А.И. Субетто. Ноосферизм как целостное учение и базис теории и практики перехода к управляемой истории

А.И. Субетто. Ноосферизм как целостное учение и базис теории и практики перехода к управляемой истории

Пленарный доклад председателя Философского Совета Русского Космического Общества, почетного президента Ноосферной общественной академии наук, первого вице-президента Петровской академии наук и искусств, профессора Кафедры общественных наук СЗИУ РАНХиГС при Президенте РФ, профессора РГПУ им. А.И. Герцена Субетто Александра Ивановича на IV Международной научно-практической конференции «Космическая философия – Космическое право – Космическая деятельность: триединство космического прорыва», посвященной 160-летию со дня рождения В.И. Вернадского, 26 февраля 2023 года, Санкт-Петербург, «Смольный университет» [1].

— 1 —

Уважаемые товарищи!

Мы проводим очередную IV международную конференцию «Космическая философия – Космическое право – Космическая деятельность» Русского Космического Общества, посвящая её 160-летию Владимира Ивановича Вернадского, русского и советского ученого-энциклопедиста, гения ноосферно-космического масштаба. Оценка масштабности фигуры В.И. Вернадского по мере того, как нарастает дистанция между временем его жизни и творчества и временем жизни все новых и новых поколений людей в России и в целом на нашей планете, – меняется в сторону понимания её несоизмеримости, её космопланетарной великости.

Учение о переходе Биосферы в Ноосферу, как законе глобальной эволюции, – это эпохальное научное открытие, которое было по моей инициативе и профессора А.А. Горбунова запатентовано Российской академией естественных наук в 2013 году, когда отмечали 150-летний юбилей В.И. Вернадского.

В настоящее время понятие ноосферы все более часто употребляется многими учеными и философами не только России, но и мира, но при этом, вслед за Э. Леруа и П. Тейяром де Шарденом, они трактуют её только как сферу разума или мыслительную оболочку Земли. И при этом игнорируется принципиальная новизна понятия ноосферы, введенного В.И. Вернадским, именно как нового состояния Биосферы, в котором совокупная научная мысль человечества превратились в значительный фактор глобальной эволюции Биосферы.

— 2 —

В «Философских мыслях натуралиста» В.И. Вернадский подчеркивал:

·                     «…создание ноосферы из биосферы есть природное явление, более глубинное и мощное в своей основе, чем человеческая история. Она требует проявления человечества, как единого целого. Это его неизбежная предпосылка.

Это новая стадия в истории планеты, которая не позволяет пользоваться для сравнения, без поправок, историческим её прошлым. Ибо эта стадия создаёт по существу новое в истории Земли, а не только в истории человечества» (выдел. мною, С.А.);

·                     «Возможно, как раз прав А.П. Павлов, который допускал, что ледниковый период, первое оледенение Северного полушария, началось в конце плиоцена, и в это время выявился в условиях, приближающихся к суровым ледниковым, в биосфере новый организм, обладающий исключительной центральной нервной системой, которая привела в конце концов к созданию разума, и сейчас проявляется в переходе биосферы в ноосферу» (выдел. мною, С.А.);

·                     «Ноосфера – биосфера, переработанная научной мыслью, подготовлявшаяся последними сотнями миллионов, может быть миллиарды лет, процессом, создавшим Homo sapiens faber, не есть кратковременное геологическое явление… биосфера неизбежно перейдёт так или иначе, рано или поздно, в ноосферу, т.е. что в истории народов, её населяющих, произойдут события, нужные для этого, а не этому процессу противоречащие» (выдел. мною, С.А.).

Еще во время гражданской войны, будучи в Полтаве, 26 марта 1918 года, когда ему исполнилось уже 55 лет, В.И. Вернадский в своем «дневнике» писал[2]:

«Любовь к человечеству – малый идеал, когда живёшь в космосе. Он охватывает слишком узкую базу жизни. Ибо нельзя охватить то, что является самой основой жизни, то, из-за чего стоит жить…

Нельзя отложить заботу о вечном и великом на то время, когда будет достигнута для всех возможность удовлетворения своих элементарных нужд. Иначе будет поздно…

Хорошо жить во имя чего? И для чего? Для того, чтобы пользоваться благами цивилизации? Искусством, наукой, общественностью? Но это внешние формы. И жизнь светских людей, широко образованных, которым всё это доступно, – печальная жизнь. Из-за этого не стоит ударять палец о палец…

Есть идеал более высокий. И его надо искать» (конец цитаты).

И именно в этом движении к «идеалу более высокому», даже чем тот идеал, который предлагает научный социализм, и приводит В.И. Вернадского к разработке учения о переходе Биосферы в Ноосферу в период с 1929 года по 1945 год, как закономерное продолжение его научно-теоретических и научно-философских обобщений по геохимии, биогеохимии, почвоведению, кристаллографии, минералогии, геологии, учению о живом веществе и Биосфере. Именно., как завершающий этап его поиска «идеала более высокого», чем те идеалы, которые выработало человечество, приводит его к итогу: «Ноосфера определяет всё мое понимание окружающего…»[3].

— 3 —

«Ноосферизм» как понятие я ввел в статье «Ноосфера и социализм (В.И. Вернадский как социалистический мыслитель)», написанной осенью 1996 года и опубликованной в газете «Ульяновская правда» 15 мая 1997 года (в дальнейшем эта статья была опубликована в книге «Россия и человечество на «перевале» истории в преддверии третьего тысячелетия» в 1999 году).

В ней, почти 27 лет назад я так раскрывал основания становления Ноосферизма как императива, охватывающего своим действием историю XXI века[4]:

«В письме к Б.Л. Личкову В.И. Вернадский подчеркивает созвучность идей учения о ноосфере основным выводам теории Маркса (письмо от 1 ноября 1940г.). В другом месте (статья «Несколько слов о ноосфере») Вернадский подчёркивает: «Исторический процесс на наших глазах коренным образом меняется. Впервые в истории человечества интересы народных масс – всех и каждого в свободной мысли личности определяют жизнь человечества, являются мерилом его представлений о справедливости. Человечество, взятое в целом, становится мощной геологической силой. И перед ним, перед его мыслью и трудом, ставится вопрос о перестройке биосферы в интересах свободно мыслящего человечества как единого целого. Это новое строение биосферы, к которому мы, не замечая этого, приближаемся, и есть ноосфера». В другом месте (в работе «О научных истинах») он пишет: «…понятие ноосферы, которое вытекает из биогеохимических представлений находится в полном созвучии с основной идеей, проникающей «научный социализм». Широкое распространение социалистических идей и охват ими носителей власти, их влияние в ряде крупных капиталистических демократий создали удобные формы признания значения научной работы как (метода) создания общественного богатства». – И далее я писал: «…Императив научного управления как условия движения системы «Человечество – Биосфера» в сторону трансформации в ноосферу, усиливает потребность в кооперации, в коллективном характере человеческой жизни.

Если «ноосферная логика развития» есть внешняя, большая социоприродная логика развития, диктующая человечеству необходимость коллективного управления на базе общественного интеллекта, то внутренняя логика социального развития, которая смогла бы обеспечить решение императивов «ноосферной логики» и есть социалистическая логика.

Большой синтез этих двух направлений… и может быть определен, по нашему мнению, как ноосферизм или ноосферный социализм, частностью которого выступает экологический социализм.

