А.М. Еголин. Всемирное значение русской литературы

А.М. Еголин. Всемирное значение русской литературы

Мы продолжаем знакомить читателей с интересными материалами, ранее публиковавшимися на нашем первом сайте, редактором которого в 2011-2019 гг. был Анатолий Николаевич Самарин. В связи с отмечающимся 6 июня Днём русского языка мы хотели бы предложить вниманию наших единомышленников главу из изданной в 1946 г. книги известного советского литературоведа А.М. Еголина «Освободительные и патриотические идеи русской литературы XIX века».

Эта работа была написана по следам событий Великой Отечественной войны, на волне патриотического подъёма, когда величие СССР-России и нашей культуры ощущалось на всём земном шаре. Да, этот материал был создан в совершенно другую, чем ныне, эпоху, однако и в нынешнее время на фоне обострения социальных противоречий России и новых угроз её существованию многие мысли, как самого автора, так и цитируемые высказывания наших писателей XIX века звучат вполне злободневно. В связи с чрезмерной обширностью главы редакция сайта существенно сократила данный материал, сохранив, однако, основные его положения.

Еголин Александр Михайлович (1896-1959) – доктор филологических наук, профессор. Член-корреспондент Академии наук СССР по Отделению литературы и языка (русская литература). Действительный член Академии педагогических наук РСФСР. В 1933-40 гг. заведующий кафедрой, декан Института истории, философии и литературы. В 1948-52 гг. – директор Института мировой литературы Академии наук СССР; в 1953-55 гг. – заместитель академика-секретаря Отделения литературы и языка Академии наук СССР. Прошел жизненный путь от учителя земской школы до известного ученого, педагога и общественного деятеля. Посмертно был ошельмован «либеральной общественностью».

***

Всемирное значение русской литературы

Определяя цели Советского Союза в Великой Отечественной войне, товарищ Сталин сказал: «Наша первая цель состоит в том, чтобы освободить наши территории и наши народы от немецко-фашистского ига. У нас нет и не может быть таких целей войны, как навязывание своей воли и своего режима славянским и другим порабощенным народам Европы, ждущим от нас помощи. Наша цель состоит в том, чтобы помочь этим народам в их освободительной борьбе против гитлеровской тирании и потом предоставить им вполне свободно устроиться на своей земле так, как хотят». (И. Сталин. О Великой Отечественной войне Советского Союза. Изд. 5-е, 1946, стр.31-32).

В Великой Отечественной войне выявились благородные черты советского народа. Очистив РСФСР от гитлеровских захватчиков, Красная Армия с беззаветной храбростью ринулась на борьбу за избавление от оккупантов Украины, Белоруссии, Молдавии, Литвы, Латвии, Эстонии и Карелии.

Советский Союз явился вдохновителем и руководителем народов Европы в деле окончательного разгрома гитлеровцев. Преследуя врага за рубежами Советского Союза, наша армия выступила в роли освободительницы порабощенных славянских народов Польши, Чехословакии, Югославии, Болгарии. Советский народ освободил от разлагающего влияния фашизма народы Румынии, Венгрии, Австрии, Финляндии. Советское знамя в глазах народов всего мира стало символом сплочения передовых, демократических элементов общества, символом свободы и независимости.

Защищая честь и свободу Родины, русский народ объединил братские народы Советского Союза. В только что отгремевших боях, в борьбе за судьбы человечества первая роль принадлежала русскому народу, который, как сказал товарищ Сталин, обнаружил «ясный ум, стойкий характер и терпение» (И. Сталин. О Великой Отечественной войне Советского Союза, стр.173) и «заслужил в этой войне общее признание, как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны». (И. Сталин. О Великой Отечественной войне Советского Союза, стр.173). Благодаря героизму русского народа и его самоотверженности восторжествовали великие идеалы передового человечества.

Русский народ выступал борцом за демократические и освободительные идеалы во всем мире, так как он – по признанию товарища Сталина – «является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза». (И. Сталин. О Великой Отечественной войне Советского Союза, стр.173).

Эта высокая историческая миссия присуща была русскому народу и в прошлом. В наши дни еще раз подтвердились знаменательные слова Н.Г. Чернышевского, сказанные им в 1846 году: «…нет, не завоевателями и грабителями выступают в истории политической русские, как гунны и монголы, а спасителями…». (Н.Г. Чернышевский, Литературное наследие. Т.II, Госиздат, 1928, стр.44).

Замечательные свои качества русский народ выработал в течение многовековой истории, ведя тяжелые войны с врагами, угрожающими независимости русского государства. Борьба русского народа за свою независимость нередко сопровождалась борьбой за свободу других народов. Исключительные заслуги русский народ имеет в деле спасения Европы от татаро-монгольского нашествия, когда он остановил наступающие с Востока орды.

