Александр Проханов: Идеология Русской Победы

Александр Проханов: Идеология Русской Победы

Что впереди? Куда мы идём? Как преодолевались разрывы исторического времени? Что маячит в туманах тревожного XXI века? Каков он, образ нашего грядущего будущего? Эти вопросы ставит в своей новой статье известный публицист и оригинальный мыслитель Александр Проханов.

Священные коды

Русская история – победная. Русский народ – победитель. Его историческая судьба, его сражения, падения, великие озарения и великие печали суть стремление к светоносному идеалу, к чудесному бытию, к могучему и прекрасному царству, где нет насилия, гнёта, где люди друг другу не просто братья, а боги, где нет несправедливости и самой грозной, непреодолимой несправедливости, имя которой – смерть. Достижение этого божественного царства, того, что изображают на церковных фресках, есть высшая победа, лучезарная мечта, которая не оставляет русский народ на всём протяжении бесконечного русского времени.

Победа лежит в основе сегодняшнего Государства Российского. Победа лежит в основании всей русской истории. Победа – это восхитительный цветок, принесённый в русскую жизнь из небесного сада. Победа – это Роза Мира.

Русская Победа – это Победа Побед. Она складывается из всех победных одолений, одержанных русскими на полях сражений. Великие сражения на полях Куликовском, Бородинском, Ледовом, Прохоровском и множестве других, неведомых, полузабытых, самых крохотных, что одерживали горстки русских ратников на опушках лесов, в травяных лугах, на околицах деревень.

Это победа русской стрелы, русского меча, русского мушкета, русской "Катюши", русской ракеты, летящей чуть ли не со скоростью света. Русская Победа – она не только военная. Русский народ, сражаясь с тьмой и в себе самом, и с той, что валила из-за рубежа, создал небывалую в мире иконопись, её богооткровенную красоту: древние, строгие, из Киево-Новгородских времён лики или сверкающие, красочные, как райские клумбы, иконы, именуемые строгановским письмом.

Это восхитительная неповторимая архитектура: новгородская – Спаса на Нередице или владимирская – Покрова на Нерли, – словно с небес опустились чудесные белокрылые ангелы. Это деревянные, смоляные, летящие в небо Кижи – русский порыв в небеса.

Русская Победа – это неповторимая наша словесность, Золотой век с великанами: Пушкиным, Толстым, Достоевским. И Серебряный богооткровенный век с Блоком, Гумилёвым, Ахматовой.

Русская Победа – это грандиозные, длящиеся веками труды, преобразующие топи, неудобицы, пески, полярные льды. Бескрайняя Россия – это подарок и бремя, делающие русский народ самым трудолюбивым народом в мире.

Победа – это и создание небывалого – из 12 часовых поясов – государства, где русский человек, преодолевая степи, леса, великие реки, пробираясь сквозь чащи русский истории, одолевая чёрные пропасти русского времени, дошёл до Тихого океана и оттуда двигался дальше, через океан, и вознёсся в бескрайний космос.

Но великая Победа русской истории и в том, что каждый раз, когда Россия опрокидывалась и падала в бездну, и казалось, что ей больше не быть, она вновь восставала и являла себя каждый раз в новом восхитительном блеске, демонстрируя победу над жестокими силами тьмы, желающими русским погибели. И русское государство, каждый раз после смерти воскресая в новом обличии, сберегало в себе драгоценное упование на божественное царство, на божественную справедливость, лелеяло Русскую Мечту.

Какие мелодии звучат в симфонии Русской Победы? Из каких элементов складывается победное русское мироздание? Какие глубинные духовные навыки приобрёл русский народ в своём стремлении к Победе? Эти мелодии, элементы и навыки зовутся русским кодами. И один из важнейших русских победных кодов – код «взыскание». Князь Игорь, находясь в половецком плену, верил, что вырвется из плена и вернёт победу. Пересвет, насаживая себя на копьё врага, доставая его своим копьём, верил в Победу. Бородинский пехотинец, отступая к Москве, предчувствовал, что дойдёт до Парижа. Красноармейцы, теряя города и селения, попадая в «котлы» и в плен, верили в Победу. О Победе, задыхаясь в петле, кричала Зоя Космодемьянская. О Победе, умирая в ледяном саркофаге, хрипел генерал Карбышев. Победу предрекала в своих стихах Ольга Берггольц, когда блокадный Ленинград вёз на салазках заледенелые детские трупики. О Победе молилась волоколамская старушка, встречая на околице своей сгоревшей деревни утомлённые русские полки. Победу выкликал Константин Симонов: «Жди меня, и я вернусь, только очень жди».

О Победе молились русские эмигранты, стремясь вернуться в воюющую Россию и умереть за Победу.

