А. Стерликов. «И вам, законники, горе…» Часть II

А. Стерликов. «И вам, законники, горе…» Часть II

…Павел отрекся от прирожденного имени Савла, отряхнул от ног своих прах прошлого, когда он жестоко преследовал христиан. Был, по его же собственным словам, извергом. Но став Павлом, до конца дней своих оставался твердым последователем нового учения. К сожалению, в общественной жизни мы иногда видим иное: приходит Савл, обратившийся в Павла, но потом, к прискорбию товарищей по партии, снова становится Савлом. Словом, то ли Павел Савлович, то ли Савл Павлович.

И это понятно: коммунистами не рождаются. Прежде в Компартию приходили бывшие члены КПСС, многим из них, с учетом предыдущего партстажа и вынужденного перерыва (КПСС была запрещена), вручались почетные золотые значки КПРФ. Теперь таковых не видно на горизонте. Приходят Савлы, и пусть приходят. Только бы они оставались Павлами, не становились снова Савлами, что, к сожалению, случается. В буржуазных парламентских партиях это сплошь и рядом. И среди нас есть отступники и приспособленцы. Скажите, как же без этого, от века так повелось, даже и апостол Пётр, во имя которого в городах и странах с христианским населением построены грандиозные соборы, трижды за вечер отрёкся от божественного Учителя – Иисуса Христа. Всё так, друзья, но он все же от Учения не отрекался.

На виду у всех нас яркие примеры воистину библейских перевоплощений. Вячеслав Володин, спикер Госдумы, председатель, если по-русски, – в КПСС вступил в 1985 году, в двадцать с небольшим лет, то есть, можно сказать, в Компартии с младых ногтей. Но настали тяжелые времена для коммунистов, и он стал политическим кочевником, бродяжничал, то в одной буржуазной партии, то в другой, наконец, обрел пристанище в «Единой России». И теперь он недрогнувшей рукой отключает микрофоны у депутатов-коммунистов, при этом с председательского возвышения цыкает и рыкает на бывших товарищей по партии, – на Рашкина (даже судился с ним, потребовал миллион рублей), на Алимову, на Харитонова, орет на них во время заседания: «Революции не будет, не будет никогда!!!». Был правоверным Павлом, стал Савлом, хотящим побить камнями коммунистов. Да руки коротки: все же не он депутатом Госдумы назначил Алимову, Рашкина, Харитонова (и такого ненавистного Куринного!), народ их выбрал.

Другой известный Вячеслав – Макаров, спикер (председатель) Петербургского Заксобрания, такого же сорта ягодка. Этот даже закончил знаменитую Военно-политическую академию имени Ленина, где, говорят, слушатель не мог сдать госэкзамены и написать дипломную работу, если не проштудировал основательно полное собрание трудов Ленина, а также Маркса, разумеется.

Уместно ли сравнение с попом Гапоном?

А в январе Нового года словно бы открылись библейские сцены Римской империи времён Тиберия. «Торжественный въезд в Иерусалим» Оппозиционера-1 на осляти ХХI века с алюминиевыми крыльями, восторженные крики встречающих, толпы почитателей и последователей, восклицания «Осанна!», что в переводе с древнего арамейского на современный русский означает: «Ты, равви, наш (мой) Президент!», «Благословен грядущий Президент!».

Да, совершенно верно, уважаемые, – в недавней январской публикации на «Русском Ладе» повествуется об этом. Я тогда позволил себе замечание, что сравнение Оппозиционера-1 с попом Гапоном мне кажется преувеличенным, исторически несправедливым. Ибо я не уверен, что Оппозиционер-1 хотя бы день провел на лесосеке. И знал ли он, что творилось на лесосеках, когда был наперсником и советником губернатора Белых, осужденного за взятку, когда возглавлял «Кировлес»?

Реальный же, исторический священник Георгий Гапон, если верить тем же эсерам, тесно сотрудничавшими с ним, все же проповедовал не только в храме, но также и в цехах заводов Петербурга, в дыму и чаду, среди раскаленных болванок, среди пролетариев в рубище с дырьями, прожженными горячим металлом. Он, конечно, не цитировал Маркса, но рабочие его понимали, всякий, кто читал-перечитывал Евангелие, знает, как много речений (высказываний) Иисуса Христа, которые в наши дни кажутся революционными. Нет, не преувеличиваю, дорогие товарищи, и не спешите обвинять меня в «поповщине»!