Ту же роль избавителя народов Европы Россия сыграла в начале XIX века. Стремясь к мировому господству, Наполеон подчинил себе почти все европейские государства. Когда его полчища вероломно напали на Россию, русский народ во все своей силе, как и в наши дни, проявил «ясный ум, стойкий характер и терпение». Он разгромил армии Наполеона и тем самым спас не только Россию, но и всю Европу. Пушкин писал:

… в бездну повалили

Мы тяготеющий над царствами кумир

И нашей кровью искупили

Европы вольность, честь и мир…

С горячей признательностью говорят о русском народе славянские народы Балкан, вспоминая свое избавление от турецкого ига в семидесятых годах прошлого века. Благодаря России болгары и сербы обрели свою независимость. Так неоднократно в различные исторические периоды свободолюбивый русский народ выступал как защитник и друг народов Европы.

Начиная с неизвестного по имени, но великого по таланту творца «Слова о полку Игореве», все видные писатели России – пламенные патриоты. «В слове о полку Игореве» выражены идеи воинской доблести, отваги, преданности Родине, утверждается воля к победе над врагом, делается глубоко прогрессивный вывод о необходимости единства народа при защите Родины. Обаятельными чертами нарисован образ князя Игоря, который обращается к защитникам Родины с призывом: «Братие и дружина, лучше убиту быть, чем полонену быть».

Страстная любовь к народу, к своему Отечеству красной нитью проходит через всю русскую литературу, вдохновляет русских писателей. Русская художественная литература – гордость нашего народа, она всегда отстаивала идеи свободы, чести, справедливости, уважения к человеческой личности. Поэтому вполне закономерно, что наша классическая литература явилась острейшим оружием советского народа против человеконенавистнической идеологии фашистов. От Ломоносова до Максима Горького и Маяковского русская литература запечатлела на своих нетленных страницах тему о процветании России, думы и мечты о её судьбе.

В XVIII веке все настойчивее раздаются голоса, возражающие против слепого преклонения перед иностранным только потому, что оно иностранное. Еще Посошков писал: «У наших русских людей руки есть такие ж, что и у иноземцев… и иноземцы не от небеси пришли, но такие ж люди, яко и мы». Великий полководец Суворов сказал: «Горжусь, что я русский».

Значительного художественного расцвета достигла в XVIII веке русская литература. Этот расцвет был тесно связан с подъемом национального самосознания. Стоит только назвать Ломоносова, Державина, Радищева. Каждый из них своими трудами содействовал вечной славе России. В Российской Академии Ломоносов борется с засилием ученых «немецкой партии». Он стремится создать условия для развития русской научной мысли; он призывает деятелей родной страны к разработке природных ее богатств:

Прилежно простирайте руки

И взор до самых дальних мест

Пройдите землю и пучину

И степи и глубокий лес.

И нутр Рифейский и вершину

И саму высоту небес.

Везде исследуйте всечасно

Что есть велико и прекрасно,

Чего еще не видел свет;

Трудами веки удивите…

…. Наполни воды кораблями,

Моря соедини реками,

И рвами блата иссуши…

В земное недро ты, Химия,

Проникни взора остротой,

И что содержит в нем Россия

Драги сокровища открой.

Оды Ломоносова содержат как бы поучения самодержцам, которых поэт призывает следовать примеру Петра Великого. В этих одах Ломоносов воспевает красоту и природные богатства своей Родины, величие талантливого русского народа. Русские люди могут и должны победить силы природы:

Напрасно строгая природа

От нас скрывает место входа

С брегов вечерних на восток.

Я вижу умными очами:

Колумб Российский между льдами

Спешит и презирает рок.

Ломоносов пишет о богатстве, гибкости, красоте русского языка и его превосходстве над всеми западноевропейскими языками. «Повелитель многих языков, язык Российский не токмо обширностью мест, где он господствует, но купно и собственным своим пространством и довольствием велик перед всеми в Европе. Невероятно сие покажется иностранным, и некоторым природным Россиянам, которые больше к чужим языкам, нежели к своему, трудов прилагали. Но кто не упрежденный великими о других мнениях прострет в него разум, и с прилежанием вникнет, со мною согласится. Карл Пятый, Римский Император, говаривал, что Ишпанским языком с богом, Французским с друзьями, Итальянским с женским полом говорить прилично. Но есть ли бы он Российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми говорить пристойно. Ибо нашел в нем великолепие Ишпанского, живость Французского, крепость Немецкого, нежность Итальянского, сверьх того богатство и сильную в изображениях краткость Греческого и Латинского языка… Сильное красноречие Цицероново, великолепная Виргилиева важность, Овидиево приятное витийство не теряют своего достоинства на Российском языке. Тончайшие философские воображения и рассуждения, многоразличные естественные свойства и перемены, бывающие в сем видимом строении мира, и в человеческих обращениях имеют у нас пристойные и вещь выражающие речи». (М. Ломоносов. Собр. соч., т. IV, из «Посвящения Российской Грамматики», 1755, стр. 9 -10).