Становящийся ноосферизм как учение об управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта выдвигает на передний план образование и просвещение, более того – ставит вопрос, что «общество будущего», в форме которого сможет появиться динамическая социоприродная гармония, есть образовательное общества. Образовательное общество есть общество., в котором образование экспансируется на всё общество в целом, становясь главной «технологией» выживания любых организаций в «мире изменений»… В.И. Вернадский в 1902 году говорил: «Я думаю, в значительной мере всё переживаемое находится в тесной связи с той легкомысленной небрежностью, с какой русское общество относится к народному образованию». Он ставит вопрос о движении России к «идеалу учащегося народа». Данные императивы, входя в учение о ноосфере, в конце ХХ века насыщаются содержанием образовательного общества, вне которого человечество ждёт гибель» (выдел. мною, С.А., конец обширного цитаты из моей книги 1999 года).

— 4 —

Ноосферизм как целостное учение и базис теории и практики перехода человечества к управляемой истории человечества, да еще в новом качестве,  а именно, как научно управляемой социоприродной эволюции, разрабатывается мною, начиная с 1988 года, уже 35 лет.

К настоящему времени он представлен (назову монографические работы, как мои личные, так и коллективные, изданные при моём научном руководстве) следующими теоретическими комплексами:

·                     монографией «Ноосферизм» (2001, 537с.);

·                     собранием «Сочинения. Ноосферизм» (тома I – IX, XI, изданные в период с 2006 по 2015 годы);

·                     серией работ и монографий по теории общественного интеллекта и философии «управляющего разума»: «Общественный интеллект: социогенетические механизмы развития и выживания» (1995, 54с.); «Наука и общество в начале XXI века (Ноосферные основания единства)» (2009, 210с.); «Разум и Анти-Разум (Что день грядущий нам готовит?» (2003, 148с.); «Критика «экономического разума» (2008, 508с.); «Свобода. Книга первая. Критика «либерального разума» (2008, 238с.); «Приоритеты и философия целеполагания фундаментальной науки в XXI веке. Трансформация парадигмы университетского образования» (2003, 56с.), «Управляющий разум и новая парадигма науки об управлении (в контексте ноосферного императива XXI века)» (2015, 52с.); «Роды Действительного Разума» (2015, 200с.); «Мегакосмическая проскопия Разума (общественного интеллекта) Человечества (2014, 218с.); «Закон спиральной фрактальности системного времени и теория Наблюдателя и Сверх-Наблюдателя» (2022, 128с.);

·                     серией монографий по концепции Эпохи Великого Эволюционного Перелома как эпохи ноосферной революции, охватывающей XXI век, в том числен Эпохи установления Ноосферного Экологического Духовного Социализма в России и на Земле: «Россия и человечество на «перевале» Истории в преддверии третьего тысячелетия» (1999, 827с.), «Ноосферный социализм как форма бытия ноосферного человека (основания теории ноосферного социализма)» (2006, 56с.); «Эпоха Великого Эволюционного Перелома» (2007, 88с.); «Манифест ноосферного социализма» (2011, 108с.); «Миссия коммунизма в XXI веке» (2012, 40с.); «Теория социализма XXI века: начала и проблемы становления» (2013, 40с.); «Революция и эволюция (методологический анализ проблемы их соотношения)» (2015, 76с.); «От учения Карла Маркса – к Ноосферизму XXI века» (2017, 132с.); «200-летие К. Маркса и грядущее 150-летие В.И. Ленина: ноосферизм или ноосферный социализм – «повестка дня» на XXI век» (2018, 108с.); «Ленин, Октябрьская революция и ноосферный социализм – символы развития в XXI веке» (2012, 460с.); «Ноосферная социалистическая революция XXI века: основания теории» (2016, 139с.); «Императив ноосферно-социалистического преобразования мира в XXI веке» (2012, 34с.);

·                     серией работ по раскрытию миссии Ноосферизма как новому пути развития человечества и стратегии выхода человечества из Экологического Тупика Стихийной Истории (рыночно-капиталистической формы хозяйствования на Земле) в форме процессов первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, развивающихся с ускорением в последние 30 лет: «Ноосферизм – новая обобщающая научная идея и новая парадигма истории человечества» (2017, 100с., соавторы – Д.П. Шанти, В.В. Лукоянов); «Ноосферизм: новая парадигма бытия человека и развития цивилизации на Земле и в Космосе» (2020, 380с.); «Диалоги: Ноосферизм – Будущее Человечества» (2020, 183с.; соавтор – В.В. Лукоянов); «Ноосферное развитие. Ноосферный гуманизм. Ноосферная телеология (очерки ноосферной эмансипации человека)» (2021, 222с.); «XXI век как эпоха ноосферной революции в разуме и в системе смыслов бытия человека (основы ноосферных мировоззрения, науки и практики)» (2021, 256с.); «Арктический Ноосферизм» (2020, 208с.);

·                     серией работ по теории капиталократии, глобального империализма, экономического колониализма и рыночного экоцида планеты, из которой следует, что система глобального империализма строя мировой финансовой капиталократии превратилась в систему экологического самоубийства человечества, и возникший императив экологического выживания человечества, как ноосферный императив, есть императив освобождения человечества от «объятий этого экологического трупа»: «Капиталократия (философско-экономические очерки)» (2000, 214с.); «Мифы либерализма и судьба России» (2001, 142с.); «Глобальный империализм и ноосферно-социалистическая альтернатива» (2004, 98с.); «Манифест борьбы против глобального империализма» (2004, 38с.); «Ленинская теория империализма и современная глобализация» (2004, в 2-х кн., 756с.; коллективные монография); «Просвещенный либерализм или капиталократия над «мертвыми душами» России» (2004, 20с.); «Капиталократия и глобальный империализм» (2009, 572с.); «Эпоха Краха рынка, капитализма и либерализма: ноосферно-социалистический прорыв или экологическая гибель человечества?» (2010, 44с.); «Рыночный геноцид России и стратегия выхода из исторического тупика» (2013, 128с.); «Экологический колониализм и крах рыночных реформ в России. Наступление Эпохи великих ноосферно-социалистических преобразований» (2019, 52с.); «Капиталократическая Эсхатология (Причины возможного экологического самоуничтожения строя капиталократии)» (2016, 47с.); «Диктатура кажимости на фоне рыночного экоцида основ жизни России и человечества на Земле (2021, 28с.); «Экологический финал глобального империализма и императив ноосферно-социалистического прорыва человечества» (2017, 32с.); «Капиталорасизм» (2021, 44с.); «Русофобия. Антикоммунизм. Капиталорасизм» (2022, 32с.);

·                     серией работ, обосновывающий призвание России в XXI веке – стать Лидером Ноосферного Прорыва человечества: «Основания и императивы стратегии развития России в XXI веке» (2005, 324с.); «Быть России в XXI веке или не быть? (Открытое письмо ко всем ученым-экономистам России)» (2005, 28с.); «Современный мир и пути решения проблем России на этапе движения к устойчивому развитию» (Декларация Петровской академии наук и искусств, принятая единогласно на VI Съезде Академии в 2005 году, автор – А.И.Субетто, 2005, 54с.); «Бытие России в XXI веке (философский этюд)» (2006, 36с.); «Коммунизм и русский вопрос» (2006, 40с.); «XXI век: судьба России и человечества. Что несёт им будущее?» (2007, 48с.); «России нужна стратегия долгосрочного развития на собственной основе» (2008, 31с.); «Эпоха Русского Возрождения в персоналиях (Титаны Русского Возрождения) – I» (2008, 500c.); «Битва за Россию: 1991 – 2008гг.» (2009, 420с.); «Кризис образования и науки в России – главный тормоз в её переходе на стратегию инновационного развития» (соавтор – В.Н. Бобков; 2010, 40с.); «Ноосферный прорыв в будущее России в XXI веке» (2010, 544с.); «Самоутверждение России в XXI веке как лидера в ноосферном прорыве человечества» (2011, 18с.); «Ноосферная Россия: стратегия прорыва (основания ноосферного россиеведения)» (2018, 340с.); «Ноосферная миссия России в XXI веке (философско-социально-экономические очерки)» (2020, 152с.); «Законы социально-экономического развития России как самостоятельной цивилизации (в контексте закона гетерогенности мировой экономики) (2014, 112 с.); «Русская наука: от прошлого – к ноосферной ответственности за Будущее России и человечества» (2018, 200с.); «Мы – русские, какой восторг!» (2022, 56с.);

