Чувство родной земли. К 100-летию композитора Леонида Афанасьева

Чувство родной земли. К 100-летию композитора Леонида Афанасьева

Музыка, создававшаяся не одно десятилетие этим замечательным русским советским композитором, отличалась особой доступностью и демократизмом, позволявшими её воспринимать самой широкой аудитории, не имевшей профессионального музыкального образования, но способной слышать, вырабатывая тем самым собственные музыкальные предпочтения. А таких в советское время было большинство. Именно для них, своих сограждан, обычных советских людей, живших полноценной, насыщенной образцами подлинной культуры и искусства жизнью и писал свои произведения Леонид Викторович Афанасьев, чей столетний юбилей со дня рождения отметили на днях его многочисленные поклонники.

Пожалуй, Афанасьева, композитора многогранного, сочинявшего музыку всех жанров, кроме разве опер и балетов, можно считать прежде всего национальным творцом, скорее даже русским подвижником, который осознанно выбрал путь служения русскому искусству и стремился передать в своём творчестве исконно русские мотивы, навеянные русским фольклором и выдающимися классическими произведениями, созданными великими русскими композиторами. И в то же время он всегда шёл в ногу со своей эпохой, с грандиозным, созидательным, возвышавшим человека трудом, что позволило ему не просто состояться как композитору, но и достичь больших высот, признания, любви слушателей и, конечно, заслуженных наград, о которых, между прочим, разговор особый.

Фронтовик и общественник, о котором известный композитор Р. Щедрин говорил, что «вот человек, жизнелюбие которого одержало верх над всеми невзгодами», был награждён орденами Красной Звезды и Александра Невского, учреждённым для награждения командного состава за выдающиеся заслуги в организации и руководстве боевыми операциями и за достигнутые в результате этих операций успехи в боях за Родину. Афанасьев получил его в победном 1945 году, из всех советских композиторов он имелся лишь у него одного. А ещё два ордена Отечественной войны I степени, ордена Трудового Красного Знамени и Дружбы народов. В 1983 году композитор был отмечен серебряной медалью имени А.В. Александрова, присуждённой ему Министерством культуры СССР, Союзом композиторов СССР и Главным политическим управлением Советской Армии и Военно-Морского Флота за активную работу в области военно-патриотической тематики. В 1952 году Афанасьеву присудили Сталинскую премию третьей степени, удостоен он был и почётных званий заслуженного деятеля искусств РСФСР и народного артиста РСФСР.

Пожалуй, начну разговор о нём с его вклада в наше советское кино, для которого он написал музыку более чем к семидесяти картинам. Афанасьев был членом правления Союза кинематографистов СССР, председателем его секции киномузыки из старшего поколения. Ну кто не помнит такие многосерийные шедевры, как «Тени исчезают в полдень» и «Вечный зов», поставленные режиссёрами В. Краснопольским и В. Усковым, по одноимённым романам большого русского советского писателя А. Иванова? Сколько бы раз ни смотрел ранее эти сериалы, готов делать это снова и снова. Такая в них правда нашей русской, советской жизни, под стать бесподобной музыке, автором которой был Афанасьев.

Работа над этими фильмами потребовала от него громадной самоотдачи. Композитору пришлось отразить в своей музыке, состоявшей из двадцати шести (по количеству серий в «Тенях») самостоятельных партитур, всё те сложные перипетии, заложенные в сценарии и воплощённые в фильме. Вспомним эмоционально напряжённый эпизод из «Вечного зова», когда встречаются майор Алейников и сержант Иван Савельев, узнающий о том, что его родной брат Фёдор стал предателем и служит карателем у фашистов. Вначале музыка звучит как бы глуховато, вяло. Но потом оркестровое звучание достигает своего предела, эмоции бьют через край.