В художественной литературе XVIII века начинает пробуждаться патриотизм, связанный с освободительными идеями, тот патриотизм, который составил самую обаятельную черту русской классической литературы XIX века. Впервые эта нота отчетливо зазвучала в творчестве Радищева. Деятельность Радищева была направлена к освобождению Родины от крепостничества и самодержавия. Две стороны патриотической идеи отличают всех передовых деятелей дореволюционной России. Радищев говорил: «Я взглянул окрест меня – душа моя страданиями человечества уязвлена стала». (А. Радищев. Путешествие из Петербурга в Москву. Гослитиздат, Ленинград, 1938, стр. 51). Наряду с этим он писал: «Твердость в предприятиях, неутомимость в исполнении суть качества, отличающие народ российский…О народ, к величию и славе рожденный…» (А. Радищев. Полн. собр. соч., т. II, М., 1907, стр.108).

Эта же идея выражена Некрасовым в таких стихах:

Примиритесь же с музой моей!

Я не знаю другого напева.

Кто живет без печали и гнева,

Тот не любит отчизны своей…

Русская классическая литература призывает разрешать стоящие перед страной вопросы в интересах угнетенного народа. освободительную тенденцию русской литературы прекрасно выразил К. Рылеев. В воспоминаниях декабристов приводятся стихи, которые он незадолго до казни гвоздем нацарапал на обороте оловянной тарелки:

Тюрьма мне в честь, не в укоризну,

За дело правое я в ней;

И мне ль стыдиться тех цепей,

Когда ношу их за Отчизну.

Друг и единомышленник Рылеева, Н. Бестужев в своих воспоминаниях пишет: «Все действия жизни Рылеева ознаменованы были печатью любви к отечеству… сыновнею привязанностью к Родине…». («Воспоминания Бестужевых», М., 1931, стр.67).

Русская литература в общественной жизни страны всегда играла действенную роль. Пушкин с гордостью заявлял, что в годы, предшествующие восстанию декабристов, его творчество имело на русское общественное мнение более сильное влияние, чем царское правительство. Отсюда и та горячая любовь к литературе, которая была характерна для передовых людей прошлого. Белинский говорил: «Умру на журнале и в гроб велю положить под голову книжку «Отечественных записок»… Литературе расейской моя жизнь и моя кровь».

«Паче всего люби родную литературу, и звание литератора предпочитай всякому другому», - завещал своему сыну умирающий Салтыков-Щедрин.

В своих многочисленных высказываниях о русской литературе Ленин отмечал ее глубоко народный характер. Русская литература, как передовая и прогрессивная сила в социальном движении нашей страны, отразила стремления народа к полному и решительному преобразованию общественного строя. Правдивые картины из жизни народа, гуманистический характер их освещения определяют непреходящее значение русской литературы.

В произведениях Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Некрасова, Льва Толстого, Максима Горького отразились лучшие черты русского народа: ненависть к угнетателям, жажда просвещения, горячие симпатии к угнетенным, вера в творческие силы народных масс. По русской классической литературе другие народы знакомились с нашим национальным характером. Пропагандируя эти идеи, русская литература выполняет огромную роль в строительстве мировой культуры.

***

Максим Горький отмечал, что в нашей литературе «сильнее, чем в других, возглашалось общечеловеческое, значение русской литературы признано всем миром, изумленным ее красотою и силою. Она сумела показать Западу изумительное, неизвестное ему явление – русскую женщину, и только она умеет рассказать о человеке с такой неисчерпаемой, мягкой и страстною любовью матери». (М. Горький. Статьи 1905 -1916 гг., 2-е изд., 1918, стр.46.)

Беззаветная любовь к своему народу и к Родине и в то же время уважение ко всему человечеству всегда лежали в основе творчества русских писателей. Все лучшие писатели России были пламенными патриотами, отстаивавшими идеи чести и независимости своего Отечества, счастья и свободы русского народа, но они вместе с тем не отрицали права на жизнь и самостоятельность и за другими народами.

Максим Горький писал:

«В России каждый писатель был воистину и резко индивидуален, но всех объединяло одно упорное стремление – понять, почувствовать, догадаться о будущем страны, о судьбе ее народа, об ее роли на земле.

Как человек, как личность, писатель русский доселе стоял освященный ярким светом беззаветной и страстной любви к великому делу жизни, литературе, к усталому в труде народу, грустной своей земле. Это был честный боец, великомученик правды ради, богатырь в труде и дитя в отношении к людям, с душою прозрачной, как слеза, и яркой, как звезда бледных небес России.

Всю жизнь свою, все силы сердца он тратил на жаркую проповедь общечеловеческой правды, будил внимание к народу своему, но не отделял его от мира, как Френсен отделяет немцев, Киплинг – англичан, как начинает отделять итальянцев д`Аннунцио.

