Чистый голос песенной России

Чистый голос песенной России

В далеком 1964 году после выступления в парижской «Олимпии» одна из ведущих французских газет напишет: «Ее голос – радужная игра бриллиантов». Тогда же всемирно известный мим Марсель Марсо, отмечая необычайную душевность исполнения певицей представленной программы, сравнит ее с Эдит Пиаф. А Морис Торез, генеральный секретарь ЦК Компартии Франции, на приеме в советском посольстве справедливо отметит: «Вы сломали представления, которые складывались здесь десятилетиями. Вы, певцы и танцоры, показали нового человека Новой России – свободного, раскованного, духовно богатого. Это поистине прекрасная работа, это настоящая партийная пропаганда!..»

Людмилу Зыкину на Родине и за рубежом, а она объехала с концертами почти все континенты и побывала в не одном десятке стран, в некоторых многократно, называли королевой русской песни, голосом России. Ей рукоплескали сотни тысяч благодарных слушателей, среди которых были президенты и премьер-министры, главы парламентов, члены правительств, руководители партий, маршалы и генералы, крупнейшие представители сферы культуры и искусства с мировыми именами. Многие из них с ней долгие годы были в добрых отношениях. Ее не просто любили, ее боготворили. По существу, всем своим обликом, красотой, статью, потрясающим голосом певица олицетворяла собой Россию, ее душу, ее характер, ее величие. 

Прошло десять лет как Людмилы Георгиевны не стало. Но такие личности, завершив земной путь, продолжают жить в нашей памяти, памяти миллионов почитателей ее величайшего таланта. Живы ее песни. А такие, как «Восемнадцать лет», «Течет Волга», «Оренбургский платок», «Мама, милая мама», «Ивушка», «Рязанские мадонны», «Снег седины», «Растет в Волгограде березка», «Лишь ты смогла, моя Россия», «Поклонимся великим тем годам», уже давно стали той духовной основой, тем фундаментом, на котором и держится наша Россия, наш многострадальный народ. 

И очень хочется верить, что в год 90-летия великой певицы, нашего национального достояния, и сама Россия, которой она до последнего вздоха беззаветно служила, воздаст ее светлому образу должное внимание.

***

Думала ли она, девчонка с окраины Москвы, носившая значок ГТО, игравшая в футбол и волейбол, катавшаяся на велосипеде, пережившая «бессонные дежурства на крышах домов, где вместе со взрослыми… тушившая немецкие зажигалки», прошедшая в годы войны рабочую закалку на Московском станкостроительном заводе им. Серго Орджоникидзе и в пошивочной мастерской, думала ли она, токарь и швея, что станет всемирно известной певицей и любимицей огромной страны? Прямого ответа на данный вопрос в воспоминаниях Людмилы Георгиевны не прослеживается. «Пела я, сколько себя помню, всегда. Первое мое «публичное» выступление, если не ошибаюсь, было еще в третьем классе. В Доме пионеров ставили спектакль – «костюмный», из старой, чуть ли не купеческой жизни. По ходу спектакля звучал романс, но исполнительница заболела. Кто-то вспомнил: «Зыкина поет». Разыскали меня, уговорили. Так я спела – и не что-нибудь, а «Белой акации гроздья душистые».

Вообще-то о самой себе, о детстве, юности, первых шагах по непростой дороге к вершинам профессионального мастерства прекрасно рассказала сама певица. Еще в 1975 году в издательстве «Советская Россия» вышло ее глубоко личное повествование под названием «Песня». Затем, в 80-е, два издания выдержит книга «На перекрестках встреч». В 1998 году увидит свет полная больших раздумий лирическая исповедь «Течет моя Волга». В конце жизненного пути появится книга «Я люблю Вас». Все четыре книги будут полны переживаниями, размышлениями, постоянными духовными и творческими поисками певицы. В них она предстанет во всей своей ипостаси. 

Совсем не случайно подробно останавливаюсь на печатном наследии Л.Г. Зыкиной. Как при жизни, так и особенно после кончины о Зыкиной многое писалось. Были серьезные публикации и исследования, посвященные ее творчеству, общественной работе, гражданской позиции. Но сколько, особенно с развалом СССР, было написано о певице всяческих небылиц, домыслов, откровенной лжи, порой напрямую задевающих ее честь и достоинство! И мусор этот до сих пор гуляет на широких просторах, разжигая у поверхностных читателей, вместо заинтересованного, серьезного подхода к личности Л. Зыкиной, примитивное, неглубокое любопытство.