Когда отцы ходили в штыковые атаки, их дети в тылу рисовали подбитые немецкие танки и падающие к земле самолёты с крестами, приближая Победу. Академик Вернадский в самые чёрные дни, когда немцы захватывали Минск, Смоленск, Волоколамск, писал: «Ноосфера победит. Ноосфера победит». Эти слова звучали, как заклинание. Ноосфера победила, превратилась в десять сталинских ударов, в победное алое знамя на куполе Рейхстага.

Взыскание Победы, мечта о Победе – это ветер русской истории, силовая линия, проходящая сквозь сердцевину русского народа.

И сегодня среди наших неурядиц, наших затруднений и мук мы чаем победу. Мы верим в несокрушимость народа, в победную поступь Государства Российского.

***

Ещё один победный код – это священный труд. Великими трудами мы освоили непомерные территории, превращали топи в города, непролазные чащобы – в пашни. Великими трудами мы строили своё государство, вовлекали в наш труд другие народы, создавали невиданную в мире империю, перенося её через все пропасти русской истории. Трудами берётся Царствие небесное. И русское молитвенное слово, русская литература – это громадный духовный труд по преодолению тьмы. Священный труд ведёт к победе над вселенской тьмой. Война – это завод, вырабатывающий Победу. Каждый бой – это станок на этом заводе. Каждая танковая атака, каждый самолётный таран – это цех, где в грохоте и огне вырабатывается Победа. Переброска под немецкими бомбами заводов с запада на восток, перенесение через часовые пояса целой цивилизации – это непомерный, небывалый в истории труд. Уральские, сибирские подростки вставали на табуретки, чтобы достать до токарных станков, вытачивали снаряды и гильзы. Великий Уралвагонзавод денно и нощно строил танки Т-34, а построив, погрузился в эти танки и всем заводом ушёл на Курскую дугу, приняв удар "Фердинандов" и "Тигров".

Женщины, старики и подростки копали рвы и траншеи, совершали непосильные труды. Создание на Ладоге Дороги жизни, смертельно опасный труд шофёров, гонявших полуторки по тонкому льду – пример надрывного военного труда. Работа штабов, Ставки Верховного, когда генералы, стратеги дни и ночи планировали операции, разведчики в тылу врага собирали информацию, дипломаты торопили открытие Второго фронта, – это грандиозная победная работа.

Вершиной священного ратного труда является подвиг. Победа – это бесчисленные подвиги, бессчётные духовные вспышки, которые слагаются в великое светоносное чудо. Когда снаряд на поле боя разрывает телефонный кабель, телефонист зубами скрепляет оборванные концы. Когда начинает рваться кабель русской истории, герои совершают свой подвиг, ценою жизни скрепляют кромки разорванной истории, не дают ей прекратиться, не дают погаснуть свету, не дают погаснуть свече.

И сегодня народ занят священным трудом. Мы вырвали из тьмы наше государство, не дали ему пропасть. Мы строим города и заводы под блеском Полярной звезды. Камень на камень – мы ставим обители среди наших полей и озёр. Мы вернулись на Ближний Восток, и трудами военных инженеров на кромке Средиземного моря построены базы для русских самолётов и кораблей. Русские эскадры вернулись в Средиземное море, и на раскалённых палубах под палящим солнцем русский человек вершит свой победный священный труд.

***

Русский победный код «воскрешение». Поразительна способность Государства Российского возрождаться после исторических поражений, воскресать после исторической смерти. Русская история пасхальна. Русское государство повторяет христовый путь. Цветение, торжество, плети, поношение, казнь на кресте, смерть, сошествие в могилу и новое победное воскрешение. Недаром на христовом распятии начертана надпись «Ника» – победитель.

И после каждого поражения на каждом новом отрезке истории государство сохраняло свою мечту о праведном, божественно справедливом царстве, мечту о всевышней Победе. Поражение 1941 года было ужасным, было разгромом, страна потеряла армию, врагу отошли самые плодоносные, народонаселённые территории, людей охватило уныние, печаль, безнадёжность. Враг готовился к параду на Красной площади.

Мы создали вторую победоносную армию, которая рывками от Москвы и Сталинграда до Курска, Севастополя и Ленинграда стремилась к Победе и победила. В своём стремлении к Победе мы создали лучшие в ту пору танки, самолёты, орудийные системы. У нас появилась когорта блистательных генералов-победителей. Солдат – бесстрашный, умелый, побеждающий был воплощением русской победной энергии.

Из адского огня поражения мы поднялись к восхитительному свету Победы. В разорённой, испепелённой стране мы возвели чудесные города, от обугленных деревенских печей мы шагнули к атомным станциям. От фанерных "Ястребков", горевших в 1941-м от налётов "Мессершмиттов", мы шагнули к могучим космическим ракетам. После войны, когда ещё дымились развалины и не осели могилы убитых, Сталин повелел сажать по всей земле сады как образ небесного рая, как цветущий символ Победы. Он повелел строить воздушные города – планетарии, чтобы люди, привыкшие во время войны смотреть в землю – рыть окопы и могилы, смогли поднять головы к звёздам.