Сердце русского писателя было колоколом любви, и вещий и могучий звон его слышали все живые сердца страны…». (М. Горький. Статьи 1905 -1916 гг., 2-е изд., 1918, стр.48.)

Передовым русским писателям был совершенно чужд великодержавный шовинизм. В этом отношении характерный пример представляет собой творчество Лермонтова. Поэт заслужил преданную любовь народов, населяющих Кавказ. Знаменитый осетинский поэт Коста Хетагуров в стихотворении, посвященном Лермонтову, называет его «поэтом-изгнанником», чей «образ задумчивый, гордый» вечно будет жить в памяти народа, и его «лиры могучей аккорды» не смолкнут в горных ущельях: русский поэт звал к борьбе, и его призывы нашли отклик в сердцах кавказских народов.

Освободительная борьба, направленная против помещиков и царя, сплачивала миллионные массы народов разных национальностей. В царской России русские писатели прославляли братство народов. Русская культура, преисполненная гуманистических и освободительных идей, воспитывала все народы страны в духе братства. Наши великие писатели следовали по стопам Пушкина – родоначальника новой русской литературы, осознавшего себя поэтом многонациональной страны:

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,

И назовет меня всяк сущий в ней язык,

И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой

Тунгуз, и друг степей калмык.

Пушкин вдохновенно говорил о дружбе русского и польского народов. В посвящении великому польскому поэту Адаму Мицкевичу Пушкин писал:

Он между нами жил…

…С ним делились мы и чистыми мечтами

И песнями… Нередко

Он говорил о временах грядущих,

Когда народы, распри позабыв,

В великую семью соединятся.

Мы жадно слушали поэта…

И другие русские писатели говорили о братстве и дружбе народов России. Достоевский с чувством национальной гордости говорил о русских: «Мы первые объявим миру, что не через подавление личностей иноплеменных нам национальностей хотим мы достигнуть собственного преуспеяния, а, напротив, видим его лишь в свободнейшем и самостоятельнейшем развитии всех других наций и в братском единении с ними…» (Ф.М. Достоевский. Дневник писателя за 1877 год. Полн. собр. соч., т. XXI, стр.13).

В наше время, когда фашисты и разного рода реакционеры в своих человеконенавистнических целях эксплуатируют святые слова о любви к нации, очень уместно вспомнить определение патриотизма, данное Добролюбовым: «…Патриотизм живой, деятельный, именно и отличается тем, что он исключает всякую международную вражду, и человек, одушевленный таким патриотизмом, готов трудиться для всего человечества, если только может быть ему полезен. Ограничение своей деятельности в пределах своей страны являются у него вследствие сознания, что здесь именно его настоящее место, на котором он может быть наиболее полезен… Настоящий патриотизм, как честное проявление любви к человечеству, не уживается с неприязнью к отдельным народностям…» (Н.А. Добролюбов. Полн. Собр. соч., ГИХЛ, 1936 т. III, стр. 227-228).

***

Говоря о величии русского языка, Тургенев сложил гимн своей Родине: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей Родины, – ты один мне поддержка и опора, о, великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! – Не будь тебя – как не впасть в отчаяние, при виде всего, что совершается дома? – Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу» (И.С. Тургенев. Сочинения. ГИЗ, М.-Л., 1930, т. X, стр.333).

Разъясняя читателям, что значит любить свою родину, Белинский дал изумительное определение патриотизма: «Любить свою Родину значит – пламенно желать видеть в ней осуществление идеала человечества и по мере сил споспешествовать этому. В противном случае, патриотизм будет китаизмом, который любит свое только за то, что оно – свое, и ненавидит все чужое только за то, что оно – чужое» (В.Г. Белинский. Полн. собр. соч. под ред. С.А. Венгерова, VI, СПб.,1903, стр.10).

Свобода и счастье Родины, по мнению Белинского, – свобода и счастье народа. Именно за этот высочайший идеал боролся критик-демократ Белинский: он был поборником революционного гуманизма. Он писал Боткину: «…не годится государству быть в руках капиталистов, это люди без патриотизма, без всякой возвышенности в чувствах. Для них война или мир значит только возвышение или упадок фондов – далее этого они ничего не видят» (В.Г. Белинский. Письма. Т.III, СПб., 1914, стр.32).

Белинский писал, что «России готовится великое будущее», что «русское племя носит в себе плодотворное зерно субстанциональной жизни, которое некогда должно развиться в величественное, широколиственное дерево».

