Чтобы противостоять исторической лжи извне, надо изжить ее в России

Чтобы противостоять исторической лжи извне, надо изжить ее в России

Вот и еще один праздник Победы встречаю я в родовом углу. Край этот был сильно опален войной. В сорок первом с конца августа по начало октября шли жестокие бои на Ивашковском плацдарме, по рубежу реки Западная Двина. Оборону держали 22-я и 29-я армии. До сих пор поисковики извлекают останки погибших бойцов и командиров. В январе 1942-го 4-я ударная армия генерала А.И. Еременко выбила немцев. Отец вернулся из партизанского отряда, мать с моим старшим братом – из эвакуации.

Послевоенное детство было осенено рассказами: о боевых операциях отряда; расстреле карателями моего дяди Дмитрия; о том, как был разбомблен немецкой авиацией на станции санитарный эшелон, и раненые ползли по Вокзальной улице; как лежала мама под бомбежками возле станции Колталово под Калинином. В те дни ее настигла страшная весть: будто бы немцы схватили и повесили отца, но цыганка нагадала: он жив, но ранен. А потом, зайдя в обком партии, мама получила драгоценное письмецо (партизанскую почту носили через линию фронта связные): «Дорогая жена Нюра! Я нахожусь в тылу врага для выполнения задач, поставленных в речи тов. Сталина от 3 июля 1941 г.».  

Долго Западная Двина выносила в половодье на берег неразорвавшиеся снаряды, бомбы, гранаты. Мы, мальчишки, ставили возле них таблички «Осторожно! Опасно для жизни» и сообщали в военкомат. Приезжали саперы, забирали опасные находки. Почти в каждом дворе были каски. Из советских – поили кур. Немецкими, прикрепив к ним шесты, – чистили нужники. Играть мы больше всего любили, конечно, «в войну». Мастерили деревянные пистолеты, автоматы, вместо гранат были газетные кульки с песком. На чердаках устраивали штабы, планировали «операции», иногда схватывались на пустырях в рукопашной. Остались в памяти встречи отца с боевыми друзьями, торжественные собрания в Доме офицеров: звуки оркестра, сияние орденов, военные песни. То, как перед каждым 9 Мая отец вывешивал красный флаг… 

Обстановка даже здесь, в глубокой, изрядно обезлюдевшей при «демократии» русской провинции, ныне тревожная. Ветераны на самоизоляции, школы, учреждения культуры закрыты, андреапольцы с опаской взирают на автомашины с московскими номерами. Традиционного митинга и шествия «Бессмертного полка» не состоится. Как бы то ни было, я сохраню отцовскую традицию. В канун славной даты обязательно возьму бережно хранимый красный стяг с серпом и молотом и закреплю его на углу дома так, чтобы виделся издалека. 

Помнится, в середине 1990-х местный чиновник, настороженно поглядывая на полотнище, спросил у меня: 

– Не боитесь? 

– Почему нужно опасаться за то, что свято? – удивился я. 

– Ну… Все-таки сейчас другой флаг, триколор. 

– У государства – да, а у Победы навсегда останется один флаг – красный. Кстати, известно ли вам, что триколор был флагом власовской армии? 

Чиновник удивленно вскинул брови: 

– Неужели?.. 

Возможно, мне скажут: «Несмотря на исторические коллизии, к современному символу российской государственности нужно относиться уважительно». Как законопослушный гражданин не буду спорить. Но факт остается фактом. Как и то, что под триколором французы осуществили нападение на Россию в 1812 году, а в 1855-м штурмовали Севастополь. Не случайно попытка в 1896 году сделать этот флаг государственным флагом России вызвала бурный протест общественности, и Николай II оставил его как флаг торгового флота. Под триколором же в годы Гражданской войны воевали (совместно с Антантой) против советской власти белогвардейцы Корнилова, Деникина, Колчака. Известно высказывание на этот счет выдающегося русского и советского полководца А.А. Брусилова: «Кто, как не большевики, вместе с русским народом, отстоял нашу землю и возродил Россию? А где были вы, господа, и к кому на службу пошли в это время?.. Пора нам всем забыть о трехцветном знамени и сомкнуться под красным!» 

