Есть ли выход из социальной апатии? Августовская конференция «Интеллектуальной среды»

Есть ли выход из социальной апатии? Августовская конференция «Интеллектуальной среды»

В Иркутске состоялось заседание в рамках проекта «Интеллектуальная среда», объединяющего представителей патриотических организаций и идейных направлений. Активное участие в деятельности «ИС» принимают и представители Всероссийского созидательного движения «Русский Лад».

Михаил Учитель, модератор ИС: Обсуждая текущую политическую обстановку этого лета нельзя не упомянуть о том, что силами правопорядка было разогнано такое безобидное мероприятие, как «Школа патриотического действия», проходившее 27-28 июля в Подмосковье. Фактическим поводом стало то, что организаторы якобы не уведомили местные органы власти о собрании в лесу. В эти же дни в самой Москве шли массовые протесты против недопуска до выборов в Мосгордуму кандидатов от оппозиции. Получается, что система не видит разницы между патриотами и либералами-западниками.

В 2012 году даже самые умеренные, охранительские, как их называли, движения создавали уличную политику. По стране проходили громкие акции против ювенальной юстиции, набирало оборот родительское движение. Сейчас ничего этого нет, общественное мнение максимально поляризовано: либо либералы, либо – власть. Мнение огромной патриотической части нашего общества в публичной политике не представлено.

После того, как действующая власть получила безоговорочную поддержку патриотического большинства в 2012-2014 гг. у нее включился «закон редукционизма», т.е. воля к предельному упрощению системы: либо с нами, либо – с либералами, «заукраинцами» и прочими врагами государства. Русская весна 2014 года была колоссальным пространством для консервативного реванша, если бы система хотела этот реванш осуществить. В ситуации ухудшившейся геополитической обстановки, лоялисты получили от системы настоящий карт-бланш: теперь критиковать власть с «патриотических позиций» стало нельзя. Ведь власть критикуют сторонники майдана, глобального запада и возвращения Крыма в состав Украины.

В это время происходит фактический крах всех патриотических сетевых структур. Самые устойчивые из них система начинает прессовать также, как прессует сторонников майдана. И если у тех же либералов есть ресурс на развитие вне пределов страны, то патриотам негде взять ресурс внутри. Публицист, директор Центра геополитических экспертиз Валерий Коровин в своей статье предлагает концептуально разделить систему и государство. Система здесь представляется безвольным механизмом, который номенклатура использует в интересах собственного обогащения, а государство, напротив – чем-то живым, органичным, имеющим миссию, способным к диалогу с русским коллективным бессознательным.

Коровин предлагает воссоздавать патриотическое движение практически с нуля, начиная с объединения «нетроцкистских» левых, евразийцев, консерваторов и национал-большевиков, минуя либералов и национал-демократов. Насчет последних я бы поспорил с Валерием Коровиным, т.к., как мне кажется, некоторая, наиболее интеллектуальная часть национал-демократов провела серьезный апгрейд своих ценностей после событий 2014 года и во многом встали на более близкие к консервативным позиции.

На активное патриотическое движение есть серьезный общественный запрос

Недавно состоялись европейские выборы. Евроскептики из различных правых партий получили 110 мест в Европарламенте. Против 78 мест на предыдущих выборах – это колоссальный прирост. У Ле Пен больше голосов, чем у Макрона, Сальвини в Италии, возможно, скоро займет кресло премьера, у английского движения «Brexit» – 31%, партии Орбана – 51%. Даже по российским меркам это очень серьезные результаты.

На сегодняшний день в России нет такой организации, которая могла бы выполнять переговорные функции с представителями европейского консервативного лагеря. Существующие официальные структуры для этого не предназначены: они говорят на другом языке и неспособны к молниеносному интеллектуальному развитию. Поэтому, в нашем обществе должен быть создан запрос на создание идеологической структуры нового типа, которая могла бы выполнять функции международного лоббиста российских интересов в набирающем массовость правоконсервативном европейском движении.

Артем Ермаков, кандидат исторических наук: На сегодняшний день отсутствует сама идеология, вокруг которой могло бы консолидироваться новое патриотическое движение. Без ценностного ряда, который будет встречать более горячий отклик, чем существующий ценностный ряд, новая сила не будет отличаться от других, которые против. Затевать перезагрузку с той целью, чтобы некие «обиженные» люди из карликовых структур могли поменять свое местоположение, нет никакого смысла. Сама по себе возможность движения с не отрефлексированными ценностями и целями, на мой взгляд, напоминает бег на месте или драку в кабинете.