В старой России патриотические мотивы в творчестве передовых людей неизбежно должны были переплетаться с критикой современной им действительности. Как справедливо говорил Добролюбов, «истинная любовь к Отечеству не щадит его недостатков»,

Подлинными носителями лучших традиций русского народа в XX веке являются большевики, они преемственно связаны с великим прошлым нашей Родины. Под знаменем освободительных идей сплотились все свободолюбивые народы мира в священной борьбе против озверелого фашизма и подвергли сокрушительному разгрому реакционные силы. Последовательными патриотами, бесстрашными борцами за свое Отечество и интересы своего народа, а одновременно и за светлое будущее всего человечества выступили в Великой Отечественной войне советские люди.

***

Русская литература занимает одно из первых мест среди литератур всего мира. Общепризнано колоссальное влияние Толстого, Достоевского, Тургенева, Чехова, Горького на западноевропейскую культуру и литературу. Такие известнее писатели XX века, как Р. Роллан, Томас Манн, Бернард Шоу, С. Цвейг, Э. Хемингуэй, Д. Пристли, испытывали в своем творчестве благотворное влияние корифеев русской литературы.

Всемирное значение русской литературы необходимо рассматривать в тесной связи с общественным движением в России.

Небывалое по силе и размаху массовое народное движение, высокий идейный уровень русской мысли – вот реальная основа развития русской литературы, обусловившая ее выдающееся значение в общемировом литературном процессе.

Русская жизнь за последний век сделала громадный скачок вперед. Ленин говорил, что «… история России шагает вперед семимильными шагами…» (В.И. Ленин. т. V, стр. 145). Он отмечал как исключительную особенность, свойственную русскому народу, неутолимую жажду культуры. «… Нигде народные массы, - писал Ленин, - не заинтересованы так настоящей культурой, как у нас» (В.И. Ленин. т. XXVII, стр. 388).

Утверждение всемирно-исторического значения русского народа и русской культуры оспаривалось меньшевиками, много и охотно говорившими об отсталости России, о позднем развитии капитализма в нашей стране. Об этом же писал и Плеханов в «Истории русской общественной мысли». Подобные рассуждения подрывали веру народа в революционное дело. Против этих вредных взглядов, являвшихся тормозом в общественном движении нашей страны, решительно выступали Ленин и Сталин. Победа над самодержавием сделала русский народ передовым народом всего мира.

В 1917 году на VI съезде партии товарищ Сталин сказал: «Не исключена возможность… что именно Россия явится страной, пролагающей путь к социализму… Надо откинуть отжившее представление о том, что только Европа может указать нам путь. Существует марксизм догматический и марксизм творческий. Я стою на почве последнего». (История ВКП(б). Краткий курс. Госполитиздат, 1938, стр.189.)

Если сторонники «умеренности и аккуратности» отстаивали всякого рода обветшалые теории, то передовые люди России еще в XIX веке доказывали, что нам надо изучать опыт других народов и избежать недостатков, свойственных развитию Европы.

Добролюбов отмечал: «Каждый народ проходит известный путь исторического развития; Запад вступил на этот путь раньше, мы позже, нам остается пройти многое, что Западом уже пройдено, и в этом шествии, умудренные чужим опытом, мы должны остеречься от тех падений, которым подвергались народы, шедшие впереди нас». ((Н.А. Добролюбов. Полн. собр. соч., ГИХЛ, 1936, т. IV, стр.387).

Надо решительно осудить распространенную в литературоведении до недавнего времени точку зрения, по сути, отрицавшую самостоятельность русской литературы. В работах исследователей по истории русской литературы много писалось о влияниях западноевропейских писателей на Пушкина, Лермонтова, Л. Толстого. Дело дошло до того, что в учебнике для восьмого класса средней школы курс русской литературы открывался главой «Шиллер и Байрон».

Все эти изыскания ученых по вопросам влияний необыкновенно обедняли значение русской литературы, а главное – извращали действительное положение вещей.

Воспринимая идеи западноевропейских мыслителей и ученых, русские критики-демократы творчески перерабатывали эти идеи в соответствии с условиями жизни России, в связи с задачами освободительного движения в родной стране. Чернышевский указывал на самостоятельность русской мысли: «Мы уже говорили, что тот прогресс в понятиях, который сгладил прежнюю разрозненность, совершился у нас самостоятельным образом. Тут в первый раз умственная жизнь нашего Отечества произвела людей, которые шли наряду с мыслителями Европы, а не в свите их учеников, как бывало прежде. С того времени, как представители нашего умственного движения самостоятельно подвергли критике гегелеву систему, оно уже не подчинялось никакому чужому авторитету. Белинский и главнейшие из его сподвижников стали людьми вполне самостоятельными в умственном отношении. (Н.Г. Чернышевский. Полн. собр. соч., под. ред. М.Н. Чернышевского, т. II, СПб., 1906, стр. 201-202).

Передовые русские люди искренно стремились к установлению тесной связи науки с жизнью, искусства с действительностью. Некрасов с возмущением выступал против пропагандировавшейся эстетами теории искусства для искусства, поэт утверждал, что эта теория бессмысленна и вредна.

