А. Смолко. Альтруизм против русофобии

А. Смолко. Альтруизм против русофобии

Русский поэт сказал: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовет­ся...» Нам, действительно, не дано, но люди, которые слова произносят, должны не только предугадывать последствия своих слов, но и отвечать за них. Должны, но не отвечают. К чему это приводит, покажем на конкретном историческом примере.

Поскольку далее я буду говорить о русской нации, считаю необходимым сделать следующее пояснение. Русским я называю человека не столько по крови, сколько по духу, тому самому, о котором говорил поэт: «Там русский дух, там Русью пахнет».

У меня и в мыслях нет идеализировать русскую нацию. Я русский чело­век, прожил достаточно долгую жизнь, не лишен здравого смысла и наблю­дательности. Понятно, что русская нация не лишена недостатков, и мне они известны. Но наций без недостатков не существует, и русская исключением не является.

Перехожу к конкретному примеру. Для начала небольшая историческая справка. Первая мировая война (ПМВ) началась в 1914 году. Воюющие сторо­ны: Антанта (Англия, Франция, Россия и союзники), с одной стороны, и Гер­мания, Австро-Венгрия и их союзники, с другой. Поводом для начала войны стало убийство австрийского эрцгерцога Фердинанда, причиной - передел мирового рынка великими державами.

Война закончилась подписанием в июне 1919 г. Версальского мирного до­говора. Германия была признана главным инициатором и виновником войны, она признала свое поражение и капитулировала. Прямым наказанием за при­чиненное немцами зло была потеря Германией территорий (около 15%) и вы­плата репараций союзникам в размере 269 млрд золотых марок. О косвенном наказании чуть ниже.

ПМВ была на тот момент самой крупной, самой кровавой в истории. Жертвами той войны с обеих сторон стали 17 миллионов солдат и мирных жи­телей. Самые большие человеческие жертвы в этой войне понесли русские и немцы. За что же погибали русские и немецкие солдаты? Фридрих Великий говорил: «Если бы наши солдаты понимали, из-за чего воюем, нельзя бы­ло бы вести ни одной войны».

Фридрих Великий был прав. И русские, и немецкие солдаты были дале­ки от понимания истинных причин войны. Зная их, вряд ли они стали бы во­евать. Русские солдаты были уверены, что они в этой войне защищают своих единоверцев-сербов, защищать кого-то – нас хлебом не корми. Для немец­ких солдат это была война с русским варварством, рабством, имперским со­знанием. Такими немцы видели русских. Русофобия, граничащая с ненави­стью ко всему русскому, стала оружием. Понимали ли европейские интеллек­туалы, трудами которых формировалось такое представление о русских, чем отзовутся их слова? Приведу высказывания некоторых из них.

Готфрид Лейбниц: «Московиты хуже варваров». Шарль Монтескье: «На­род там состоит из одних рабов». Вольтер: «Московиты были менее цивили­зованы, чем обитатели Мексики при открытии ее Кортесом». Жан-Жак Руссо: «Русские никогда не станут цивилизованной нацией». Что стоит за этими сло­вами – словесные упражнения интеллектуалов, обыкновенная русофобия или разжигание межнациональной розни? Задумывались ли они о том, что эти слова, обидные и несправедливые, но всего лишь слова, приведут к много­миллионным человеческим жертвам?

Наказанием Германии за развязывание ПМВ были наложенные победите­лями репарации размером 269 млрд золотых марок. Наказание очень серьез­ное. По оценке авторитетного английского экономиста Джона Кейнса, репа­рации превышали возможности Германии по выплатам примерно в 4 раза, что делало их выплату заведомо невозможной. По существу, это было экономи­ческое убийство Германии. Правильнее сказать, могло бы быть.

Французский президент Клемансо и английский премьер Ллойд-Джордж, идеологи лозунга «немцы заплатят за все», не без давления США были вынуж­дены это наказание смягчить. Для начала репарационная комиссия сократи­ла сумму платежей до 132 млрд. Затем международная конференция по про­блеме стабилизации экономической ситуации в Германии, которая состоялась в Лондоне в 1924 году по инициативе США, приняла решение о выводе французских войск с территории Германии. Следующим шагом было предо­ставление Германии финансовой помощи в виде американских и английских кредитов.

Далее президент США Герберт Гувер в 1932 году объявил мораторий на германские репарации. В этом же году Германия за три миллиарда золотых марок выкупила свои репарационные обязательства с правом погашения их в течение 15 лет. Гитлер, став канцлером, в одностороннем порядке отказал­ся от выплат репараций и связанных с ними долгов.

В полном объеме репарации по Версальскому договору Германией были погашены в 1983 году. На тот момент экономика Германии была первой в Ев­ропе, и выплата остатка репараций критического значения для нее не имела. Проценты в размере почти 200 миллионов евро Германия закончила платить только в 2010 году.

Но самым серьезным наказанием Германии за развязывание ПМВ стал жесточайший кризис, политический и экономический. С политическим кризи­сом связаны восстание матросов в Киле и ноябрьская революция, падение Германской империи, безуспешные попытки создать Веймарскую республи­ку, обнищание населения и гиперинфляция. Репарационные платежи не спо­собствовали политической и экономической стабилизации, но не они были первопричиной политической и экономической анархии в стране.

Главной причиной кризиса был паралич государственной власти, связан­ный с падением Германской империи. Некая высшая сила наказала тогда Гер­манию и немецкую нацию за развязывание ПМВ и то зло, которое она при­несла людям. Мы не знаем, какая это была сила, но это не значит, что ее не могло быть.

Оценивая наказание Германии за развязывание ПМВ с точки зрения Пла­тона, можно сделать следующий вывод. Германия, начав ПМВ, совершила зло и, по справедливости, должна была понести за это наказание. Но на­шлись силы, которые помогли Германии если не уйти от ответственности, то сильно смягчить последствия, что стало большой несправедливостью. На­казания за эту несправедливость человечеству долго ждать не пришлось.

Кризис в Германии закончился с приходом к власти Гитлера в январе 1933 года. За 7 лет Германия подняла пострадавшую, но не убитую войной экономику, создала сильнейшую в мире армию и в 1939 года начала Вторую мировую войну (ВМВ). Могло бы такое произойти, если бы победители в ПМВ хотели наказать Германию всерьез? Вторая мировая война (ВМВ) стоила уже 50, а по некоторым оценкам – 80 миллионов человеческих жизней. А если бы Германия успела до конца войны создать ядерное оружие, последствия этой войны могли бы быть просто катастрофическими. Но, как говорится, в тот раз Бог уберег.

ВМВ действительно была войной планетарного масштаба. Граждане 61 государства, из 73 существовавших в то время, принимали участие в этой войне. Война коснулась 80% населения нашей планеты, всего было мобили­зовано более 128 млн человек, из них 34 млн русских, 16 млн американцев. Основной вклад в победу союзников над фашистской Германией внесли рус­ские, они же понесли в этой войне самые большие потери.

