А. Стерликов. «И вам, законники, горе…» (Часть I)

А. Стерликов. «И вам, законники, горе…» (Часть I)

Стоило однажды лидеру Компартии упомянуть «Нагорную проповедь», как тут же посыпались обвинения в «клерикальном уклоне», в уступках провластному руководству РПЦ, в «поповщине». Между тем, некоторые товарищи находят смысловое (или даже текстуальное) сходство в отдельных тезисах «Морального кодекса строителя коммунизма» и той же «Нагорной проповеди». А другие строгие товарищи, хранители чистоты коммунистического Писания, считают подобные высказывания опасным партийным уклоном.

Наверное, было бы хорошо сравнить тексты и опубликовать работу, например, на «Русском Ладе». А мы тут условимся, что моральный кодекс христиан («Нагорная проповедь») и «Моральный кодекс строителя коммунизма» все же разнятся.

Что касается «Нагорной», то там, в двух канонических евангелиях Нового завета, много такого, что как раз полезно бы знать и коммунисту. Слышу возмущенные голоса: «Ударили по левой – подставь правую?!» Послушайте, но разве не подставляет другую щеку депутат-коммунист Бондаренко во время ожесточенных баталий в Саратовской думе? Да, этот народный депутат отнюдь не смирная овечка, – «чоповцы» ему уже угрожали расстрелом, а во время недавней акции в январе, в ответ на его законное депутатское требование допустить к задержанному избирателю, он услышал команду полицейского чина («Сотрудники полиции – боевое оружие!»; нет, не робкого десятка Бондаренко, но все же он вынужден «подставлять щеку» врагам народа. Словно стальными полицейскими наручниками сковывает волей крепкие свои руки спортсмена, прижимает их к телу (в противном случае понятно же – уголовная статья), и с помощью видеокамеры, продолжает публично обличать врагов народа, словами, по смыслу сходными с тезисами «Нагорной». («Напротив горе вам, богатые! Горе вам, пресыщенные ныне! Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете»).

Не уверен, что депутат-коммунист когда-либо держал в руках Евангелие, но он постоянно напоминает своим коллегам-законодателям из «Единой России» о грядущем суровом возмездии, почти на каждом заседании Саратовской думы напоминает: «И вам, ЗАКОННИКАМ, горе, что налагаете на людей бремена неудобоносимые, а сами и одним перстом своим не дотрагиваетесь до них!». Напоминает похожими, а чаще другими, – простыми, забористыми словами.

А посмотрите репортажи с заседания Саратовской облдумы с участием мадам Литневской из «Единой», которая каждый раз с женской мстительностью и невероятной изобретательностью, опять-таки, наверное, присущей только женщинам, измышляет все новые и новые проклятия и оскорбления на голову Бондаренко, при этом всякий раз швыряет своими холеными пальчиками комья дерьма в советское прошлое. Порой мне даже кажется, что если бы депутат-коммунист был воцерковленным, то он бы непременно и молился бы за нее, лицемерную грешницу, на заседаниях облдумы поминающую имя Бога всуе, в Христово Воскресение цинично раздающую куличики избирателям-пенсионеркам после того, как она на скамье в Думе проголосовала за нищенскую пенсию в 8 200 р., за антинародный закон о выходе на пенсию, и всегда недрогнувшей рукой голосующую за множество других, антинародных, антисоциальных законов.

Цитаты, речения и… живая партийная жизнь   

Слушаю в подвале райкомпартъячейки многословные выступления товарищей, и сам иногда беру слово и тоже не кратко говорю, а потом, возвращаясь домой в трамвае, вспоминаю полные горечи и сарказма слова Христа: «Ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны».

Читаю в газете публикацию в защиту «чистого марксизма-ленинизма», скомпонованную из раскавыченных и закавыченных цитат Ленина и Сталина, а в списках кандидатов от Компартии вижу карьериста или соглашателя и приспособленца, которого поддержал тот же член ЦК, написавший бойкую статью в защиту чистоты марксизма. И конечно сразу же всплывает в памяти горькая Христова отповедь: «Что вы зовете меня: «Господи! Господи!» и не делаете того, что я говорю?».