Герцен по этому поводу очень верно заметил: «Мысль, знание, убеждение, догма никогда не остаются у нас в состоянии отвлеченной теории, не стремятся замкнуться в академическом монастыре или скрыться в шкапу ученого рядом с разными ядами, наоборот, еще не созрев, они слишком стремительно бросаются в практическую жизнь, желая прыгнуть с сдвинутыми ногами от вестибюля к концу арены. Мы можем долго жить в состоянии морального оцепенения и умственной спячки, но раз мысль проснулась, если она не падет сейчас же под бременем гнетущей тяжести, если выдержит оскорбление и невнимание раздавливающей среды, опасность и пренебрежение, - она спешит смело дойти до последнего вывода, потому что в нашей логике нет ограничений, являющихся следствиями и следами зарубцевавшегося, но не исчезнувшего прошлого. Расплывчатый дуализм немцев, которые знают, что жизнь в теории не совпадает с практическими сферами, и мирятся на этом, совершенно антипатичен русскому духу». (А.И. Герцен. Полн. собр. соч. под. ред. М.К. Лемке, т. XX, 1923, стр.87).

Ф. Энгельс также отмечает не только самостоятельность взглядов русских деятелей, но и необыкновенно высокий уровень состояния науки в России по сравнению с исторической наукой, распространенной в XIX веке в Европе. В письме Е. Паприц, эмигрантке из России, Ф. Энгельс говорит: «Мне кажется, что Вы несправедливы к Вашим соотечественникам. Мы оба, Маркс и я, не можем на них пожаловаться. Если некоторые школы и отличались больше своим революционным пылом, чем научными исследованиями, если были и есть различные блуждания, то, с другой стороны, была и критическая мысль и самоотверженные искания чистой теории, достойные народа, давшего Добролюбова и Чернышевского. Я говорю не только об активных революционных социалистах, но и об исторической и критической школе в русской литературе, которая стоит бесконечно выше всего того, что создано в Германии и Франции официальной исторической наукой. И даже среди революционеров-практиков наши идеи и экономическая наука, коренным образом переработанная Марксом, всегда встречали понимание и симпатию». (К. Маркс, Ф. Энгельс. Собр. соч., т. XXVII, 1935, стр. 389).

Русская литература в XIX веке приобретает широчайшую известность во всем мире. М. Горький еще в 1908 году дал яркую характеристику русской литературы: «В истории развития литературы наша юная литература представляет собою феномен изумительный; что не преувеличу правды, сказав, что ни одна из литератур Запада не возникла к жизни с такою силой и быстротой, в таком мощном, ослепительном блеске таланта. Никто в Европе не создал столь крупных, всем миром признанных книг, никто не творил столь дивных красот при таких неописуемо тяжких условиях. Это незыблемо устанавливается путем сравнения истории западных литератур с историей нашей: нигде на протяжении неполных ста лет не появлялось столь яркого созвездия великих имен, как в России, и нигде не было такого обилия писателей-мучеников, как у нас».

Русская литература влияла на писателей Запада своим демократическим духом, своими освободительными и антибуржуазными мотивами. Разумеется, дело не в прямых заимствованиях, сделанных тем или иным писателем Запада у русских классиков, а в том идейном и творческом воздействии, в той большой роли, которую сыграли корифеи русской литературы в духовном развитии западноевропейских художников слова. Великие русские писатели волновали своих собратьев по перу острой постановкой вопросов о смысле жизни, о долге интеллигенции перед народом, об ответственности гражданина перед Родиной.

Пушкин и Лермонтов пользуются популярностью далеко за пределами нашей Родины. Наибольшее распространение их творчество получило в славянских странах. Пушкина и Лермонтова читают широкие круги интеллигенции, а многие славянские писатели испытывают могучее воздействие гениальных русских поэтов на своем творчестве.

Еще большее признание получило творчество Гоголя. В 1909 году отмечалось столетие со дня рождения великого русского писателя. Гоголевские дни превратились в триумф Гоголя.

Обращаясь к русским, французский ученый Вогюэ говорит о Гоголе, что «как бы ни был национален этот гений, он не принадлежит исключительно вам… Все ваши братья из славянской семьи заявляют притязания на общего учителя». Отдавая «почтительнейшую дань» своего уважения стране Николая Гоголя», который «осиял все цивилизованные страны светом русского гения», Вогюэ дает замечательную характеристику нашего писателя, сравнивая его с другими прославленными мастерами художественного слова.

Особенно широкой известностью на Западе пользовались русские писатели второй половины XIX века. Идя по стопам своих гениальных предшественников Пушкина и Гоголя, Тургенев, Гончаров, Щедрин, Лев Толстой, Достоевский, Чехов приобретают всемирное значение, составляя гордость и славу русского народа. Всеобщее восхищение в литературных кругах Европы вызвало творчество Тургенева. Западноевропейские писатели высоко ценили глубину и тонкость литературных суждений нашего классика. Флобер говорил о Тургеневе, что «если бы все те, которые берутся судить о книгах, могли бы его слышать, какой предметный урок они бы получили».