Казалось бы, стоит ли об этом говорить, ведь рядом с любой незаурядной личностью присутствуют зависть, наветы, подлость, и ничего нового в этом нет? Ответ однозначен – стоит. И прежде всего потому, что, несмотря на то, каким человеком она была, что ее волновало, что радовало, с чем она не могла мириться, во имя чего возвышала свой голос, причем не только посредством песни, рассказано ей самою и теми, кто ее действительно знал и с ней работал, даже после смерти певицы продолжается кампания по сведению ее образа до бытовых, не имеющих никакого отношения к уникальному творчеству артистки подробностей. Опять пытаются «поведать» о личной жизни, о мужьях, о «походах в баню» вместе с Е.А. Фурцевой, о драгоценностях всенародно любимой певицы. 

Как же это все низко и убого... Хотя удивляться нечему. Тем, кто снимает скороспелые фильмы и сериалы, издает коммерческую печатную продукцию, публикует статьи в буржуазно-либеральных и «желтых» СМИ, обязательно необходим какой-нибудь негатив, а еще лучше сенсация. На этом можно заработать. А масштаб личности их интересует в последнюю очередь.

Кстати, искателям сенсаций Людмила Георгиевна не раз заявляла о смысле и цели своего творчества. Материальные блага, денежные сбережения, слава, почести ее совершенно не волновали. Она жила в другом измерении. Главным в ее жизни было раскрыть самое сокровенное в душе русского народа.

Справедливости ради следует сказать о сопутствовавшей ей славе. Она действительно была ошеломляющей. Имела певица и официальное признание. Помимо высокого звания Героя Социалистического Труда, статуса лауреата Ленинской премии и Государственной премии РСФСР им. М.И. Глинки, Людмила Георгиевна была кавалером двух орденов Ленина, ордена «Знак Почета», ордена Святого апостола Андрея Первозванного, орденов «За заслуги перед Отечеством» I–III степеней. Была удостоена она и государственных наград Франции, ГДР, Социалистической Республики Вьетнам, Казахстана... Народная артистка СССР, Л.Г. Зыкина в разные годы удостаивалась также высших артистических званий РСФСР, Бурятии, народной артистки РСФСР, Азербайджана, Удмуртии, Узбекистана, Республики Марий Эл. Имела певица и десятки общественных званий и наград, среди которых награды Советского фонда мира, которому Людмила Георгиевна не единожды перечисляла гонорары за свои выступления. Пожалуй, такого количества высоких наград и почетных званий не было ни у одного из артистов как советского, так и постсоветского времени.

В этой связи немаловажно отметить и тот факт, что Л.Г. Зыкина была среди тех советских деятелей культуры, кто с развалом Советского Союза не прятал и не умалчивал своих советских государственных наград. Она часто появлялась со Звездой Героя, знаком лауреата Ленинской премии. На ее концертах упоминание об этих высочайших знаках отличия Советского государства было обязательным. Певица действительно гордилась советским прошлым и ни от чего, связанного с ним, никогда не отказывалась. Да и как могло быть по-другому, если лучшие в профессиональном плане годы пришлись на советский период, при котором, собственно, необъятная страна, да и мировое сообщество, и узнали певицу Людмилу Зыкину. 

***

О творчестве же, о русской песне, о народном фольклоре, о достоинствах и недостатках тех или иных музыкальных произведений, о защите национального искусства Людмила Георгиевна могла говорить часами. Это была ее стихия.

На всем творческом пути ее сопровождали далеко не праздные вопросы. Великую певицу очень беспокоила судьба русской песни. Еще в семидесятых годах прошлого века, на пике своей славы, будучи уже народной артисткой СССР и удостоившись в год 100-летия со дня рождения вождя пролетарской революции Ленинской премии, певица стала высказываться в защиту русской народной песни. Она страстно выступала за сохранение ее глубинных истоков. «Русская народная песня жива и не нуждается в насильственном обновлении», – говорила Зыкина многочисленным интерпретаторам. «Совершенно недопустимо, когда песни, к окончательному «оформлению» которых причастны десятки, а то и сотни безымянных умельцев из народа, становятся объектом расправы певцов-недоучек и незрелых ремесленников от музыки!» – еще более жестко доводила она свою позицию, не стесняясь быть непонятой среди коллег-артистов. При этом она прекрасно понимала, что «русская песня не есть что-то застывшее и неизменное. Жизнь не стоит на месте. Она требует новых интонаций». Потому-то и старалась певица поддерживать советских композиторов, писавших песни «на народной основе», включая их в свой репертуар. 