Сегодняшнее Государство Российское возникло после громадного исторического поражения, воскресло после чудовищного крушения. Мы вернулись в ржавые, опустелые цеха и вновь стали строить сухогрузы, танкеры и подводные лодки, пускать в небеса военные и гражданские самолёты. Мы собрали и продолжаем собирать разбежавшиеся после геополитического взрыва пространства. Мы запустили русский реактор, который, казалось, после 1991 года остановился и застыл навеки. Ещё одно русское пасхальное воскрешение состоялось.

***

Русский победный код «чудо». Чудо необъяснимо, как необъяснимо счастье, необъяснимо творческое откровение, необъяснима услышанная Господом молитва. Без категории чуда не понять русской истории. Ибо чудо каждый раз извлекало русское государство из бездны, куда то падало. И когда иссякали исторические энергии, народ изнемогал, человек расходовал все силы и чах, а государство становилось добычей тьмы, случалось чудо. И страна воскресала. Чудо являлось не на пустое место. Оно приходило к тем, кто его вызывал, выкликал, вымаливал. Оно причаливало к той пристани, на которой его ждали великие праведники, великие труженики, великие герои. Чудо было наградой русским за их долготерпение, за их преданность мечте и Победе.

Разгром немцев под Москвой, где кончились русские поражения и началось неуклонное наступление. Подмосковную Победу творил разведчик Зорге, чьи донесения позволили Сталину перебросить войска с Дальнего Востока под Москву. Победу творили сибирские полки, среди которых Панфилов привёл свою дивизию прямо из казахстанских степей под Волоколамск. Её творили ополченцы, в пальто и кепках ставшие на пути стальных немецких батальонов. Её творил Сталин, который не покинул Москву в самые страшные дни и в Кремле разрабатывал с генералами план контрнаступления.

Всё это так. Но было что-то ещё – необъяснимое, загадочное, вдруг прянувшее с небес на врага, обратившее его в ужас, гнавшее прочь среди московских снегов. Рассказы тех пор поведали нам, как редкие уцелевшие красноармейцы в оледенелых окопах с закоченелыми трёхлинейками ждали последнего удара немцев. И вдруг в полях возник светоносный столб, который двинулся вместе с русскими метелями в сторону наступающих врагов, обратил их в бегство. И русские пехотинцы со своим тихим, робким «ура!» гнались за этим светоносным небесным огнём, поражая противника. Чудо Пресвятой Богородицы под Москвой состоялось.

Война была полна чудес. Каждый, кто прошёл эту войну, хоть раз был свидетелем чуда. Это чудо сберегало его от смерти, чудо венчало смертный бой. Если прочитать воспоминания о войне лётчиков, танкистов, пехотинцев, офицеров и маршалов, то на основании этих воспоминаний можно написать книгу чудес.

Курчатов со своими сподвижниками перед угрозой американских атомных бомбардировок в считаные годы создал советскую атомную бомбу. Это было атомное чудо России.

Гагарин был чудом. Его посылал в космос отряд неутомимых космических тружеников. Он взлетал на реактивном корабле, и наш народ и весь остальной мир воспринимали его появление как чудо.

Чудо, возникшее из кровавых дымов войны, – чудо нашей Победы.

Чудом является появление сегодняшнего Государства Российского после краха 1991 года. Когда дотла было разрушено государство, рассечены территории, и в сознании народа поселилась неизбывная ночная тоска, случилось чудо, и государство воскресло. В этом чудесном воскрешении Государства Российского самым чудесным был Крым. Его возвращение в Россию было не рукотворное, а чудотворное. Он говорил нам, что русская история – это купина неопалимая, свеча неугасимая. Обожание русским человеком своей Родины таит в себе чудесное, неизречённое. Тоска по России, любовь к России, служение России, жертва во имя России есть проявление религиозных чувств.

***

Ещё один победный код – общее дело. То общее дело, о котором говорил великий русский космист Николай Фёдоров, когда люди объединяются для сотворения великого, величайшего дела – дела вселенского. Оно не под силу одному человеку или одной артели, или одному батальону, или даже одному народу. Это дело всех народов, всех живущих на земле. Таким вселенским делом была Победа. Ибо Победа касалась судьбы не отдельно взятого человека, не отдельного народа и даже не отдельного человечества, а всего бытия, всего мироздания. Победа послужила исправлению зловещего вывиха, поразившего род людской, страшного перелома, которым надломилось мироздание.

