Общероссийское общественное движение по возрождению традиций народов России «Всероссийское созидательное движение «Русский Лад»

Генерал Брусилов: трудный путь чести и славы

Генерал Брусилов: трудный путь чести и славы

Его имя и воинская слава широко известны не только в нашей стране, но и за её рубежами. Разработанные им стратегия и тактика атакующих операций по сей день преподаются в военных академиях, его боевые подвиги увековечены и в школьных учебниках. В его честь воздвигнуты и памятники, самый известный из которых был установлен в ноябре 2007 года в Санкт-Петербурге.

Речь идёт о выдающемся российском и советском военачальнике, герое Первой мировой войны генерале Алексее Брусилове, которого многие современники ставили в один ряд с такими выдающимися полководцами, как великий Суворов, победитель Наполеона Кутузов, освободитель Болгарии Скобелев…

В эти дни в России отмечается 170-летие со дня рождения Алексея Алексеевича Брусилова. Его военные заслуги действительно общеизвестны. В истории войн найдётся не много стратегических операций, названных по имени полководца, и одна из них — Брусиловский прорыв. При этом он стал самым авторитетным из царских генералов, перешедших на службу Советской власти. С учётом всех поворотов его судьбы весьма интересно проследить, как складывался жизненный путь знаменитого генерала.

Алексей Брусилов родился 19 (31) августа 1853 года в семье потомственного военного. Ему едва исполнилось 6 лет, когда умер отец — генерал-лейтенант, начальник военно-судебной службы на Кавказе. Алексея и двух его братьев взял на воспитание дядя — военный инженер Гагемайстер, служивший в Кутаиси. «Самыми яркими впечатлениями моей юности были, несомненно, рассказы о героях Кавказской войны. Многие из них в то время ещё жили и бывали в гостях у моих родных», — вспоминал впоследствии Брусилов. Уже тогда он принял решение пойти по «семейной стезе» — стать военным.

В 1867 году, успешно выдержав экзамены, Алексей был зачислен сразу в четвёртый класс Пажеского корпуса — самого привилегированного военного учебного заведения России. По окончании корпуса он не рискнул выходить в гвардию из-за недостатка средств, а получил назначение в 15-й Тверской драгунский полк. Так с августа 1872 года началась для корнета Брусилова военная служба.

Первым серьёзным испытанием офицерской зрелости стала для него Русско-турецкая война 1877—1878 годов, на которой тверские драгуны оказались в авангарде русских войск. Будущий полководец сполна познал тяжёлые бои в обороне и яростный штурм крепостей, стремительные кавалерийские атаки и щемящую горечь прощания с погибшими друзьями. За семь месяцев войны он заслужил три боевых ордена и был произведён в штабс-ротмистры (соответствует современному капитану).

В 1881 году Брусилов приехал в Петербург. Как один из лучших наездников в полку, он завоевал право поступить в Петербургскую офицерскую кавалерийскую школу. Два года напряжённой учёбы пролетели незаметно, и в послужном списке появилась очередная запись: «Окончил курс наук отдела эскадронных и сотенных командиров по разряду «отличных». Но с кавалерийской школой ротмистр Брусилов расстался не скоро. В августе 1883 года он был зачислен в неё адъютантом и на четверть века связал с ней свою судьбу. За эти годы он стал генерал-майором, начальником школы, создал свою систему подготовки кавалеристов, завоевал широкую известность и уважение в армии. Руководимая им школа стала признанным центром подготовки старших офицеров для кавалерии.

В 1906 году последовало неожиданное и почётное назначение начальником 2-й гвардейской кавалерийской дивизии, в состав которой входили полки, прославившиеся в истории русской армии ещё со времён сражений с Наполеоном. Но старая слава, считал Брусилов, хороша лишь для парадов. С учётом печальных итогов Русско-японской войны он серьёзно занялся боевой подготовкой подчинённых. Сделав вывод, что «современный бой требует от каждого офицера широкого кругозора и способности самостоятельно, без подсказки принимать собственное решение», он особое внимание уделил обучению командиров.

Анализируя итоги той войны, он выдвинул смелую идею создания кавалерийских корпусов и армий. Но в полной мере его мысли были воплощены уже только при Советской власти — в годы Гражданской войны, пройдя проверку в стремительных рейдах конных армий Будённого и Думенко.

