Антонина Коптяева: «Если ты можешь что-то дать людям — отдай»

Антонина Коптяева: «Если ты можешь что-то дать людям — отдай»

Так символически совпало, что в день 102-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции мы отмечали и 110-летие со дня рождения А.Д. Коптяевой — замечательной русской советской писательницы, общественного деятеля, лауреата Сталинской премии, кавалера двух орденов Трудового Красного Знамени, орденов Дружбы народов и «Знак Почёта».

ЕЙ БЫЛО уготовано прожить большую жизнь. Практически весь ХХ век пролетел на её глазах за 82 года, отмеренных ей судьбой. А сколько всего было пережито, познано, осмыслено, прочувствовано! О многом из того, что выпало на её долю, она рассказала в своих книгах, особенно в ряде проникновенных очерков, в которых писала о времени, о себе, о творчестве, о поездках по Дальнему Востоку, Сибири, Уралу, Прибалтике, о коренных народах и тружениках, населяющих эти края, об их истории и культуре. При этом всё то, о чём она поведала на страницах этих произведений, было неизменно пропущено через пылкое, любящее и сопереживающее сердце — сердце неравнодушной женщины, писателя, патриота земли русской…

Детство будущей писательницы на дальнем и глухом прииске Южный Зейского района Амурской области было тяжёлым и голодным. Отца убили китайцы-хунхузы, или, проще говоря, бандиты, промышлявшие в тех местах грабежами и разбоями, и матери пришлось одной воспитывать троих детей, работая то на подёнщине на чужих огородах, то прачкой и стряпухой в артели землекопов, то поломойкой в конторе «Союззолото». Среди детей Антонина была старшей, а посему должна успевать помогать матери не только по дому, но и выходить вместе с ней на работу по найму.

О том, какими были годы её взросления, А.Д. Коптяева расскажет в очерке «Края родные»: «Мне всегда хотелось помочь матери. Нарубить дров, принести воды, вычистить хлев, натаскать хворосту из городского сада, набрать ягод, грибов. Каждую заработанную копейку несла ей. Правда, и она надрывалась, сводя концы с концами, но всегда старалась сварить нам хоть какую-нибудь похлёбку из овощей или травы, или галушки, заправленные постным маслом. <…> Вот и проживи с тремя детьми на руках! Чем накормить, как одеть? В зимнее время морозы сорок градусов — обычное дело, а в школу ходить ни пальтишка, ни валенок. Две зимы мне пришлось пропустить, хотя училась я отлично. Достаточно сказать, что моя «спортивная карьера», когда мне исполнилось тринадцать лет, сломалась из-за того, что не нашлось двух рублей для покупки майки, трусов и тапочек… Где же было справиться с более серьёзными нуждами? <…>

В 1926 году, опять же в поисках заработка, попросту куска хлеба, я ушла на Алданские прииски в Якутию. Оставила седьмой класс школы и отправилась в тайгу пешком за обозом по занесённому снегом зимнику, где летом ни пройти ни проехать».

Будучи человеком восприимчивым, впечатлительным, не лишённым фантазии и образного мышления, с молодых лет Антонина ощущала в себе потребность к творческой самореализации. Поначалу это были стихотворные опыты. Но они не отвечали её стремлению к более подробному отображению действительности. Не могли они в должной мере показать и те наблюдения за повседневностью и удивительными, такими разными и интересными людьми, старателями и умельцами, рабочими и интеллигентами из народа, встречавшимися ей тогда и покорявшими её своими дарованиями, житейскими мудростью и красой. Явно был необходим более широкий простор, и она его найдёт, обратившись к прозе.

Первую повесть А. Коптяева напишет в 1936 году на Колыме на чисто местном материале. Да и название она получит соответствующее — «Колымское золото». Основанием же к написанию повести послужит встреча с человеком необычайной судьбы хирургом Иваном Ивановичем Киселёвым, посвятившим себя служению людям, живущим в этом крае вечной мерзлоты. Впоследствии из впечатлений и воспоминаний от общения с этим подвижником у писательницы родится и замысел её, пожалуй, лучшего произведения — трилогии о докторе Аржанове.

Кстати, способность замечать людей неординарных, находить с ними общий язык и завязывать отношения сослужит писательнице добрую службу. Благодаря этому чутью и прозорливому глазу она найдёт характерные и запоминающиеся образы для своих книг, где-то собирательные, а порой и буквально под копирку списанные с конкретных личностей. В своих же художественно-публицистических очерках А. Коптяева будет рассказывать о реальных людях с подлинными именами, известных и неизвестных, но, без сомнения, заслуживающих писательского внимания.