Трогательно, задушевно, но и величественно, передавая всю значимость подвига советского солдата-освободителя, звучит музыка Афанасьева и в заключительной серии «Вечного зова» — «Бессмертие», в эпизоде, когда Анна Савельева приезжает в Норвегию на могилу к сыну Семёну. Её переживания слиты с гордостью за наш народ, за русского бесстрашного солдата, спасшего мир от «коричневой чумы».

Таких показательных примеров в этих потрясающих фильмах немало. Но для автора этих строк особую значимость имела звучащая за кадром песня из «Теней» «Гляжу в озёра синие...» на стихи поэта И. Шаферана и исполненная прекрасной русской певицей Е. Шавриной.

Песня эта сразу и надолго полюбилась народу. Она дважды становилась победительницей конкурса «Песня года». О ней восторженно писали и профессионалы-музыковеды, и простые слушатели, направлявшие свои отзывы на телевидение и в редакции центральных газет. Особую её сердечность отмечал первый секретарь правления Союза композиторов СССР Т. Хренников. Её исполняли многие именитые вокалисты. Стала она особенно дорогой и для самой первой исполнительницы, для которой она, по словам артистки, «сама запелась» и была с первого дубля записана на студии, что для советского времени с его взыскательными творцами и редакторами случалось крайне редко. «Всякий раз волнуюсь, — сказала однажды певица, — исполняя её, и вижу, как волнует и трогает она людей. Потому, наверное, что согрета чувством родной нашей русской земли». Проникновенно звучат слова и мелодия этой песни в нашем XXI столетии:

Гляжу в озёра синие,

В полях ромашки рву,

Зову тебя Россиею,

Единственной зову.

Спроси-переспроси меня,

Милее нет земли,

Меня здесь русским именем

Когда-то нарекли…

Не знаю счастья большего,

Чем жить одной судьбой,

Грустить с тобой, земля моя,

И праздновать с тобой.

Не менее трогательна и песня «Родина суровая и милая», написанная на слова В. Фирсова и звучавшая в финале «Вечного зова»:

Родина, суровая и милая,

Помнит все жестокие бои.

Вырастают рощи над могилами,

Славят жизнь по рощам соловьи.

Дней военных грозные мелодии,

Радость или горькая нужда —

Всё проходит, остаётся Родина,

То, что не изменит никогда.

С ней живут любя, страдая, радуясь,

Падая и поднимаясь ввысь.

Над грозою торжествует радуга,

А над смертью торжествует жизнь!

Как же надо было любить свою Родину, свою Советскую Россию, чтобы создать такую песню! Сегодня она практически не звучит ни по телевидению, ни по радио. И как же обидно за мастеров, веривших в величие России, нёсших ей светоч высокой культуры и духовности! Горько сознавать, что песен этих не знает сегодняшняя молодёжь, напичканная низкопробными поделками как наших доморощенных подпевал, не имеющих ни талантов, ни голосов, так и зарубежной белибердой, вовсе не поддающимися никакому сравнению с настоящим вокальным искусством. Доколе всё это непотребство, унижающее достоинство нашего народа, будет продолжаться?

Развивая темы Родины, земли и её вечного зова, без которых народу нашему никак нельзя и ставших центральными как в эпопее А. Иванова, так и в одноимённом фильме, для которого писатель совместно с К. Исаевым написал и сценарий, композитор создал ещё две прекрасные, патриотические песни — «Вечный зов родной земли» на стихи В. Фирсова и «Земля, родимая земля» на слова И. Шаферана.

О вечном зове родной земли уроженец Томска, детство и юность которого прошли в Семипалатинске, участник Великой Отечественной войны, на которого матери дважды приходили «похоронки», боевой лётчик, совершивший без малого девяносто боевых вылетов, командир эскадрильи штурмовиков, получивший, совершая героический поступок, чтобы спасти девочку, тяжелейшее ранение позвоночника и ставший в результате войны её инвалидом, но успевший при этом и после явно незавершённого лечения вновь повести в бой свой самолёт, а таких боевых вылетов у него окажется аж сорок, член ВКП(б) с 1944 года, знал не понаслышке. Потому и написал Афанасьев замечательную музыку к песне, которую можно причислить к лучшим советским песням о патриотизме и верности России:

Мы поклонимся России,

Краю дедов и отцов.