·                     серией работ, раскрывающих концепцию ноосферного образования, человековедения и научно-образовательного общества: 12-ти томная монографическая серия «Ноосферное образование в евразийском пространстве» (2009 – 2022гг., 12 томов коллективных монографий), «Ноосферная апология человечества» (2018, 52с.); «Закон опережения прогрессом человека научно-технического прогресса» (2019, 56с.); «Ноосферная научная школа в России: итоги и перспективы» (2012, 76с.); «Ноосферная эмансипация человека» (2021, 56с.); «Человек, наука и экономика в Эпоху Великого Эволюционного Перелома: ноосферный императив» (2013, 147с.); «Научно-образовательное общество как основа стратегии развития России в XXI веке» (2015, 190с.); «Идеология XXI века» (2014, 92с.); «Законы творческого развития и Ноосферный Университет Цивилизаций» (2020, 36с.); «Становление научно-образовательного общества в России – цель новой образовательной политики» (2022, 64 с.);

·                     теории качества жизни и его грядущего ноосферного преобразования; «Жизнь как единство творчества, здоровья и гармонии человека и общества» (2013, 254с.); «Теория качества жизни» (2017, 280с.); «Доктрина духовно-нравственной системы ноосферного человека и ноосферного образования» (2008, 98с.); «Духовно-нравственный императив ноосферного развития российской школы и востребованность гения А.С. Макаренко в современных условиях» (2008, 23с.); «Глобальная патология и глобальное здоровье в контексте императива ноосферной гармонии» (2014, 114с.); «Квалиметрия» (2002, 288с.); «Теория фундаментальных противоречий человека» (2004, 54с.); «Введение в философию качества: синтетический квалитативизм и Неклассичность» (2004, 60с.); «Квалиметрическое обеспечение управленческих процессов» (соавторы – Ю.К. Чернова, М.В. Горшенина; 2004, 278с.); «Начала теории социального менеджмента качества (ноосферно-социальная парадигма)» (2012, 264с.); «Качество жизни человека, общества и человечества как проблема стратегии выживания в XXI веке» (2022, 40с.);

·                     монографиями по системогенетической теории времени и пространства: «Системогенетическая парадигма теории времени и пространства» (2016, 60с.); «Закон спиральной фрактальности системного времени и теория Наблюдателя и Сверх-Наблюдателя» (2022, 128с.); «Теория знания и системология образования» (2018, 142с.).

— 5 —

Кроме указанных теоретических комплексов, «Ноосферизм» (в концепции А.И. Субетто) «опирается», на оригинальный теоретико-методологический базис, в том числе на такие теоретико-методологические комплексы как:

·                     системогенетика и теория циклы: «Системогенетика и теория циклов» (1982; 1994 г., 2 кн.; 243с.; 260с.); «Манифест системогенетического и циклического мировоззрения и Креативной Онтологии» (1994 г., 47с.);

·                     «метаклассификация» как наука о механизмах и закономерностях классифицирования в природе, обществе и человеке: «Метаклассификация» как наука о закономерностях и механизмах классифицирования» (1983; 1994, в 2-х кн.; 254с.; 80с.);

·                     синтетическая квалиметрия и квалитология. «Квалиметрия» (1980 – 1986 гг., 6 книг) «Квалиметрия в приборостроении и машиностроении» (соавтор – Ю.М. Андрианов; 1990, 223с.); «Введение в квалиметрию высшей школы» (1991, 4 кн., 84с.; 122с.; 171с.; 163с.); «От квалиметрии человека – к квалиметрии образования» (1993; 242 с.); «Квалитология образования» (2000 г., 220с.).

К этому следует добавить, что в «Приложении 3» в монографии «XXI век как эпоха ноосферной революции в разуме и системе смыслов бытия человека» (2021 был приведен библиографический список: «Сто основных работ по Ноосферизму («Топ-100» Ноосферизма)», который я составил по просьбе Президента Ноосферной общественной академии наук В.В. Семикина[5].

— 6 —

В чем состоит миссия Ноосферизма и каковы главные онтологические основания, определяющие Ноосферизм как принципиально новый качественный этап в развитии учения о Ноосфере В.И. Вернадского?

Эти главные онтологические основания вытекают из факта, что, начиная с рубежа 80–90-х годов ХХ века, когда глобальный экологический кризис перешел в первую фазу Глобальной Экологической Катастрофы, и наступила Эпоха Великого Эволюционного Перелома, о которой даже не могли предполагать ни В.И. Вернадский, ни другие ученые и мыслители первой половины ХХ века.

Вхождение человечества в состояние глобального экологического кризиса к середине ХХ-го века, приблизительно через 10–15 лет после кончины В.И. Вернадского, а к концу этого века, по моей оценке, в процесс первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, поставило перед научной мыслью главный вопрос, от ответа на который зависит Будущее Человечество, и ответ на который входит в теоретический базис Ноосферизма по А.И. Субетто:

«Почему развитие отношений между системой хозяйственного природопотребления со стороны человечества и Биосферой, и планетой Земля, как суперорганизмами, именно в ХХ веке породило глобальный экологический кризис, а к рубежу 80–90-х годов этого века – первую фазу Глобальной Экологической Катастрофы?».

К сожалению, этот вопрос не был поставлен ни в отечественной, ни в мировой науке.

Поиск адекватного теоретического ответа на этот вопрос мною осуществлялся в период с 1988 года по 2001 год и в более-менее логической форме уже был представлен в «Ноосферизме» в 2001 году.

Он, этот ответ, состоит в виде системы следующих положений («эмпирических обобщений» по В.И. Вернадскому), сформулированных ниже.

— 7 —

Первое положение

Человечество – единственный биологический вид на Земле, который после Неолитической революции 10-12 тысяч лет назад, перейдя к социальной истории, развивался, поглощая негэнтропию, производимую живыми системами и Биосферой в целом, как Живой Мегасистемой (законы Э. Бауэра – В.И. Вернадского – А.Л. Чижевского), и производя энтропию. Об этом хорошо высказался К. Маркс: культура, которая развивается стихийно, оставляет после себя пустыню. Поэтому стихийная история человечества до ХХ века сопровождалась региональными экологическими катастрофами.

Но вследствие именно малой энергетики хозяйственного энтропийного «давления» человечества на живое вещество Биосферы и её гомостатические механизмы, Биосфера, через намного превосходящее по темпам производство негэнтропии, противостояла этому давлению успешно. А.Л. Чижевский в 1929 году сформулировал Закон квантитативно-компенсаторной функции Биосферы, который реализовывал эту функцию биосферы, отражающую ею компенсацию стихийных сил человеческой истории.