Волочу плужок между картофельными бороздами в деревне, или с рюкзаком за плечами отдыхаю в лесу на валежине, вспоминаю стояния в пикетах и думаю: не таких ли, как Н. Бондаренко или В. Рашкин, не о коммунистах ли сказано в «Нагорной» слова: «Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное»? Когда было сказано, а будто сегодня!      

****

Однажды в райкомовском партийном подвале я стал свидетелем ожесточенной полемики и даже, каюсь, принял в ней участие. Коммунисты увидели на «красной доске» ватман с именами товарищей, пожертвовавших в кассу крупные суммы. Словесное прение случилось после того, как представитель контрольной комиссии пояснил, что все эти товарищи на «красной» почетной доске – успешные предприниматели и помощники депутатов с зарплатой, какая иным труженикам и не снилась, а про пенсионеров с нищенскими пенсиями и говорить не приходится. Зачем эта наглядность, этот «почетный список» на всеобщем обозрении – подчеркивать неравенство в коммунистической организации? Зачем посыпать соль на больные раны? Как тут не вспомнить библейский эпизод с лептой бедной вдовы в сокровищницу храма, когда Христос противопоставил вдовьи две лепты взносу богатых иудеев: «Истинно говорю вам, что эта бедная вдова больше всех положила», пояснив при этом, что она (вдова) «от скудости своей положила все пропитание свое, какое имела», а «все те (богатые иудеи – А.С.) от избытка своего положили в дар». Дискуссия была горячей, но ватман с именами состоятельных жертвователей все же сняли с почетной доски.     

Или вот еще: первые христиане собирались в катакомбах, в пещерах (то есть в заброшенных горных выработках, где брали камень на сооружение дорог, дворцов, особняков и домов), а мы на собрания райкомпартъячейки собираемся в подвальных помещениях и радуемся, когда есть кран с раковиной умывальника и туалет с исправным сливным бачком. Конечно, не везде так: если в организации на учете влиятельный или состоятельный (материально) член партии, депутат коммунистической фракции в ЗакСе или в Госдуме, то у коммунистов может появиться приличное, пусть и временное, арендуемое помещение для собраний, куда можно пригласить большое количество сторонников партии на какую-нибудь значимую конференцию.

****

Сегодня коммунистов ХХI века, как и христиан Римской эпохи, бесчестят, оплевывают, подвергают осмеянию на гостелеканалах, а также на «оппозиционных» интернет-телеканалах, причем даже тогда, когда мы не протестуем, а всего лишь возлагаем цветы к Мавзолею или на камень, под которым покоится прах товарища Сталина, на всяких русскоязычных «дождях» и «свободах». При этом используется любой повод для поношения и дискредитации, сегодня обвиняют в разжигании классовой ненависти, в экстремизме и в «подстрекательстве к насилию и захвату полицейского участка», а завтра, напротив – в трусости, вялости и соглашательстве. А иных коммунистов бросают в узилища, пример тому – Сергей Удальцов, Андрей Левченко, народный депутат Бессонов вынужден скрываться от неправедного антинародного суда. Одного нашего товарища в Татарстане, члена избиркома, во время подсчета голосов избили до полусмерти, и он умер от побоев; разумеется, местные власти дело замяли. Опять же – и на Бондаренко посмотрите: как он выдерживает все поношения, оскорбления, судебные преследования и даже тычки кулаками?*) Есть же человеческий предел психологической прочности… Но коммунисты выполняют свой долг – на парламентских баррикадах или в пикетах, предпочитая это осмеяние позору отступничества. Или, как сказано в одном из посланий апостола Павла, о котором я еще скажу несколько слов: «Трудимся и поношение терпим».