К Победе мы шли всем советским народом. Все самые малые, самые крохотные народы, самые незаметные племена, населяющие Россию – все участвовали в Победе. В ней участвовали оленеводы, ханты, ненцы, доставлявшие на оленях боеприпасы и провиант сражающимся советским частям. В ней принимали участие горные пастухи, провожавшие русские альпийские батальоны на штурм Эльбруса. Победу добывали партизаны Югославии и Франции, американцы, посылавшие русским войскам свои самолёты и танки, консервы тушёнки. Победу, умирая на фашистской гильотине, пела немецкая антифашистская "Красная капелла". В Победе, в стремлении к ней совершился удивительный синтез, в котором соединились старики-ветераны и юнцы, не нюхавшие пороха. Раскулаченные крестьяне и те, кто их раскулачивал. Красные и белые, прекратившие свою вековечную рознь. В стремлении к Победе сошлись рафинированный профессор-доброволец и штрафник-уголовник. Оркестр Шостаковича и походная, с красными мехами гармонь танкиста. В наступающие ряды красноармейцев невидимо встроились ратники Куликова поля и Ледовой битвы, солдаты Багратиона и кавалеристы Скобелева. Над картой великих сражений вместе с Жуковым, Шапошниковым, Рокоссовским склоняли свои головы Суворов и Кутузов. Сталь, из которой были сделаны русские Т-34-ки, сорокопятки, пикирующие бомбардировщики, в эту сталь таинственно влился металл от священного меча Дмитрия Донского, непробиваемого щита Александра Невского. Это сделало оружие Великой Отечественной войны священным оружием.

К Победе народ шёл во всей своей бесконечной целостности, с теми, кто когда-то жил на земле и с ещё не родившимися, – все соединились в Победе, пришли в неё из прошлого и из будущего.

В Победе сложилось новое всечеловеческое единство, возник новый советский народ – народ-великан. Казалось, что Победе помогает сама природа: русские снега, реки, дожди, полевые цветы и небесные звёзды.

Сегодняшнее Государство Российское в мучительный период своего восстановления, осознав себя как растущую целостность, нуждается в философии общего дела, в этом победном коде. Только сложившись в нерасторжимое единство, в котором сошлись все поколения, все мировоззрения, все политические пристрастия, вся разношёрстная сложность нашего общества, только такой, объединённый в общее дело народ способен осуществить дерзновенный, ожидающий нас впереди проект. Образ будущего, о котором мы грезим, – это образ объединённого, цветущего и творящего народа, ощущающего себя как народ Победы.

***

Оборонное сознание – могучий код русской Победы. Русская история – пружина, которая сжимается под воздействием внешних обстоятельств, иногда до сверхтонкой точки, а потом с грохотом и свистом распрямляется, расшвыривая враждебную тьму, – пружина сопротивления, пружина обороны.

Золотой Петушок на кровле царского терема то и дело, взмахивая крыльями, начинал кукарекать, извещая о движении на Русь враждебных ратей. С юга двигались половцы, печенеги, крымские ордынцы, турки. С востока летела истребляющая всё на своём пути монгольская конница. Англичане мутили Кавказ. С запада во все века валила тьма нашествий: Стефан Баторий, Наполеон, Гитлер. Русская империя – оборонная империя. Обороняя малый, дарованный московским князьям надел, мы расширили его до трёх океанов. Это оборонное расширение превратилось в глубоко залегающий код русского оборонного сознания. Мы обороняли не просто свои земли, чернозёмы, руды, золотые оклады. Мы обороняли наше сознание, наше стремление к божественным идеалам, нашу мечту о Царствии небесном, мечту о правильном, богоподобном человеке.

Этот идеал был невыносим для Запада, являлся ему укоризной, и враг шёл в Россию не только за её пространствами и богатствами. Он шёл затоптать этот идеал, покончить с мучительной для него, звучащей из русских недр укоризной: учением старца Филофея о Третьем Риме, философией Хомякова, Аксакова и Данилевского, поэзией Пушкина, Блока, упованием Петрова-Водкина с его дивной картиной "Купание красного коня", когда золотой наездник, это будущее светоносное человечество, оседлав алого коня русской истории, мчится в лазурное озеро, в Фаворский свет небесного царства.

Победа 1945 года – это триумф советского оборонного сознания. Задолго до войны мы строили оборонные заводы, надрываясь в непосильных трудах, стремясь до начала войны снабдить нашу армию самолётами, танками и оружием. Оборонщиками были не только солдаты действующей армии, но и дети в крохотных сельских школах, и Сталин в кремлёвском кабинете, и кричащий «ура!» пехотинец, и Шульженко, поющая на фронтовом грузовике свой "Скромненький синий платочек". Победа – триумф оборонного сознания русских. И она, Победа, нуждается в обороне. Вечный огонь нуждается в защите. Монументы победы нуждаются в сбережении.

Сегодняшняя Россия готова к трудам и обороне. Мы воскресили наши оборонные заводы, мы выпускаем на них сверхсовременную военную технику, оберегающую наши рубежи, покой наших домашних очагов. Мы восстановили наши храмы и монастыри, где у алтарей денно и нощно возносится молитва за Россию, за её благополучие и покой. Духовная оборона – покрова Богородицы, заслоняющие нашу Родину от мистической тьмы.