У Тургенева много и плодотворно учился Мопассан. В своем творчестве он развивал эстетические принципы Тургенева. Можно сказать, что Мопассан как художник сложился под влиянием двух выдающихся писателей – Флобера и Тургенева. У них он нашел совершеннейшие образцы точной, ясной и музыкальной поэтической речи. Тургеневские приемы композиции и особенности сюжетных ситуаций нашли свое отражение в новеллах Мопассана. Как и Тургенев, Мопассан показывает социальные противоречия жизни, теневые стороны радостей любви, горечь утрат. Мопассан в двух своих статьях очень ярко охарактеризовал творчество Тургенева и исключительно высоко оценил его как романиста и мастера новеллы.

Западноевропейские писатели отмечали как характерные черты русской литературы – ее стремление к правде, неустанные поиски высоких идеалов, горячее желание сделать счастливыми всех «униженных и оскорбленных». Отсюда в художественных произведениях русских писателей глубокое обнажение социальных противоречий, трезвое изображение жизни простого человека, народной массы. Известный французский писатель Мериме говорил Тургеневу: «Ваша поэзия ищет прежде всего правды, а красота потом является сама собою; наши поэты, напротив, идут совсем противоположной дорогой: они хлопочут прежде всего об эффекте, остроумии, блеске…».

Ни в одной из стран Запада художественная литература не выполняла такой ответственной роли, нигде перед ней не стояли такие почетные задачи, как в России. Борьба русских писателей с царизмом и крепостничеством перерастала в борьбу против всякого угнетения человека человеком. Отстаивая правду, справедливость, свободу и народное счастье, русские писатели создавали полноценные художественные произведения, представляющие собою счастливое сочетание высокой идейности и литературного мастерства.

«Рисуя эту полосу в исторической жизни России, – писал Ленин, – Л. Толстой сумел поставить в своих работах столько великих вопросов, сумел подняться до такой художественной силы, что его произведения заняли одно из первых мест в мировой художественной литературе. Эпоха подготовки революции в одной из стран, придавленных крепостниками, выступила, благодаря гениальному освещению Толстого, как шаг вперед в художественном развитии всего человечества». (В.И. Ленин, т. XIV, стр. 400.) Ленин утверждал, что в произведениях Льва Толстого нашло отражение «великое народное море, взволновавшееся до самых глубин…» (В.И. Ленин, т. XIV, стр. 407.) Ленин заявлял, что не знает в мире художника, который мог бы стать рядом с Л. Толстым.

По силе влияния на европейскую интеллигенцию и литературу, несомненно, первая роль принадлежит Льву Толстому. Г. Флобер сопоставлял Л. Толстого только с Шекспиром. Мопассан, по прочтении повести «Смерь Ивана Ильича» заявил: «Я вижу, что вся моя деятельность была ни к чему, что все мои десятки томов ничего не стоят». Р. Роллан писал, что «”Смерть Ивана Ильича” произвела полный переворот в его думах и мыслях. Он говорил, что «Война и мир», «Анна Каренина» и «Смерть Ивана Ильича» для него ценнее всех великих произведений французской литературы.

В связи с восьмидесятилетием Л. Толстого французский писатель Марсель Прево отметил: «Толстой для французов моего поколения был не только чудесным рассказчиком, творцом пейзажей, эпох и людей, он был создателем нового чувствования. Ни одно почти произведение современных французских романистов не было бы именно тем, что оно есть, если бы не было Толстого».

Критический реализм в западной литературе XIX века достиг своего высшего развития в творчестве таких ее представителей, как Бальзак, Диккенс, Флобер, Мопассан. Эти великие писатели наиболее полно, ярко и правдиво показали характерные противоречия и пороки буржуазного общества. Однако творчество Толстого в мировом литературном процессе представляло собой дальнейший этап в развитии критического реализма. Толстой был не только наиболее проникновенным художником среди блестящих представителей классической литературы Запада, он был величайшим новатором в искусстве.

Могучее влияние Л. Толстого на мировую литературу объяснялось прежде всего небывалой в европейской литературе широтой демократизма и народности его творчества. Своеобразие общественного развития России второй половины XIX века наиболее полно отразилось в творчестве Толстого. Как ни один из художников Запада, Л. Толстой воспроизвел в своих произведениях настроения многомиллионного крестьянства. Удивительной прозрачностью, свежестью и глубиной поэтического восприятия, высокой нравственной чистотой отличаются произведения гениального русского художника.

Огромным успехом пользуются сочинения Достоевского в Европе и в Америке. Писатели Запада были поражены глубиной психологического анализа Достоевского. Некоторые из них утверждали, что Достоевский в раскрытии человеческой души превосходит Шекспира. Немецкие критики также приходили к выводу, что образы Достоевского глубже и психологически рельефнее шекспировских.

