Будущее России – без леса?

Будущее России – без леса?

Прошло не так много времени после публикации очерка А. Стерликова «По мхам, по кочкам…», но есть повод продолжить разговор: думское «большинство» пытается без огласки узаконить новую редакцию Лесного кодекса. Столетие образования СССР также обязывает нас вспомнить советский опыт лесничества и, конечно же, «План преобразования природы». Предлагаем новую публикацию Анатолия Стерликова.

***

О расхищении лесных богатств много сказано, поговорим о лесоустройстве и лесовосстановлении.

…После перепалки с гендиректором «Онегалеспрома» Самойдюком на краю старой вырубки задаю невинный вопрос. Спрашиваю: кто, собственно, должен заниматься лесоустройством по водосбору реки Ошты – по облысевшим склонам Оштинской долины?..

Замгубернатора Глазков мрачно буркнул: «Я уже говорил: план мероприятий по лесоустройству и лесоразведению «Онегалеспром» выполняет».

Приняв к сведению это замечание, приглашаю губернаторскую комиссию к огромной высокой ели неподалеку от Урозерской дороги. А во все стороны непроходимая вырубка – чащобник, стволы поваленных ветром огромных осин и берез, нетоварная древесина, по слову Самойдюка. Кое-где и ели преют, нельзя сказать, что это неделовая древесина. Тут я попросил показать просеку Гослесфонда, ясно обозначенную на моей замызганной, истрепанной двухкилометровке. В советскую эпоху она разделяла Гослесфонд и колхозный лес, а до революции – казенные (царские) леса и общинный крестьянский лес. Но, конечно, просеки – важнейшие элементы лесоустройства, служат не только для межеванья, не в этом их главная функция, о чем надо бы рассказать, да не хочется превращать очерк в трактат.

Обнаружив мое коварство, Самойдюк стал отказываться от чести лесоустроителя, дескать, он всего лишь арендатор. Да, генеральный, но все же заготовитель, просеки не его проблема. На то есть департаменты и всякие службы.

А между тем в комиссии нашелся энтузиаст, решивший определить линию границы Гослесфонда, это был инженер Бурцевич из «Онегалеспрома». Начало просеки ему ясно указывали заплывшие, возможно, еще дореволюционные, тески «о четырех лицах» на толстой высокой ели у дороги, но вокруг, как уже сказано, непролазный чащобник, чапыга.

Бурцевич и отправился искать просеку. То есть, подобно лосю, стал ломиться густым осинником. Случись пожар, как попадут к очагу возгорания бойцы МЧС со своими средствами пожаротушения? Разве с вертолета-самолета десантироваться?.. А ведь было время – я сюда водил ленинградцев – с детьми, с мамашами – собирать чернику. Просека была чистая, без подроста. На сырых участках просеки брали ягоду, на прогреваемых солнцем косогоринах отдыхали. Спасались под сенью шатровых елей, если накрапывал дождь. Или здесь же собирали черные грузди, которые обнаруживались целыми семейками… На просеке и чай грели на костерке. Воду набирали из родника, означенного вахтой трехлистной и берестяным ковшичком на суку. В те времена оштинские мужики любили обустраивать тропы и привалы в лесу.

Но ценный лес вырубили субарендаторы, бизнес-партнеры «Онегалеспрома» (генеральный арендатор продает участки всякому, у кого есть деньги), остальное бросили на корм червю и короеду. Поднялся чащобный осинник, которому не суждено стать лесом до конца четвертичного периода, значит, до скончания человеческого века на земле. А там, где в омутах с родниковой водой плавали листья вахты, где под елями висели берестяные кузовки, – глубокие колеи, заполненные стоячей гниющей водой, и все те же стволы осин и берез (и ели, конечно), запрессованные в грунт колесами лесозаготовительной техники.