Россия испытывает чудовищный натиск от железных дивизий НАТО, от нашествий обезумевших джихадистов. Россию изъедают изнутри очаги тьмы: расцветает культура осквернения, когда срываются пломбы со всех запретных сундуков, распечатываются все ящики Пандоры, и демоническая энергия гасит вечные огни, оскверняет могилы воинов, чернит Победу – нашу высшую святость. И она взывает к защите, взывает к обороне.

Сегодня оборонщики – это матери, спасающие своих детей от наркотиков. Художники, воспевающие красоту, а не уродство. Государственники, проповедующие служение, а не стяжательство. Победа беззащитна, если она не окружена кольцом духовной обороны.

***

Ещё один победный код – «Россия – душа мира». Россия живёт не только для себя, но и для мира. Россия не может быть счастлива, если мир погружён в несчастья. Победа сорок пятого года – это Победа всего человечества. Вышли из-под ярма покорённые народы Европы, рассыпались, как прах, колонии Африки, Азии и Латинской Америки. Человечество задышало по-новому. Имя "Сталинград" появилось на картах многих стран. Род людской после русской Победы задышал свободней, поверил в одоление зла, в возможность соединиться всем нациям, сойтись на общий мировой совет. Победа была не только земной, но и небесной. Победа колыхнула мироздание. Её волны полетели по Вселенной. И, быть может, в день Победы родилась новая галактика. К Победе привело всё великое русское прошлое. Из Победы, как великая, текущая к океану река, истекает священное русское будущее.

Псалмопевцы

Ещё гремели чёрные репродукторы, оглашая страшную весть о начале войны, ещё отбивался до последнего патрона гарнизон Брестской крепости, но уже зазвучала великая песня "Священная война". Её создатели угадали в начавшейся войне нечто большее, чем схватку армий, идеологий, политических и военных концепций. Они угадали, что красная страна защищает не только свои бескрайние пространства, родные пороги, несметные богатства русской земли. Но ведёт войну за сбережение ещё более высоких ценностей, несравненных святынь, на которые посягнули «силы чёрные». Народ принял эту песню как грозное откровение, как религиозный псалом.

Если война священная, то и Победа – священная. И этот отсвет святости лежит на всех, кто вёл священную войну за священную Победу. Это сияние святости лежит на лицах рядовых бойцов, на командирах отделений и взводов, на командирах рот и батальонов, командирах полков и корпусов, на командующих армиями и фронтами, на маршалах-победителях и на Верховном главнокомандующем Иосифе Сталине.

Сегодня Победа, по-прежнему оставаясь категорией военной, идеологической, геостратегической, обретает новое измерение – религиозное.

В Нижнем Тагиле у проходной знаменитого Уралвагонзавода возведён храм. На его стенах среди святых, архангелов, плещущих крыл и золотых нимбов есть удивительная фреска: танки Т-34 несутся в ураганной атаке, громя из пушек Рейхстаг. Над танками летит, прикрывая их с неба, ангел. Красноармеец в остроконечном краснозвёздном шлеме ведёт за собой сонм русских святых, опрокидывая чёрных, как демоны, фашистов. На этой фреске красноармеец, ведущий за собой сонм русских святых, сам святой. Война предстаёт как сражение ангелов с демонами, света с тьмой, райских смыслов с адскими смыслами.

В великолепном храме Вооружённых сил в парке "Патриот" на чудесных мозаиках изображены сражающиеся красноармейцы, парад Победы с брошенными к Мавзолею фашистскими штандартами, когорта блистательных маршалов-победителей. Тема Победы становится храмовой темой, вносится в духовное пространство храма как часть богослужения, и военная русская рать предстаёт перед нами как рать святая. Воины, пронёсшие сквозь адский пламень райскую лампаду, крещены священной войной. Нет выше подвига, чем жизнь, отданная «за други своя». Воины, отдавшие жизнь за райские святыни, своей смертью приобщены к святости. Не крещёные, они крестились кровью, пролитой на полях сражений. И их лица на стенах храмов так же возвышенны и светоносны, как лица праведников и святых.

Космонавт, которого уже нет среди нас, летая по орбите, делал замеры земных излучений. Его спектрометр зафиксировал таинственное пятно нежно-фиолетового цвета. Когда он вернулся на землю, он наложил это пятно на карту России, и оно легло между Волгой и Доном, накрыло собой пространство, где проходила Сталинградская битва. Космонавт обнаружил, что излучение этого нежно-фиолетового пятна своими частотами совпадает с излучением, исходящим от иконы "Богоявление", где Спаситель являет себя в сиянии фаворского света. Земля, пропитанная кровью сталинградских героев, стала святой землёй. На этой земле, как и на той, где Иерусалим, Храм гроба Господня, Фавор, Иордан, на этой сталинградской земле присутствует Иисус.