Немцам смысл войны с русскими Генрих Гиммлер объяснял так. «У нас идет борьба между Европой и Азией, между Германским рейхом и “недочело­веками”. Это – расовая борьба. У нас кровь лучше, сердце – тверже, нер­вы – крепче». Не ошибусь, если скажу, что оправданием зверств, которые творили на русской земле представители нации, давшей миру великих философов, ученых, музыкантов, была русофобия. Слова западноевропейских фи­лософов стали оружием в руках фашистов. Русофобия из категории этической превратилась в категорию идеологическую и в очередной раз привела к мно­гомиллионным жертвам.

Чем закончилась ВМВ для Германии, хорошо известно. Наказание, кото­рому союзники подвергли побежденную Германию, было суровым, но спра­ведливым, во многом благодаря Сталину. Сталин не поддержал предложение союзников разделить Германию на части, сказав при этом: «Гитлеры прихо­дят и уходят, а народ германский, а государство германское – остается». В результате, несмотря на поражение в войне, Германия как государство не только сохранилась, но и через 20 лот после окончания войны стала пер­вой экономикой Европы, а немцы сохранились как нация.

Немцы, надо отдать им должное, уроки той войны усвоили хорошо, о бы­лой немецкой воинственности вот уже 75 лет говорить не приходится. Зло, по­хоже, было наказано по справедливости, и немцы, в основной массе, с этим согласились. Может быть, по этой причине чувства ненависти к победителям, по моим наблюдениям, они не испытывают. В день 70-летней годовщины встречи на Эльбе советских и американских войск, 25 апреля 2015 года, я ви­дел, как немцы в 7 утра несли цветы на могилы русских солдат, похоронен­ных на кладбище близ Торгау, где впервые встретились советские и амери­канские солдаты.

Наказание Германии за развязывание ВМВ принципиально отличалось от наказания за ПМВ. В случае ПМВ Германия была наказана как государство, виновники войны персонально названы не были и наказания не понесли. В случае ВМВ вину Германии как государства и немцев, признанных военны­ми преступниками, следуя всем международным юридическим нормам и правилам, определил Нюрнбергский трибунал. Трибунал вынес подсудимым справедливое наказание, и человечество уже 75 лет живет без мировых войн.

Но Нюрнбергский трибунал не приблизил нас к пониманию того, почему в мире одни люди несут зло, а другие добро? О зле люди говорят больше, о добре меньше. Вся наша жизнь, по большому счету, это борьба добра со злом. В этой борьбе рано или поздно добро побеждает зло, хотя на первый взгляд это не очевидно. Но если бы это было не так, человеческая жизнь на планете прекратилась бы. Но, что интересно, если зло в нашей жизни воспри­нимается почти как норма и народ этому не удивляется, то реакция на добро может быть самой разной – как негативной, так и позитивной.

Народные поговорки это правило подтверждают. «Сделай человеку добро и наживешь врага». Это у русских. В английском варианте эта мысль звучит так: «No good deed goes unpunished» (ни одно доброе дело не остается без­наказанным). В немецком: «Tue nichts Gutes, dann geschieht Dir nichts Boses» (не делай хорошего, и с тобой ничего не случится). И у русских, и у англичан, и у немцев смысл одинаковый: «Не делай добра, не получишь зла». Поговор­ки не появляются случайно, в них сконцентрирована накопленная веками на­родная мудрость, с ними можно соглашаться или не соглашаться, но они есть. Но вопреки этим поговоркам всегда находились и будут находиться лю­ди, которые, несмотря ни на что, делают добро другим людям. Почему?

Для себя ответ на этот вопрос я нашел в статье В. П. Эфроимсона «Родо­словная альтруизма (Этика с позиций эволюционной генетики человека)». Эта статья впервые была напечатана в 1971 году в 10-м номере журнала «Новый мир». И по образованию, и по роду научной деятельности я был тогда далек от обсуждаемых в этой статье проблем. Для меня эта статья была не просто новой, она была революционной, и не случайно уже почти 50 лет она остает­ся в моей памяти. Не собираюсь пересказывать статью, желающие могут найти ее и прочитать, но небольшой отрывок из нее привести необходимо.

Эфроимсон пишет: «Под названием “совесть”, “альтруизм” будем пони­мать всю ту группу эмоций, которая побуждает человека совершать поступки, лично ему непосредственно невыгодные и даже опасные, но приносящие пользу другим людям. Бесчисленные мыслители приходили к выводу о суще­ствовании в человеке какого-то начала, заставлявшего из века в век (неред­ко вопреки всему, что пытались заложить в него воспитатели) подыматься на борьбу со злом даже при ничтожных шансах на победу, и тем самым призна­вали в человеке врожденное существование доброго начала». Интересно, что по Эфроимсону понятия совесть и альтруизм являются синонимами. Отсюда следует: жить по совести означает быть альтруистом, то есть бескорыстно де­лать людям добро.

Примеров, когда люди ценой своей жизни спасали жизни других людей, история знает немало. В масштабе отдельной личности это, к примеру, Алек­сандр Матросов, который своим телом закрыл пулеметную амбразуру и тем самым спас десятки других жизней. В масштабе человечества это Иисус Хри­стос, который дал людям свое учение. Наградой ему была мученическая смерть, но свой долг перед людьми он исполнил. Этому учению уже более 2000 лет, и многие люди следуют ему, прославляют и благодарят Христа.

Согласно Эфроимсону, эволюция формирует на генном уровне такие эти­ческие нормы поведения человека, которые способствуют выживанию чело­века и продолжению жизни на планете. Поэтому, несмотря на бесчисленные войны, массовые расстрелы гражданского населения, бомбежки мирных го­родов, экологические катастрофы и различные катаклизмы, жизнь на плане­те Земля сохраняется. Сохраняется потому, что на нашей планете есть люди, которые, несмотря ни на что, несут добро другим людям и, сохраняя жизнь одному человеку, сберегают жизни всего человечества.

Но делать это эффективно люди могли при условии объединения усилий. История знает различные коллективные формы, которые создавали люди для противостояния возникающим угрозам. Это была община, род, племя, в со­временных условиях это нация – группа людей, объединенных общей терри­торией, языком, культурными традициями, экономической деятельностью. Как показал исторический опыт, нации и возникшие на их базе государства оказались оптимальной и потому наиболее устойчивой и эффективной формой существования групп людей, способствовавшей их выживанию. Однако для сохранения нации это было условием необходимым, но недостаточным.

В мире существовали нации с тысячелетней историей, но сотни наций больших и малых, существовавших когда-то на нашей планете, исчезли, не су­мев себя сохранить. Ответ на вопрос, почему это произошло, дают историки, но в их объяснениях я не нахожу места человеку, как субъекту истории.

По сложившемуся в обществе мнению, историю делает властная элита нации. Остальная, наиболее многочисленная, часть нации при этом «без­молвствует». На первый взгляд, это, действительно, так. Но элита делает историю с помощью инструмента под названием человек, который в массе образует нацию. Насколько умело элита владеет этим инструментом, определяется ход истории и жизнь нации.