Приходилось слышать: по теперешней поре, при президенте Владимире Путине, подобное с выбором флага могло и не случиться (вернул же Путин мелодию Гимна СССР). Мол, скорее всего, был бы избран другой вариант. Не исключено. Но в середине 90-х ситуация в России была иная. «Элита» безраздельно находилась под западным влиянием. Все перестраивалось на американский лад. Властные структуры были напичканы иностранными советниками, в том числе агентами ЦРУ. В школах насаждались соросовские учебники истории, где главная роль в разгроме фашизма отводилась не Советскому Союзу, а США. Открыто раздавались призывы провести люстрацию, реабилитировать предателя Власова, запретить или изменить Знамя Победы. Ради исторической правды напомню: позже, уже в 2005 году, фракция «Единая Россия» в Госдуме вносила законопроект «О Знамени Победы» (инициатор депутат А. Сигуткин), в соответствии с которым предполагалось убрать серп и молот и заменить его белой звездой, а также изменить оттенок флага. 

Думается, придание триколору государственного статуса в ельцинской «новой России» явилось не просто знаком смены формации, отказа Ельцина и его сообщников от социализма. Это было еще и свидетельством реванша сил, которые с помощью проекта «Гитлер» не смогли победить СССР в войне 1941–1945 годов, но добились своей цели в 1991–1993 годах. Произошло это, прежде всего, по вине части переродившейся, но до поры до времени прикрывавшейся «обновлением социализма» партверхушки во главе с Горбачевым. На нее, зная ее подлинную суть, и сделали опору внешние силы. А при начавшемся после развала СССР формировании «новой элиты» прикрытие было уже отброшено за ненадобностью. Антисоветизм, антисталинизм стали пропуском во власть. Немалую роль играла и родословная. Зеленую улицу «кадровики» дали детям и внукам «жертв репрессий», пособников немецких оккупантов. К примеру, куратором областной газеты «Тверская жизнь», которую я редактировал, оказался в ранге заместителя губернатора сын бывшего военнослужащего охранных войск СС, открыто поддержавший преступный указ Ельцина №1400. Словно бы в издевку его назначили еще и куратором общественной организации ветеранов партизанского движения и подполья. 

Этот человек сыграл значительную роль в культивировании мифа о «6 тысячах польских офицеров», якобы расстрелянных в Калинине и захороненных под селом Медное. Он же, наряду с «мемориальцами», приложил руку к появлению в этом селе польского мемориального комплекса. Заслуги чиновника перед Западом были не забыты: его удостоили двух иностранных орденов (один – польский). То, что к ним добавилась высшая награда Тверской области – Крест благоверного князя Михаила Тверского, стало лишь подтверждением схожести взглядов и позиций награждающих с той и другой стороны. В их основе лежал все тот же антисоветизм. В те же годы из числа доморощенных манкуртов подбирались и направлялись на семинары в Прибалтике, Польше для стажировки на «Радио Свобода» кадры будущих информационных лжецов. Получив соответствующую подготовку, они включились в общий антисоветский ор, в том числе в тиражирование медновского и катынского мифов, и продолжают делать это до сих пор. Печально, но факт: в тверском историческом сообществе у них появились заединщики. Можно себе представить, какую «историческую правду» закладывают они в головы студентов. 

Между тем благодаря кропотливым стараниям российских патриотов-историков, а также добросовестных иностранных исследователей, медновский миф потерпел фиаско. Как выяснилось, никаких «6 тысяч польских офицеров» в захоронении под Медным нет. Рассыпался главный аргумент «мемориальцев» – показания престарелого бывшего начальника Калининского УНКВД Д. Токарева. Раньше предполагалось, что отставной генерал врал самостоятельно, опасаясь за свою жизнь. Но помещенные в приложении ко второму изданию книги американского профессора Гровера Ферра «Тайна Катынского расстрела: доказательства, решение» свидетельства бывшего члена ЦК КПСС, государственного советника 3-го класса РФ, члена Союза писателей РФ Владислава Шведа убеждают, что это не так. Вранье конструкторами лжи готовилось загодя. 