Так, например, в вышеупомянутом очерке «Края родные», написанном под впечатлением от всего увиденного в поездке, осуществлённой в составе бригады «москвичей-литераторов» в 1965 году на Дальний Восток, Антонина Дмитриевна рассказывает о знатной женщине-рыбачке из системы сейнерного флота Сахалинрыбпрома, Герое Социалистического Труда Александре Степановне Хан. Эта корейская труженица из сахалинского Холмска, о которой писательница пишет с искренним восхищением, была инициатором создания в конце 1940-х годов рыболовецкой бригады из числа корейцев. За двенадцать лет возглавляемая ею бригада выловила 90 тысяч центнеров рыбы — эшелон в пять вагонов. В очерке она предстаёт перед нами уже зрелой, авторитетной рыбачкой, коммунистом-руководителем, отмеченным самыми высокими наградами Родины. Пусть и не подробно, но рассказывает А. Коптяева и о её жизни, заслуживающей написания отдельной книги.

Вообще же за более чем полувековой период творчества Антонине Дмитриевне повстречалось немало известных, имевших славу, порой даже всесоюзную, людей. И она умела с ними общаться и поддерживать отношения, при этом ни перед кем не заискивая и не преследуя личных интересов. Да и, собственно, интерес у неё был один: сугубо творческий, писательский — увидеть и познать те явления, события, факты, познакомиться и узнать тех людей, о которых можно будет написать. Этим интересом она с тех молодых лет, когда впервые мысленно созрела и взялась за перо, и жила, он и был смыслом её существования.

С КОНЦА 1930-х годов Антонина Коптяева начинает работать над романом «Фарт» — о жизни золотых приисков Сибири того времени. В основу книги лягут ранее написанные «Были Алдана», сборник рассказов-воспоминаний приискателей-алданцев.

Этот роман писательница посвятит становлению характера советского человека в процессе развития новых форм коллективного труда, таких как ударничество и Стахановское движение. Главные герои романа — молодой старатель прииска Егор Нестеров и опытный, многое повидавший за более чем 30 лет труда старатель Афанасий Рыжков, на фоне тяжёлого быта и пережитков старого времени, с их пьянством, спекуляцией, низменными страстями, мещанством, грабежами и даже убийствами, на которые способны такие деградировавшие, но не оставляющие мысли поквитаться с Советской властью типы, как убийца собственной жены Забродин, китаец-барышник Санька Степаноза и заведующий горными работами, вор и стяжатель Потатуев, всё же тянутся к новому и приходят к неизбежному выводу о преимуществе крупных шахт и открытых разработок, позволяющих использовать новую технику и прогрессивные методы добычи извлекаемого ими из щедрой земли золота.

И в осознание этого понимания, пришедшего к ним, в том числе и благодаря воспитательной и разъяснительной работе настоящих, убеждённых коммунистов — секретаря партийной организации прииска Мирона Черепанова и председателя приискома (профкома) Сергея Ли, Коптяева и вкладывает расшифровку часто употребляемого персонажами романа слова «фарт»: богатство страны заключается в духовном богатстве каждого человека-труженика, в росте его сознательности, идейности, заинтересованности в полноценном личностном развитии, направленном на решение уже далеко не собственных, а государственных задач и интересов.

Как бы подводя итог долгим размышлениям, горный мастер и бывший старатель Афанасий Рыжков, выступая на собрании, чётко заявляет: «… Товарищи! Я ведь старатель… тридцать лет с гаком старался. Всё искал фарта. <…> до того (установления Советской власти. — Р.С.) к нам припеклось звание хищников. Но понимать надо, что хищничали мы от нужды. Ежели я находил в старое время золото, то какой мне интерес был сообщать об этом хозяину? Покуда я ищу, он не препятствует, только следит исподтишка, а почует добычу — сразу налетит со стражниками, с урядником… Золото отберут и вытурят, да ещё плетей вложат. <…>

Я теперь, товарищи, грамотный стал <…>. Ещё скажу, что норму наша бригада выполняет на сто сорок процентов. Уравниловку уничтожили. До сих пор считалось: раз артель — значит, всё поровну, а от этого был вред. Только лодырей плодили. Теперь у нас каждый получает за фактический труд и стремится работать получше. Жизнью своей я довольный… шибко довольный. Потому считаю, что фарт свой нашёл. Спасибо за это Советской власти».