Стоит поменять сам характер разговора: говорить не о структурах, а об идеях, не только предлагать, но и зондировать почву по поводу того, какие идеи там бродят и каким образом они могут быть оформлены и развиты.

Михаил Сеурко, журналист, общественный деятель: Движений, хотя бы отдаленно напоминающих «третью силу», сейчас не видно. До Русской весны они были: существовал Евразийский союз молодежи, который имел проработанную современную идеологию, базу сторонников среди образованного слоя и определенный ресурс на издательскую деятельность, в 2000-х была партия Евразия, у которой в потенциале нашлось бы немало сторонников в российских регионах. После 2014 года взгляды Администрации президента и лидеров патриотической общественности на уличную политику стали расходиться, и по указке сверху все структуры, так или иначе связанные с Русской весной, поддержкой Новороссии и русского Донбасса, стали встречать противодействие.

Полагаю, что «Школу патриотического действия» свернули потому, что система увидела в ней инерцию Русской весны. Власть видит для себя угрозу в любой попытке реставрации активного патриотического движения времен 2014 года. Воодушевление, которая несла в себе Русская весна было слишком большим и неуправляемым, что власть, которая ставила перед собой иные цели, приняла решение постепенно свести его на нет.

Перед нами всегда стояла проблема, что патриотическое движение в нашей стране никогда не приходило к какому-то общему знаменателю и все время дробилось. Последняя попытка создать коалицию под названием «ПДС НПСР», на мой взгляд, не увенчалась серьезным успехом.

Все действия так называемой либеральной «оппозиции» ведут только к укреплению власти

Павел Петухов, публицист, идеолог, помощник депутата Государственной Думы: Официальные пропагандисты пытаются внедрить в сознание населения картинку, что власть при Путине изменила курс, встав на путь самостоятельного развития, но этот процесс идет какими-то сложными зигзагами. А либералы, которые управляли страной в 90-е, сегодня представляют собой оппозицию. Я считаю, и много писал об этом, что эта картинка создана исключительно для потребления широкими массами, поскольку никакого перехода власти на патриотические позиции после смены Ельцина на Путина на самом деле не произошло. И не могло произойти, поскольку после развала Советского Союза был установлен тотальный контроль западных элит над Россией. И допустить какого-то перехода власти в патриотическое русло, пусть даже самого двойственного, было абсолютно недопустимо, т.к. приватизированная в 90-е собственность оказалась в руках подставных лиц, т.н. олигархов, которые представляют интересы Запада.

Я вспоминаю 2001 год, дело НТВ и связанные с ним либеральные митинги. Для меня это было удивительно, и я уже тогда подумал, что здесь что-то нечисто. Ведь до этого все либералы поддерживали Путина, в том числе на выборах. Я считаю, что это была специальная операция с целью манипуляции общественным сознанием: оттеснить от власти дискредитировавших себя деятелей 90-х в лице «СПС» и «Яблока», чтобы они выдавали себя за оппозицию, а путинская власть на этом фоне смотрелась выгодно. С тех пор прошло почти 20 лет, но мало что изменилось.

События на Болотной площади зимы 2011-2012 гг. привели к тому, что Путин с легкостью выигрывает на президентских выборах, чего могло бы и не произойти без этого. Весной 2014 года либеральная оппозиция выступает против присоединения Крыма, в глазах населения это бредовое обвинение вызвало обратный эффект. Теперь о событиях нынешнего года. Понятно, что никто в Екатеринбурге не собирался строить храм в парке, это было вброшено, чтобы вызвать эти самые протесты и вновь создать видимость противостояния консервативной власти и либеральной оппозиции.

Я считаю, что в России начинается строительство двухпартийной системы. Причем даже не по западному образцу, где есть левые и правые, а по образцу либо польскому, либо украинскому, где есть одинаково правые с экономической точки зрения силы. При этом одна из них откровенно либеральная с точки зрения культуры и внешней политики, а другая на уровне риторики представляет себя патриотической, консервативной, выступающей за православие и традиционные ценности. Мне кажется, что уже в следующем выборном цикле нам будут предлагать вот это политическое меню. Нам предложат выбирать между либералами и «либерал-консерваторами», а патриотические силы будут полностью вытеснены из общественного сознания.