Будучи мастером взыскательным и требовательным, и в первую очередь к самой себе, Л. Зыкина очень критично относилась к профессии исполнителя. Она не переносила фальши, поверхностного отношения, некачественного донесения произведения до слушателя. «Как велика в этой связи воспитательная, я бы сказала, роль наших признанных вокалистов – Архиповой, Огнивцева, Образцовой, Эйзена, Синявской, Козловского и других, вкладывающих в исполнение и народной, и советской песни высокий академический профессионализм, который призван предотвратить девальвацию критериев мастерства, венчающего многолетние и многотрудные усилия актера-певца», – писала Людмила Георгиевна в своей первой книге «Песня».

Она понимала и высоко ценила творчество подлинных профессионалов, тех, кто, как и вышеназванные народные артисты СССР, действительно составляли цвет советского песенного искусства. С ними она могла говорить на одном языке. Уровень их подготовки, высочайшая работоспособность, дисциплина, строгое следование канонам певческого мастерства, разительно отличают этих выдающихся певцов от их сегодняшних продолжателей. Да и, откровенно говоря, массовый слушатель не знает в наше время имен оперных и камерных певцов, исполнителей народной песни. Может быть, за редким исключением, и назовут некоторые фамилии наиболее успешных артистов, да и то тех, кого приглашают на сборные официальные концерты и иногда показывают по телевидению. Практически отсутствует профессиональная пропаганда исполнительского искусства, формировавшее у слушателя понимания и глубокого восприятия песенного творчества, тех или иных музыкальных произведений. Оно все дальше отдаляется от широких масс и становится доступным лишь для незначительной по численности части отечественной интеллигенции.

Имела свою четкую позицию Людмила Георгиевна и по вопросу о разнообразии песенного жанра, эстрадного исполнения песни. Настойчиво ратовавшая за возрождение лучших традиций исполнения русской песни, за поддержку хорового творчества, за более широкую организацию практической помощи профессиональным коллективам оркестров и хоров, да и вообще за улучшение музыкального воспитания населения, артистка предельно критично относилась к персональному составу эстрадных исполнителей и к засилью на эстраде страны «суррогата», безнравственности, бездуховности, пошлости и других негативных явлений. Причем свое критичное отношение к эстраде она высказывала как в советское время, по сути, предупредив общество о том, во что может превратиться эстрадное направление, если не остановить в нем повальное увлечение западной поп-культурой, так и в условиях современной буржуазной России.

***

Думается, уместным будет привести ряд высказываний самой Л.Г. Зыкиной, появившихся в ряде печатных изданий в конце 90-х – середины 2000-х годов. Эти красноречивые мысли певицы, ярко раскрывающие ее профессиональную и гражданскую позицию, были приведены в книге многолетнего пресс-секретаря артистки Ю.А. Беспалова «Людмила Зыкина. На перекрестке наших встреч».

«…К сожалению, основная музыкально-песенная продукция для народа просто удручает. Песенные тексты и стихами-то трудно назвать – «ты на меня посмотри, ты меня обними» и т.д. А в чем на сцену выходят эти так называемые «фабричные звезды»? <…> Сценический костюм и облик певицы должны соответствовать создаваемому песенному образу, а не диктоваться извращенными вкусами музыкальных редакторов на телевидении. <…> Артист сегодня оказался один на один с пресловутым «рынком». Зачем тогда у нас Министерство культуры?» (журнал «Александр и Ко», 2006 г.).

«Народная песня новых русских не волнует. Когда мне сказали, что участие в «Песне года» стоит десятки миллионов рублей, я отказалась. Не могу такие деньги платить. Припомните, кого из великих артистов вы в телевизоре видели? Мы почти не слышим симфоническую музыку. Опера? Невозможно. Народная песня? А кому она нужна? Грубость и пошлость выдаются за смелость и новаторство. Шпана правит бал» (газета «Известия», 1997 г.).

 «Нынешними эстрадным поколением, к сожалению, я не очень довольна. Раньше можно было различить исполнителей по голосам. Сразу ясно, что поет Русланова, Стрельченко или Шульженко. Сегодня все поют одинаково. Все в одном темпе, музыкальное сопровождение почти одинаково у всех. Больно, досадно. И самое главное – очень мало хороших голосов. Вероятно, это оттого, что сейчас все продается. Если ранее ТВ и радио были государственные, то сейчас они «на прокате». Кто больше даст денег, тот и будет на экране…» (газета «Вечерний Челябинск», 2000 г.). 