Если подняться ступень за ступенью на Мамаев курган, мимо грандиозных монументов, где могучие великаны и сражённые пулями продолжают сражаться, если войти в панораму Сталинградской битвы и долго благоговейно смотреть на эту грозную сечу, кипящую рукопашными, танковыми и самолётными таранами, взрывами волжской воды, если долго и благоговейно смотреть на Сталинградскую битву, то увидишь, что воздух над головами идущих в рукопашную пехотинцев, лётчиков, идущих на таран в истребителях, танкистов, разбивающих своей бронёй броню фашистов, что воздух над их головами начинает светиться, словно проступают золотые нимбы. И ты понимаешь, что солдаты на берегах Волги ведут священный бой, что они святы, что это бой ангелов с демонами. И в Сталинградском сражении сталинградской победой был явлен Христос.

Отягчённый трёхлинейкой,

Всю тебя, земля родная,

Бог в солдатской телогрейке

Исходил, благословляя.

Волга, где солдаты-сталинградцы омывали свои кровавые раны, Волга, по которой незримо по водам пришёл Спаситель, стала русским Иорданом, рекой русского священного времени.

Когда в Троице-Сергиевой лавре безбожники разоряли раку с мощами преподобного Сергия, оскверняли прах великого святого, один из православных подвижников и мучеников – Павел Флоренский – сберёг главу преподобного Сергия, спас её от поругания и передал на хранение в сельский храм села Виноградово. В сорок первом году фронт дошёл до села Виноградово, до главы преподобного Сергия, и голова не пустила дальше фашистов. Отсюда начался немецкий разгром. Здесь было явлено чудо под Москвой.

В Сарове, в местах, где жил и проповедовал Серафим Саровский, был создан советский ядерный центр, где учёные-физики во главе с Курчатовым создавали советскую атомную бомбу. Монахи Саровского монастыря были изгнаны из келий, иные расстреляны, и в освободившихся кельях расположились атомные лаборатории физиков.

Американские Б-29 с атомным грузом уже ревели на аэродромах, готовые взлететь, но Курчатов чудесным образом в невероятно краткие сроки создал эту бомбу, испытал её и не дал взлететь летающим крепостям американцев. Так в разгромленной православной обители была создана православная бомба, и преподобный Серафим Саровский стал духовным покровителем физиков-ядерщиков. Православные считают, что новомученики, погибшие от рук гонителей, вознёсшись на небеса, молили оттуда о Победе русского оружия.

Великая поэма "Василий Тёркин". Поэма о русском солдате, простом мужичке, исполненном такого благородства, света, духовной красоты! Движимый всеми священными кодами русской Победы, взысканием этой Победы в самые страшные дни отступления, священными трудами в окопах, землянках, лазаретах, военными чудесами, когда малая винтовочная пуля сбивает "Мессершмитт", Тёркин, казалось бы, убитый, умерший, воскресает всем смертям назло, «смертию смерть поправ». Эта великая поэма является религиозным псалмом, в котором русский солдат-победитель становится святым. И, быть может, когда-нибудь появятся доски икон с ликами Зои Космодемьянской, Талалихина, Гастелло, Лизы Чайкиной, молодогвардейцев, генерала Карбышева, и над их головами воссияют золотые нимбы. И в каком-нибудь сельском храме среди русских березняков и подсолнухов будет построен придел преподобному Василию Тёркину.

***

России дано превращать мировую тьму в свет. Россия принимает всю тьму мира и превращает её в свет. Россия от победы к победе копит в себе свет. И когда вновь нахлынет тьма, Россия испепеляет эту тьмы своим светом. Художник Александр Дейнека в предвоенные годы рисовал солнечных летающих людей. Его прекрасные юноши и девушки на крымском солнце напоминают живые сосуды света. Эти люди прыгают с вышек в воду, и, кажется, улетают в небо, не достигая земли. Парашютисты, покинув борт самолёта, не раскрывают парашюты, а блаженно парят в невесомости. Это новое, прозрачное для света человечество, побеждающее притяжение земли. На потрясающей картине Дейнеки «Оборона Севастополя» отряд советской морской пехоты, которая атакует фашистскую цепь, весь накопленный солнечный свет превращает в разящий смертоносный удар по врагу, запрещающий этой тьме быть, испепеляющий её солнцем русской Победы.

В Сталинграде есть священный фонтан. Скульптор изваял хоровод пионеров. Чудесные дети, взявшись за руки, образуют хоровод, который замыкается вокруг страшилища, не даёт этому страшилищу вырваться в мир. Чудесные дети как символ нового светоносного человечества, замыкающего тьму, оставляющего её в подземельях. Во время первого страшного налёта на Сталинград "Люфтваффе", когда город сгорел дотла, этот фонтан был изувечен. У пионеров отбили руки, ноги и головы, но они продолжали вести хоровод, не выпуская за пределы своего магического круга зловещее чудовище.

Так же сталинградские воины взяли в кольцо Шестую армию Паулюса и не выпускали её, не давали ей вырваться. И эти светящиеся дети удерживали в своём кругу злосчастную армию Паулюса. В их хоровод вставали солдаты, в их танец вливались все защитники Сталинграда, весь народ, запечатывая своим хороводом кромешную тьму.