При этом по светским меркам карьера Брусилова складывалась успешно. Он был произведён в генерал-лейтенанты, стал вхож в царский дворец. Но Алексея Алексеевича тяготила служба в душной атмосфере столичных и дворцовых интриг. Он принял решение оставить гвардию (случай по тем временам очень редкий) и в 1909 году был переведён в Варшавский округ командиром 14-го армейского корпуса. Корпус стоял под Люблином у границы с Австро-Венгрией, но к потенциальным боевым действиям готов был очень слабо.

«Я с грустью убедился, — писал Брусилов, — что многие господа офицеры в техническом отношении крайне недостаточно подготовлены. В пехотных частях тактические занятия велись сжато, а отчасти неумело». Усиленная боевая подготовка, организованная и жёстко контролируемая Брусиловым, дала свои плоды. Уже через год корпус заметно выделялся по уровню боевой готовности среди остальных войск округа.

Весной 1912 года Брусилов был назначен помощником командующего войсками Варшавского округа. Генерал-губернатор Скалон и его окружение встретили назначение Алексея Алексеевича очень настороженно. А он, человек по натуре деликатный и сдержанный, не скрывал своего отношения к процветавшим в округе стяжательству и взяточничеству. В итоге Брусилов направил соответствующий рапорт обо всём этом военному министру. Однако выяснилось, что в Петербурге об этом прекрасно знали, но такая ситуация всех там устраивала. В результате высокое петербургское начальство решило принять меры в отношении… самого автора рапорта.

Однако Брусилов, произведённый к этому времени в чин полного генерала (соответствует нынешнему званию генерала армии), был слишком заметной фигурой в войсках, ссориться с ним не стали, а просто перевели якобы по собственной просьбе в Киевский округ командиром корпуса. Это было очевидное понижение по службе, но Алексей Алексеевич принял его с радостью. Он снова окунулся в привычные командирские заботы. А «хозяйство» ему досталось большое: 12-й армейский корпус состоял из 4 дивизий, бригады, нескольких отдельных частей.

Но самую широкую известность Брусилову принесла Первая мировая война. Приняв командование 8-й армией, находящейся на левом фланге русского фронта, он уже на исходе первой недели боевых действий — 7 августа — начал наступление вглубь Галиции. Боевой порыв 8-й армии был поддержан всем Юго-Западным фронтом. Началась одна из крупнейших стратегических операций войны — Галицийская битва.

За два месяца боевых действий русские войска освободили громадную территорию, взяли Львов, Галич и вышли к Карпатам. Австро-венгерская армия потеряла более 400 тысяч человек. Основной вклад в этот успех внесла 8-я армия. Официальным признанием заслуг командующего армией стало награждение генерала Брусилова наиболее почитаемым боевым орденом — орденом Святого Георгия 4-й и 3-й степеней. За эти месяцы Брусилов окончательно сложился как полководец, выработал свой стиль руководства большими массами войск.

В конце сентября для развития наступления на левом фланге фронта и взятия сильной крепости Перемышль под командованием Брусилова создаётся Галицийская группа в составе трёх армий. С ходу взять крепость не удалось, но, надёжно блокировав её, войска Брусилова к зиме вышли к Карпатам и выбили противника с перевалов. Зима 1914—1915 гг. прошла в непрерывных боях. Противник стремился вытеснить русские войска из Карпат и деблокировать Перемышль. Брусилов, несмотря на отсутствие резервов и острую нехватку боеприпасов, постоянно контратаковал по всему фронту. Именно в этих боях у него стали вызревать основные принципы наступательных действий, блестяще воплощённых им впоследствии в знаменитом прорыве.

К весне обстановка на фронте изменилась. Австро-венгерские войска, усиленные немецкими дивизиями, обошли левый фланг русских войск, армия Брусилова была вынуждена оставить предгорья Карпат и отойти к Днестру. В тяжёлых боях она пресекла все попытки противника прорваться к Перемышлю, и 9 марта крепость сдалась русским. Это был крупный успех, которого союзные войска Антанты ещё не знали. В плен сдались 9 генералов, 2500 офицеров, 120 тысяч солдат, было захвачено более 900 орудий.

К сожалению, больше крупных успехов в 1915 году русская армия не имела, и к лету войска отступали по всему фронту. Армия Брусилова вынуждена была оставить Галицию. К осени 1915 года фронт стабилизировался, и зиму противники провели в позиционной обороне, готовясь к новым боям. В марте 1916 года генерал-адъютант Брусилов был назначен главнокомандующим Юго-Западным фронтом.