Надо сказать, представитель вологодского лесного департамента не поверил, что где-то здесь была просека. «Непрофессиональные», едва заметные охотничьи тески в трущобном осиннике у него вызвали сомнение. Но инженер Бурцевич подтвердил мою правоту. Более того, поняв, что речь идет о памятнике истории в лесу, он даже обещал почистить, то есть фактически заново прорубить, просеку, а шеф его, гендиректор Самойдюк, не возражал. Я был тронут неожиданным подарком лесозаготовителей, поскольку лелеял мечту восстановить переход с лесной дороги на Лемозерскую просеку. Спрямляется тропа к заветному Ясень-озеру, и лесом идти удобнее и приятнее, чем колеями с глинистой жижей, продавленными колесами лесовозов. Ну и достаточно об этом. Тем более что просека Гослесфонда за минувшее время еще гуще заросла, как говорят оштяне, сплошной чертолом, и лосю не проломиться.

Известно, в основе лесничества (в широком смысле этого понятия) в СССР, отчасти и в дореволюционной России, лежала знаменитая триада: лесоустройство, лесопотребление, лесоразведение. Иногда она прокламируется высшими руководителями страны. Что, очевидно, не останавливает расхищения лесов России. Лесопосадки в нашей стране в прошлом были важной отраслью лесничества, а с 1948 года лесонасаждения в СССР осуществлялись всюду, где могли укореняться культуры – лесные породы растительности. Сажали лес даже в Кызылкумах и в песках Муюнкум. А насмешникам, любителям ерничать, объясняю: сажали саксаул, жузгун, тамариск, сладкодушистую в цветении джиду, некоторые другие виды ценной пустынной растительности. Это мне доподлинно известно. Я немало странствовал по лесам Северо-Запада, но бывал и за пределами России. Беседовал с лесниками и егерями на кордонах среди фисташковых рощ Бадхызского заповедника, картошку пек и чаевничал в саксаульнике с Юрием Глазовым, главным лесничим «Коскудкской лесной дачи» в Муюнкумах. Мои собеседники вспоминали «Сталинский план преобразования», поминали тихим добрым словом Хрущева, затоптавшего проект, по их мнению, из мести к Сталину. Среди тех, кто рассказывал мне о лесоустройстве и возрождении лесов, был и волховчанин Петр Григорьевич Антипов, мужественный воин-Герой, Герой Соцтруда. Его семинары на просеках волховских лесов, на делянках лесопосадок всегда буду помнить.

«Наука в лес не ходит», – говорилось в стародавние времена, что закрепилось в словаре В. Даля. Но в эпоху СССР и в лес пришла наука. И прежде всего это связано с реализацией грандиозного «Плана преобразования природы». Лучшие ученые и специалисты трудились, решая проблемы воспроизводства лесов, изучали условия произрастания растений, состав атмосферного воздуха в лесу, газообмен растений, испарение влаги, изучали структуру и свойства различных почв, вели учет численности животных…

А сегодня мы словно вернулись в далекое дореволюционное прошлое в худшем его виде. Послушаем экспертов на популярном ТК «Культура», где они рассуждают о судьбе Русского леса, воспетого советским писателем Л.Леоновым. Звонкоголосая милая биологиня в «репортаже из будущего» с говорящим названием «Без леса» просвещает телезрителей: «Если у нас (в России. – А.С.) вырубят лес, то уже лет через пять-десять будут стоять молодые березки, в то время как на воссоздание тропического леса требуются десятки, сотни лет». Как раз на воссоздание лесов хвойных пород и требуется целое столетие, даже более того. Всё зависит от условий произрастания. Имею в виду естественный, физический возраст поспевания хвойных пород, а не тот, который объявлен декретами рыночных фундаменталистов – 80–90 лет.

А то еще и такие рассуждения остепененного эксперта из академического Института лесоведения на «Культуре»: «Где были поля – сейчас лес. И это очень быстро происходит». Да, обыватель скажет, и в нашей лесной деревне иногда скажет: «Были колхозные поля, были нивы и пожни, а нынче веники ломаем». Однако же что-то незаметно, чтобы за последние десятилетия на бывших нивах и пожнях поднялись чистые, светлые березовые рощи. И не увидим мы здесь ни елового, ни соснового бора. Всё, что просматривается с деревенской горы Погост в бинокль, – жалкие остатки первичных, первобытных лесов.