В какой-то мере тему формирования сознательности трудового человека из той же среды золотоискателей, а также геологоразведчиков, горных инженеров, трудящихся добычных предприятий и интеллигенции, работающей в приисковой местности, писательница попытается развить и во втором своём романе «Товарищ Анна», над которым она работала с 1941 по 1945 год. Хотя всё же это роман социально-психологический, и на первом плане в нём выступает семейно-психологическая коллизия. Рассказывая о директоре рудника Анне Сергеевне Лаврентьевой, о её муже — главном геологе этого же предприятия Андрее Никитиче Подосёнове, о враче Валентине Ивановне Саенко, нечаянно ворвавшейся в их жизнь, — людях достаточно молодых, но уже состоявшихся, со своими пристрастиями и непростым духовным миром, Коптяева попыталась высветить не только проблему соотношения личных и общественных начал в жизни советского общества середины 1930-х годов, но и чисто интимную, наиболее чувствительную и эмоциональную сторону человеческой жизни.

Пройдя через душевные испытания, вызванные конфликтом с мужем, носившим чисто производственный характер, и столкнувшись с осознанием того, что существует возможность потерять любимого человека, разрушив тем самым их семью, Анна находит выход из создавшейся ситуации и подбирает ключ к пониманию не только своих переживаний, но и тревог и болей супруга. В результате они смогут сохранить своё счастье, а вместе с ним и человеческое достоинство и порядочность. В этом и состоит фокус романа: необходимо учиться владеть своими чувствами, не выпячивая их и не покушаясь на чужое счастье, за счёт которого, как известно, собственного не построишь.

Работая над романом «Фарт», А. Коптяева остро столкнётся с пониманием того, что ей реально не хватает знаний, а, следовательно, существует необходимость в обучении и получении специального образования. Это осознание укрепится в ней особенно тогда, когда она весной 1939 года в Москве, куда её пригласят редакции двух журналов — «Октябрь» и «Красная новь», заинтересовавшиеся отправленным им романом, услышит слова главного редактора журнала «Октябрь», автора знаменитых «Брусков», прочитавшего её «Фарт» Ф.И. Панфёрова: «Вы талантливы, но вам надо учиться. Почему бы вам не поступить в Литературный институт?»

Эта знаменательная встреча с одним из самых популярных литераторов того времени, в буквальном смысле, перевернёт всю её дальнейшую сознательную и творческую жизнь.

МЫСЛЬ об учёбе и раньше одолевала Антонину Дмитриевну, поэтому слова Ф. Панфёрова только ускорили решение. И вот заветная мечта осуществилась: успешно пройден творческий конкурс, выдержаны экзамены, причём по истории и литературе — на «отлично». Тридцатилетняя женщина приходит в студенческую аудиторию и настойчиво, упорно начинает овладевать знаниями и оттачивать своё художественное мастерство. Роман «Товарищ Анна» станет её дипломной работой.

Поглощённая учебным процессом, писательница изредка будет бывать в редакции журнала «Октябрь». И редактор, относившийся к ней «дружески, заботливо», и чьё «тёплое внимание помогало преодолевать трудности, внушало веру в свои силы», однажды станет для неё не просто старшим товарищем и другом. Появится иное чувство, придёт «огромная, беспокойная любовь».

Годы совместной жизни с Фёдором Ивановичем Панфёровым стали для Антонины Дмитриевны самыми счастливыми и радостными. Они были во всех отношениях прекрасной парой: умели любить, ценить и поддерживать свои отношения. Злой рок разлучит А.Д. Коптяеву с Ф.И. Панфёровым в сентябре 1960 года, за десять дней до его шестьдесят четвёртого дня рождения. Тяжёлая болезнь окажется сильнее усилий лучших медицинских светил, и наступит час прощания — прощания навсегда. Душевный надлом, вызванный уходом в мир иной самого близкого и родного человека, будет уже непреодолим. Жизнь же продолжит идти своим чередом: бесконечные планы, поездки, встречи, новые задумки, сюжеты, одним словом — работа, как стержень и смысл присутствия на этой земле, не даст писательнице жить только воспоминаниями.

К НАПИСАНИЮ ТРИЛОГИИ о советских медиках, состоящей из романов «Иван Иванович», «Дружба», «Дерзание», А. Коптяева подошла не сразу, а лишь после того, как приобрела немалый багаж жизненных впечатлений, в котором оказались и многолетняя работа на Дальнем Севере, на приисках Колымы и на побережье Охотского моря, и испытания Великой Отечественной войны, и поездки в бессмертный Сталинград, и, конечно, приобретённый практический литературный опыт, помноженный на возраставшее с годами художественное мастерство. Потому-то обращение к этой теме и десятилетний труд не прошли напрасно: трилогия получилась в самом деле удачной, содержательной, заставляющей обращаться к далеко не праздным размышлениям.