Христос в «Нагорной» обращается с возвышенными словами ко всем, жестоко попираемым властью, униженным и оскорбленным: «Вы – соль земли, вы – свет мира». Разве не то же самое (разумеется, в меру своего ума и красноречия) мы говорим в пикетах или у парового котла, на автомобильной стоянке, в очереди к терапевту? И разве в пикетах и на митингах все мы, – и коммунисты, и патриоты, – отвергаем «нищих духом», то есть людей, утративших веру в счастливое будущее, в социализм, нравственно опустошенных, падших духом? Мы к ним обращаемся со словами призыва к Сопротивлению, призываем их возвыситься верой в лучшее будущее? И неистовый в своих социальных проповедях депутат Бондаренко (в толпе и на «ютубе») постоянно обращается к «нищим духом», опять же с тем, чтобы возвысить их.

Удел подвижников, провидцев, героев народных – одиночество и забвение?

Библеисты в своих публикациях обращают внимание на то, что Христос во время восхождения на Голгофу и в момент распятия был всеми покинут, – и учениками, и даже близкими. Впрочем, ученики-апостолы покинули его еще в Гефсиманском саду, когда он был окружен римскими воинами и стражей синедриона. Только «при кресте Иисуса стояла Матерь его» да еще две Марии одна из которых – блудница Магдалина. Во всей трагической наглядности это показано в фильме Бортко, экранизировавшего роман Михаила Булгакова (вероятно, использован какой-то апокриф), – видно, что рядом с ним только Матфей, и больше никого, здесь даже Марию, «Матерь его», не видим!

Трагична и судьба апостола Павла, всеми забытого на излете его жизни. Сразу уточним, что это реальный исторический персонаж, жил и проповедовал в первом веке; умер – весьма предположительно, – в 65 г., возможно казнён, когда Нерон жестоко преследовал христиан. А ведь Павел был реформатором с большой известностью. До него христианами были только жители Палестины, иудеи, он же «братьями во Христе» объявлял и греков, и финикийцев, и сирийцев, и египтян, вообще всех язычников, эллинов. Его бросали в тюрьмы, изгоняли из городов, побивали камнями; причем не только ортодоксальные евреи, но даже «братья», иудео-христиане, так и не простившие ему Савла. Но он никогда не отрекался от имени Христа, которого он не видел, от учения, в которое он однажды, будучи еще Савлом, уверовал и которое он реформировал, сделал универсальным.

Почитайте Зенона Косидовского, известного писателя и библеиста эпохи социализма, оставившего нам блестящее исследование канонических текстов Нового завета. (А кроме таковых, были и т.н. «тайные речения христиан», непризнанные впоследствии евангелия, – буквально: «благовестия», «благовествования», – апокрифы, «подложные» «отрешённые» книги, однако же, почитавшиеся в первые века христианства наряду с Четвероевангелием, лишь в IУ веке признанного единственно подлинным, священным, боговдохновенным). Косидовский пишет, что апостол Павел «в момент своего самого тяжкого испытания был совершенно одинок. Это… явствует из некоторых эпизодов «Деяний апостолов»… Стоя перед судом и кладя голову на плаху, Павел также был один как перст. Никто не заботился о его судьбе и, быть может, даже не знал, что с ним произошло. Павел простился с жизнью с горестным сознанием, что он покинут всеми».

Эти библейские эпизоды пришли на ум, когда узнал, что Нине Андреевой в минувшем году была присуждена премия «Слово к народу», как сообщается, «за героический подвиг, выступившей в «Советской России» в марте 1988 г. с письмом «Не могу поступаться принципами»». Согласен, уважаемые, если вы сейчас хотите мне возразить: жизнь Нины Андреевой не была столь трагичной, как у библейских персонажей, её никто не преследовал. Но вспомним некоторые эпизоды её общественного поприща. Сразу же после публикации в «Советской России» на нее обрушились не только «демократы» (в сущности, те же компрадоры, либералы-западники), но и, что печальнее всего, – товарищи по партии.