Скажем трепетно — спасибо

За священный вечный зов!

С вечной верой в человека

Он живёт у нас в крови.

Вечный зов добра и света,

Вечный зов родной земли,

Вечный зов моей земли.

«Земля, родимая земля» — музыка из этой песни звучит в «Вечном зове» во многих сценах: борьбы красных с белыми бандами в ходе Гражданской войны, Великой Отечественной войны, строительства оборонного завода, чудовищной сцены заживо сжигаемого врагами Якова Алейникова и многих других:

Земля, родимая земля,

Ты столько горя повидала,

Но вековая боль твоя

Нас никогда не покидала.

Сынов не счесть, а ты одна,

И, став за правду жизни новой,

Мы возвратить, земля, сполна

Тебе свой долг готовы.

А если свой последний час

Нам повстречать в бою смертельном,

Земля родная, помни нас,

И всех, и каждого отдельно.

«Тени исчезают в полдень» и «Вечный зов» красноречиво подтвердили, что Афанасьев предельно обострённо чувствовал искусство кино, ставшее ему близким и родным. Многие талантливые и известные режиссёры стремились сотрудничать с композитором. Были среди них и такие признанные художники, как И. Лукинский, снявший «Прыжок на заре» и «Взорванный ад»; Т. Лиознова с её фильмами «Память сердца» и «Евдокия», Л. Кулиджанов («Когда деревья были большими»); Ш. Айманов («В одном рейсе»);

М. Фёдорова, снявшая картины (с которых начиналась работа Афанасьева для кино) «Призвание» и «Стучись в любую дверь»; Л. Мирский («Это было в разведке», «Великие голодранцы», «Красный чернозём», «Тайна горного подземелья»); В. Назаров («Хозяин тайги»);

В. Журавлёв («Морской характер» и «Человек в штатском»); Г. Иванов («Постарайся остаться живым»).

Самым же плодотворным стало сотрудничество с В. Краснопольским и В. Усковым. Помимо фильмов «Тени исчезают в полдень» и «Вечный зов», композитор сочинил музыку и для таких их совместных картин, как «Самый медленный поезд», «Таёжный десант», «Стюардесса», «Неподсуден», «Отец и сын» и др.

К сожалению, названные картины сегодня редко показывают по телевидению, переставшему, за редкими исключениями, выполнять одну из важнейших функций, присущих советскому времени, — воспитательную. Потому и фильмы эти сегодня не на слуху. А ведь они, в том числе благодаря и прекрасной музыке Афанасьева, достойны того, чтобы их вновь транслировать, чтобы на них воспитывать нашу молодёжь.

Являясь большим другом советского кинематографа, композитор дружил и с театром. Плодами этих отношений стали его оперетта «Калифорнийский сувенир» (либретто Л. Куксо), премьера которой состоялась в марте 1970 года в Свердловском театре музыкальной комедии, и музыка для ряда спектаклей, среди которых «Я хочу домой» по пьесе С. Михалкова, поставленный в Алма-Атинском театре юного зрителя; «На рассвете» В. Пистоленко в Московском драматическом театре имени К.С. Станиславского; «Барабанщица» по пьесе А. Салынского, а также спектакли «Любка-Любовь» («Когда не заходит солнце») по пьесе З. Дановской, «Если покинешь меня» З. Плугаржа, «Не померкнет никогда» («Люди света») по пьесе Н. Погодина, «Ковалёва из провинции» И. Дворецкого, «Белая палатка», написанная И. Стаднюком, гремевшие на сцене Центрального академического театра Советской Армии, значительной работой стала и музыка Афанасьева для радиоспектакля «Судьба человека» по бессмертному рассказу М. Шолохова.