В Сталинграде по выжженным степям ходят люди с лукошками, они ищут осколки снарядов, отрывают их от земли, складывают в корзины, словно это ядовитые грибы войны, и очищают родную землю от ядовитой грибницы. Эти осколки в руках мастеров очищаются от ржавчины и окалины, теряют свои колючие кромки, превращаются в сияющие серебряные слитки, и на каждом слитке искусный мастер изображает икону Спасителя, Пресвятой Богородицы, Георгия Победоносца. И из этих сверкающих икон складывается иконостас. Так тьма превращается в свет, смерть – в жизнь вечную. Приложись к этой иконе, прижми к ней ухо, и ты услышишь грохот битвы, крики «ура!» и прощальные молитвы.

В предвоенные годы Пушкин стал самым любимым и читаемым советским поэтом. Его стихи издавались миллионными тиражами. Их читали на заставах, в гарнизонах, в школах, университетах. Гитлер в Германии создал тайный орден Аненербе, выкликая из глубин немецкой мифологии демонические сны. Нибелунги, Зигфрид, валькирии, Золото Рейна – эти демонические силы вселялись в немецкие дивизии, шедшие на Москву. Демоническая тьма Аненербе встретилась с пушкинским светом, которым в предвоенные годы напитался народ. Пушкин сокрушил Аненербе, вместе с дивизиями дошёл до Берлина, где знамя Победы на Рейхстаге вместе с советскими пехотинцами водружал Пушкин.

Молодой солдат Евгений Родионов, юноша, почти мальчик, попал в плен к террористам. Они требовали у него отречься от Родины, от армии, от крестика, который он носил на груди. Евгений Родионов не отказался, не отрёкся. И палачи отрезали ему голову. Он стал народным святым. Евгению Родионову возводятся алтари, его лик на иконах, и народная вера окружила его голову золотым нимбом.

Грандиозен и великолепен Бессмертный полк. Миллионы живущих в стране между трёх океанов в День Победы выходят на крестный победный ход, они несут над головами своих дедов, отцов и прадедов, героев великой войны, как на крестном ходу несут иконы и хоругви. В этом в пасхальном шествии совершается преображение: умершие оживают, свет сокрушает тьму и кажется, что герои покидают свои портреты и, увешанные орденами, встают рядом с нами и идут бесконечным – из прошлого в будущее – победным шествием.

Победа – это энергия, это путь, это время, это скорость света. Победа была изначально, как изначально было слово. Вокруг Победы собрались люди, роды, племена, и возник народ – народ Победы. Победа – та изначальная сила, что толкает народ по его историческому пути в бесконечность. Победа – это тот магнит, та заря, которая манит народ из будущего. Движение народа от победы к победе есть движение народа от бесконечности к бесконечности. Трагичны разрывы русской истории, её чёрные дыры, в которые исчезало государство российское. И оно вновь выныривало из этих чёрных скважин, обретало плоть, продолжало двигаться по исторической траектории.

Как преодолевались эти разрывы исторического времени? Конечно, в эти годы смуты, когда исчезало государство, из недр народа являлись государственники, носители государственной идеи. В народных сословиях: в купечестве, в воинстве, в духовенстве, – появлялись вожди, создавались ополчения, собирались деньги с миру по нитке, и шли восстанавливать Государство Российское. Избирали нового великого князя, возводили на трон нового царя, повиновались новому вождю.

Всё это так. Но этого мало. Исторические разрывы русского времени, в которых, казалось, Государство Российское погибало навсегда, навечно, появлялась чудесная сила, в основе преодоления лежало чудо. Религиозное сознание учит нас, что эти исторические пропасти, эти океаны тьмы Государство Российское переплывало на иконах. Иконы были ковчегами, куда, спасаясь от потопа, ступало Государство Российское, одолевало бушующее пространство истории и причаливало к новым берегам.

Из Киево-Новгородской Руси российская государственность переправилась во Владимирскую Русь, а потом и в Московскую – на иконе Владимирской Божьей Матери, которую привёз из Киева во Владимир князь Андрей Боголюбский. Из погибшего Московского царства, одолевая беды Смутного времени, российская государственность переплыла в империю на иконе Казанской Божьей Матери. Когда рухнула российская империя, и царь был застрелен, в это безвременье Россией правила державная икона Божьей Матери. Когда завершилась советская эра и случился чудовищный распад государства, когда казалось, что государству больше не быть, народу больше не быть, государство переправилось в наше новое время под знаменем Победы. Красное знамя Победы было той иконой, которую сберёг в себе русский народ и явил на свет новое Государство Российское.