На страницах «Ленинградской правды» (партийный орган обкома КПСС) в 1990-1991 гг. появились большие статьи, в которой были использованы тезисы публикации Нины Андреевой, где сурово бичевались «апологеты» «сталинского казарменного социализма», где едко высмеивались «не могущие поступиться принципами», где злобно говорилось о «социально опасном советском мещанине», который доводит себя «до коммунистической истерии».**) Написал их тогда внезапно возвысившийся и относительно молодой функционер КПСС. Он и поныне здравствует, хотя и в преклонном возрасте. Обвинения были серьезные, и я бы сказал, тяжелые с точки зрения партийной этики и советской нравственности. И надо учесть, что «Ленинградскую правду», выходившую огромным тиражом, тогда читали коммунисты и беспартийные работяги, домохозяйки и пенсионеры…

Помню, в библиотеке Дома писателя (в особняке Шереметьева, Шпалерная, 11) я наблюдал, как Володя Насущенко склонился над подшивкой «Советской России» и внимательно читает публикацию Нины Андреевой, прозаик Насущенко, автор добротных рассказов о жизни таких же, как и он сам тружеников. (На пропитание себе и своей семье он зарабатывал в основном работой в котельной. Правда и гонорары при этом, пусть и нерегулярно, как и я тоже, получал за публикации в сборниках, за отдельные издания).

– Ну, что ты думаешь об этом, Егорыч? – спросил я безупречно честного труженика, когда он отложил подшивку «Советской России».

– Уж такая сволочь эта Нина Андреева… - сказал он веско и непререкаемо, и на этом разговор наш пресекся в корне. Вот если бы нечто такое сказал еврей (а в Ленинградской писательской организации было много евреев, даже очень много), обиженный «пятым пунктом», навостривший лыжи в Израиль или в Америку на Брайтон-бич, я бы позвал бы его в наше писательское кафе, заказал бы там по чашке кофе, чтобы дискутировать с ним до потери пульса, до того момента, когда вместо аргументов раздаются вопли: «Да ты же скрытый антисемит! Сталинист!» – «А ты, Яша, обыкновенный сионист! Злобный русофоб!». Не думайте, что все это я так – ради красного словца, ожесточение было страшное. В годы «перестройки» даже на литературных собраниях в Белом зале, где критики, прозаики и поэты произносили речи, искусно разукрашенные яркими словесами, баталии иногда завершались истерическими выкриками: «Черносотенцы! Сталинисты!! За такие речи надо морду бить!…».***) Литераторы выясняли друг с другом отношения, администрация же Дома писателя, вероятно, в сговоре с «МЭ(Е)Ррзкими» (как тогда говорили) чиновниками мэра Собчака, запустила в чудесные «рыцарские залы», в «золотые гостиные», барыг-«кооператоров», не соблюдавших элементарную пожарную безопасность. Дом, как и следовало ожидать, сгорел; особняк был восстановлен на пепелище, но писателей туда уже не пустили. Но это уже тема другого разговора.

Коммунисты Нину Андрееву как-то очень уж быстро забыли, несмотря на то что она была среди защитников Верховного Совета в 1993 году. Автор погромных публикаций в «Ленинградской правде» все эти годы неизменно избирался в рабочие и почетные президиумы научных и практических конференций, нередко председательствуя (или сопредседательствуя) на конференциях, и сейчас он пишет пространные статьи – рассуждает о «нормах ленинской партийной этики», о «нравственных нормах и принципах». Слова «норма» и «нормы» в его публикациях часто употребляемы. Хотя вообще-то эти слова означают ограничительное понятие, некое предписание, а нравственность, духовное развитие беспредельны. Что касается Нины Андреевой, то она как раз нарушила нормы этики и нравственности, сформировавшиеся в партийной среде в годы правления Хрущева и на излете жизни Брежнева, и остававшиеся таковыми до катастрофы КПСС… По этой причине ей пришлось испытать горечь непонимания, и прежде всего в партийной среде.

Автор этих строк значительную часть времени в последние десятилетия живет в лесной деревне, но отчасти он все же и городской житель. Поэтому иногда приходилось быть участником разных конференций, слушать речи представителей разных фракций коммунистического движения, представителей различных патриотических организаций. Но вот не помню ни одного выступления или какого-то заявления Нины Андреевой, не присутствовала она на конференциях хотя бы в качестве гостя; скорее всего ее на конференции просто не приглашали. Да, возглавляла неких «большевиков-коммунистов», но это был узкий круг единомышленников…

Впрочем, я был свидетелем, как автору разгромных публикаций на конференциях задавали развернутые вопросы, содержавшие и оценку публикаций прошлых лет по поводу Нины Андреевой. И тогда он, иронически поглядывая на задавшего ему каверзный вопрос, рассказывал, что Нина Андреева вообще-то хороший человек, но что она химик, всего лишь кандидат наук, и что она (впрочем, как и бывший секретарь обкома и член Политбюро КПСС Романов), не имеет надлежащей теоретической подготовки, что за нее статью написал кто-то другой (возможно, ее муж) и что она, наконец, была превосходной хозяйкой и умела вкусно готовить.