Анализируя показания Токарева, В. Швед пишет: «Секрет открывается, когда внимательно читаешь стенограмму его допроса. Где-то в середине допроса генерал, отвечая на вопрос военного следователя А. Яблокова, проговорился: «Теперь повторяем мое задание…» Однако военный следователь Анатолий Яблоков не дал договорить Токареву и задал новый вопрос». Понятно, какое «задание» могло быть у Токарева. Он, как подчеркивает В. Швед, «старался следовать инструкциям, данным ему во время предварительного допроса, состоявшегося 14 марта 1991 года, факт которого катыноведы тщательно скрывают… К этому времени Горбачев известным заявлением ТАСС от 13.04.1990 уже признал ответственность НКВД за катынское преступление». Токарев не мог перечить генсеку и, потренировавшись, несмотря на возраст, четко выполнил свое «задание». 

Явно не в пользу мифотворцев и другие приведенные в этом фундаментальном труде факты. Скажем, почему личные жетоны «захороненных» в Медном «жертв НКВД» Людвика Маловейского и Юзефа Кулиговского найдены в захоронении на территории городской тюрьмы во Владимире-Волынском? Их обнаружили украинские (в 1997 г.) и польские (в 2012 г.) археологи. Польская сторона категорически отказывается рассекретить архивы по сформированной в СССР польской армии генерала Андерса численностью около 80 тысяч человек, отказавшейся воевать на советско-германском фронте и ушедшей через Иран в Северную Африку… Наверное, есть что срывать. К слову, столь же уязвимы тверские «мемориальцы» и на поприще реабилитации «жертв массовых репрессий» военного времени. Член Тверского научного военно-исторического центра, ветеран атомного подводного флота СССР Г.П. Асинкритов (светлая ему память) отмечал: «…Практически все преступники, фамилии и преступления которых записаны в донесениях того же Токарева, других органов фронтовой зоны… Так вот, они оказались в третьем томе этой Книги памяти – и реабилитированы. Я нашел там несколько фамилий предателей, которые выдали партизанский отряд Луковниковского района, который базировался в лесничестве, где лесником был мой дядя. Они были расстреляны карателями, и он, и его старший сын, и только 6 партизанам удалось бежать». 

Не менее лживым оказалось и «Катынское дело». В дополнение к прежним подтверждающим это аргументам в новой книге Гровера Ферра (приложение с письменным докладом В. Шведа) приводится история с польским захоронением №9. Оно было обнаружено в 2000 году, в 500 метрах от польского захоронения в Катынском лесу. 12 апреля того же года и.о. президента России Владимир Путин в телефонном разговоре сообщил об этом захоронении тогдашнему польскому президенту Александру Квасьневскому.  До сих пор захоронение №9 остается невскрытым (!). Более того, его засыпали толстым слоем песка и забетонировали. В чем дело? Видимо, в том, что обнаружение сотен трупов поляков окончательно обрушит нацистскую, польскую, «мемориальскую» версию Катынского преступления. Ведь официально считается, что все расстрелянные в Катыни польские офицеры из Козельского лагеря найдены, опознаны, захоронены на территории польского мемориала. И вдруг появляется непредвиденная неувязка. К тому же вскрытие могилы наверняка подтвердило бы, что расстрел поляков совершен именно немцами. 

Сегодня нет недостатка в патриотической риторике со стороны представителей власти, но она сопровождается двойными стандартами. Так, министр иностранных дел Сергей Лавров, к которому лично я отношусь с уважением, заявил, что фальсификация истории Второй мировой войны является кощунством, история переписывается фальсификаторами продуманно, во вполне определенных целях.

Министр подчеркнул: «…Политизация истории превратилась в государственное дело в целом ряде стран». Россию он к «ряду стран» вряд ли отнес, а следовало бы. Как на Западе, так и у нас взгляд на историю диктуется интересами правящей элиты. И разве не ради определенных политических целей депутаты Госдумы приняли 26 ноября 2010 года противоречащее решениям Нюрнбергского трибунала заявление «О Катынской трагедии и ее жертвах»? Ранее (в 1989 г.) не менее позорным образом отличились народные депутаты СССР, осудив на съезде выдающееся достижение сталинской дипломатии – «Пакт Молотова – Риббентропа». 