Не менее известен Афанасьев и как композитор, работавший над созданием прекрасных мелодичных и лиричных задушевных песен. Их в его арсенале около двухсот на слова известных советских поэтов, исполненных не менее известными артистами. При этом следует подчеркнуть, что Афанасьев не писал песни на какого-либо конкретного исполнителя, давая тем самым возможность каждому сделать свой выбор, но во многих случаях он подспудно, конечно, слышал тембр голоса и представлял манеру и характер исполнения своих песен.

Среди наиболее известных назову такие: «Переулком на Арбате», «Вспомним, друзья», «Когда расцветают яблони», «Перед стартом», «Песня пилота», «Колдунья», «На таёжном километре», «Не сбываются сны», «Не назову тебя красавицей», «Улица нашей любви», «Парни, повстречавшие войну», «Письма солдата», «Ты к небу не ревнуй меня», «Геолога заветная мечта», «Эту песню с собой возьму», «Синий лёд», «Луговая сторона», «Ты без меня», «Я или ты?», «Позабуду, да вспомнишься», «Я прошу, вернись». Словом, он писал о любви, о дружбе, о молодёжи, о войне и Великой Победе, о мирной жизни, труде, о прекрасных городах, о пионерии и комсомоле.

Многие песни Афанасьева отличаются повышенной публицистичностью. За ними — славная история нашей великой страны, черты советского человека-созидателя, строившего, творившего, добивавшегося самых грандиозных результатов… Возьмём, к примеру, такие песни, как «Бамовцы» и «Мой Атоммаш» (автор слов обеих песен Л. Куксо). «Московский марш» (на стихи Л. Куксо) был посвящён Московской Олимпиаде, а песню «Голоса друзей», автором слов которой стал М. Пляцковский, композитор написал к ХII Всемирному фестивалю молодёжи и студентов, проходившему в 1985 году в Москве.

При этом Афанасьев не ограничивался сферой массовых жанров. Он написал Концерт для скрипки с оркестром, ставший его дипломной работой в Алма-Атинской консерватории, за который он был удостоен Сталинской премии третьей степени, а много лет спустя и Второй концерт для скрипки с оркестром. Его перу, помимо камерных сочинений, принадлежат и симфонические произведения, например, симфония, посвящённая советским лётчикам «Друзьям-однополчанам»; симфоническая поэма, посвящённая советским морякам, «Черноморцы»; лирическая поэма для камерного оркестра «Сортавала».

Прекрасны, своеобразны, патриотичны и вокально-симфонические произведения Афанасьева. Балладу для баса, смешанного хора и оркестра «Сын земли» на слова Л. Куксо мастер посвятил советским космонавтам. Название вокально-симфонической поэмы для баритона, смешанного хора и оркестра «Коммунисты, вперёд!» на стихи А. Ме-жирова, думается, говорит само за себя. Символично и название торжественной оды-кантаты для баса, дисканта, смешанного хора и оркестра на слова С. Гребенникова «Залп «Авроры».

Музыкальное наследие Афанасьева воистину велико. Даже из нашего обзора видно: работал он ударно, не жалея времени и сил, а ведь создание музыкальных произведений требует вдохновения, особой нацеленности, полёта фантазии, мечтательности, если хотите, ну и, конечно, профессионализма. Все эти составляющие у композитора были в избытке, вот только времени на всё подчас недоставало. Он ведь был ещё и общественным деятелем. Причём общественной работе Афанасьев придавал большое значение, ведь, по его же словам, «композитор — должность общественная».

Началось же его прикосновение к этой деятельности с того, что, ещё будучи аспирантом А. Хачатуряна в Московской консерватории, он становится членом Союза композиторов СССР и по рекомендации Т. Хренникова его зачисляют в аппарат данного творческого союза, где ему предстояло проработать семь лет. Годы эти оказались для Афанасьева очень плодотворными. Он часто был в командировках, изучая на местах работу организаций композиторов и творчество их членов. Так, ему удалось побывать не только в Дагестане на смотре музыки композиторов республики, но и в Узбекской и Таджикской ССР, познакомиться с композиторами этих среднеазиатских республик.