Институт государства и правящая элита исторически возникли не для то­го, чтобы обеспечить элите сладкую жизнь, а для того, чтобы государство ру­ками элиты наилучшим образом сохраняло жизнь нации. История знает при­меры, когда элита делала это даже ценою жизни своих представителей. За элитой было право идти в бой в первых рядах в военное время и быть там, где труднее, в мирное.

Если элита об этом забывала, нация ей об этом напоминала. О трагиче­ских последствиях таких напоминаний, как для элиты, так и для нации, сле­довало бы помнить нашей современной элите. Но, как известно, история учит лишь тому, что ничему не учит. Правда, исключения бывают.

Английскую элиту, например, история чему-то научила, и потому и анг­лийская аристократия, и английская королева, которая якобы ничего не ре­шает, существуют не одно столетие. Российская элита уже в который раз по­является на исторической сцене и начинает учиться с чистого листа, но каж­дый раз урок, как говорится, не впрок. Временные властные группировки в России есть, а элиты нет. А без элиты нация существовать не может, она обречена на вымирание. Секрет существования английской элиты простой, она усвоила, что уроки истории надо учить и к голосу народа, который глас Божий, прислушиваться.

А история учит тому, что события, которые происходили и происходят в обществе, следует рассматривать с учетом отношений двух субъектов обще­ственной жизни – отдельного человека и нации и находить компромисс ин­тересов этих двух субъектов. Человек живет своей жизнью, своими чувства­ми, своими эмоциями. Он взаимодействует с окружающими его людьми, по мере сил соблюдает правила бытия, которые определяет нация, и вносит посильный вклад в ее укрепление. О том, как живет нация, чуть ниже.

Среди отдельных представителей нации есть альтруисты, которые несут добро другим людям, ость эгоисты, которые этим добром пользуются, ниче­го не давая взамен. Есть и такие, которые живут для себя, и им нет дела до других. Из членов нации формируется правящая элита и происходит ее рота­ция. Способность нации к выживанию при прочих равных условиях определяется соотношением численности этих групп и качеством управляющей элиты.

Наша планета в некотором смысле представляет собой большую комму­нальную квартиру, обитателями которой являются нации. При этом отноше­ния между нациями во многом напоминают отношения между обитателями коммунальной квартиры. Обитатели квартиры могут дружить, а могут ссо­риться друг с другом, создавать различные группировки, враждующие между собой, могут все объединиться против одного, выбрав его в качестве жертвы.

Ничто человеческое не чуждо и нациям. И если это так, то можно предпо­ложить, что наряду с существованием альтруистов среди людей существует среди наций и нации-альтруисты. Нации-эгоисты существуют тоже, но это совсем другая история.

Альтруизм – это тогда, когда кто-то, в данном случае нация, своими действиями, ей непосредствен­но невыгодными или даже опасными, приносит пользу другим нациям. Есть ли в мире такие нации? Как минимум, одну такую нацию я назвать могу. Это русские. «Сам погибай, а товарища выручай», «живот положи за други своя». Не знаю, есть ли такие поговорки у других народов. У русских это не только поговорки, это образ жизни.

Честно говоря, я не считаю, что альтруизм является для нации благом, скорее, наоборот. Желающих получать добро много больше, чем желающих его дать. И те, которым добра не хватило, считают себя несправедливо оби­женными со всеми вытекающими последствиями. Обостренное чувство спра­ведливости как раз свойственно русской нации. Великий русский писатель Ф. М. Достоевский отмечал, что «высшая и самая характерная черта нашего народа – это чувство справедливости и жажда ее». Сюда же нужно добавить и совесть. Напомню, что по Эфроимсону быть альтруистом – означает поступать по совести.

Все эти, мягко скажем, особенности русской нации легкой жизни не спо­собствовали, и ее, по правде говоря, у русских никогда и не было. Но особен­ности эти даны нам природой, мы не можем быть другими, это то, что отлича­ет русскую нацию от других наций. Может быть, именно поэтому великий рус­ский поэт-философ Ф. И. Тютчев говорил: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить, у ней особенная стать, в Россию можно только верить».

Но вернемся к теме альтруизма русской нации. Историки могли бы на­звать много добрых дел, которые русские совершали в пользу других наций. Недобрые дела тоже были, но сейчас речь не о них, без греха один Бог. Мож­но было бы напомнить европейцам, что русская нация защитила Европу от та­таро-монгольского нашествия, а грузинам – то, что русские исключительно из альтруистических соображений спасли их от геноцида со стороны турок и пер­сов. Как пишет Л. Н. Гумилев, после присоединения Грузии к России в 1800 году ее население с 800 тысяч за 100 лет увеличилось до 4 млн.

Можно было бы упомянуть и о том, что в Российской империи в конце XIX века русских, умеющих читать, было 29 %, финнов – 98 %, эстонцев – 94 %, латышей – 85 %, немцев – 78 %, евреев – 50 %, литовцев – 48 %, поля­ков 42 %. Напомню, что русские были титульной нацией. В «нормальных» империях, как известно, бывает все наоборот. Население метрополий более образовано, а народы колоний забиты и малограмотны.

Но Россия в этом смысле «нормальной» империей никогда не была. И на­селение «колоний» имело больше экономических и политических свобод, чем русская нация. Подобные примеры можно продолжать, но я ограничусь тре­мя, с моей точки зрения наиболее показательными и исторически достаточно свежими.

Пример первый. В Первой мировой войне Россия участвовала на сторо­не Антанты. О катастрофических последствиях этой войны для России Нико­лая II предупреждали многие. Пророческой в этом смысле была направленная Царю записка П. Н. Дурново, бывшего министра внутренних дел. Все преду­преждения царь оставил без внимания.

Российская армия к этой войне готова не была, что и показало первое крупное сражение российской армии в Восточной Пруссии. По поводу этой трагедии главнокомандующий российской армией великий князь Николай Ни­колаевич говорил: «Я знаю, что история меня осудит, но союзники просят о наступлении, и я не могу им отказать». Результатом этого неподготовленно­го наступления был разгром армии генерала Самсонова, сам генерал застрелился, и окружение армии генерала Ренненкампфа. Это сражение было нача­лом конца российской армии и, как оказалось, империи.

Сражение в Восточной Пруссии заставило Германию ослабить Западный фронт и часть своих войск перебросить против русских. Это помогло союзни­кам выиграть битву на Марне и спасти Париж. Главнокомандующий союзны­ми войсками маршал Фердинанд Фош вклад России в победу союзников в ПМВ оценил так: «Если Франция и не была стерта с карты Европы, то в первую очередь благодаря мужеству русских солдат». Россия помогла союзникам выиграть ПМВ, но в конечном итого потеряла армию и империю, получила ре­волюцию и гражданскую войну. П. Н. Дурново в своей записке с прогнозом, к сожалению, не ошибся.