И тут всё же уместно, сделать небольшое, «лирическое» напоминание. Немногие знают, что в Программе КПРФ прокламируется право народа на восстание против тирании и угнетения, что не только по смыслу, но и по тексту очень близко к тому, что проповедовал в XIII веке образованнейший Фома Аквинский, философ, один из наиболее почитаемых вероучителей христианства – «право народа на восстание против тирана, систематически извращающего справедливость». Осмелюсь предположить, что поп Гапон (будем называть этого священника так, как он вошел в историю) был знаком с сочинениями Фомы Аквинского. Не случайно, что и Ленин обратил внимание на Георгия Гапона и даже встречался с ним. Да, известен неопровержимый трагический факт: после катастрофы 9 января 1905 г. («Кровавое воскресенье»!) поп Гапон был казнен социал-революционерами. Но было ли тщательное расследование? Например, известный большевик Вячеслав Молотов (Скрябин), входивший в 1917-м году в Петроградский военно-революционный комитет, занимавший в СССР высокие ответственные посты (а внук его, к слову, депутат «Единой», служит буржуям), считал, что причастность священника Гапона к спецслужбам не была доказана.

Разумеется, В.М. Молотов, хотя и сохранявший до глубокой старости прекрасную память, мог ошибаться. Поэтому здесь я сошлюсь еще на одного ценного свидетеля и участника событий вековой давности – М. Горбунова (Е.Е. Колосова), – историка, публициста, активного деятеля радикальной революционной партии социал-революционеров (эсеров). Как бы полемизируя с однопартийцем-эсером и популярным в начале ХХ века писателем Борисом Савинковым, М. Горбунов пишет: «он говорит, что Гапон был лишен мужества, что он боялся за свою жизнь, боялся виселицы. Смерть ни для кого не шутка и легко бросаться такими фразами всегда опасно… Как мы встречаем смерть, в огромной степени зависит не от нас самих, а от обстановки, и только люди морального подвига, исключительной организации, всегда готовы к жертве. У того же Гапона бывали моменты огромного подъема, когда он, ничтожный человек по существу, мог встретить смерть с экстазом…».

Напоминаю и подчеркиваю, что эти строчки принадлежат радикальному революционеру, и они были опубликованы в советском печатном издании. Истины ради надо отметить, что решение о казни Гапона единолично принял Рутенберг, а было ли официальное решение ЦК партии эсеров – вопрос дискуссионный. Но продолжим чтение: «Так было, например, в утро 9 января у Нарвских ворот, когда кругом Гапона валились люди от солдатских пуль, а сам он проклинал царских палачей. И если бы Гапон умер тогда, – а это был вопрос случайности (понятно же – пуля дура, – по слову полководца Суворова – А.С.), – его имя стало бы, несмотря ни на что, святым в синодиках русской революции. Этот «поп», как называет его Савинков, завоевал бы тогда бессмертие».

Из этого следует, что даже видные эсеры не считали, что, по крайней мере, ДО кровавых событий 9 января 1905 г., Гапон был агентом царской охранки. И судили его не за то, что он якобы умышленно, по наводке спецслужб, подставил под пули массы питерских рабочих, жаждавших социальной, христианской (да просто человеческой) справедливости; за это его эсеры и не могли судить, поскольку они тоже, вместе с Георгием Гапоном, были организаторами и участниками шествия к Зимнему – например, тот же Рутенберг, член Боевой организации партии эсеров. Его казнили за то, что он, как довольно витиевато пишет М. Горбунов (Колосов), «предал врагам такую святыню русской революции, как Кровавое воскресенье». В том же духе высказывания и упомянутого М. Горбуновым писателя и боевика-эсера Бориса Савинкова: «Гапон был не обыкновенный предатель… Гапон сделал хуже: он предал всю массовую революцию». Любопытно, что эти слова принадлежат человеку, предавшему воистину народную, пролетарскую революцию.