План Ставки на 1916 год предусматривал нанесение главного удара силами Западного фронта на берлинском стратегическом направлении, армии Северного и Юго-Западного фронтов должны были наносить частные сковывающие удары. Но роль статиста в общем наступлении Брусилова не устраивала, и он начинает готовить войска фронта к решительным боям. Не располагая превосходством в силах, главком решил добиться успеха за счёт отхода от шаблонов и тщательной подготовки наступления. Главный удар наносила 8-я армия в направлении на Луцк, для этого привлекались почти все резервы и артиллерия. Каждой армии и многим корпусам тоже определялись участки прорыва. Особую роль в прорыве обороны противника Брусилов отводил артиллерии. Он подчинил часть лёгких батарей командирам пехотных полков первой линии. При проведении артиллерийской подготовки ввёл вместо огня по площадям огонь по конкретным целям. Пехотную атаку планировал проводить волнами цепей, усилив их пулемётами при артиллерийском сопровождении. Для завоевания господства в воздухе сформировал фронтовую истребительную авиационную группу.

22 мая Брусилов начал мощную артиллерийскую подготовку, вслед за ней в атаку пошла пехота. В течение первых трёх дней фронт на Луцком направлении был прорван на протяжении 80 вёрст, наметился успех на участках прорыва ряда армий и корпусов. Казалось бы, Ставка должна поддержать наметившийся оперативный успех. Но произошло необъяснимое. Начало наступления Западного фронта откладывают до 4 июня, одновременно отказывая Брусилову в выделении резервов и предписывая продолжать сковывать противника «демонстративными боями». Только через десять дней Ставка стала перебрасывать резервы на Юго-Западный фронт, предоставив ему право нанесения главного удара. Но время было уже упущено. Тяжёлые бои, то затухая, то разгораясь вновь, продолжались до сентября. В итоге без поддержки соседей армии Брусилова разгромили австро-венгерские и германские войска в Галиции и Буковине, нанеся им огромные потери — до 1,5 миллиона человек, захватили около 600 орудий, 1800 пулемётов, большие трофеи.

Анализируя Луцкий прорыв Брусилова, названный впоследствии его именем, военные историки часто употребляют слово «впервые». И действительно: впервые стратегическая наступательная операция проводилась в условиях позиционной войны; впервые глубоко эшелонированная оборона прорывалась одновременными дробящими ударами на ряде участков фронта; впервые были выделены батареи сопровождения пехоты и применено последовательное сосредоточение огня для поддержки атаки — такое перечисление можно продолжать долго…

Война продолжалась, но в стране назревали значительные перемены. Вслед за падением самодержавия стремительно пошёл процесс разложения армии. С конца мая 1917 года Брусилов два месяца исполнял обязанности верховного главнокомандующего, но остановить развал армии он уже не мог. Лучший русский генерал Первой мировой покинул фронт.

Оставив армию, Брусилов поселился в Москве. После победы Великого Октября продолжал жить в столице, не участвуя в политической и военной жизни страны. Но вскоре в ноябре был тяжело ранен осколками случайно попавшего в его дом снаряда и до июля 1918 года лечился в госпитале.

В этот период его скрытно посещали представители Белого движения, стараясь привлечь заслуженного генерала на свою сторону. Это не осталось незамеченным, и Брусилова арестовали сотрудники ВЧК. Около двух месяцев он находился на кремлёвской гауптвахте, но был освобождён за отсутствием доказательств связи с антисоветским движением. По иронии судьбы эту гауптвахту охраняли… солдаты австро-венгерской армии, взятые ранее в плен войсками Брусилова во время знаменитого прорыва.

Долгое время генерал Брусилов, тяжело переживавший поражение России в Первой мировой, сторонился политики, держась вдали и от новой власти в России. Но всё изменилось в конце 1919 года. Биографы генерала выделяют две основные версии, по которым Алексей Брусилов принял решение о сотрудничестве с Советской властью и поддержке Красной Армии.

Первая версия связана с трагической судьбой единственного сына генерала — Алексея Брусилова-младшего. Он, как и многие дети военных, пошёл по стопам отца, воевал в Первую мировую, дослужился до звания штаб-ротмистра. В начале 1919 года Брусилов-младший вступил добровольцем в Красную Армию, где командовал кавалерийским полком в боях на юге России. В одном из сражений против элитных частей деникинцев — офицерских полков генерала Михаила Дроздовского — был ранен и попал в плен. Дроздовский, отличавшийся нескрываемой злобой по отношению к большевикам, особо ненавидел в их рядах так называемых «предателей-перебежчиков», каковыми он считал бывших царских офицеров.