А что же союзники? В знак «благодарности» в конце декабря 1917 года Жорж Клемансо и Роберт Сесиль подписали тайную конвенцию о разделе юга России на сферы интересов и районы будущих операций британских и фран­цузских войск. В английскую зону вошли Кавказ, казачьи области Дона и Ку­бани, Средняя Азия, а во французскую – Украина, Бессарабия и Крым.

Цинизм этого действия состоял в том, что еще шла война, в которой Рос­сия, Франция и Великобритания были союзниками. Брестский мир будет за­ключен только в марте 1918 года. Но шкуру еще не убитого медведя союзники спешили «по справедливости» разделить. Что интересно, убить этого медведя союзники хотели руками немцев. «Европа по отношению к России всегда бы­ла столь же невежественна, сколь и неблагодарна». Это пророческие слова великого русского поэта А. С. Пушкина. Как тут не вспомнить, сделай нации до­бро и наживешь врага.

Вторую мировую войну (ВМВ) как пример альтруизма русской нации рас­сматривать не будем, несмотря на то что в этой войне русские понесли наи­большие жертвы и внесли наибольший вклад в Победу над фашизмом. Но это не было альтруизмом, русская нация защищала свою страну, спасала свой народ, а заодно спасла от фашизма и многие другие народы, о чем эти наро­ды вспоминать сейчас не хотят.

Но не упомянуть ВМВ было бы неправильно, поскольку она является уни­кальным примером того, как лидеры государств с разным политическим строем и разными политическими взглядами проявили политическую волю и общими усилиями победили и наказали агрессора. Хороший пример для подражания современным политическим лидерам, особенно сейчас, когда человечеству угрожает целый набор кризисов – финансовый, экономический, экологический, мультикультурный, терроризм и наркотики, и это еще не все. Была лихорадка Эбола, ей на смену пришел коронавирус, будут и другие сюрпризы.

Преодолеть последствия всех этих кризисов сейчас ни одна страна в мире в одиночку не в состоянии. Было бы правильно, если бы лидеры великих держав вспомнили Ялту 1945 года, 75-летний юбилей которой приходится на этот год, и подарили людям спокойную жизнь без мировых войн хотя бы еще на 75 лет.

О том, что Победа во ВМВ была достигнута общими, пусть и неравными, усилиями участников, особенно уместно сказать в год 75-летия этой Победы. Тема мне знакома, поскольку я являюсь соавтором и продюсером докумен­тального фильма «Союзники. Верой и правдой». В этом фильме ветераны ВМВ рассказывают о том, какой та война была для них, простых солдат и матросов. Фильм напоминает нам, что в той войне союзниками были лидеры госу­дарств – участников антигитлеровской коалиции, но союзниками были и мил­лионы простых солдат и матросов.

Понимание угроз, которые фашизм нес человечеству, заставило неприми­римых политических противников забыть на время разногласия и объединить усилия против общего врага. Как наши союзники помогали Красной армии по­бедить Германию, покажем на примере авиации. Известно, что пехота – ца­рица полей, а артиллерия – бог войны. Что касается авиации, подобные афоризмы мне неизвестны, но если артиллерия была просто богом войны, то во время ВМВ авиация была больше, чем богом.

Хорошо известно, что летчиков не случайно называли сталинскими соко­лами – все, что связано с авиацией, было слабостью Сталина и пользовалось его особым вниманием и любовью. Это не было чудачеством Главнокоманду­ющего. Он, как никто, понимал, роль авиации в современной войне. Напри­мер, 12 ноября 1942 года Сталин писал Жукову: «...Опыт войны с немцами показывает, что операцию против немцев можно выиграть лишь в том случае, если имеем превосходство в воздухе...»

На эту же тему приведем малоизвестные у нас слова Сталина, сказанные им на банкете, который давал Черчилль по случаю своего дня рождения в Те­геране в декабре 1943 года. «Я хочу рассказать вам, что, с советской точки зрения, сделали для Победы президент и Соединенные Штаты. В этой войне главное – машины. Соединенные Штаты доказали, что они могут производить от 8 до 10 тысяч самолетов в месяц. Советский Союз может производить в лучшем случае 3 тысячи самолетов в месяц. Англия производит от 3 до 3,5 тысячи самолетов, главным образом бомбардировщиков. Следовательно, Соединенные Штаты – страна машин. Без этих машин, полученных по ленд-лизу, мы бы проиграли войну». Впервые я прочитал об этом в книге Сьюзен Батлер «Рузвельт и Сталин. Великое партнерство». Автор дает ссылку на протоколы Госдепартамента США.

Цифры по объемам производимых союзниками самолетов, приведенные Сталиным, и его слова были не только комплиментом Рузвельту. Их анализ позволяет сделать вывод о масштабах воздушной войны между ВВС союзни­ков и люфтваффе. По ленд-лизу союзники поставили СССР за все годы вой­ны около 18 тысяч самолетов – примерно одну десятую часть производимых ими самолетов.

Основная масса самолетов сражалась с немцами на других фронтах. Гер­мания была вынуждена перебрасывать свои самолеты с Восточного фронта на другие театры военных действий, что позволило советским летчикам доста­точно успешно противостоять авиации Германии. В результате уже в 1943 го­ду наша авиация получила стратегическое превосходство в воздухе, о важно­сти которого говорил Сталин. С этого момента начинается победное шествие Красной Армии.

Почти каждый четвертый, по некоторым данным пятый, истребитель и бомбардировщик, поступившие в годы ВОВ в действующий состав ВВС СССР, был англо-американского производства. Во время «холодной войны», да и сейчас, надо сказать, наша пропаганда старалась приуменьшить роль ленд-лиза. Конечно, поставки самолетов по ленд-лизу были весомым, но не решающим, вкладом в боевую мощь наших ВВС. И если количество поставленных союзниками самолетов оспорить нельзя, арифметика есть арифмети­ка, сомнению подвергается их качество.

Тему технического совершенства поставляемых нам самолетов оставим специалистам, скажем только то, что трижды Герой Советского Союза А. И. Покрышкин воевал на американской «Аэрокобре». Начиная с 1943 года 15 советских асов, летающих на «Аэрокобрах» под его командованием, сбили более 500 самолетов нашего общего врага. Первый дважды Герой Советско­го Союза советский летчик Борис Сафонов летал на английских «Харрикейнах». Надо полагать, что и Покрышкин, и Сафонов кое-что в самолетах понимали, и их выбор говорит сам за себя. Похоже, не такими уж плохими были «Аэро­кобры» и «Харрикейны».

Нелишне напомнить и то, что первой страной, оказавшей СССР реальную помощь в войне с Германией, была Великобритания. Уже в августе 1941 года по указанию премьер-министра Черчилля первый английский конвой прибыл в Архангельск. Помимо прочих грузов, конвой доставил в разобранном виде 15 самолетов «Харрикейн». Еще 24 самолета в это же время приземлились на аэродроме в районе Мурманска. Отряд английских летчиков и технических специалистов численностью около 500 человек сопровождал эти самолеты и готовил их к боевым действиям.