Не знаю, уважаемые, насколько было оправданным, даже с точки зрения революционной целесообразности, решение эсера Рутенберга. Мне представляется, что истинная вина попа Гапона в том, что он после событий 9 января 1905г., находясь под давлением спецслужб, подкупленный ими, пытался уговорить своего друга Рутенберга, члена Боевой группы, стать агентом царской охранки. Сам же Гапон ценности, как агент, не представлял, поскольку он не знал, и знать не мог подпольной «кухни» законспирированной партии эсеров. Да царская охранка просто не нуждалась в услугах Гапона. У нее был надежный, хорошо осведомленный сотрудник, член ЦК, единоличный, никем не контролируемый (кроме спецслужб) руководитель Боевой группы партии эсеров – Евно Азеф, политический Иуда, символ гнусного предательства и безграничного циничного коварства.

Нет, друзья, даже не пытаюсь «реабилитировать» репрессированного Гапона, да и не могу это сделать, тут необходимо тщательное исследование темы, изучить весь громадный пласт документов и публикаций, подвергнуть анализу каждую страницу и каждую строчку, а я не историк. У меня об этом есть лишь некие, еще со школьной скамьи представления, не вполне подтвержденные, однако же, историческими публикациями, которые я читал. (Дарю тему молодым коммунистам – публицистам, историкам социалистической ориентации). Тут другое: меня давно не дает покоя простой практический вопрос: почему православный священник мог встречаться с рабочими в горьком дыму, среди горячих болванок, отстреливающих обжигающую окалину, а у наших депутатов и кандидатов в депутатов это не получается?

Я этот вопрос иногда задавал товарищам в горкоме, когда работал в котельной большого завода. Задавал этот вопрос и членам ЦК Компартии (Федорову, Белову), другим товарищам, но внятного ответа не получал. И не ради словопрения задавал вопросы; я ведь приглашал депутатов (а также и кандидатов в депутаты) в котельную знаменитого ЛОМО; бывало и так, что договаривался с рабочими других смен о том, что, возможно, такая встреча состоится. Но я не был услышан, мои же товарищи-коммунисты не услышали… Скажите, что старое вспоминать! Но, может, все же иногда полезно и старое вспомнить, и в сочинения древних христианских писателей заглянуть.

Могут ли быть священники в рядах народного Сопротивления?

К сожалению, отступничество Гапона после «Кровавого воскресенья», участие священников в Гражданской войне на стороне контрреволюции, против Советской власти, а также политика руководства Русской православной церкви (сужу по передачам телеканала «Спас»), породило в левом секторе интернета стойкое недоверие к «попам», к «поповщине». Мне говорят, что «теология освобождения» («теология социализма»), характерная для стран Латинской Америки, не имеет почвы в России. Готов согласиться, что в России совершенно невозможно представить православного священника в ранге министра культуры и просвещения, как это было в народном правительстве в Никарагуа, когда там пытались строить социализм. Ну а министром соцзащиты и соцобеспечения?

Но, если быть справедливым, то надо признать, что священники приходов не хуже народных депутатов (а таковые лишь коммунисты) знают чаяния и горести людей, поскольку они выслушивают исповеди прихожан, живущих в нищете и безнадёге, испытывающих душевные и нравственные страдания. Они становятся свидетелями вопиющей социальной несправедливости, губительного неравенства. Наверное, читатели из числа верующих знают священников, честно исполняющих пастырский долг, близко к сердцу принимающих бедствия и горести народные. Словом, не всюду же – попы с очерствевшей душой. А я назову только те немногие имена, которые мне известны: митрополит Диомид, впрочем, изверженный из сана решением руководства РПЦ, игумен Евстафий (Жаков), твердо заявивший, что «тело В.И. Ленина должно и дальше находиться в Мавзолее на Красной площади». Наконец, владыка Иоанн (Иван Снычев), митрополит Ленинградский и Ладожский (с 25.09.1991 г. – Санкт-Петербургский и Ладожский), с которым мне доводилось чаи гонять и разные разговоры говорить.