Нужно создавать не движение, а Идею

Сергей Кульпинов, диакон Русской православной церкви: Мне кажется, что все происходящее – это показатель того, что сегодня идея довлеет над системой. Все существующие движения, в том числе и патриотические, являются внесистемными. В партии «Единая Россия» формально состоит несколько миллионов человек, но работают там от силы человек 20-30. Оппозиция, которая выводит на улицы тысячи людей, не объединяет их ни в какую формализованную структуру. Участники Русской весны, люди, которые в свое время защищали Донбасс, тоже не связаны с какой-то одной партией. Всех их объединяла только идея. Сегодняшние события показывают, что в России идет отмирание организованных систем как таковых. Навальный, являющийся очень популярным политиком, не единожды предпринимал попытки организации своих сторонников в некую партию, но каждый раз ничего не получалось.

Если говорить о противовесе либеральной оппозиции, то это тоже должна быть именно идея, а не структура с членскими билетами. Между тем, идеи в сетевых сообществах невероятно сильны. Подписываясь на те или иные группы в социальных сетях, у человека складывается определенное стереотипное мышление, в плоть до того, какие фильмы смотреть и как себя вести в тех или иных ситуациях. Идея, в отличие от структур, пронизывает все сферы жизни человека.

Нельзя преувеличивать степень всепроникновенности манипулятивных технологий

Артем Ермаков: Безусловно, мощные технологии способны что угодно сделать с отдельными людьми и небольшими группами, а когда мы говорим про крупные сообщества, я согласен с тем, что навязываемая поляризация искусственна, но это не значит, что ее не существует. Тот факт, что люди принимают те маски, которые им выдают и начинают в них драться, говорит от том, что драка созрела. Признавая торжество манипулятивных технологий, мы неожиданно оказываемся на стороне Фрэнсиса Фукуямы и старообрядцев, которые считают, что конец света уже наступил.

Хочется поставить чисто философский вопрос: можно ли существовать и коммуницировать вне информационного поля? Может мы просто не пробовали потому, что это непривычно и неудобно? Но ведь человек – это нечто большее, нежели информационная машина. Если выживание в какой-то сфере станет тотально невозможным, то значительная часть людей найдет возможность оттуда сбежать. Если бы в романе Оруэлла не принуждали смотреть телевизор, вырабатывая у людей зависимость на биологическом уровне, то они научились бы отключаться и сбегать. Не каждый второй и, скорее всего, даже не каждый сотый, но значительная часть людей не захочет в этом жить и сейчас не живет. То, что я говорю, кладет крест на опыте последних двухсот лет создания политической структуры исключительно в информационном поле, но ведь нет ничего невозможного.

Активизм – это удел молодежи и тех лиц, которые никогда не взрослеют

У нас потерян ресурс внутренней мобилизации, живительный родник пассионарности, по Гумилеву, позволяющий небольшой группе людей создавать вокруг себя снежный ком. С другой стороны, когда население пребывает в апатии – это не всегда плохо. Пребывая в мобилизованном состоянии слишком долго, можно надорваться.

Главный вопрос: нужно ли в нашей стране население хоть кому-нибудь? Кроме хозяйственных и политических функций, кроме того, чтобы вывести их на площадь, а затем бросить на дубинки. Будет ли нужно население новым элитам после этого, или они решат все свои проблемы, или оно снова начнет им мешать? Кому люди на самом деле будут нужны, и при этом они еще будут знать, что с ними делать – за теми будущее. А не за теми, кто будет себя презентовать с очередной идеологией, какой бы экзотичной, или, наоборот, традиционной, она бы ни была.

Источник: «Интеллектуальная среда»

Читайте также

Р. Вахитов. Американские пороки страшны, а американские «добродетели» еще страшнее Р. Вахитов. Американские пороки страшны, а американские «добродетели» еще страшнее
Обличители Америки из стана патриотов России, справедливо осуждая старания наших «демократов» насадить американские ценности и образ жизни на нашей Родине, чаще всего говорят об изъянах и пороках амер...
16 Сентября 2019
Русофобская грань антикоммунизма Русофобская грань антикоммунизма
Почему усиливается антикоммунистическая пропаганда в СМИ, особенно на телевидении? Почему власти так возносят разрушителей СССР Солженицына и Ельцина? Почему вынуждают нас слушать злобную ложь о социа...
14 Сентября 2019
Память нетленна Память нетленна
В Болгарии, в Русском культурном центре в Софии, открылась выставка «75 лет освобождения Европы от нацизма». Открытие её приурочено к незабываемому дню 9 сентября, когда 75 лет назад ликующая София вс...
14 Сентября 2019