Работа в аппарате Союза композиторов стала предвестницей многолетней практики избрания Афанасьева в выборные органы. А избирался он членом правлений союзов композиторов РСФСР и СССР, членом правления и президиума Московской композиторской организации и членом её партийного бюро, секретарём партийной организации Союза композиторов СССР, членом правления Союза кинематографистов СССР и председателем секции киномузыки этого творческого объединения. А ещё — член редакционного совета издательства «Музыка», член художественного совета Всесоюзного радио.

При этом Афанасьев не замыкался в московских кабинетах. Ему всегда необходимы были простор, новые впечатления и ощущения, новые знакомства. По сути, его влёк за собой дух времени, требовавший от него, как от музыканта-художника, глубокого внедрения в повседневность с её стройками и нововведениями. Потому-то и радушно встречали композитора в Тюмени и на Атоммаше, в Тольятти и на БАМе, в шахтёрских коллективах Донбасса и Кузбасса, на колхозных станах, в учреждениях и организациях, в воинских частях. И встречи эти, не говоря уже об авторских концертах, проходивших не только в Москве, но и во многих других городах страны, отличались всегда теплотой и душевностью.

Выполняя ответственные поручения Союза композиторов СССР, Афанасьев, как полпред советской культуры и искусства, побывал в Румынии и Болгарии, на Кубе, в Мексике.

Но как же он добрался до всех этих высот? Были ли на этой его дороге ухабы и затруднения?

Вообще-то, музыкантом, композитором Афанасьев мог и не стать. Ведь первым большим и целиком захватившим юношеское сознание увлечением Леонида стало небо. Авиация звала его, манила. Пройдут годы, и Афанасьев на слова поэта С. Гребенникова пишет одну из лучших своих песен: «Ты к небу не ревнуй меня», где есть и такие слова, всецело относящиеся к самому композитору:

Как птица,

Я пленник высоты и скоростей.

И если б трижды мне пришлось родиться,

Дорога в небо трижды стала бы моей!

Так и случилось. Афанасьев, окончив в 1939 году школу и семипалатинский аэроклуб, твёрдо решает связать свою жизнь с лётным делом. И, пройдя жёсткий отбор, получает направление в Чкаловское, ставшее впоследствии Оренбургским, высшее военно-авиационное училище имени И. Полбина, которое в своих стенах воспитывало Ю. Гагарина и от которого сегодня, в условиях капиталистической России, фактически остались лишь руины.

Свидетельство об окончании училища Леонид получил 21 июня 1941 года, но на фронт его, оставленного в училище инструктором по подготовке курсантов к боевым операциям, отпустили лишь в 1943 году.

О героизме Афанасьева на войне говорят не только его боевые награды и тяжёлое ранение, последствия которого он ощущал всю жизнь, но и тот факт, что, едва придя в себя после ранения, лишившего Леонида на некоторое время памяти, он вновь устремился в небо, дабы бить ненавистного врага.

Наверное, скромность не позволила Афанасьеву подробно рассказать в книге о своём участии в войне. О нём, впрочем, он сказал в своей музыке. Но у связавшего свою жизнь с авиацией, откуда же было взяться увлечению музыкой?

В том-то и дело, что и музыка жила в нём с самого детства. И незаурядные музыкальные способности безошибочно угадала в мальчике его мать — Конкордия Евгеньевна, профессиональный музыкант. Итак, подростковые музыкальные занятия, не обещавшие пока ничего впечатляющего, тяга в небо, да ещё и спорт, от которого тоже невозможно было отказаться.