Как и ранее, при написании романов трилогии писательница использовала большой документальный материал. У главного героя — хирурга Ивана Ивановича Аржанова были реальные прототипы: упомянутый уже Киселёв — «Доктор Иван», как называли его благодарные пациенты-якуты, нейрохирург Михаил Григорьевич Игнатов из Института им. Н.Н. Бурденко и другие врачи и профессора-медики. Образы женщин-героинь романа также были созданы на основе вполне конкретных наблюдений за знакомыми людьми. При этом автор не делала слепков с натуры, а только лишь обозначила, придав художественную обработку, типические характеры своих современников.

Для раскрытия сюжетной композиции трилогии, показа советской медицины и медицинской науки через судьбу Ивана Ивановича Аржанова — передового учёного, врача-практика, придерживавшегося правила: «ни одной жизни не отдавать без боя», самоотверженного труженика, убеждённого коммуниста, человека доброго, чуткого, сопереживающего боли своих пациентов, Коптяевой пришлось перелопатить и изучить горы специальной литературы и отстоять сотни часов рядом с хирургами у операционных столов, вникая в их филигранную работу. Оттого-то романы получились достоверными, и в своё время, когда, после их прочтения, проходили читательские встречи, разборы, обсуждения и конференции, в том числе и среди медицинских работников, никто не пытался заподозрить писателя в незнании излагаемого материала и невладении профессиональными особенностями из области медицины, в частности, общей хирургии и нейрохирургии. Никто не выдвигал и упрёков в скучности и затянутости описания самих операций, без которых в трилогии обойтись было невозможно.

Представляя на суд читателей многолетнюю созидательную деятельность доктора Аржанова, грамотно, новаторски, мужественно спасавшего и исцелявшего людей в Якутии, затем в годы Великой Отечественной войны под Сталинградом и на других фронтах, а в послевоенное время и в московских клиниках, писательница смогла отобразить цельность характера, богатый духовный мир героя, наполненный тревогами, переживаниями и великой радостью от плодов своего труда. Удалось Коптяевой показать и чисто житейские тревоги Аржанова, его любовь и разрывы с первой и второй жёнами, не сумевшими до конца понять и поддержать любимого человека в деле всей жизни — служении науке и спасении людей.

И каждый поворот судьбы талантливого врача и учёного, задуманный и осуществлённый автором, неизменно погружает в размышление: правильно ли он поступил, не лишил ли он себя счастливой жизни, оправданы ли его порывы, риск, не напрасно ли он вообще собой жертвует? Весь этот сонм вопросов не был решён в одночасье: с каждой страницей трилогии нам вновь и вновь открывались грани характера незаурядной личности Аржанова. В этом собирательном образе мы видим медицинских работников 1930—1950-х годов, благодаря которым, их грандиозному, на грани человеческих возможностей, труду система здраво-

охранения в огромной стране решала свою главную задачу: обеспечить человеку все условия для поддержания здоровья и оказания ему необходимой врачебной помощи.

СОЗДАВАЯ ТРИЛОГИЮ, оставалась верна Антонина Коптяева и теме роста сознательности человека труда, его идейного и духовно-нравственного преображения и превращения в подлинного хозяина над всеми процессами жизнедеятельности в родном социалистическом государстве. Так, уже в первом романе «Иван Иванович» мы сталкиваемся с инженером Логуновым, благодаря активности и принципиальности вырастающим в секретаря райкома партии, с мастером Мартемьяновым, не боящимся на совещании, отстаивая свою правоту в интересах общего дела, заявить секретарю-самодуру райкома Скоробогатову: «… чтобы правильно руководить предприятием и внести партийный дух во все наши дела, большие и малые, надо первому секретарю райкома тоже освоить технику производства. Чтобы он понимал, почему проводится то или иное мероприятие, и разбирался с толком, а не заставлял опытных работников краснеть за него».

Эти герои в реальной жизни также были характерным явлением той сталинской эпохи, и писательница не допустила здесь преувеличений и приукрашиваний. Не лукавила она, беспартийная, и в вопросе о подборе кадров на руководящие должности. Партия — в лице её выборных органов — строго следила за тем, прислушиваясь к мнению коммунистов: оправдывает ли тот или иной выдвиженец её высокое доверие, соответствует ли занимаемой должности?

Трилогия А. Коптяевой о талантливом враче-хирурге, масштабная по охвату событий, смело решавшая проблемы любви и долга, семьи и брака, дружбы и призвания, личного счастья и общественно-полезной деятельности, имела успех и вызвала волну дискуссий как в нашей стране, так и за рубежом. За роман «Иван Иванович» в 1950 году писательнице присуждают Сталинскую премию третьей степени.