Во времена смертоносной перестройки, когда истреблялись все ценности, на которых зиждилось государство, уцелела одна Победа. Победное знамя, изрезанное, исстрелянное, осквернённое, было спасено народом, который обмотал его вокруг своей раненой груди, перешёл вместе с ним линию разлома, развернул его в новое время, и под красным Знаменем Победы стало собираться новое Государство Российское. Знамя Победы – это та икона, к которой прикладывается народ 9 Мая в свой священный праздник. Под этим победным государственным знаменем мы сберегли от распада рассекаемую Россию. Мы укротили свирепые суверенитеты. Из остатков разорённой промышленности мы собрали государственные корпорации и восстановили русскую индустрию. Мы осуществили великий проект «Алтари и оборонные заводы». Под этим знаменем мы вернули Крым. Под этим знаменем сражается русский Донбасс. Это знамя реет над базами Тартус и Хмеймим, где русские штурмовики громят террористов, обороняя на дальних сирийских подступах российские рубежи. Под этим знаменем войска ОДКБ вошли в Казахстан и спасли казахстанское государство. Красное знамя Победы – это наш Спас нерукотворный, наша Церковь воинствующая, религия русской Победы.

***

Что впереди? Куда мы идём? Что маячит в туманах тревожного XXI века? Каков он, образ нашего грядущего будущего? Мы по-прежнему верны нашей Русской Мечте: в великих трудах и свершениях обрести идеальное бытие, совершенное государство, могучее, цветущее, справедливое, где справедливость охватывает всё человеческое, всё природное, всё земное, сливаясь в симфонию. Будем совершенствовать нашу жизнь. Мы очистим от мусора окраины городов, опушки лесов, сверкающие арктические льды. Мы очистим от мусора наши государственные институты, изгоним из них стяжателей, насильников и предателей. Мы очистим наши души, изгоним зверя, который плодит в народе уныние, беспамятство и жестокость. В мире, на который надвигается великое обнуление, истребление человеческих ценностей, забвение заповедей святых, превращение человечества в липкую бесформенную плазму, мы отстоим человека, отстоим человеческое, сбережём все великие достижения, которые обрёл род людской за тысячелетия своего сражения с тьмой. Нашей идеологией останется идеология Победы. Нашим мировоззрением станет благоговение перед жизнью, обожание планеты, нашей матери-прародительницы. Формулой нашей победной идеологии является сакральная триада: Один народ. Одна судьба. Одна победа. Народ народов, собирающий в себя все живущие в России языки, культуры, вероисповедания. Судьба судеб – сражаться во все века на всех отрезках русской истории за обретение совершенного благого государства. Победа Побед, включающая в себя все военные, духовные и трудовые победы, сберегающие нашу высшую ценность, – Государство Российское. Сакральная триада «Один народ. Одна судьба. Одна Победа.» начертана на алом победном знамени.

Вот он – сонм русских победителей, блистательный победный иконостас. Их бессчётное множество – известных и неизвестных, изгонявших тьму витязей света. Князь Владимир Святой, Ярослав Мудрый, Андрей Боголюбский, Дмитрий Донской, Александр Невский, Сергий Радонежский и Серафим Саровский, Андрей Рублёв и Петров-Водкин, Нестор Летописец, богооткровенный Пушкин и богозданный Лермонтов. Великаны Толстой, Достоевский. Вся блистательная рать серебряного века: Гумилёв, Ахматова, Цветаева, Блок. Курчатов и Жуков, Королёв и Гагарин. Александр Матросов и Евгений Родионов. Царь Иван Васильевич Грозный, Пётр Первый и Иосиф Сталин. Сияют их незабвенные победные лики, грохочут, звенят, поют победные колокола. Это могучие, как раскаты весеннего грома, ростовские звоны и божественные, как музыка сфер, псково-печерские колокола, и гудящий, двигающий своим звоном века колокол Херсонеса, и бессчётные колокола во всех русских церквах, покрывающие своим ликующим звоном ненаглядную Россию.

Источник: «Завтра»

Читайте также

Нужна ли русская национальная идея? Доклад В.Н. Федоткина Нужна ли русская национальная идея? Доклад В.Н. Федоткина
На видеоконференции движения «Русский Лад» 12 мая 2022 года выступил член центрального правления, доктор экономических наук, депутат нескольких созывов ГД Федоткин Владимир Николаевич. ...
17 Мая 2022
В.С. Никитин. Размышления к 100-летию пионерии В.С. Никитин. Размышления к 100-летию пионерии
В 2022 году 19 мая исполняется 100 лет со дня рождения Всесоюзной пионерской организации имени Владимира Ильича Ленина. Это по своей созидательной сути детское сообщество было прямым порождением Велик...
17 Мая 2022
В Красноярске отметили 25-летие Союза Беларуси и России В Красноярске отметили 25-летие Союза Беларуси и России
30 апреля 2022 года в Краевой библиотеке проведён круглый стол, организованный Красноярским региональным отделением Всероссийского созидательного движения «Русский Лад», по теме «25 лет Союзу Беларуси...
17 Мая 2022