Стефан Цвейг, испытавший в своем творчестве громадное воздействие великого русского писателя, говорил, что в его глазах Достоевский так же гениален, как Гёте и Гомер. А для Томаса Манна Достоевский – «первый психолог мировой литературы».

Творчество М. Горького обозначило новый исторический этап в дальнейшем развитии русской литературы и в свою очередь оказало большое влияние на западноевропейских художников слова.

По признанию писателя Генриха Манна, «Горький расширил область литературного творчества, открыл новые пути и перспективы для мировой литературы. Он дал новые темы и нового читателя. Горький первый ввел в литературу в качестве героев ее представителей того класса, который до того в литературе представлен не был.

Горький сделал широкие массы пролетариев друзьями литературы, друзьями книги. И если теперь писатели не зависят всецело от буржуазного общества, то этим они обязаны гению Горького. «И. Груздев. Современный Запад о Горьком. 1930, стр.177-178.)

Наряду с основоположником советской литературы Максимом Горьким, следует назвать крупнейшего поэта нашей эпохи Владимира Маяковского, развившего славные традиции русской поэзии в новых условиях. Он сознавал себя человеком нового мира, поэтом многонационального советского общества. Маяковский в замечательной поэме «В.И. Ленин» прославил наш народ, который «завоевал» и «вынянчил» свою родную землю. Поэт гордился своей Родиной, ее настоящим и воспевал ее славное будущее. Поэзия Маяковского пользуется мировой известностью. Все сколько-нибудь видные поэты разных стран знают Маяковского, а некоторые из них являются его учениками и последователями.

На развитие советской литературы оказали огромное влияние невиданные в истории темпы экономического и культурного развития нашей страны в годы пятилеток, тот небывалый подъем народной энергии, который был разбужен в нашем народе в годы социалистического строительства.

Советская литература получила распространение среди читателей всего мира. Произведения наших писателей – А. Толстого, Шолохова, Фадеева, Гладкова, Н. Островского, Н. Тихонова, К. Симонова – переведены на языки многих народов мира.

М. Горький написал восторженный гимн во славу русской литературы и искусства: «…В области искусства, в творчестве сердца русский народ обнаружил изумительную силу, создав при наличии ужаснейших условий прекрасную литературу, удивительную живопись и оригинальную музыку, которой восхищается весь мир. Замкнуты были уста народа, связаны крылья души, но сердце его родило десятки великих художников слова, звуков, красок.

Гигант Пушкин, величайшая гордость наша и самое полное выражение духовных сил России, а рядом с ним волшебник Глинка и прекрасный Брюллов, беспощадный к себе и людям Гоголь, тоскующий Лермонтов, грустный Тургенев, гневный Некрасов, великий бунтовщик Толстой и больная совесть наша – Достоевский; Крамской, Репин, неподражаемый Мусоргский, Лесков, все силы, всю жизнь потративший на то, чтобы создать «положительный тип» русского человека, и, наконец, великий лирик Чайковский и чародей языка Островский, так непохожие друг на друга…

Все это грандиозное создано Русью менее чем в сотню лет. Радостно, до безумной гордости волнует не только обилие талантов, рожденных Россией в XIX веке, но и поражающее разнообразие их…»

Демократический характер нашей литературы, ее освободительный пафос, ее высокие гуманистические идеалы, наконец ее непревзойденное художественное мастерство создали русской литературе всемирную известность.

(Публикацию подготовила Татьяна НАУМОВА, член Союза журналистов Москвы)

Источник: «Русский Лад» (первый сайт)

Читайте также

Купальский праздник в Наукодеревне Купальский праздник в Наукодеревне
Два дня, две ночи в «Наукодеревне у истоков» проходил огненный, волшебный праздник Купала. Более 300 человек прошли вместе с зорьками путь от заката до рассвета, освещая макушку лета огнями и радостью...
28 Июня 2022
В Брянске прошёл концерт-реквием в день начала Великой Отечественной войны В Брянске прошёл концерт-реквием в день начала Великой Отечественной войны
22 июня на летней эстраде Центрального парка культуры и отдыха имени 1000-летия Брянска, возле Кургана Бессмертия состоялся концерт-реквием, посвящённый 81-й годовщине начала Великой Отечественной вой...
28 Июня 2022
Взгляд в будущее. О статье В.С. Никитина «О грядущей мировоззренческой победе России и Китая» Взгляд в будущее. О статье В.С. Никитина «О грядущей мировоззренческой победе России и Китая»
В данной статье В.С. Никитин продолжает с учётом стремительно меняющейся конкретной исторической обстановки развивать идеи, высказанные им ранее в работах «Мировоззренческая революция неизбежна» и «Ко...
27 Июня 2022