Про эскадрилью «Нормандия-Неман» можно было бы не упоминать, о ней и так знают многие. Если бы не одна история. В 1998 году генерал-полковник Н. Т. Антошкин пригласил меня принять участие в праздновании 45-летнего юбилея французского полка «Нормандия-Неман». Празднование состоялось по месту базирования полка в Кальмаре, что в Эльзасе.

С российской стороны присутствовали ветераны эскадрильи «Норман­дия-Неман», летчиков в живых уже не было, были техники, представители российского полка «Нормандия-Неман», который в то время базировался на Дальнем Востоке, были представители командования. Наша пилотажная груп­па «Русские витязи» также принимала участие в праздновании юбилея и показала высокий класс. Французская сторона тоже была представлена достаточ­но солидно: ветераны «Нормандия-Неман», летчики и техники, командование французского полка, представители министерства обороны Франции.

После официальной части состоялся банкет. Французы по этой части большие мастера, да и у наших ребят кое-что с собой было. Банкет закончил­ся, но народ расходиться не спешил и стал собираться группами. К одной из таких групп присоединился и я. Французский я знаю, и послушать со сторо­ны, о чем говорят французы после хорошей выпивки, было интересно. Что я русский, они не знали. Французский ветеран, потом я с ним познакомился, это был Жорж Мазюрэль, сначала техник, а потом летчик «Нормандия-Не­ман», рассказывал, как создавалась французская эскадрилья.

Договорившись со Сталиным о создании эскадрильи, генерал де Голль обратился к французским летчикам с призывом прибыть в Советский Союз. Из разных концов, из Алжира, Сирии, Ливана французы стали прибывать в СССР. И вот здесь самое главное из рассказа Мазюреля. «У русских не бы­ло ничего, они снимали с себя последнюю рубашку и долились с нами. Ког­да богатый что-то отдает, это понятно. Но когда это делает бедный, мы это­го не забудем никогда».

Не исключаю, что какой-то момент гиперболизации в его рассказе был, но у меня в тот момент на глазах навернулись слезы. Когда закончилась вой­на, Сталин распорядился выплатить французам зарплату за все годы войны. Деньги, по его словам, были приличные, но французы от них отказались. Тог­да Сталин принял решение подарить французам самолеты, на которых они ле­тали. На этих самолетах французы улетели во Францию.

Но вернемся к теме альтруизма. Второй пример альтруизма русской на­ции связан с советским прошлым. Согласно статистике ООН по индексу чело­веческого развития, включающему в себя уровень жизни, грамотности, до­ступности образования, продолжительности жизни, а также по паритету поку­пательной способности СССР в 70-е годы входил в десятку самых развитых стран мира и занимал второе место в мире по основным экономическим по­казателям.

Было бы несправедливо не отметить, что эти достижения были результа­том труда граждан всех 15 республик Советского Союза. Но было бы также не­справедливо не сказать, что союзный бюджет, из которого эти республики финансировались, наполнялся, в основном, трудами русской нации. Напол­нялся неплохо, делить было что, свое получали и союзные республики, и страны народной демократии, да и страны третьего мира забыты не были.

Показать на цифрах, кто и сколько получал, к сожалению, нельзя, как по причинам экономическим, так и по политическим. Данные Госплана и Минфина СССР по финансированию союзных республик из союзного бю­джета, базирующиеся на директивных, а поэтому достаточно условных це­нах, были тогда и остаются сейчас закрытыми по политическим мотивам, понятно почему.

Что касается причин экономических, то ввиду отсутствия в СССР рынка, основной закон рыночной экономики – закон стоимости в социалистической экономике не работал. Плановая социалистическая экономика базировалась на принципах удовлетворения общественных потребностей. Поэтому разрабо­тать достоверную модель финансовых потоков между союзным бюджетом и бюджетами союзных республик в рыночных ценах невозможно.

По причине отсутствия прямых данных будем использовать данные косвен­ные. Советский Союз прекратил существование в декабре 1991 г. Уже почти 30 лет бывшие союзные республики являются свободными и независимыми государствами, власти которых несут ответственность за уровень и качество жизни своих граждан. Став свободными, эти граждане получили право выбора, где им жить, и было бы неправильно их за это осуждать. Как известно, рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше.

Если политическая ситуация в стране стабильная, экономика растет, лю­ди уверены в завтрашнем дне, они заводят семьи, рожают детей, числен­ность населения растет, страна богатеет. И наоборот, падение численности населения говорит о наличии в стране проблем, как экономических, так и по­литических. Другими словами, люди ногами голосуют либо за власть, либо против власти.

В этом смысле одним из критериев оценки результатов работы феде­ральной и региональных властей мог бы быть показатель изменения числен­ности населения за время правления губернаторов на уровне регионов и пре­зидента на федеральном уровне. Сейчас для этого совсем не обязательно проводить всероссийскую перепись, достаточно использовать ведомствен­ную статистику.

Рост экономики и численности населения, как известно, связаны пропор­циональной зависимостью, и изменение численности населения может слу­жить индикатором политической и экономической стабильности государства. Что важно, данные об изменении численности населения более доступны, чем данные об экономике страны, и могут быть использованы для анализа. Прав­да, достоверность их не гарантируется, статистика вещь лукавая, но прове­ряемая.

Покажем, как менялась численность населения бывших советских респуб­лик в советский и постсоветский периоды. Прежде чем перейти к цифрам, не­обходимо сделать следующее замечание. Допускаю, что специалисты по демо­графии с некоторыми приводимыми здесь данными могут не согласиться. Это не удивительно, потому что в разных источниках цифры различаются. Но нашей целью является не точная демографическая картина, поскольку настоящая ста­тья не научная работа, а тенденция, которую эти цифры демонстрируют.

За 40 лет, начиная с 1950 года, население РСФСР выросло на 44%, Лит­вы – на 43%, Украины – на 42%, Латвии – на 40%, Белоруссии – на 32%. Завидные темпы роста, но так ли? Для справки, население ближайшей нашей западной соседки Польши за этот период увеличилось на 52%. Не так уж пло­хо жили граждане Польской Народной Республики во время «советской оккупа­ции». Опять же для справки, за последние 30 лет прирост населения «свобод­ной» Польши составил всего 1,7%.

За 30 постсоветских лет население бывших союзных республик менялось следующим образом. Начнем с витрины СССР – прибалтийских республик, первыми объявивших о выходе из состава СССР. Население всех этих респуб­лик уменьшилось: Эстонии – на 16%, Литвы – на 24%, Латвии – на 28%. На­селение Грузии, одной из самых богатых, если не самой богатой, советской республики уменьшилось на 32%, Молдавии – на 38%, Украины – на 18%, Армении – на 11%, Белоруссии – на 7%.

Помню свой разговор с директором завода из Литвы. Он, конечно же, знал, что экономика Литвы дотируется из союзного бюджета, тем не менее, говорил: «Траву будем есть, но хотим быть свободными». Как говорится, вольному воля. Правда, как оказалось, не все литовцы так думали, немалая часть их выбрала для себя что-то более питательное.