Да, в новую Конституцию РФ предложено внести пункт о важности исторической правды, что вроде бы обнадеживает. Певец Олег Газманов, сын фронтовиков, выступая в роли агитатора, постоянно твердит с экрана ТВ: «Буду голосовать за новую конституцию, чтобы не оказалось ни малейшей возможности извратить нашу историю». Ему вторят другие агитаторы. Но ведь тут же на ТВ транслируется поганенький, антиисторический фильм «Тальянка». Глядишь, следом извлекут из антисоветского загашника не менее лживые фильмы «Штрафбат», «Сволочи», новые поделки с «кровавыми злодеями из НКВД», «бездарным Сталиным». А сколько других «телевизионных коронавирусов» выплескивается из ТВ! Появились они и в канун 150-летия со дня рождения В.И. Ленина. 

Пожалуй, один из наиболее часто повторяемых в последнее время мифов: Ленин-де заложил под СССР «атомную бомбу», создав конфедерацию. Но ведь любой мало-мальски образованный историк понимает, в какой тяжелейшей ситуации Ленин и большевики «подобрали власть» в безвластной России. Распад зашел настолько далеко, что именно конфедерация была в тот момент единственным спасением государственности. Кстати, почти сразу был обозначен курс на федерализацию. Впоследствии, успешно завершив федерализацию, Сталин довел процесс до создания унитарного государства. Границы полностью потеряли политическое значение, превратившись в сугубо административные. Так что никакой «атомной бомбы» в реальности не было, это подтвердилось монолитностью СССР в годы войны с фашизмом. В своем обращении к народу 9 мая 1945 года Сталин говорил: «Три года назад Гитлер всенародно заявил, что в его задачи входит расчленение Советского Союза и отрыв от него Кавказа, Украины, Белоруссии, Прибалтики… Но сумасбродным идеям Гитлера не суждено было сбыться – ход войны развеял их в прах. На деле получилось прямо противоположное тому, о чем бредили гитлеровцы. Германия разбита наголову». 

Не выдерживает критики и другой бытующий антиисторизм. Мол, если бы не «пораженцы» – Ленин и большевики, Временное правительство довело бы империалистическую войну до «победного конца» и Россия вошла бы в число «равноправных демократических государств Европы». Как бы не так! Сторонникам этой позиции я бы посоветовал ознакомиться с оценкой хорошо владевшего обстановкой в России тогдашнего американского посла в Петрограде Дэвида Фрэнсиса: «Февраль – яркий пример внешнего управления с согласия самих управляемых». Как это похоже на Россию ельцинского периода, когда страна тоже фактически оказалась под внешним управлением. 

Опять же ради исторической правды стоит напомнить, какое наследство досталось «подобравшим власть» Ленину и его соратникам. Страна изнурена империалистической, Гражданской войнами, интервенцией. Голод, бандитизм. Промышленное производство упало по сравнению с 1913 годом в 77 раз. В 1920-м чугуна выплавлялось в 22 раза меньше, чем в 1901-м. Угля добывалось меньше, чем в 1899-м, нефти – на уровне 1890 года. На Украине объем выпускаемой промышленной продукции – 10 процентов довоенного. Чугуна выплавлялось в 1920 году меньше, чем в 1913-м, в 200 раз. Донецкие шахты давали угля меньше 18 процентов от уровня 1913 года. Практически прекратилась добыча железной руды. Полная разруха поразила Казахстан, Армению, Грузию. В Азербайджане прекратилось выращивание хлопчатника. Из 715 предприятий восточной Белоруссии в 1921 году не работали 480. 

