А. Рожкова. О культурном наследии в России и Китае: разница в подходе

А. Рожкова. О культурном наследии в России и Китае: разница в подходе

В целях популяризации народного искусства, сохранения культурных традиций, памятников истории и культуры, этнокультурного многообразия, самобытности всех народов и этнических общностей России 2022 год объявлен годом культурного наследия.

Сам термин «культурное наследие» появился относительно недавно. Впервые детальное обоснование понятия появилось в Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО 1972 года. В Конвенции в состав «культурного наследия» входят достопримечательные места, ансамбли и памятники, которые имеют выдающуюся универсальную ценность с точки зрения истории, искусства, эстетики, этнологии, антропологии или науки.

Культурное наследие является важнейшим основанием для развития нравственной и творческой личности, это фундамент нашей цивилизации и национальной гордости. Культурное наследие включает как материальную, так и нематериальную часть культуры, созданную прошедшими поколениями и воспринимаемую как нечто ценное и почитаемое.

В XXI веке глобализационные процессы вторгаются во все сферы нашей жизни. Интернализация культурного пространства размывает присущие отдельным цивилизациям идентификационные признаки. Россия и Китай, как и другие страны, испытывает влияние в том числе и культурного кризиса.

Культура – это то, что отличает мир человека от мира природы, основа цивилизации. На сегодняшний день представлена разнообразная палитра подходов в отношении сущности культуры. Мы уже обращали внимание, что ее нельзя сводить к совокупности фресок, картин, глиняных табличек, пирамид и симфоний, это система всех видов творческой деятельности человека и общества, а также результатов этой деятельности, воплощенных в материальных и духовных ценностях.

Культурная сфера сегодня подвергается разного рода угрозам, вызовам и рискам со стороны стремительно меняющихся культурных моделей поведения и жизнедеятельности в глобализирующемся мировом сообществе.

На сегодняшний день сохранение культурной идентичности рассматривается как стратегическая цель национальной безопасности наряду с защитой конституционного строя, развитием экономики страны, сохранением гражданского мира, развитием человеческого потенциала и др.

Вопрос о выделении культурной безопасности в российском законодательстве давно назрел. Законодатель безусловно регулирует отношения в этой сфере (например, с 1992 года действуют Основы законодательства Российской Федерации о культуре, а с 2002 года – Федеральный закон «Об объектах культурного наследия»,   с 2014 года – Указ Президента «Об утверждении Основ государственной культурной политики»), но возникают проблемы с механизмом реализации.

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации 2021 года (далее – Стратегия) нет словосочетания «культурная безопасность».

Культура выступает в качестве национального интереса и приоритета Российской Федерации, она связана и с достойным уровнем жизни российских граждан, экологией и другими важнейшими направлениями государственной политики в области обеспечения национальной безопасности.

Обычно, выделяя в отдельный вид национальной безопасности законодатель принимает отдельный документ стратегического планирования, предусматривает механизм обеспечения. Именно поэтому необходимо выделять культурную безопасность как самостоятельный вид безопасности. Кроме того, законодатель в Стратегии оперирует понятием культурный суверенитет.

Легальная дефиниция данного понятия отсутствует как в тексте Стратегии, так и в других нормативно-правовых актах. Любое государство отстаивает суверенитет. А него входит в том числе и культурная составляющая.

Приведем пример КНР. В ст. 23 закона Китая «О государственной безопасности» установлено, что государство «твердо придерживается курса на развитие передовой социалистической культуры, продолжает и развивает прекрасные традиции традиционной культуры китайской нации, воспитывает и практикует важнейшие социалистические ценности, предупреждает и дает отпор негативному культурному влиянию».

Безусловно, сегодня Китай – лидер не только в экономике, формирующий геополитическое (в рамках ШОС и БРИК), а также культурное пространство. Так называемая политика «мягкой силы» направлена на привлечение иностранцев к пониманию китайского языка и глубоких смыслов китайской культуры, внедрение и распространение китайской цивилизации, в том числе, путем создания Института Конфуция.

С 2011 года в КНР действует Закон «О нематериальном культурном наследии», предмет правового регулирования которого охватывает общественные отношения, возникающие в связи с охраной и распространением влияния культурного наследия Китая в мире.

Китайская политика, в том числе и в сфере безопасности культуры консервативна и последовательна, а важной духовной детерминантой на протяжении тысячелетий является коллективизм, беззаветное служение родине, способность стойко переносить лишения, готовность к самопожертвованию. Любая китайская стратегия является результатом тщательного анализа условий, при которых возможно успешное достижение поставленной цели, считает А.А. Бартош.

Под нематериальным культурным наследием согласно ст. 2 Закона КНР понимается – различные формы представления традиционной культуры, передаваемые от поколения к поколению различными народами и считающиеся составной частью культурного наследия данных народов, а также материальные ценности и места, связанные с формами представления традиционной культуры; включая:

1) устные традиции и формы выражения, включая язык в качестве носителя нематериального культурного наследия;

2) традиционные изящные искусства, каллиграфия, музыка, танец, театр, акробатика;

3) традиционные ремесла, медицина, способы летосчисления;

4) традиционные обряды и празднества;

5) традиционные виды спорта и развлечений;

6) иное нематериальное культурное наследие.