А что же на месте сельхозугодий между деревней и селом Оштой? Пресловутое лесопокрытое пространство – кустарники, чащобник, осиновый или ольховый, лозняк, лядины (поляны) с бурьяном в рост человека. (Да хорошо – борщевик к нам не прокрался!). Ну и карьерные выработки. Лишь кое-где возвышаются сосенки и елочки с остренькими вершинками. Ни один грамотный лесник не скажет: «А вот настоящий лес! А вот еловый бор! А на дальней гриве строевая сосна!». А ведь с момента ельцинских разрушительных «реформ» прошло 30 лет, некоторые же поля не обрабатываются с тех времен, когда деревня Курвошский Погост была объявлена неперспективной, то есть более 50 лет. Словом, на сельхозугодьях ничего быстро не происходит.

Конечно, в 40-минутном ролике не обошлось без выпадов против советского прошлого, это уж как водится.

Впрочем, будет справедливы: в фильме есть и трезвые рассуждения доктора наук, члена-корреспондента РАН Натальи Лукиной, предупреждающей о неизбежной деградации лесов при существующей системе лесопользования. Да и авторы сквозь зубы цедят: «Концепция, что рынок всё отладит, здесь не работает». Но что с того! Лесохозяйственный опыт советский эпохи авторами докфильма, так же, как и высшими чиновниками страны, игнорируется. Что делать, как спасаться?

Автор этих строк бывал в Белоруссии, и высокопоставленный сотрудник лесного хозяйства, показывавший в цехах «Гомсельмаша» журналистам новую современную технику для лесонасаждений, объяснял нам, что если бы Республика пошли по пути России, в Полесье и в Беловежье давно бы не осталось ни одной сосны. Да хотя бы опыт того же Китая! Слушать сообщения представителей российских и западных СМИ, – правители КНР не имеют ни малейшего представления об экологии. Но вот что пишет в своей капитальной монографии (540 страниц!) западный эколог Франсуа Рамад: «Китайцы всегда были злейшими врагами леса. Однако в наши дни (конец 70-х – начало 80-х. – А.С.) делаются огромные усилия посадить леса для предотвращения размыва почв по склонам гор». (Ф. Рамад. основы прикладной экологии. Л. – Гидрометеиздат, 1981). То есть, как видим, в Китае используется и совершенствуется советский опыт, например, практика сосновых лесопосадок в Крыму, в крымских горах.

Кто-то воскликнет: но в Приморье, в других наших лесных районах китайцы оголили сопки! И у нас в Прионежье обезлесили Сикомасову гору, хотя китайцев здесь нет. И кто выбирает глав администраций, муниципалитетов? Китайцы? Или, может, дядюшка Си назначает губернаторов и мэров в Приморье, в Приамурье, в Восточной Сибири?

Эксперты на телеканале уповают на новое лесное законодательство, надо полагать, имеется в виду «обновление» Лесного кодекса. Я же по простоте своей, считаю, что «новый» ЛК, – всё та же герман-грефовская редакция 2006 года. «Капиталистический лесной кодекс», – убежден коммунист-депутат Сергей Левченко.

А разговоры экспертов на «Культуре» о необходимости некоего «международного единого центра управления лесами» меня приводят в ужас, зловещий план. На вологодчине мы уже стали свидетелями «международного управления» из центра в Канаде, из так называемого «попечительского совета» который находится в Торонто, выдавшего сертификат «на управление лесами» «Онегалеспрому». Блогеры Т. Краснов из Петербурга и Саша Сайкин из Вологды побывали со своими камерами на вырубках «Онегалеспрома», ролики можно посмотреть на левопатриотических ресурсах, если они еще не удалены бдительным «Роспотребнадзором». Панорамы вырубок – и с земли, и с воздуха – впечатляют.

Журналисты либеральной «Культуры» не понимают, никогда не поймут, что Россия действительно окажется без леса уже в обозримом будущем, если страна останется сырьевым придатком развитых или пусть даже – бурно развивающихся стран.