В результате чрезвычайных мер власти находившаяся во враждебном окружении страна не только ликвидировала эти ужасающие последствия, но и шагнула далеко вперед. К 1928 году по большинству экономических показателей СССР вышел на рубежи Российской империи 1913 года, а в некоторых отраслях превзошел. Например, производство электроэнергии составило 5 млрд кВт против 1,9 миллиарда кВт. Со следующего года началась массовая индустриализация. Создаются новые отрасли – станкостроение, авиастроение, автомобилестроение, тракторостроение, приборостроение. Всего с 1929 по 1940 год построено около 9 тысяч крупных предприятий. Среди них Днепрогэс, Магнитогорский металлургический комбинат, Сталинградский, Челябинский, Харьковский тракторные заводы, Нижегородский автомобильный завод, «Запорожсталь», «Азовсталь», «Уралмаш», Криворожский и Новолипецкий металлургические заводы. Темпы роста промышленного производства в три раза выше, чем в Российской империи начала века. Индустриализация позволила механизировать колхозное производство, потребовала ликвидировать безграмотность и создать систему подготовки квалифицированных специалистов. К 1937 году количество высших учебных заведений увеличилось по сравнению с 1914 годом в 7,7 раза. Советская наука вышла на передовые позиции в мире. Выросло благосостояние народа. Все это осенено именами Ленина и продолжателя его дела Сталина, который, будучи Главнокомандующим Красной Армией, стал главным творцом Великой Победы 1945-го, обеспечил условия для реализации «атомного проекта», запуска человека в космос. 

Можно не любить, не принимать Ленина, Сталина. Каждый волен иметь собственное мнение. Но давайте зададимся вопросом: может ли отметиться подобными масштабами созидания сегодняшняя Россия? Нет, не может. Потому правильно было бы не стрелять в прошлое собственной страны, а брать из него, в том числе из ленинского и сталинского наследия, лучшее, соответствующее интересам государства и народа. Тем более что взять есть что. Черчилль, при всем его антисоветизме, был здравомыслящим политиком. Он справедливо подметил: «Страна, которая борется со своим прошлым, не имеет будущего». 

Немалое удивление вызывает то, что в непрекращающейся войне «элиты» с советским прошлым участвуют священники, которым сам сан не позволяет заниматься политикой. Один из таких деятелей – митрополит Иларион (Алфеев), утверждающий, что Сталин в 30-е годы «нанес ущерб обороноспособности страны». Речь идет о чистке в Красной Армии. Но такая чистка была крайне необходима, так как среди командного состава находилось немало сторонников Троцкого, вошедшего в сговор с нацистами и приказавшего своим сторонникам «бить по штабам». Вот, кстати, как он отзывался о единомышленниках: «Все спешили хватать и жрать в страхе, что благодатный дождь прекратится». Разве это не напоминает сегодняшнюю «новую элиту»? Всю эту рать из ненасытных богатеев, продажных политиков, коррумпированных местных феодалов, деревянных «звезд» массовой культуры, подменных писателей? Элита – это те, кто любит свой народ, свою страну, готов нести за них ответственность. А эти любят только себя. 

Далее Иларион (Алфеев) повторяет жеваный и пережеванный либералами тезис о том, что победу в войне одержал народ. Сталин словно бы ни при чем. Да, победил народ, но под чьим руководством? Кто был Верховным Главнокомандующим Красной Армией, направлял ее на разгром врага? И как не вспомнить прежнее высказывание Алфеева о том, что «Сталин сопоставим с Гитлером». «Браво, Иларион! – мысленно рукоплещут ему ненавистники России. – Это то, что нам нужно!» А разве это не постыдно, когда на торжественных мероприятиях в День Победы на Красной площади завешивают Мавзолей и не единым словом не вспоминают Верховного Главнокомандующего? Что общего это имеет с исторической правдой?! Дошло до того, что отдельные депутаты Госдумы предлагают запретить проносить в колоннах «Бессмертного полка» портреты Сталина. Опять же – на радость Западу. 

Усилия российских «правдюков»-антисоветчиков не прошли даром. Депутаты из ряда стран в ПАСЕ, с которой продолжает заигрывать Россия (хотя давно пора из этой организации выйти), посчитали, что Сталин – такой же преступник, как и Гитлер, а СССР должен нести ответственность за развязывание Второй мировой войны. Решением ПАСЕ 23 августа утверждено как дата памяти жертв сталинского и гитлеровского режимов. Следом могут попытаться поставить под сомнение решения Нюрнбергского трибунала, правомерность нахождения России (правопреемницы СССР) в Совбезе ООН, лишить СССР статуса победительницы и потребовать от России компенсаций пострадавшим от войны странам Европы. В Польше, где за последние годы снесено около 500 памятников воинам Красной Армии (свыше 600 тысяч из них отдали свои жизни за освобождение этого государства от фашизма), политики уже муссируют тему репараций. 