Участь Брусилова-младшего в плену у «дроздовцев» была предрешена: несмотря на все известные белым боевые заслуги его отца, бывший штаб-ротмистр и красный командир Алексей Брусилов был расстрелян. Правда, часть биографов Брусилова придерживаются иной версии, гласящей, что Брусилов-младший умер вскоре после попадания в деникинский плен от тифа. А отец в любом случае не мог простить белым его смерть.

Вторая версия также вполне реалистична: к началу 1920 года 67-летний, но ещё полный сил генерал Брусилов понял, что не может оставаться в стороне от событий, происходящих на его Родине, которой он ещё в юности присягал как военный. И принял решение (в отличие от многих других генералов, уехавших в эмиграцию) предоставить весь свой опыт и знания на службу новой власти, сотрудничества с которой ранее сторонился.

Так, в 1920 году после начала войны с Польшей Брусилов выступил с предложением организовать «совещание из людей боевого и жизненного опыта для подробного обсуждения настоящего положения России и наиболее целесообразных мер для избавления от иностранного нашествия». Уже через несколько дней приказом Реввоенсовета Республики было образовано Особое совещание при Главкоме, председателем которого назначили Брусилова. Вскоре в печати было опубликовано воззвание «Ко всем бывшим офицерам, где бы они ни находились». Первой под воззванием стояла подпись А.А. Брусилова. На воззвание откликнулось несколько тысяч бывших генералов и офицеров, которые вступили в Красную армию и были направлены на Польский фронт.

В период боёв за Крым Брусилов написал воззвание к врангелевцам о прекращении сопротивления, которое также не осталось без внимания части белого офицерства. После взятия Красной Армией Крыма службу в Красной Армии Брусилов продолжил. Он на протяжении нескольких лет после окончания Гражданской войны читал лекции о наступательной стратегии и тактике в военной Академии РККА, одновременно был назначен членом Военно-законодательного совещания при РВС Республики, а также главным инспектором Главного управления коннозаводства и коневодства РСФСР. Благодаря огромному авторитету Брусилова в военной среде его охотно назначали и на другие должности, связанные с кавалерией. А когда Брусилов вышел в отставку, его оставили в распоряжении РВС СССР «для особо важных поручений».

Умер Алексей Алексеевич Брусилов 17 марта 1926 года в Москве на 73-м году жизни от тяжёлой формы воспаления лёгких. Он был похоронен со всеми воинскими почестями на территории Новодевичьего монастыря. Имеются подтверждённые некоторыми печатными источниками факты, что участвовавшие в похоронах знаменитого генерала десятки его сослуживцев ещё по Первой мировой войне опустили в его могилу вслед за гробом и свои георгиевские кресты в знак особого уважения к ушедшему из жизни командиру…

Время всё расставляет по своим местам. Память о генерале Брусилове сохраняется и в современной России. И не вина его, а беда, что привыкший жить по законам чести, он, будучи уже на склоне лет, не всегда и не во всём мог быстро разобраться в калейдоскопе как военной, так и мирной жизни. Но до самых последних дней с этим русским генералом оставались любовь к Родине, верность присяге и офицерскому долгу.

Николай ПАРХИТЬКО, кандидат исторических наук, доцент

Источник: «Правда»

Читайте также

А.Г. Смирнов. О вкладе приморцев в Победу над фашизмом А.Г. Смирнов. О вкладе приморцев в Победу над фашизмом
 По приказу Народного комиссара обороны № 0029 от 21 июня 1940 года был образован Дальневосточный фронт. К 1941 году Владивосток становится фронтовым городом. На дальневосточном театре военных де...
23 мая 2024
Оренбург. Стихи Александра Исимовского звучат на творческом фестивале Оренбург. Стихи Александра Исимовского звучат на творческом фестивале
В Оренбурге состоялся XXIX областной фестиваль художественного и декоративно-прикладного творчества «Мы всё можем!». В нём традиционно принимают участие воспитанники специальных учебных заведений Орен...
23 мая 2024
Вечер памяти поэтессы в Ставропольском крае Вечер памяти поэтессы в Ставропольском крае
22 мая 2024 года в станице Новомарьевской Ставропольского края с участием активистов «Русского Лада» прошел творческий вечер памяти известной поэтессы Ставропольского края Валентина Васильевны Нарыжно...
23 мая 2024