Находясь в постоянном поиске, вникая во многие процессы повседневности, с большим интересом восприняла Антонина Дмитриевна события, связанные с вводом в эксплуатацию в военном 1944 году скважины Туймазинского нефтяного месторождения на границе Башкирии и Татарии. Тогда и родился у неё замысел написания романа о нефтяниках. Но осуществится он не скоро: полным ходом шла работа над романами трилогии о советских медиках, да и не было пока в багаже живого материала о сути и особенностях трудовой деятельности нефтедобытчиков. Так, не сразу, но она двинется в путь к нефтяным промыслам Поволжья. Ей удастся детально изучить работу промыслов и нефтеперерабатывающих заводов, повстречаться с рабочими, инженерами, партийными работниками, ставшими прототипами её романа «Дар земли», увидевшего свет в 1963 году.

Основательно подойдя к выбранной теме, автор создаст многогранное полотно, показывающее разностороннюю деятельность людей, добывающих и перерабатывающих нефть. «Я знаю, что моим прежним читателям, — признаётся писательница, — этот роман показался тяжёлым для чтения: он изобилует незнакомой им производственной спецификой, но я дорожу тем, что мне удалось освоить эту труднейшую для литератора, зачастую опасную специфику, которая имеет колоссальное значение для жизни государства и каждого отдельного человека».

Роман о жизни нефтяников, об их трудовых свершениях, о росте их гражданского сознания, об искоренении ими косностей мышления и пережитков прошлого, о борьбе за внедрение новых методов производства стал заметным явлением в советской прозе. Да и написан он был уже вполне зрелым, состоявшимся писателем, способным к передаче читателю широких, актуальных и остроконфликтных картин действительности.

При таком устоявшемся мнении как критиков, так и читательского сообщества, считавших, что современная злободневная проблематика полностью овладела воображением писательницы, стало совершенной неожиданностью её обращение к историческому роману, рассказывающему о революционных событиях и борьбе оренбургских большевиков за Советскую власть в этом крае, давно ставшем своеобразными воротами из Европы в Азию.

Над трилогией (незавершённой) «Урал-река» писательница начала работать после того, как детально изучила архивные материалы об обороне Оренбурга от белоказаков атамана Дутова. Так родилась первая книга этого романа-эпопеи. Впервые она была опубликована в номерах журнала «Урал» за март — июнь 1969 года. Через год за написание этого произведения А. Коптяева будет отмечена поощрительной премией ВЦСПС и Союза писателей СССР.

ДАЖЕ десятилетия не хватит Антонине Дмитриевне для раскрытия её писательской задумки об отображении героических и драматических событий на оренбургской земле в те грозные революционные годы, развивавшихся по ходу движения единой сюжетной линии, в центре которой была судьба рабочей семьи Наследовых. Вторая книга трилогии увидит свет в 1980 году. Третью книгу некоторое время спустя начнёт печатать журнал «Молодая гвардия»… Однако годы начнут брать своё, и творческим планам не суждено будет осуществиться.

«И если ты можешь что-то дать людям — отдай, — писала подлинно советская писательница-патриотка, беспартийная большевичка Антонина Коптяева. — Отдай со всей страстью и тогда почувствуешь, как самое маленькое дело станет делом всей твоей жизни! Ради одного этого стоит жить».

Её призванием, наполненным творческой страстью, делом всей жизни был писательский труд. И результаты его внушительны — нам оставлено богатое наследие, заслуживающее внимания и приобщения к нему новых читателей.

Руслан СЕМЯШКИН

Источник: «Правда»

Читайте также

За обучение на родном языке За обучение на родном языке
В центре Риги прошёл «Марш света против тьмы», организованный активистами Русского союза Латвии и Штабом защиты русских школ. Более двух тысяч человек собрались у Пороховой башни близ здания министерс...
11 Декабря 2019
В.Н. Севастьянов: И.В. Сталин и национальный вопрос в России. Доклад на семинаре в Красноярске В.Н. Севастьянов: И.В. Сталин и национальный вопрос в России. Доклад на семинаре в Красноярске
К началу ХХ века Российская империя оформилась как многонациональное государство, завершив процесс присоединения и объединения многочисленных народов, начатый ещё во времена Московского царства. Отлич...
11 Декабря 2019
Т. Куликова. Об индивидуализации тарифов ОСАГО Т. Куликова. Об индивидуализации тарифов ОСАГО
Выступление экономиста Татьяны Куликовой на Парламентских слушаниях на тему «Вопросы совершенствования правового регулирования ОСАГО. Практика, проблемы, пути решения», 05.12.2019....
11 Декабря 2019