Другое дело, что и на добросовестных пастырей медленно и неотвратимо давит пресс грубого губительного капитализма, поскольку им приходиться решать хозяйственные и бытовые вопросы, заниматься решением экономических проблем прихода (или приходов). И все же, думается мне, честный, неуклонно следующий заветам Христа, с высокими понятиями о нравственности пастырь, умело управляющий приходами, был бы не хуже Набиуллиной в роли министра в Правительстве народного согласия.

Ну а коммунистам надо хотя бы понимать язык писаний и впечатляющие образы, покоряющие сердца верующих, заполняющих храмы в любимые народом православные праздники (в Рождество и на Пасху). Когда даже я, «уклонист» среди партийцев, и еретик среди верующих-ортодоксов, вспоминаю древний христианский гимн, с которым в детстве на Рождество, почитавшееся и в советскую эпоху у нас в Семиречье, ходил рождествовать. Там есть слова: «И Тебе кланятися Солнце Правды и тебе ведети с высоты Востока». Древний христианский поэт создал проникновенный поэтический образ Христа, пленяющий и верующего, и атеиста.

Все мы, – и коммунисты, и наши сторонники, а даже, возможно, «нищие духом», – живем надеждой, что взойдет Солнце Правды, которое согреет живительным теплом человечество, и верующих, и атеистов, и разграбленный хищниками Русский лес, изъязвленные ужасными карьерами, заросшие колючим чертополохом, плодородные земли согреет, спасет от гибели нашу Планету, одну-единственную во всей Вселенной. Но и горячо веруя в это, мы все должны помнить (и верующие, и атеисты), что «вера без дел мертва», опять же, по слову апостола Павла.

И, наконец, последнее: Москва-Россия некоторыми экзальтированными патриотами объявлена Третьим Римом, и здесь ныне, – я это повторяю и повторяю, - коммунистов подвергают гонению, правительственные и «оппозиционные» телеканалы каждый день, каждый час и каждую минуту издеваются над коммунистами… И если бы в Москве завтра вдруг начались ничем не объяснимые пожары, то, скорее всего, в этом обвинили бы коммунистов. Как при Нероне обвиняли в пожарах христиан, а при Гитлере – немецких коммунистов и членов Коммунистического интернационала. И не устанем напоминать и верующим, и атеистам, что в далеком прошлом Рим был местом, где христиан массами публично предавали казни, травили на ипподромах зверями, но как раз Рим-то и стал одним из центров христианства, и таковым является уже две тысячи лет. И Москва вновь станет оплотом социализма, разумеется, если не будем только сидеть сложа руки в ожидании прихода коммунистического Мессии, Ленина (Сталина) ХХI века.

Можно и так сказать: чем больше коммунистов и настоящих патриотов (верующих и атеистов) будет отправлено в автозаки, избито дубинками, будет под конвоем доставлено в суды, тем скорее Москва вновь станет оплотом социализма, а нынешний Санкт-Петербург, преимущественно русскоязычный, погружающийся в мерзость либерализма, сотрёт, наконец, позорное клеймо контрреволюции и станет тем, чем был в эпоху СССР – Ленинградом, Петроградом, городом Великого Петра. Все последние события убеждают нас, что, к сожалению, иначе чаемый «левый поворот» и не может состояться.

Анатолий СТЕРЛИКОВ

Читайте также

Беда МХАТа не Бузова, а Бояков? Беда МХАТа не Бузова, а Бояков?
Жизненная мудрость гласит: только сильный умеет признавать свои ошибки! То, что во МХАТе им. М. Горького поставили верховодить подвального режиссера Боякова вместо народной артистки СССР Т.В. Дор...
29 Июля 2021
Вашингтон пришёл надолго? Вашингтон пришёл надолго?
Используя складывающуюся в Афганистане ситуацию, США «куют железо, пока горячо» и наращивают своё присутствие в Центральной Азии. За последнее время они провели серию переговоров с руководством стран ...
29 Июля 2021
Месть за страх Месть за страх
Лето в этом году выдалось жарким не только в метеорологическом, но и в политическом смысле. Не успел президент объявить о начале предвыборной кампании в Думу, как страну потряс скандал, какого давно у...
28 Июля 2021