Феноменальная популярность, непостижимая известность на всю страну и… забвение. Возможно, ее чувства на излете жизни были сходными с ощущениями апостола Павла, о которых нам поведал блестящий польский беллетрист, исследователь текстов Нового завета Косидовский.

Нет, я никого конкретно не обвиняю, не возлагаю вину на какие-то организации или структуры левого движения. Ибо кто же из нас не знает знаменитое речение Христа: «Кто без греха, пусть первый бросит камень»? Но здесь, пользуясь случаем, всего лишь еще раз напоминаю истину: «Нет пророка в своем отечестве», не однажды повторяемую и в библейских текстах, и в нашей обыденной жизни, отчего и ставшей банальной.

И одиночество, и забвение еще при жизни – удел многих подвижников, народных героев, провидцев. Что уж там говорить о партийных трудягах, о рядовых пехотинцах партии. Еще вчера мы говорили товарищу: «Ты – настоящий коммунист!», днем и ночью ему звонили по каждому поводу или вовсе без повода, но вот он тяжело заболел (или умер), погиб от бандеровской пули в Донецке, и мы его забыли… Наверное, жена по-своему права, когда она мне говорит: «Зачем всё так близко принимаешь к сердцу? Да пусть работает помощником депутата «Единой России»! Если совесть продал, если партбилет для него – картонка дешевле открытки, украшенная портретом Ленина. Доведешь себя до инсульта, инфаркта – кому ты будешь нужен…»

Сделаем паузу, друзья. Поставим точку, чтобы потом продолжить наш «рождественский, святочный» разговор в другой раз.

Примеч. редакции «РЛ»:

*) Известный популярный блогер, депутат Саратовской облдумы Н.Н. Бондаренко 8 февраля с.г. оштрафован на 20 тыс. рублей за то, что он якобы принимал участие в несанкционированном митинге. Блогер не был задержан полицией во время событий, штраф был наложен судом неделю спустя, после массовых акций протеста, после публичного заявления о том, что он (Бондаренко) намерен баллотироваться против известного Вячеслава Володина, о котором идет речь в очерке. Как говорят сегодня в народе, был бы человек, а статья найдется.

**) Автор, конечно же, имеет в виду публикации Ю.П. Белова в 1990-1991 гг. на страницах «Ленинградской правды», которая была органом Ленинградского обкома КПСС: «Мещанин во политике» (5 июля 1990); «Трудный путь к ХХI веку» (17 июля 1991).

***) Подобные шедевры литераторов, запротоколированные добросовестными стенографистками, можно найти в изданиях, где публикуют документы времён «перестройки».

Анатолий СТЕРЛИКОВ

Читайте также

Размышления о духовности Размышления о духовности
Человек создан как точная копия всему, что есть во Вселенной (Высший Разум создал Человека по образу и подобию своему)....
21 апреля 2024
Ярославль. Творческая встреча в Некрасовке Ярославль. Творческая встреча в Некрасовке
20 апреля председатель Ярославского регионального отделения Всероссийского Созидательного Движения "Русский Лад" Алексей Филиппов по приглашению известной ярославской поэтессы Елены Морозовой принял...
21 апреля 2024
Поразительное для историка простодушие. Об экспозициях Вытегорского историко-этнографического музея Поразительное для историка простодушие. Об экспозициях Вытегорского историко-этнографического музея
В статье О. Ларионова «Холодный взор «росомахи» («НГ», июль 2023 г.) речь шла об экспозициях Вытегорского историко-этнографического музея, посвященных Советско-финской войне. В них, по мнению ряда...
21 апреля 2024