Но вроде бы побеждала музыка — после окончания девятого класса Леонид уезжает поступать в Свердловский музыкальный техникум, однако экзамена по специальности не выдерживает, хотя и производит хорошее впечатление своей явной музыкальностью. Поддавшись на уговоры друзей по аэроклубу, звучавшие в их письмах, он принимает решение вернуться домой. А дальше — учёба в Чкалове, война и жёсткое заключение врачей: с авиацией покончить навсегда.

Недаром в народе говорят: судьбу не обманешь. Так получилось и у демобилизованного майора Афанасьева, поступившего в 1946 году в Алма-Атинскую консерваторию. Кстати, сам факт поступления в консерваторию можно расценивать как уникальный. У Афанасьева ведь не было среднего специального образования, а без него в музыкальный вуз не зачисляют. Но его зачислили как бы условно, на несуществующее подготовительное отделение. На нарушение установленных правил руководители консерватории пошли осознанно, было очевидно, что при хромавшей музыкальной грамотности перед ними предстал, бесспорно, очень музыкально одарённый человек, из которого следовало вырастить профессионала.

Так и произошло. Всё у Афанасьева в стенах Алма-Атинской консерватории, несмотря на неизбежные трудности учебного процесса, сложилось хорошо. Помогли и талантливые композиторы-педагоги Л. Хамиди и Е. Брусиловский, бывшие тогда в Казахстане в ореоле своей заслуженной славы.

Именно Евгений Григорьевич Брусиловский, в классе композиции которого Афанасьев занимался, заметил его талант и как опытный педагог помог ему не просто дойти до дипломного сочинения, но и поверить в собственные силы и призвание. Уважение к этому выдающемуся композитору и педагогу, одному из основоположников казахской советской музыки, Афанасьев пронёс через всю свою жизнь.

Затем — обучение в аспирантуре Московской консерватории у великих А. Хачатуряна, Ю. Шапорина, В. Шебалина, одно перечисление этих имён завораживает. Из стен ведущего музыкального вуза страны Афанасьев вышел состоявшимся профессионалом, композитором, способным самостоятельно творить серьёзную музыку. С тех пор жизнь композитора неразрывно была связана с Москвой, где он и нашёл своё последние пристанище.

Сорок лет отдал Леонид Афанасьев творчеству. Уникальному и неповторимому. Недаром же великий русский советский режиссёр Т. Лиознова как-то очень точно подметила: «Я безошибочно угадываю, когда звучит его музыка, своеобразие его мышления и способ выразить себя в музыке». Посему хочется верить, что так удачно выраженное этим замечательным русским советским композитором в созданных им музыкальных произведениях собственное видение мира во всём его многообразии не будет забыто и вновь станет востребованным. Да и само имя Леонида Викторовича Афанасьева — настоящего гражданина, коммуниста, бесстрашного лётчика-штурмовика, мужественно защищавшего Отечество, композитора, искренне служившего стране и её народу и подарившего им свой лиричный, песенный талант, — не сотрётся из народной памяти.

Руслан СЕМЯШКИН

Источник: «Правда»

Читайте также

Нас четвертуют за Израиль. Разговор с сирийским христианином Нас четвертуют за Израиль. Разговор с сирийским христианином
Впервые за годы сирийской войны я оказалась в мирном Дамаске: не было слышно выстрелов, не кружила авиация. Но при всем при этом жизнь здесь стала невыносимой. То, что происходит сейчас в Сирии, – не ...
23 Сентября 2021
Дерзость воображения. К 150-летию И.М. Губкина Дерзость воображения. К 150-летию И.М. Губкина
Он был Главным геологом страны. Вице-президентом Академии наук, заведовал кафедрой в Горной академии, руководил научно-исследовательскими институтами... Его почта была огромной. Приходили пакеты ...
23 Сентября 2021
Не признаем! Не простим! Не признаем! Не простим!
 20 сентября 2021 года в Москве состоялась встреча депутатов и кандидатов в депутаты Государственной думы от КПРФ с избирателями, возмущенными фальсификацией итогов выборов....
23 Сентября 2021