…Не забываются разговоры на краю вырубки, где пытались отыскать пограничную просеку Гослесфонда. Замгубернатора Глазков внушал мне: «Говорите, экология, русский лес… А на планете уже семь миллиардов… Как быть? Оставить миллионы без книг, без мебели? Или есть способ сократить население?». Я не находчив, не помню, что ответил чиновнику, переполненному вселенским человеколюбием. Но сегодня бы сказал: «Семь миллиардов?! Стало быть, есть кому выращивать лес!». Вместо того, чтобы набивать бездонные сейфы золотом, разжигать военные конфликты по всему миру, вложите капиталы в лесопосадки, создавайте рабочие места, господа олигархи! (Имею в виду, прежде всего, «отечественных» потаниных-абрамовичей без отечества). Между прочим, лесоводство трудоёмкая отрасль. И лес, как показал опыт урезанного Хрущевым «сталинского плана», как свидетельствует практика советского лесничества, растет практически всюду на планете, за исключением, разве приполярных областей.

И что же получается, дорогие читатели? В Советской России, где сохранялись первозданные боры и рощи, даже при Хрущеве занимались лесонасаждениями. А в ельцинско-путинской России перестали сажать лес. Ну, разве для отчетности, имитации деятельности и демонстрации чиновничьего усердия заложат лесопосадку.  Страны, где много солнца и влаги, атмосферной или ирригационной, где есть условия для выращивания древесной растительности, предпочитают вкладывать средства, например, в гигантские стадионы, в циклопические крытые хоккейные «арены». А причина на поверхности: они получают русский лес на дармовщину (по демпинговым, т.е. бросовым ценам), да еще в виде кругляка. Говорят, благодаря «русскому демпингу», Канада и Финляндия сократили вырубки.

Между тем, редакторы и эксперты «Культуры» даже мысли не допускают хотя бы о частичном ограничении лесоповала в России, о национализации природных богатств, в том числе леса, –общенародного достояния, по глубокому убеждению каждого русского человека. Напротив, культурные эксперты, как бы в унисон правительственному чиновнику Глазкову, убеждают россиян, что «ограничения заденут интересы миллионов людей». Я даже напрягся, услышав слова «ограничения заденут интересы…». Молнией пронеслось в голове: сейчас сайт «Культуры» взорвется! Но нет, не сорвалось у эксперта запретное словцо. Лесные олигархи вместе с дерипасками и абрамовичами могут спать спокойно.

В завершение очерка напоминаю читателям, что 21 марта отмечается Международный день леса. Но тут же, опять-таки, соблюдая корректность, уточним: в СССР День лесного работника отмечался в сентябре, причем, очень даже весело, разгульно; отмечали и праздновали и лесники, и лесоводы. И лесорубы, конечно, поскольку леспромхозы тогда не только рубили лес, но и чистили делянки от хмыза и лома, готовили лесосеки для закладки лесопосадок, а иногда постановлениями районных или областных советов тоже отягощались лесопосадками. В семье Лазовых, например (в селе Оште), Николай Михайлович работал в леспромхозе, рубил лес, чистил лесосеки, а его жена Лидия Ивановна была техноруком в лесничестве, руководила посадками культур. На лесопосадках летом работали и их дети, три сына и дочь.

Постаревшие оштинские лесоводы и лесники не без гордости показывают детям и внукам сосны и ели на бывших леспромхозовских делянках. Пока еще шумит рукотворный хвойный лес, еще не истребил его под предлогом рубок ухода «Онегалеспром» – по указанию «партнеров» из ЦЕНТРА управления оштинскими лесами, из Торонто…

Анатолий СТЕРЛИКОВ

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Размышления о духовности Размышления о духовности
Человек создан как точная копия всему, что есть во Вселенной (Высший Разум создал Человека по образу и подобию своему)....
21 апреля 2024
Ярославль. Творческая встреча в Некрасовке Ярославль. Творческая встреча в Некрасовке
20 апреля председатель Ярославского регионального отделения Всероссийского Созидательного Движения "Русский Лад" Алексей Филиппов по приглашению известной ярославской поэтессы Елены Морозовой принял...
21 апреля 2024
Поразительное для историка простодушие. Об экспозициях Вытегорского историко-этнографического музея Поразительное для историка простодушие. Об экспозициях Вытегорского историко-этнографического музея
В статье О. Ларионова «Холодный взор «росомахи» («НГ», июль 2023 г.) речь шла об экспозициях Вытегорского историко-этнографического музея, посвященных Советско-финской войне. В них, по мнению ряда...
21 апреля 2024