ХХ век человек встретил в среднем вооруженный на 99% традиционными источниками энергии: ветряные и водяные мельницы, домашние животные, мускульная энергия человека, усиленная с помощью простейших устройств – рычагов, блоков, полиспастов. «Промышленная революция» в Европе, англо-американском мире – в странах «метрополии» системы империализма, связанная с появлением «индустрии пара» и в конце ХХ века – с появлением двигателей внутреннего сгорания (на базе использования продуктов переработки нефти), с появлением электрической лампочки, ситуации в целом в мире не изменила. На новые виды энергии приходился, если усреднять с учетом количества людей на Земле, всего 1% в этой вооруженности.

ХХ век в истории человечества предстаёт как «Энергетическая революция» или «Большой Энергетический Взрыв» в социальной эволюции. Произошел за ХХ век в среднем скачок в энергетике воздействия человечества на живое вещество и гомеостатику Биосферы и планеты Земля в 10 в 7-й степени раз. Именно этот «Большой Энергетический Взрыв» (это понятие я ввёл в 2001 году в монографии «Ноосферизм») проявил несовместимость стихийных регуляторов развития, т.е. всех механизмов, на базе которой осуществлялась Стихийная (спонтанная) история человечества, в том числе капитализма, колониализма, рынка, частной собственности, войн, – и большой энергетики в мировой системе хозяйственного природопотребления, которым стало владеть человечество.

Кстати, ряд смелых «умов» на Западе пришли в последнее 30-летие ХХ века, исходя из своих форм обобщения, избегая проблем противостояния капитализма и социализма в ХХ веке как альтернативных форм бытия и исторического развития, де-факто к оценкам, отражающим экологическое отрицание капиталистической системы в целом.

Так, например, Б. Коммонер[6] в книге «Замыкающийся круг», опубликованной в начале 70-х годов, пришел к выводу, что технологии на базе частной собственности уничтожают главное богатство человечества – экосферу, и поэтому экономическую систему на базе частной собственности, т.е. капитализм, надо сменить на адекватную решению глобальных экологических проблем систему.

В 1991 году в Докладе, написанном по заказу Мирового Банка группой ученых во главе Р. Гудлендом, Г. Дейли и С. Эль-Серафи был вынесен вердикт, по сути, требующий упразднения капитализма и рынка: «в условиях уже заполненной земной экологической ниши рыночный механизм развития экономики исчерпал себя»[7]Через 15 лет Иммануил Валлерстайн в работе с символическим названием «Конец (известного нам) мира» (а «известным нами миром» он назвал «капитализм» или, что в его оценке тоже самое, «рыночную экономику», которая возникла в Западной Европе 500 лет назад и достигла апогея у США) также, по-своему, сформулировал приговор мировому капитализму (глобальному империализму в моем определении): «…капитализм – это болезнь, и её надо уметь остановить, пока она не уничтожила организм общества»[8].

Владимир Иванович Вернадский в 20–30-х годах в СССР, создавая учение о Биосфере, а затем учение о переходе Биосферы в Ноосферу, связал этот переход со скачком в энергетическом воздействии на глобальную эволюцию Биосферы, благодаря успехам в познании мира мировой наукой, в том числе в форме появления нового вида геохимической энергии – «культурной энергии». Но он даже не мог предполагать, что этот энергетический скачок в воздействии мировой экономики на живое вещество и геохимические циклы в Биосфере и планете Земля войдет в конфликт с ними как Единым Целым! – И породит глобальный экологический кризис, и затем – первую фазу Глобальной Экологической Катастрофы, поставившие Экологические Пределы Капитализму, Рынку, Частной Собственности и «демократиям», которые служили и служат «прикрытием» паразитарной сущности строя мировой финансовой капиталократии, который в начале XXI века вошел в процесс своей экологической агонии.

— 8 —

Положение 2

Коль скоро «Большой Энергетический Взрыв» в историческом развитии человечества в ХХ веке проявил несовместимость с большой энергетикой мирового хозяйства как системы стихийных форм развития, свойственных «капитализму» и «рыночной экономике», то возникает вопрос о законе, выражением которого и является такая несовместимость.

Этот закон я открыл еще в 1988 году, при написании работы «Опережающее развитие человека, качества общественных педагогических систем и качества общественного интеллекта – социалистический императив»., которую удалось издать в Москве в 1990 году благодаря финансовой поддержке директора Центра проблем качества подготовки специалистов Н.А. Селезнёвой. Позже я назвал этот закон «Законом интеллектно-информационно-энергетического баланса (или соответствия)».

Этот Закон формулируется так:

·                     чем больше по энергетической мощи воздействие со стороны хозяйства социальной системы (общества, человечества) на живое вещество и гомеостатические механизмы Биосферы и планеты Земля, как суперорганизмов,

·                     тем с большим лагом упреждения должно быть обеспечено предвидение возможных негативных экологических последствий от такого воздействия со стороны общественного интеллекта этой социальной системы, и с таким же лагом упреждения должно быть обеспечено научное управление Социо-Биосферной, или социоприродной, эволюцией.

Вот почему понятие «ноосфера» в Ноосферизме по А.И. Субетто приобретает новое содержание:

·                     Ноосфера есть новое качество Биосферы, в структуре которого Коллективный Разум человечества – Общественный Интеллект – «встраивается» в систему гомеостатических механизмов и начинает научно управлять эволюцией мегасистемы <Человечество – Биосфера – Земля>.

Иными словами, Ноосфера – это будущая ноосферная история, именно как научно управляемая социоприродная эволюция, что в свою очередь предполагает:

·                     преобразование современного общества в статус «научно-образовательного общества», в котором наука является не только производительной силой (по прогнозу К.Маркса), но и «силой управления», т.е. обеспечивает научное управление таким сложным объектом, каким является социоприродная эволюция, а образование представляет «базис» базиса духовного и материального воспроизводства, в том числе воспроизводства общества, как целого, и экономики;

·                     успешную ноосферную социалистическую революцию, в том числе – ноосферную человеческую революцию, поднимающую человека на уровень Ответственности за Будущее всей Мегасистемы Жизни на Земле.

— 9 —

Положение 3

Третье положение, входящее в теоретический базис Ноосферизма, отражает собой принципиально новый взгляд на движущие силы любой прогрессивной эволюции, как эволюции сопровождающейся ростом сложности систем. Раскрытие этого взгляда в «Ноосферизме» и составляет содержание теоретического блока, который я назвал «ноосферной парадигмой универсального эволюционизма» или «ноо-космо-номогенезом».

Уже в монографии «Системогенетика и теория циклов» (1994) я показал, что в любой прогрессивной эволюции за рост сложности эволюционирующих систем отвечает закон кооперации. При этом рост сложности (кооперированности) систем сопровождается опережающим развитием интеллекта таких систем, т.е. развитием «механизма опережающей обратной связи» или «управления будущим».

Ноосферная парадигма универсального эволюционизма или ноо-космо-номогенез представляет собой синтез 3 парадигм в системе теоретических взглядов (эмпирических обобщений) на движущие силы прогрессивной эволюции:

·                     дарвиновской парадигмы (автор – Чарльз Дарвин; доминирование Закона Конкуренции; знаменитая триада <наследственность, изменчивость, отбор>; дарвиновскую парадигму ученые назвали «селектогенезом»);

·                     кропоткинской парадигмы (автор – Пётр Алексеевич Кропоткин; доминирование в эволюции сотрудничества, взаимопомощи, любви; я, развивал этот взгляд П.А. Кропоткина, ввел понятие Закона Кооперации, как закона эволюции, и назвал эту парадигму «коогенезом»);

·                     берговской парадигмы (автор – Лев Семенович Берг; по Л.С. Бергу направляют прогрессивную эволюцию по определённому «руслу» законы этой эволюции – «номос», поэтому он свой взгляд на движущие силы эволюции назвал «номогенезом»; например, одним из таких направляющих факторов является 5-и лучевая симметрия «жидких кристаллов», определяющих 5-лучевую симметрийность в организации живого вещества и их подчиненность «золотому сечению» или «золотому вурфу»).