А 9 января 2020 года польский сейм одобрил резолюцию, в равной степени возлагающую на СССР и гитлеровскую Германию ответственность за развязывание Второй мировой войны. В ней, в частности, отмечается: «К началу Второй мировой войны привели две тогдашние тоталитарные державы: нацистская Германия и сталинский Советский Союз, а после заключения позорного Пакта Риббентропа–Молотова 23 августа 1939 года первыми жертвами обоих тоталитарных режимов стали Польша и страны Центральной и Восточной Европы. Война привела к гибели десятков миллионов людей, созданию нацистских концентрационных лагерей и холокосту в Европе – одному из величайших преступлений в истории человечества». Надо думать, эта резолюция стала ответом польской стороны на заявления Владимира Путина о виновности ряда польских политических деятелей 1930-х годов в поощрении фашизма и антисемитизме. 

Естественно, российская власть, патриотическая общественность возмущаются польской резолюцией, сносом памятников, реваншистскими настроениями в Европе. Однако надо бы, на мой взгляд, в первую очередь обратить взор не на Польшу, Чехию, ПАСЕ, а вовнутрь, на российских пособников Запада. Имеются в виду чиновники и церковники, приклеившие Сталину ярлык преступника, что, как мне кажется, дает антисоветчикам на Западе моральное обоснование сносить в Европе памятники освободителям от фашизма. Политики, пытавшиеся, вопреки воле граждан, установить мемориальную доску в Санкт-Петербурге союзнику Гитлера Маннергейму. Те, кто по указке свыше изготовлял на подмосковных дачах фальшивки против Сталина, Берии, НКВД. Историки и журналисты, прошедшие по антисоветским лекалам стажировку в Прибалтике и Польше (надо думать, не без участия западных спецслужб). Депутаты Госдумы РФ, принявшие заявление «О Катынской трагедии и ее жертвах». Деятели искусства, снимающие тенденциозные фильмы о советском прошлом… Так или иначе их высказывания, действия льют воду на чужую мельницу. А сколько еще «спящих», ждущих своего часа, точнее, команды извне, чтобы активизироваться и сеять смуту! 

Тем временем, несмотря на либеральную хулу, идеи основателей «красной империи» становятся всё более актуальными. Не зря один из либеральных журналистов в канун 150-летия со дня рождения В.И. Ленина не без тревоги рассуждал: «…Коронавирусом страна переболеет, от его последствий оправится, появится вакцина, народ выработает иммунитет. От болезни, которая сделала возможным триумф Ленина, а потом – ностальгию по Ленину и Сталину, у россиян иммунитета нет до сих пор». Это правда, нет в нашем народе такого иммунитета, и понятно почему. 

Вот с такими мыслями достаю я из шкафа советский красный стяг с серпом и молотом и, отдавая дань великому подвигу и жертвам моего народа, собираюсь водрузить его накануне святого для каждого честного русского сердца праздника – Дня Победы.

Валерий КИРИЛЛОВ, г. Андреаполь, Тверская обл.

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Малые города: скрепы или изгои? Малые города: скрепы или изгои?
Около сорока миллионов человек проживает в малых городах России. У большинства из них древняя, своеобычная судьба, связанная с историческими событиями, личностями, прославившими родовые гнезда и Отече...
4 Декабря 2020
Открытое письмо к «батьке» народа русского А.Г. Лукашенко Открытое письмо к «батьке» народа русского А.Г. Лукашенко
9 августа состоялись выборы президента Белоруссии. Александр Григорьевич Лукашенко, по данным ЦИК, набрал 81% голосов из 84% проголосовавших. Трудящиеся Белоруссии, чувствуя накат на Лукашенко, пошли ...
3 Декабря 2020
Т. Куликова. Льготная ипотека и рост цен на жилье Т. Куликова. Льготная ипотека и рост цен на жилье
Введенная весной этого года антикризисная программа льготной ипотеки не сделала жилье более доступным, поскольку привела к росту цен, с лихвой компенсировавшему понижение ставки процента. Основными вы...
3 Декабря 2020