалёку от села — шумная автомагистраль Москва — Волгоград. Немало любознательных водителей, завидев на трассе указатель к не такому уж дальнему музею Зои Космодемьянской, в итоге поворачивали к нему, в Борщёвку.

Более того, примеру Шебуновых последовали их немецкие друзья-педагоги Лотар Кречмар и Макс Клосс, создавшие у себя в ГДР два музея Зои. По словам Лидии Алексеевны, один из тех музеев и сейчас действует в современной Германии, в городе Эдериц округа Галле. Невероятно, скольких представителей разных народов, поколений, профессий объединил Зоин образ, с любовью воспетый в Борщёвке в стенах зелёного домика под берёзами.

«Что бы я делала без дорогих друзей и помощников!» — часто слышала я от Лидии Алексеевны, человека очень общительного. А помощь исходила от разных инстанций, включая обком КПРФ, администрацию Тамбовского района, областное управление образования. И, конечно, подготовка массовых мероприятий на базе музея не обходилась без членов его совета во главе с ветераном-лётчиком Николаем Васильевичем Лазаревым. Однажды, когда музейный актив собрался у Шебуновой дома, она позволила мне коротко познакомиться по телефону с каждым. Спасибо всем отзывчивым людям, помогавшим Лидии Алексеевне!

А что же с музеем сейчас? За достоверным ответом я обратилась в отдел культуры и архивного дела администрации Тамбовского района. Грустно, однако по вполне понятным причинам музей в Борщёвке прекратил своё существование. Сельская школа, где работали Шебуновы, давно закрыта, других здешних энтузиастов на место Лидии Алексеевны уже нет. Здесь тот случай, когда человек действительно незаменим. Но радует, что экспонаты не брошены на произвол судьбы, а переданы школе села Красносвободное (филиал МБОУ «Покрово-Пригородная СОШ») того же Тамбовского района. Для начала в школе состоялся урок памяти Лидии Алексеевны.

И всё-таки новый адрес экспонатов сперва меня удивил. Почему же для них выбран не Осино-Гайский музей Гавриловского района и не Тамбовский краеведческий? Как объяснили в администрации, там достаточно собственных, давно сложившихся экспозиций. А многолетний труд четы Шебуновых был предметом гордости прежде всего Тамбовского района, поэтому здесь и должен остаться их музейный фонд.

Что ж, решение мне показалось разумным. Пусть бы только не получилось формального подхода к делу. Оно ведь важнейшее — сохранение памяти о знаковых именах советской истории!

Вспоминая Лидию Алексеевну, я задумываюсь и о судьбах других известных мне музеев, созданных вот такими же энтузиастами, как супруги Шебуновы. С одним из них меня невольно свела «Правда», опубликовав в одном из номеров 2003 года мою заметку. На неё откликнулся заслуженный учитель России Александр Алексеевич Фёдоров, основатель музея краснодонской «Молодой гвардии» в школе №64 в Уфе. «Начиная с военных лет, мне тоже, как и Вам, дорога каждая строчка о молодогвардейцах, — писал фронтовик. — Я ведь из их поколения — 1924 года рождения…»

Близкие мне чувства, хотя я совсем из другого поколения. В пору моей юности 1990-х годов советских героев взялись очернять, поэтому многие молодогвардейские музеи исчезли из школ. Но в уфимской гимназии №64 музей под руководством Фёдорова действовал. В 2005 году, настигнутый смертельной болезнью, Александр Алексеевич даже с больничной койки давал последние советы, как лучше разместить экспозицию в новом помещении. И я очень рада, что музей, созданный им в далёком 1975 году, жив по сей день!

* * *

Безусловно, подвижники, какими были супруги Шебуновы или Фёдоров, — люди необыкновенные. Кого-то их позиция раздражает. «И зачем вам лишние хлопоты? Жили бы себе спокойно», — вспоминала Лидия Алексеевна чьи-то слова в свой адрес. Но когда в нынешней повседневной реальности на каждом шагу сталкиваешься с равнодушием, то понимаешь, насколько не хватает именно таких беспокойных, глубоко увлечённых светлым делом людей советской эпохи. Хочется верить: за ними — будущее.

Наталья БУХВАЛ, г. Псков

ОТ РЕДАКЦИИ. В нынешнем году, 13 сентября, мы отметим 100-летие со дня рождения Зои Космодемьянской. Память о ней, навеки 18-летней, жива и будет жить!

Источник: «Правда»

Читайте также

В Иркутске открылась выставка к 50-летию БАМа В Иркутске открылась выставка к 50-летию БАМа
18 июня в Иркутском областном краеведческом музее имени Н.Н. Муравьёва-Амурского состоялось открытие выставки, посвящённой 50-летию Байкало-Амурской магистрали, которая называется «Железная опора Росс...
21 июня 2024
Завис над знаньем цифровой замок Завис над знаньем цифровой замок
Это ж уму непостижимо, какое безрассудство! Однако факт есть факт. В России «перекрыли кислород» одному из богатейших в мире источников научных знаний — Большой российской энциклопедии (БРЭ)! С января...
21 июня 2024
Владимир Исаков выступил на Комитете по культуре за упразднение Ельцин-центра Владимир Исаков выступил на Комитете по культуре за упразднение Ельцин-центра
19 июня состоялось заседание Комитета Госдумы по культуре с рассмотрением законопроекта депутата-коммуниста Владимира Исакова, который, по сути, должен был упразднить Ельцин-центр. В пояснительной зап...
21 июня 2024