Синтез этих трех парадигм в «Ноосферизме» базируется на утверждении:

·                     Любая прогрессивная эволюция подчиняется действию двух метазаконов:

·                     Метазакона Сдвига от доминанты Закона Конкуренции и механизма естественного отбора (как запаздывающей обратной связи) к доминанте Закона Кооперации и механизма интеллекта (как опережающей обратной связи);

·                     Метазакона «Оразумления» или Интеллектуализации этой прогрессивной эволюции, т.е. Метазакона роста роли управления (регулирования) в эволюции.

Ноо-космо-номогез в Ноосферизме как теоретическом комплексе, фактически расширяет основания «логики», утверждающей неизбежность наступления ноосферного этапа в прогрессивной эволюции Вселенной, в том числе и в прогрессивной эволюции Биосферы на Земле, и в социальной эволюции человечества «внутри» Биосферы.

С позиции Ноо-Космо-Номогенеза, как важного теоретического блока Ноосферизма, наступившая Эпоха Великого Эволюционного Перелома и есть эпоха перехода в историческом развитии человечества:

·                     от Стихийной, Конкурентной Истории, которой Природа поставила «Экологический Предел» (или «барьер»),

·                     – к Управляемой, Кооперационной Истории, да еще в расширительной её трактовке – как Научно Управляемой социоприродной эволюции.

— 10 —

Положение 4

Это положение Ноосферизма определяет Россию как Лидера Ноосферного Прорыва человечества в XXI веке, т.е. стратегии экологического выживания человечества через его переход в «Эпоху Ноосферы» (понятие Н.Н. Моисеева), что означает, уже в соответствии с Ноосферизмом, переход к научному управлению социоприродной эволюцией на базе Ноосферного Экологического Духовного Социализма, общественного интеллекта и научно-образовательного общества.

Фундаментально-теоретическое обоснование этого положения-прогноза осуществлено мною в серии работ, монографий, приведенных выше, в том числе в монографиях «Ноосферный прорыв России в будущее в XXI веке» (2010, 544с.), «Ноосферная научная школа в России: итоги и перспективы» (2012, 76с.), «Ноосферная Россия: стратегия прорыва (основания ноосферного россиеведения)» (2018, 340с.).

Россия как евразийская, общинная, самая «холодная», т.е. с самой высокой энергостоимостью воспроизводства жизни общества, и поэтому с самым большим пространством-временем (хронотопом) бытия, цивилизация, развивалась при доминирующей роли Закона Кооперации и системы ценностей, центрировавшихся вокруг ценности «Правда», которая предстает как синтез Истины, Добра, Красоты и Справедливости.

Россия есть «цивилизация Правды». И именно это евразийское качество России, доминирующая роль Закона Кооперации, высокая энергетическая стоимость воспроизводства жизни, которая запрограммировала сохранение в России ценностей коллективизма (соборности, общинности, товарищества, «всечеловечности» (по Ф.М. Достоевскому) и «всемирной отзывчивости» (по В.С. Соловьеву)), определило отрицание «логикой» её истории ценностей Запада, в том числе капитализма.

Россия, именно вследствие действия её специфических цивилизационных законов, как «цивилизация Правды», первой совершила в начале ХХ-го века, в 1917 году, Социалистической Прорыв, открыв начало Социалистической Истории человечества, первой (из СССР) совершила в 1961 году Космический Прорыв.

Мною в указанной монографии «Ноосферный прорыв России в будущее в XXI веке» показано, что уже с XVIII века, с зарождения Эпохи Русского Возрождения, русский народ, русская культура, русская наука наращивали интенсивность в поиске, устремленном к раскрытию Космического Предназначения Человека. Именно эта устремленность русской духовно-ценностной и интеллектуальной рефлексии породила Русский Космизм, и как его развитие – учение о переходе Биосферы в Ноосферу В.И. Вернадского.

В монографии «Ноосферизм» (2001) мною специально были представлены разделы: «Ноосферизм и Русский космизм. Сферное учение русского космизма и вернадскианская революция», «Концепция самотворящей природы в системе ноосферизма», «Живая или Космическая этика Русского Космизма и ноосферизма», «Ноосферогенез через призму логики развития России как уникальной евразийской цивилизации», «Победа СССР над Германией в Великой Отечественной войне как фактор ноосферогенеза в ХХ веке»[9].

В этой монографии я указывал[10]:

«…российская Евразия, т.е. Евразия, приблизительно располагаемая в границах СССР (ныне – стран СНГ, а ранее – Российской империи) была и остаётся (и будет в будущем) центром устойчивости и неустойчивости мира (ссылка на мои работы 1996–1999 годов, С.А.), и, следовательно, устойчивости и неустойчивости ноосферогенеза.

«Маятник» колебаний напряженности Истории здесь в российской Евразии есть «маятник» напряженности всего мира…

…Логика Истории российской Евразии стремилась к стабилизации, к формированию устойчивости на большом пространстве Евразии, что требовало её государственно-цивилизационного единства» (конец цитаты).

Россия – не только центр устойчивости и неустойчивости мира, она и еще онтологический (именно как «цивилизация Правды»), исторический предиктор. Это означает, что, совершив в 1917 году первой во всемирной истории Социалистическую революцию, Россия, как исторический предиктор, указала, что Будущее всего человечества связано с Социализмом.

Став родиной появления учения о переходе Биосферы в Ноосферу, разработанного, исходя из геохимических оснований и развития учения о живом веществе и Биосфере, В.И. Вернадским, Россия, как исторический предиктор указала, что будущая история человечества сможет состояться как ноосферная история.

Россия именно как цивилизация, при доминирующей роли Закона Кооперации, совершила Социалистический Прорыв в начале ХХ века, отвергнув капиталистический путь развития, как путь развития несовместимый с её законами цивилизационного развития.

Специальная военная операция на Украине, которая, за прошедший год ведения боевых действий, превратилась де-факто в войну «Запада», а вернее – системы глобального империализма мировой финансовой капиталократии во главе с США, против России, только отразила начало экологического («экзистенциального», как модно стало использовать этот атрибут) краха всей системы капитализма на Земле. И этот процесс будет нарастать неумолимо.

В России снова заработал процесс возобладания в «логике её истории» онтологической правды, т.е. процесс её поворота к социализму, но в новом, ноосферном качестве.

Россия, как исторический предиктор, породив в теоретико-рефлексивном пространстве в начале XXI века Ноосферизм, отвечая на действующийимператив выхода человечества из Экологического Тупика Истории – императив Эпохи Великого Эволюционного Перелома, снова призвана стать во главе Ноосферного Прорыва. Теоретически он подготовлен в России. История XXI века уже изготовилась перевести этот теоретический ноосферный прорыв в практику.

— 11 —

Положение 5

Пятое положение – есть утверждение, что Ноосферизм является не альтернативой марксизму-ленинизму, научному социализму, как многие сторонники ноосферного учения В.И. Вернадского, трактуя его по-своему, хотели бы таким видеть «ноосферизм», а его диалектическим снятием.