Среди бывших советских республик устойчивый рост населения демонст­рируют в настоящее время Таджикистан (79%), Узбекистан (67%), Туркменис­тан (66%), Киргизия (43%), Азербайджан (42%), Казахстан (12%). Рост чис­ленности населения в этих государствах не коррелируется с ростом экономики и уровнем жизни.

Причин здесь несколько. Первая причина – фактор конфессиональный. У мусульман, а в упомянутых государствах ислам доминирует, многодетные семьи считаются нормой, и количество детей в семье от материального до­статка практически не зависит. Вторая причина – уровень жизни в среднеази­атских республиках высоким не был никогда, и местное население привыкло довольствоваться малым. Домашнее хозяйство позволяет людям и сейчас это малое иметь и выживать. На большее они в массе своей пока не претендуют и жестких претензий власти не предъявляют.

Однако предпосылки к росту протестных настроений по причине низкого уровня жизни у народа там имеются, о чем свидетельствует растущий отток трудовых мигрантов из среднеазиатских государств, в основном в Россию. При этом необходимо отмстить, что многочисленное население бывших сред­неазиатских республик является капиталом, который раньше или позже сыг­рает свою положительную роль. И не случайно китайские инвесторы считают эти государства зоной своих политических и экономических интересов и на­правляют туда инвестиции, прежде всего в инфраструктурные проекты и в подготовку рабочей силы.

В этой связи не может не вызывать беспокойства демографическая ситу­ация в России. Согласно статистике за 30 постсоветских лет численность на­селения России практически не изменилась. Убыль населения составила 0,4%. Насколько корректна эта статистика, большой вопрос. В России на одну семью приходится 1,6 ребенка, а для того чтобы сохранять постоянную численность населения, в семье надо иметь минимум 2,15 ребенка. Так, во всяком случае, говорят демографы.

Но если даже предположить, что статистика о численности населения в России верна и население ее за 30 лет практически не уменьшилось, успо­каивать это не может. За это же время население США, нашего главного про­тивника – «партнера», увеличилось с 246,8 до 327,2 миллиона, что составля­ет 33%. Так что демографические проблемы России решать придется рано или поздно.

Обеспечить рост населения за счет мигрантов не получается. И слава бо­гу, может быть, пример эмиграционной политики Франции и Германии, пра­вильнее сказать – последствия отсутствия такой политики российскую власть чему-то научит.

Резюмируя представленные данные, приходим к следующим выводам. На­чиная с 1950 года численность населения всех союзных республик СССР ста­бильно росла, демонстрируя высокие темпы роста. С момента ликвидации СССР в декабре 1991 года численность населения во всех союзных республиках, за исключением среднеазиатских и Азербайджана, начинает стабильно падать.

Казалось бы, став независимыми, бывшие союзные республики освобо­дились от обязанности пополнять союзный бюджет, но и перестали получать из него. С этого момента экономические отношения между бывшими союзны­ми республиками стали выстраиваться на рыночных условиях.

В выигрыше должны были бы оказаться те республики, которые вносили в бюджет больше, чем из него получали. На эту разницу они теоретически могли бы увеличить свой бюджет, использовать его на развитие и сохранить или даже увеличить численность своего населения. На практике численность населения бывших союзных республик, за исключением среднеазиатских, на­чала уменьшаться. Оказалось, что все республики были дотационными, собственных республиканских бюджетов оказалось недостаточно, и отсутствие союзных дотаций привело к сокращению республиканских бюджетов и паде­нию численности населения.

Дотируя бюджеты союзных республик, кремлевская власть покупала ло­яльность республиканских властей, и альтруизмом Кремля это не было. Но со стороны русской нации, которая союзный бюджет наполняла, это был самый настоящий альтруизм. Но обвинения со стороны тех, кто добро получал, зву­чат не в адрес бывших советских руководителей, а в адрес русской нации. В странах Балтии, и не только там, русофобия стала товаром, за который по­ка хорошо платят. Вот власти этих как бы независимых государств и старают­ся свой шанс не упустить. Еще одно подтверждение поговорки «сделай нации добро и наживешь врага».

Третий пример альтруизма русской нации связан с Советом экономичес­кой взаимопомощи (СЭВ). Замалчивание этого уникального проекта, как по­бедителями в «холодной войне», так и побежденными, говорит о многом. То, чего добился СЭВ, Европейский союз сделать не сможет никогда. На долю стран СЭВ приходилось 18,5% территории и 9,4% населения земного шара. Эти 9,4% населения произвели в 1974 году более 33% мирового производст­ва промышленной продукции. За 25 лет страны СЭВ увеличили объем произ­водства почти в 2 раза, темпы роста фантастические.

Но объемы производства, равно как показатели экономического роста стран, которые просто поражают воображение, были важными, но не самыми главными достижениями этого действительно уникального проекта. СЭВ пока­зал, что рыночной экономике капитализма имеется реальная альтернатива. Один из гигантов экономической науки XX века американский экономист ав­стрийского происхождения Йозеф Шумпетер говорил: «Социалистическая организация общества неизбежно вырастает из такого же неизбежного процес­са разложения общества капиталистического». Что-то похожее, помнится мне, говорил и Карл Маркс.

Социалистическая экономика стран – членов СЭВ, равно как и экономи­ка СССР, была практическим подтверждением правильности идей американ­ского профессора. Русский эксперимент, как его назвал А. А. Зиновьев, к со­жалению, провалился по причине допущенных руководством СССР ошибок, неизбежных в таком новом и непростом деле. Эти ошибки привели к пораже­нию СССР в «холодной войне». Результатом поражения был развал и СССР, и СЭВ. Проиграно сра­жение, но не проиграна война.

Успехи проекта под названием СЭВ, пусть и временные, были связаны, прежде всего, с тем, что СССР, а по существу – русская нация, спонсировал страны-члены СЭВ, поставлял им советские энергоресурсы и сырье по ценам ниже мировых, гарантировал сбыт продукции, производимой в этих странах, на советском рынке. Советский Союз был ключевым участником этого проек­та. Экономические проблемы, возникшие в СССР, в том число и в результа­те горбачевских реформ, сделали невозможным спонсирование им стран – членов СЭВ. По инициативе СССР в 1991 году СЭВ, к радости мирового капи­тала и российских либеральных экономистов, прекратил свое существование.

Ликвидация СЭВ в той или иной мере коснулась 9,4% населения нашей планеты. Оценивая результаты этого проекта по критерию изменения чис­ленности населения стран – участников СЭВ, можно сделать следующие выво­ды. На всем пространстве СЭВ не было ни одной страны, где бы население в 1970-1991 годах сократилось. Суммарный прирост за эти годы составил 87,5 млн чел. По странам этот прирост составил: Вьетнам – 30 %, Россия – 21 %, Польша – 7 %. Ситуация стала меняться начиная с момента ликвидации СЭВ в 1991 году. Страны Восточной Европы теряли: Румыния 12 %, Болга­рия – 15 %, Венгрия – 5 %, Россия – 3 % населения.