Термин «культурное наследие» встречается и законодательстве Российской Федерации. Так в разделе «Общие положения» Основ государственной политики в сфере культуры раскрывается легальная дефиниция данного термина: совокупность предметов, явлений и произведений, имеющих историческую и культурную ценность

Культурное наследие содержит как материальную составляющую, то есть все предметы материального мира, сохраняющие представление об особенностях жизни людей в прошедшие эпохи (например, здания, памятники, исторические и культурные ландшафты, монументы, произведения искусства, документы, книги, фотографии и т.д.) и нематериальную (языки и диалекты, традиции, обычаи и верования, фольклор, традиционные уклады жизни и представления об устройстве мира народов, народностей, этнических групп, русская литература и литература народов России, музыкальное, театральное, кинематографическое наследие, созданная в стране уникальная система подготовки творческих кадров). Обе составляющих культурного наследия в России являются объектами государственной культурной политики, в которую помимо этого включают творческую деятельность, науку, информационное пространство, а также культурные и гуманитарные связи.

Нематериальное культурное наследие укрепляет, по мысли китайского законодателя, культурную идентичность национальностей Китая, способствует защите единства государства и национальной сплоченности, общественной гармонии и устойчивому развитию.

Связь культуры, истории и идентичности очевидна и для российского законодателя. В Стратегии национальной безопасности одной из основных целей считается сохранение и развитие общероссийской идентичности народов России, основой которой являются исторически сложившаяся система духовно-нравственных и культурно-исторических ценностей.

Основы законодательства в области культуры в отличие от доктрин, концепций и стратегий определяют главные направления государственной культурной политики и представляют собой «базовый документ для разработки и совершенствования законодательных и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, регулирующих процессы культурного развития в Российской Федерации, а также государственных и муниципальных программ]. В них отсутствует выраженный компонент стратегического планирования. Именно поэтому следует разработать, например, Концепцию или Доктрину культурной безопасности Российской Федерации, чтобы эта составляющая могла задавать направление другим нормативным актам в сфере обеспечения безопасности культуры в целом, и сохранности культурного наследия России в частности.

Что касается Китая, то там традиционная культура давно признается политической ценностью. Она становится фактором «мягкой силы» в вопросе распространения национальных интересов за пределами КНР. Этот подход вывел внешнюю политику Китая на новый уровень развития, даже экспорт продукции радио и телевидения, экспорт китайской литературы, перевод китайских книг и фильмов на языки мира являются средствами достижения стратегических задач КНР не только по обеспечению культурной безопасности государства, но и по расширению влияния своего социокультурного пространства на другие страны, верно указывает К.С. Хатькова.

 В современную эпоху культура становится все более значимым источником национальной сплоченности и творчества, важным фактором в конкурентной борьбе национальных идеологий, поэтому необходимо выделить культурную безопасность в самостоятельный вид национальной.

В связи с этим, необходимо не просто декларировать культурный суверенитет в России, а предусмотреть как в Китае реальные механизмы его обеспечения в целях противодействия угрозам и вызовам современности. А для этого необходимо принять и Федеральный закон, регулирующий область культуры, ведь с 1992 года прошло достаточно времени, чтобы выработать более совершенный понятийно-категориальный аппарат и механизм реализации, а также документ стратегического планирования Концепцию культурной безопасности.

Стоит отметить, что общественное сознание китайского социума является по своей цивилизационной природе стратегическим. В Китае всё: и власть, и мораль, и философия, вообще жизнь носит стратегический характер, полагает А. Бартош. Всё, что китаец ни делает, работает на определенную стратегию. Неудивительно, что влияние Китая со временем будет только возрастать, и немалую роль сыграет культурная политика КНР, направленная как на сохранение как материального, так и нематериального культурного наследия, а также и на популяризацию китайской культуры в мире.

Анна РОЖКОВА, председатель Иркутского городского отделения ВСД «Русский Лад»

Читайте также

О работе Краснодарского отделения «Русского Лада» в 2022 году О работе Краснодарского отделения «Русского Лада» в 2022 году
2022 год – год начала деятельности отделения ВСД «Русский Лад» в Краснодарском крае. Первые шаги – это информационная работа о целях и направлениях деятельности ВСД «Русский Лад», знакомство с социаль...
9 февраля 2023
Т. Куликова. Монетарный цугцванг Т. Куликова. Монетарный цугцванг
На минувшей неделе прошло очередное заседание Федеральной резервной системы (ФРС) США. Оно ознаменовалось заметным сдвигом риторики регулятора в сторону смягчения денежно-кредитной политики, хотя до п...
9 февраля 2023
Память Сталинградской битвы в Калмыкии Память Сталинградской битвы в Калмыкии
В дни празднования 80-летия освобождения Сталинграда от немецких захватчиков представителями «Русского Лада» в Калмыкии проведены ряд встреч с участниками средних школ, где гости рассказали об ос...
9 февраля 2023