Мною 20 января 2023 года на Круглом Столе Российской общественной организации «Российские ученые социалистической ориентации» (РУСО) на тему «Формационно-цивилизационно-ноосферный подход к пониманию социальной эволюции России» был представлен доклад «XXI век как ноосферный этап развития марксизма-ленинизма» [11]. Этот доклад, развивая теоретическое положение, которое я аргументированно раскрыл в монографии «200-летие К. Маркса и грядущее 150-летие В.И. Ленина: ноосферизм или ноосферный социализм – «повестка дня» на XXI век». Вторая часть этой монографии так и называлась: «Ноосферизм XXI века как диалектическое снятие марксизма-ленинизма ХХ века», а второй подраздел этой части именовался так: «Трехэтапная диалектическая логика развития марксизма: «марксизм» à «марксизм-ленинизм» à «марксизм-ленинизм-ноосферизм».

В чем состоит суть этого важного положения Ноосферизма, определяющего его философско-методологическую и мировоззренческую новизну?

Главным научным открытием Карла Маркса и Фридриха Энгельса, ставшим теоретической основой обоснования грядущего перехода от капитализма к социализму, стал формационной подход. Формационный подход к раскрытию «логики» истории по К. Марксу опирался, как на основание этой «логики», на понятие «способ общественного производства» как единство производительных сил и производственных отношений. В соответствии с «формационной логикой» История человечества предстает как периодическая сменяемость общественно-экономических формаций. Именно на базе этой «логики» (которую назвали «историческим материализмом») и возникает утверждение марксизма о переходе от капиталистической общественно-экономической формации к коммунистической (к коммунизму).

В.И. Ленин внес существенный вклад в марксизм, написав капитальный научный труд в 1916 году «Империализм как высшая стадия капитализма», создав теорию партии коммунистов нового типа, и возглавив победоносную Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Этот вклад Ленина есть ленинизм.

Ленинизм есть диалектическое снятие «марксизма XIX века», обусловленное новым положением: капитализм есть империализм. И не может себя воспроизводить, если не эксплуатирует колоний.

Империалистическая природа капитализма, как научное открытие В.И. Ленина, «перечеркнула» прогноз К. Маркса, что переход к социализму (социалистическая революция) начнётся из развитых капиталистических стран, когда капитализм, как формация, исчерпает свой потенциал исторического развития. И историческим подтверждением ленинизма стала победоносная социалистическая революция в России, как крестьянской стране, которая, по сути, началась, как антикапиталистическая революция, как ответ на попытки перевести Россию на «капиталистические рельсы» развития, причем в моей оценке именно как форма отрицания цивилизационными основаниями (законами) России, как евразийской, общинной, кооперационной, с высокой энергостоимостью воспроизводства, цивилизации.

Подчеркивая колониальную природу воспроизводства капитализма в странах Европы и США, С.Г. Кара-Мурза так определил, по-своему, новизну ленинизма[12]:

«В.И. Ленин в «Империализме…» приводит много данных о масштабах изъятия ресурсов из зависимых стран финансовым капиталом Запада, то есть не через эквивалентный обмен на рынке товаров: «Доход рантье вчетверо превысил доход от внешней торговли в самой «торговой» стране мира!»[13]. «Народный доход Англии удвоился с 1865 по 1898 г., а доход от «заграницы» за это время вырос в девять раз»[14].

Эти данные опровергают важную для марксистской политэкономии модель капиталистического воспроизводства как цикла, сходного с циклом идеальной тепловой машины Карно, в котором происходит эквивалентный обмен товарами и деньгами» (конец цитаты).

Поэтому, как отмечает С.Г. Кара-Мурза, «В действительности, развитие «туземного» капитализма пресекалось Западом уже на первой стадии колониальных захватов, ибо, по выражению К. Леви-Стросса, «Запад построил себя из материала колоний»[15] (конец цитаты).

Вот почему история ХХ века после Социалистического Прорыва из России – Великой Русской Социалистической Революции – состоялась как цепь антикапиталистических, переходящих в социалистические, революций в странах «периферии» системы глобального империализма строя мировой финансовой капиталократии, которую мы назвали «коллективным Западом».

Можно говорить, что ленинизм дополнил формационный подход К. Маркса – Ф. Энгельса цивилизационным подходом. ХХ век продемонстрировал действие, сформулированного мною Принципа Формационно-Цивилизационного Дополнения. В действии этого Принципа отразилась диалектика «общего (всеобщего)», представленного формационным подходом, и «особенного», представленного цивилизационным подходом.

Но, как я уже показал, особенностью ХХ века является не только Социалистический Прорыв из России, появление первой в мире социалистической державы в мире – СССР, а вместе с нею – советского социализма, как альтернативы «капитализму, а вернее империализму, «Запада», но и, на фоне Энергетической Революции, вхождение человечества в глобальный экологический кризис к середине этого века, а затем – в первую фазу Глобальной Экологической Катастрофы.

Это означает, что на Арену Истории вышла Большая Логика Социоприродной Эволюции, которой не знали, и до сих пор не замечают, науки об обществе и человеке (социально-гуманитарный блок наук), и которая предъявила человечеству императив экологического выживания как синтез социалистического и ноосферного императивов. Это принципиально новая глобальная ситуация, определяющая принципиальную новизну Ноосферизма как научно-проблемного комплекса и научно-мировоззренческой системы, по сути, становящейся диалектическим снятием марксизма-ленинизма ХХ-го века.

В монографии 1990 года, написанной мною в СССР, как моя реакция на «перестройку» М.С. Горбачева, «Опережающее развитие человека, качества общественных педагогических систем и качества общественного интеллекта – социалистический императив» я указывал[16]:

«С позиции социалистического императива разрешение второго фундаментального противоречия человека[17] означает переход к «ноосферному» развитию… Категория ноосферы в том её понимании,  которое придали этому понятию В.И. Вернадский и его последователи – Б.Л. Личков, В.П. Казначеев, Н.Н. Моисеев и другие ученые, – как новокачественному образованию единства человека, общества и биосферы, определяет дальнейшую эволюцию биосферы в форме ноосферы – биосферы, ассимилированной человеческим разумом. При этом человеческий разум выступает как синтез общественного интеллекта и нравственного императива, в котором эколого-гуманитарные границы прогресса детерминируются выживаемостью человечества как части более общего целого – биосферы земли… «…Два момента… являются предпосылками замены антропосферы ноосферой: господство человека над внешней природой и господство в самом человеке и в человеческом обществе сил разума над низшими инстинктами» (Из «Переписки Вернадского с Личковым, 1940–1944 гг.», М., Наука, 1990, с. 123, 124, автор – Б.Л. Личков). Здесь господство человека над природой не внешнее, грубое господство, которое оборачивается рабством и ведёт к экологической смерти, а означает господство через подчинение природе и управление ноосферным развитием на основе знания законов развития природы (биосферы) и собственной природы… социалистический императив сливается воедино с ноосферным императивом и в этом проявляются общегуманные истоки учения о социализме» (конец этой обширной цитаты).

За синтезом социалистического и ноосферного императивов как важнейшим базовым условием выживания человечества на Земле в XXI веке, скрывается, подчеркну это, ноосферная диалектика как диалектика взаимодействия Внутренней Логики Социального Развития, рождающей социалистический императив, уже продемонстрировавший свое историческое действие в ХХ веке, и Большой Логики Социоприродной Эволюции, рождающей ноосферный императив, действие которого стало материализовываться именно в наступившую Эпоху Великого Эволюционного Перелома (с рубежа 80–90-х годов ХХ века), и это действие превращается в базис стратегии экологического выживания человечества в XXI веке.