Россия, а в конечном итоге русская нация, в течение почти 70 лет спон­сировала союзные республики, в течение 40 лет спонсировала страны народ­ной демократии, строила, учила, лечила народ из стран «третьего мира», фи­нансировала напрямую, давала, а потом прощала кредиты. Говорить, что это делала не нация, а коммунистическая власть, было бы не совсем правильно.

Русский народ не только не протестовал против этого, он этим гордился. Я хорошо помню те времена, как тогда говорили, развитого социализма. У нас болела душа за индусов, которых угнетали англичане, за чернокожее население Африки, вечно голодное, за кубинцев, объявивших войну США. Как могли, русские помогали бедным народам. Но, в соответствии с поговор­кой, за наше добро мы нажили врагов.

Зачем русская нация это делала? Однозначного ответа на этот вопрос у меня нет. Сыграл, безусловно, свою роль российский суровый климат, ко­торый формировал у русской нации понимание необходимости объединяться и помогать друг другу. Иначе мы бы просто не выжили. Читайте «Почему Рос­сия не Америка» Андрея Паршева.

Ведь русская нация построила свое государство там, где больше никто не живет. Западная Европа по нашим понятиям – субтропики. США сравнимы по климату с Западной Европой и географически находятся южнее Кубани. В этих суровых условиях русская община складывалась как одна большая се­мья. И все попытки Столыпина разрушить эту общину-семью успеха не имели, поскольку крестьяне, а это было 85% населения России, понимали, что в одиночку им не выжить.

Возможно, что альтруизм русской нации является следствием молодости нашего суперэтноса, который, по мнению Л. Н. Гумилева, на 500 лет моложе западного. Русский суперэтнос, молодой по сравнению с западным, време­нем и цивилизацией еще не сильно испорчен. Правда, некоторые признаки нравственной деградации русской нации наблюдать уже можно.

В русской традиции деловой успех был неотделим от благотворительнос­ти. Царской России уже нет 100 лет. Но есть Третьяковская галерея, Бахру­шинский музей, Солдатенковская, ныне Боткинская, больница, Морозовская больница, примеры можно продолжать, созданные русскими меценатами в те далекие времена. Тогда благотворительность была возведена в ранг государственной политики, меценатство было нормой.

Сейчас в России очень богатые люди есть, но нет ни больниц, ни музеев, ни галерей, созданных ими. Про яйца Фаберже, купленные Вексельбергом, что-то мы слышали, а кто-то, может быть, их даже и видел. Не повезло Аб­рамовичу, он несколько лот был спонсором Чукотки. Другие олигархи отдела­лись легким испугом, но какие-то крохи на благотворительность выделять им приходится. О том, как они стали олигархами, лучше промолчим.

Рискну предположить, что мы никогда, даже через 500 лет, не будем та­кими же законопослушными и организованными, как немцы, а жаль. Мы не станем меркантильными и жадными, как французы, и слава Богу. Англичане с их фанатичной верностью традициям, иногда просто забавным, вызывают у нас усмешку, а зря. Деловитость и практичность американцев – это тоже не для нас. Просто мы другие.

Альтруизм русской нации задан генетически и с этим мы жили и будем, даст Бог, жить дальше. Пока, надо честно сказать, в трудные моменты Бог нам помогает. Без участия некой высшей силы было бы невозможно победить во ВМВ противника, военно-технический потенциал которого с учетом побеж­денной им Европы был в 4 раза выше, чем потенциал СССР. Но мы Германию победили.

Наука говорит, что изменить генетику нации невозможно в принципе, это как цвет кожи. Русскими мы останемся навсегда, такими нас создал Бог. С точ­ки зрения сохранения жизни на нашей планете альтруизм является условием не­обходимым и для других наций полезным, но ответной реакцией этих наций на альтруизм русской нации является многовековая русофобия. Сделай человеку добро, и наживешь врага, сделай нации добро, и наживешь много врагов.

Объяснением альтруизма русской нации, скорее его констатацией как фак­та, могут служить и слова великого русского писателя и мыслителя Ф. М. До­стоевского. «Я и не пытаюсь равнять русский народ с народами западными в сферах их экономической славы или научной. Я просто говорю, что русская душа, что гений народа русского, может быть, наиболее способны, из всех народов, вместить в себя идею всечеловеческого единения... Это нравствен­ная черта, и может ли кто отрицать и оспорить, что се нет в народе русском?» Как оказалось, может. Градус русофобии в мире повышается и сейчас, похоже, достиг высшей точки. Против русской нации ведется не «холодная», не информационная, не гибридная, а самая настоящая цивилизационная вой­на. Мы теряем население, территории, природные ресурсы, экономический потенциал. С Запада нас душат американская политическая элита и трансна­циональные корпорации, с Востока с нашего молчаливого согласия наступа­ет Китай, явочным путем захватывая наши территории и ресурсы, выдавли­вая коренное население.

Напрашивается аналогия с Византией. Византию тоже в течение несколь­ких столетий руками крестоносцев убивал Запад, турки-османы действовали с Востока. Существовавшая более 1000 лет империя, которая так много дала человеческой цивилизации, распалась. Был ли такой конец Византии спра­ведливым или нет, сказать не могу. Наказания за распад Византии, насколь­ко мне известно, не понес никто. Возможно, она это заслужила, и это был ес­тественный, угодный Богу конец великой империи под названием Византия.

Проводить исторические параллели занятие не благодарное и рискован­ное. Что касается России и русской нации, ситуация в данный момент выгля­дит следующим образом. Было время, когда русская нация могла нести людям добро, спонсировать союзные республики, страны СЭВ, оказывать помощь странам третьего мира. Ничего подобного сейчас Россия делать не может, свой народ прокормить бы. Народ недоволен, но терпит. Терпит несправедливость собственной власти, терпит несправедливое отношение других наций. Как долго он будет терпеть, не знает никто, сам народ в том числе.

Но и зла наш народ никому не причиняет. Отдельные локальные попытки российской власти защитить свои национальные интересы в Абхазии, Южной Осетии, на юго-востоке Украины и в Крыму, которые в другое время про­шли бы незамеченными, используются как повод для нагнетания антироссийской истерии, и общественному мнению преподносятся как угроза всему че­ловечеству.

Казалось бы, какое дело американцам до того, что российские власти поддержали местное население Абхазии или Южной Осетии в их конфликте с Грузией? Оказывается, есть дело. Бесконечные антироссийские санкции, фальсификация истории, компрометация всего, что связано с Россией, ста­новится нормой, что не справедливо. Вся политика коллективного Запада на­правлена на разжигание антироссийской истерии и русофобии в мировом масштабе. Перефразируем, не меняя смысла, слова И. А. Крылова: «Ты, Россия, виновата лишь в том, что кому-то хочется кушать».