Нельзя не согласиться в этом с великой певицей и гражданином. Не в бровь, а в глаз бьет Людмила Георгиевна. Тем паче что прекрасно понятно и нам – по сути, простым обывателям, она оценивает, как профессионал высочайшего класса, как мастер, как страстная защитница русской советской культуры и духовности.

***

Не забываем и тот суровый и судьбоносный час, когда Л.Г. Зыкина в июле 1991 года, вместе с лучшими сынами России – Геннадием Зюгановым, Юрием Бондаревым, Александром Прохановым, Валентином Распутиным, Вячеславом Клыковым, Валентином Варенниковым, Василием Стародубцевым и др. – подписала совместное обращение «Слово к народу», опубликованное в «Советской России». Значение этого исторического воззвания трудно переоценить. Не забыли, и конечно же, не простили его подписантам враги России, вся та злобствующая либерально-русофобская антисоветчина, которая и сегодня поднимает голову.
Людмила Георгиевна никогда не скрывала своих взглядов. Да, она не была в рядах КПСС, но она была глубоко советским мастером искусства, великой певицей, голосом советского народа. Она никогда не перекрашивалась и не очерняла недавнее советское прошлое. Она умела гордо нести высокое звание советского человека и за рубежами родной страны. Там, на лучших мировых сценах в ее лице рукоплескали всему советскому искусству. И певица это прекрасно понимала. 

В интересах дела, с целью поддержки своего любимого детища – Государственного академического русского народного ансамбля «Россия», которому она отдала 32 последних года своей жизни, Л. Зыкина в новых, рыночных условиях всегда умела находить точки соприкосновения с действующей властью. Она неоднократно встречалась с президентами и премьер-министрами, другими крупными государственными руководителями России. Они ее поздравляли, награждали, отзывались о ней всегда с уважением. Но она перед ними не заискивала. Будучи человеком высокой внутренней культуры, такта и не лишенным дипломатического чутья, она всегда соблюдала необходимую дистанцию в общении с ними, тем самым давая им понять то, что она всегда служила не отдельным личностям, а любимой России. Так, кстати, выстраивать свои взаимоотношения с властью мог далеко не каждый деятель искусства и культуры. 

Те, кто хорошо знал Людмилу Георгиевну, отмечали, что ей были присущи такие качества, как искренность, взвешенность суждений и в то же время эмоциональность, решительность, способность быть твердой и непримиримой. Она умела дружить. Она безмерно любила и гордилась дружбой с Юрием Гагариным, другими космонавтами первого призыва, всегда тяжело переживая их уходы из жизни. Она любила своих авторов – поэтов и композиторов В. Бокова, Г. Пономаренко, А. Аверкина, В. Темнова, А. Пахмутову. Хотя близких друзей у нее было и немного. Странно было наблюдать в передачах на телевидении, когда в качестве ее друзей представляли людей ей малознакомых. Сама артистка ответить на это уже не могла…

Многое можно было рассказать о великой певице. Личностью она, вне всякого сомнения, была уникальной и многогранной. В жизни ее, о чем она не раз рассказывала, в том числе и на страницах своих книг, случались интереснейшие события, встречи, эпизоды, незабываемые и волнующие моменты. Но главным и определяющим для нас навсегда останутся ее искренняя и волнующая любовь к России и русской песне. Нашей Отчизне крупно повезло, что у нее и у нас была Людмила Зыкина. И ее чарующий голос будет звучать вечно.        

Л.Г. Зыкина давным-давно заслужила того, чтобы в ее родной Москве ей установили величественный памятник. Появится ли он? Очень хочется верить…

Р.В. СЕМЯШКИН

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Проблема мигрантов: единственный выход – социализм Проблема мигрантов: единственный выход – социализм
Недавний опрос Левада-центра показал, что отношение к мигрантам в России, которое в последние годы претерпело некоторые изменения в лучшую сторону, снова ухудшилось. Конечно, это вполне объяснимо и за...
18 Октября 2019
Защитить правду истории! Ситуация с памятником маршалу Коневу в Праге Защитить правду истории! Ситуация с памятником маршалу Коневу в Праге
Интервью с первым заместителем председателя ЦК Коммунистической партии Чехии и Моравии (KSCM) и бывшим членом Городского совета Праги Петром Шимунеком....
18 Октября 2019
В России поэтов много, а Лермонтов – один! В России поэтов много, а Лермонтов – один!
16 октября 2019 года члены Движения «Русский Лад», отмечая 205-летний юбилей великого русского поэта Михаила Юрьевича Лермонтова, побывали на экскурсии в доме-музее М.Ю. Лермонтова на Малой Молчановке...
18 Октября 2019