В указанном выше докладе «XXI век как ноосферный этап развития марксизма ленинизма» я так подчеркнул преемственность Ноосферизма, как нового пути развития, с историей СССР в ХХ-ом веке[18]:

«…в силу… своей «цивилизационной природы» Россия первой в истории человечества совершила Социалистический (в 1917 году) и Космический (в 1957 и 1961 годах) Прорывы человечества, создала уникальную социалистическую державу – Союз Советских Социалистических Республик (СССР), и первой, в лице научного подвига В.И. Вернадского, предложила миру невиданное учение (прогноз) о грядущем переходе Биосферы в Ноосферу…

«Россия XXI века» имеет свою миссию – стать лидером Ноосферного Прорыва человечества в XXI веке…

Известный советский философ, академик АН СССР В.Г. Афанасьев… подчеркивал важность гармонизации отношений человека и природы: «…К. Маркс характеризовал природную среду как неорганическое тело человека, с которым он должен оставаться в процессе необходимого общения, чтобы не умереть (ссылка на: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 42, с. 92). Человек должен заботиться, о её сохранении и воспроизведении. Он не волен нарушать закономерности природы. Он призван действовать в соответствии с этими закономерностями, в рамках диктуемого ими равновесия.

Природа безмолвна, но она небезразлична к человеческой деятельности, а реагирует на каждый человеческий акт, реагирует на него своими собственными средствами. И чем настойчивее, шире, глубже становится воздействие общества на природу, тем отчётливее, тем злее, если можно так сказать, она отвечает на эти воздействия. Она мстит человеку, если человек преобразует её, не руководствуясь законами природы и общества» (конец обширной цитаты).

В очерке «СССР в ХХ веке – Предтеча Ноосферного Прорыва человечества из России в XXI веке (переход социалистической человеческой революции в ноосферную человеческую революцию как «Роды Действительного Разума» – императив выживания человечества на Земле)» я представил развернутую систему доказательств выдвинутого в заглавие очерка тезиса. И закончил очерк словами[19]«…за этим теоретическим тезисом скрывается логика развития незавершенной социалистической человеческой революции, охвативший всю историю СССР, и перерастающей в XXI веке, под воздействием императивов Эпохи Великого Эволюционного Перелома, в том числе императива экологического выживания человечества как единства социалистического и ноосферного императивов, в ноосферную человеческую революцию, которая и есть «Роды Действительного Разума», за которыми скрывается его возвышение на Высоту Ответственности за Научное Управление Социоприродной Эволюцией!» (конец цитаты).

— 12 —

Положение 6

Ноосферизм на рубеже ХХ и XXI века рождается как эпохальная мировоззренческая революция, вызванная радикальным переломом основ бытия человека и соответственно – качественным скачком в смыслах и призвании самого Разума человека, который является выражением смены качества (парадигмы) истории человечества – перехода от Стихийной парадигмы истории человечества к Управленческой парадигме, даже с переходом от автономности стихийной истории человечества к управляемой эволюции <Человечество-Биосфера>, т.е. к ноосферной парадигме истории.

Поэтому важным теоретическим блоком Ноосферизма служат теория общественного интеллекта и философия «управляющего разума».

В монографии «Управляющий разум и новая парадигма науки об управлении» (2015) я так определил ожидаемое принципиально новое качество сущности «Разума», связанное с переходом в XXI веке человечества (общества) к научному управлению социоприродной эволюцией[20]:

«Переход от «разума познающего – к разуму управляющему» одновременно означает и смену парадигмальных представлений о рациональности.

«Проблема рациональности в XXI веке вышла за пределы логической экспликации рациональности. Теперь рациональность проверяется… критериями управляемости социоприродной эволюцией, ноосферными критериями, рождаемыми научно-мировоззренческой системой Ноосферизма…[21].

Фактически через постановку новой парадигмы науки об управлении мы сразу же, имплицитно, вводим в это «проблемное поле» и проблемы ноосферной антропологии, ноосферного человековедения, и ноосферной философии человека» (конец цитаты).

Само рождение «управляющего Разума» в Эпоху Великого Эволюционного Перелома происходит на фоне процессов экологической гибели «Анти-Разума» как «результата капиталорационализации Разума в мире капитала».

В этой монографии я так раскрывал это теоретическое положение (замечу, что оно опирается на разработанную мною теорию капталократии и глобального империализма)[22]:

«Роды Действительного Разума Человечества одновременно включают в себя сбрасывание с себя этой уже «отжившей куколки» рыночно-капиталистической разумности или рациональности, которую во второй половине ХХ века так «воспели» мыслители либерально-монетарной направленности – К. Поппер, Ф. Хайек, З. Бжезинский, Ф. Фукуяма и другие.

Рыночно-капиталистическая рациональность, в том числе монетарная (финансовая) рациональность, в целом – капиталорационализация общественного бытия человека в мире господства капитала (ссылка на мою работу «Капиталократия» 2000 года издания), предстают как формы экологического самоубийства человечества.

Рыночно-капиталистический мир как мир бытия человечества предстаёт в экологическом измерении как «мир безумный», как мир, обреченный на экологическое самоуничтожение.

Можно сформулировать это положение таким образом:

·                     Капиталорационализация человеческого Разума означает его превращение в Анти-Разум т.е. лишает его свойства экологической разумности и соответственно рациональности, обрекает его на экологическое самоуничтожение.

Роды Действительного Разума как «разума управляющего социоприродной эволюцией», т.е. Ноосферного Разума, означают одновременно собой Конец рыночно-капиталистической цивилизации, как цивилизации экологически-антиразумной, обрекающей человечество на экологическую гибель в XXI веке, и осуществление Ноосферно-Социалистической Революции XXI века.

Человечество в начале XXI века оказалось в своеобразном «узле» бифуркации, несущего в себе смысл перехода от спонтанности исторического развития – к управляемой социоприродной эволюции, т.е. перехода от «энергетической цивилизации» ХХ века, которая, находясь в рыночно-капиталистической оболочке, породила Глобальную Интеллектуальную Черную Дыру и первую фазу Глобальной Экологической Катастрофы, к «ноосферной цивилизации» XXI века в социалистической оболочке, обеспечивающей планетарную кооперацию народов-этносов, мир без войн и насилия,  и объединение всего человечества ради Общего Дела – установления человеческого разумного Мира Ноосферно-Космической Гармонии (ссылка на мои работы: «Планетарная кооперация этносов – основа гармоничного развития человечества в XXI веке», 2012, 12 с.; «Ноосферно-Космическая Гармония Мира и Человечества», 2014, 20 с. Соавторы – Д.П. Шанти, В.В. Лукоянов)» (конец обширной цитаты).

Категорию «Анти-Разум» я впервые ввёл в 2003 году в монографии «Разум и Анти-Разум (Что день грядущий нам готовит?)». Она появляется как следствие разработанной мною ноосферной парадигмы универсального эволюционизма (ноо-космо-номогенеза), из которой вытекало положение, что прогрессивная эволюция Вселенной (Космоса), в том числе Биосферы на Земле, подчиняется Метазакону «Оразумления» и появление человеческого Разума является не случайностью, а закономерностью.

Разум есть высшая форма развития «интеллекта», как эволюционного механизма. И поэтому он эволюционно детерминирован стать Ноосферным Разумом.