Самой голодной, похоже, является элита американская, да и европей­ская тоже не прочь подзакусить. Элита единственной в мире супердержавы считает, что в мире нет силы, которая могла бы ограничить ее аппетит, и, закусив мелочью типа Украины, Ирака или Ливии, готовит на главное блюдо Россию. Надо сказать, что русофобия в среде американской элиты, да и американской нации, в большей или в меньшей степени, по ситуации, существовала всегда.

Один из главных американских генералов времен ВМВ Джордж Паттон го­ворил так: «...У меня нет особого желания понимать их (русских), если не считать понимания того, какое количества свинца и железа требуется для их истребления. В дополнение к другим азиатским свойствам их характера, рус­ские не уважают человеческую жизнь – они сукины дети, варвары и хрониче­ские алкоголики...» В то время генерал Паттон был, между прочим, союзни­ком русских в войне с Германией.

Была «холодная» война, американцев пугали ядерной угрозой и строили бомбоубежища в американских школах, был Карибский кризис, были раз­личные дипломатические скандалы, пропаганда умело использовала все это для нагнетания русофобии среди американцев. Американский президент Рейган назвал Советский Союз империей зла, а другой американский прези­дент – миротворец и лауреат Нобелевской премии мира Обама второй по значимости угрозой миру назвал Россию. Разве это не русофобия, разве это справедливо?

США зверствовали во Вьетнаме, устраивали перевороты в Панаме, Гва­темале и других странах. Об этом откровенно и подробно Оливер Стоун и Пи­тер Кузник пишут в своей книге «Не рассказанная история Америки». Но ни советские, ни российские руководители никогда не позволяли себе сказать в адрес американской нации то, что говорили их президенты о русской нации.

Продолжением войны «холодной» стала война информационная, которая идет уже 30 лет и переходит в войну цивилизационную, в войну американской нации против русской. Даже во времена самых напряженных отношений меж­ду нашими странами русская нация никогда не опускалась до американофо­бии, хотя в некоторых странах американофобия существует и, надо сказать, не без оснований. Сейчас под предлогом вмешательства России в американ­ские выборы русофобия в США достигла небывалых пределов.

…Понимают ли они, Трамп и американская нация, что всякая несправедли­вость в силу закона окончательного возврата будет наказана? Этот закон гла­сит: «То, как ты поступаешь по отношению к другим людям, вернется к тебе рано или поздно. Это закон окончательного возврата. Он не имеет ничего об­щего с наказанием или вознаграждением. Так устроен мир. Ты получаешь то, что посылаешь. Это неизбежно». Такую формулировку закона окончательного возврата предложил известный американский писатель Нил Доналд Уолш, хо­тя подобные мысли можно найти и у других авторов.

За историческими примерами того, как этот закон работает, далеко хо­дить не надо. Судьба Наполеона и Франции, например. Наказанием Наполе­ону за зло, которое он принес России и русской нации, стала бесславная смерть на затерянном в океане острове, а Франции – подрыв генофонда на­ции. Фюрер немецкой нации и немецкая нация сделали немало зла людям, и русской нации в первую очередь. И, что важно, это зло не ушло от наказа­ния и для фюрера, и для немецкой нации.

Необходимо отмстить, что самые искушенные в миро политики – англи­чане всегда старались воевать с Россией чужими руками, по минимуму ис­пользуя свои военные силы. Выпускники английской политической школы – американские политики уроки своих учителей усвоили хорошо и с Россией ни­когда не воевали.

Но президент Трамп не политик, он бизнесмен и управляет США как кор­порацией, а в бизнесе все средства хороши, был бы результат. К тому же он имеет немецкие корни, а за всю историю в Германии, как известно, был один великий политик Бисмарк. С политической интуицией у Трампа, похоже, про­блемы есть. О чем Бисмарк предупреждал немцев, он, конечно же, знает, но вместо того, чтобы войну с Россией остановить, Трамп масштабы ее уве­личивает, война грозит перейти в мировую.

В этой войне, которая идет уже почти 30 лет, пушки не стреляют, но поте­ри населения в России могут в обозримой перспективе приблизиться к поте­рям СССР во ВМВ. Надо сказать, что виноваты в этом не только американские президенты и американцы, но проблем России и русской нации они добавили.

Что ожидает американскую нацию и ее нынешнего лидера с его претензи­ями на мировое лидерство и знакомым лозунгом «Америка превыше всего», объявившего войну чуть ли не всему миру, за зло, которое они уже несут рус­ской нации и другим нациям, нам еще предстоит увидеть. Исторические па­раллели напрашиваются сами собой, их трудно не заметить.

Было бы неосмотрительно исключать возможность того, что информаци­онные торговые, финансовые войны, которые американская нация и ее пре­зидент ведут сейчас со многими странами, перейдут в войну мировую. Кто и как накажет виновников этой войны, нам знать не дано. Но если закон окон­чательного возврата сработал в двух случаях, почему бы ему не сработать и в третий раз, на этот раз против американцев?

Правда, для всей планеты, и для русских, и для американцев в том чис­ле, было бы лучше, если бы закон возврата в этот раз не сработал. Страшно представить, какими последствиями для человечества может быть наказание за несправедливость, которую творит американский президент и американская нация, несправедливо наказывая русскую нацию, да и другие нации тоже.

Если обратиться к урокам истории, которая, как известно, ничему не учит, можно отметить следующее. Почти 600 лот тому назад просуществовавшая бо­лее 1000 лет Византия сошла с исторической сцены. Особых потрясений мир при этом не испытал, хлопнуть дверью Византия была уже не в состоянии. Рос­сия и русская нация, на которую сейчас ополчился почти весь мир, в отличие от Византии, может хлопнуть дверью так, что никому мало не покажется, и мо­жет сделать это вопреки желанию своей политической и деловой элиты, кото­рая активно стремится стать частью элиты интернациональной.

Нам остается надеяться, что такое не произойдет, и политические про­тивники вспомнят своих предшественников и найдут способ, как победить ми­ровое зло, русофобию и прочие фобии в том числе. Но чтобы быть на сторо­не победителей, как это было 75 лет тому назад, Россия и русская нация должны обладать той силой, которой обладал когда-то Советский Союз.

Александр СМОЛКО

«Наш современник», № 4, 2020

Читайте также

Секреты «сталинского чуда» Секреты «сталинского чуда»
«Правда» в своих публикациях не раз возвращалась к теме поистине беспрецедентных на тот момент экономических достижений Страны Советов в годы первой пятилетки, когда темпы развития, величие и значение...
13 Августа 2020
Пушкин и болдинский карантин Пушкин и болдинский карантин
Эпидемия коронавируса, как из ряда вон выходящее событие, не могла не вызвать волну мифотворчества, том числе и на просторах интернета. И вот там уже появились стихи, приписываемые не кому иному, а ...
13 Августа 2020
Советские учебники — лучшие! Советские учебники — лучшие!
Ни для кого не является секретом, что в нашей стране за последние годы общий уровень образованности населения значительно снизился. Основной причиной этого большинство специалистов из преподавательск...
12 Августа 2020