«Анти-Разум» – это есть экологически самоуничтожающийся разум, который в своём «ослеплении», вызванном его капиталорационализацией, поклонением культу денег, прибыли, частной-собственности и гедонистического потребления, обрекает себя на экологическую гибель, в этой своей «квазисущности», противостоя ходу эволюции.

Я подчеркивал в этой работе[23]:

«Противостояние Разума и Анти-Разума приобретает форму борьбы против капиталистического Анти-Разума», т.е. «разума», прошедшего переработку внутри Капитал-Мегамашины, т.е. капиталорационализацию. «Анти-Разум» есть страж «Капитала-Фетиша», он, как «сторожевая собака», призван его охранить и предупреждать об опасности.

Он предстаёт капиталистической формой науки и культуры.

…Борьба Разума против Анти-Разума есть борьба ноосферно-социалистической или ноосферно-кооперационной будущей Истории против рыночно-капиталистической, конкурентной Истории, пределы которой обозначены первой фазой Глобальной Экологической Катастрофы.

Эволюционное возвышение Разума есть ступени «снятия» предыдущих форм его эволюции, «оразумления».

Наступила эпоха ухода со сцены Рыночно-Капиталистического разума и всех его продуктов, отражающих апологетику капиталократии. Наступила эпоха ноосферно-социалистического отрицания капиталократии, Капитал-Мегамашины как антиноосферных сил, действующих против ноогенеза, коогенеза и ноосферогенеза.

Борьба Разума против Анти-Разума есть борьба за будущее человечества, в котором эгоистический, капиталистический «Разум-для-Себя» трансформируется в альтруистический, ноосферно-социалистический «Разум-для-Биосферы, Земли, Космоса» (конец цитаты).

Это положение Ноосферизма по А.И. Субетто резко отличает научно-мировоззренческую систему Ноосферизма от научно-мировоззренческих взглядов В.И. Вернадского, который не был «погружен» в проблему классового подхода К. Маркса, не знал ленинской теории империализма и уповал на переход человечества как целого в Ноосферу, как новую форму его бытия, с помощью объединяющей роли Науки, снимающей каким-то образом, в том числе как следствие стихийной логики, противоречия между «капиталистическими демократиями» и социализмом в СССР.

— 13 —

Положение 7

Седьмое положение Ноосферизма отражает одну из проблем, связанную с «Родами Действительного Разума» и переходом к Ноосферной истории в форме научно-управляемой социоприродной эволюции, – это преодоление Барьера Сложности, что связано с революцией в самом методе научного познания мира, связанной, как выразился Н.Н. Моисеев, с «расставанием с простотой»[24].

Великий философ XVIII века Иммануил Кант в «Критике чистого разума», почти 250 лет назад, сформулировал свою вторую антиномию чистого разума, состоящую из «тезисы простоты» (всё в мире просто и состоит из простого; атомизм укладывается в схему миропонимания, исходящего из «тезиса простоты») и «антитезиса сложности» (в мире нет ничего простого, мир сложен и то, из чего он состоит, тоже сложно).

К пониманию сложности мира, близости его по своей системной организации к «организму», приблизились: космическая философия хозяйства С.Н. Булгакова, тектология (как всеобщая организационная наука) А.А. Богданова, кибернетика и её современное развитие в форме гомеостатики[25].

Русский философ, мыслитель космической устремленности, родоначальник русской философии хозяйства Сергей Николаевич Булгаков в монографии «Философия хозяйства, изданной 1912 году, вводит систему представлений о «космосе» как «потенциальном теле живого существа», из которой следует его понятие «метафизического коммунизма мироздания». Он так сформулировал это понимание своей космической философии хозяйства[26]:

«Итак, возможность потребления принципиально основана на метафизическом коммунизме мироздания, на изначальном тожестве всего сущего, благодаря которому возможен обмен веществ и их кругооборот, и прежде всего предполагает единство живого и неживого, универсальность жизни. Только потому, что вся вселенная есть живое тело, возможно возникновение жизни, её питание и размножение» (конец цитаты).

В этом положении С.Н. Булгакова просматривается предпосылка появления учения о переходе Биосферы в Ноосферу В.И. Вернадского, в том числе перехода человечества в будущем к Ноосферному Социализму (Ноосферному Коммунизму), как форме «Оразумления» булгаковского «метафизического коммунизма мироздания». И здесь имплицитно прячется тот «тезис сложности» во «второй антиномии чистого разума» И. Канта, который актуализируется в форме становления Ноосферной Науки XXI века, способной обеспечить научное управление таким сложным объектом, каковым является социоприродная эволюция.

Рыночно-капиталистический разум потому и стал «Анти-Разумом», т.е. являющимся «разумом» строя мировой финансовой капиталократии, ведущим человечество в «пропасть» возможной экологичеcкой гибели в XXI веке, что проявилось, на фоне глобального экологического кризиса, в том числе процессов первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, его несоответствие требованиям сформулированного выше Закона интеллектно-информационно-энергетического баланса.

Это несоответствие требованиям этого закона, как я показал еще в конце 80-х годов ХХ-го века, в цитируемой монографии «Опережающее развитие человека, качества общественных педагогических систем и качества общественного интеллекта – социалистический императив» (1990), проявилось в форме Интеллектно-информационно-энергетической асимметрии человеческого разума – ИИЭАР. Эта асимметрия разума – ИИЭАР – уподобляет «человека» «динозавру», в «теле» которого – «маленькая головка» отражает низкую прогностичность «рыночно-капиталистического разума», а «огромное туловище» с «огромных хвостом», – ту огромную энергию, взятую у Природы, которой стал обладать этот «разум», и которая переходит в мощь воздействия, причем энтропийного, т.е. разрушающего, с которым он воздействует но эту Природу, подарившую ему такую огромную энергию.

Еще древнеегипетский мыслящий человек Имхотеп, 4700 лет назад, очевидно в результате своей рефлексии над уроками региональной экологической катастрофы на севере Африки, оставившей нам в наследие пустыню «Сахара», оставил нам предупреждение, высеченное, на одной из плоскостей пирамиды Хеопса[27]:

«Люди погибнут от неумения пользоваться силами природы и от незнания истинного мира».

Большой Энергетический Взрыв в социальной эволюции в ХХ-ом веке, породивший экологическое отрицание Стихийной истории, в том числе «стихийного человека» или «стихийного разума», культивирующего свою свободу, построенную на самолюбовании, эгоизме и невежестве, истимулированного информационной политикой мировой капиталократии, в том числе – идеологией либерализма, – одновременно породил экологическое отрицание установки в познании мира на кантовском «тезисе простоты», предъявив разуму Человечества, мировой науке, культуре, образованию и управлению «Барьер Сложности».

Императив преодоления Барьера Сложности входит в теоретический базис Ноосферизма по А.И. Субетто, именно – как теорию и будущую практику реализации стратегии выживания человечества на Земле через его переход к научному управлению социоприродной эволюцией.

Вот почему преодоление «Барьера Сложности» как Ноосферный Прорыв к новым формам бытия человека на Земле – это одновременно есть и «Роды Истинного Разума», и ноосферная человеческая революция, и становление ноосферного образования, и становление ноосферной науки, и становление в целом – ноосферного научно-образовательного общества. По каждому из этих направлений разработанные теоретические концептуальные блоки входят в теоретический комплекс Ноосферизма.

Н.Н. Моисеев в 1998 году в монографии «Расставание с простотой» по этому поводу так сформулировал свое положение, которое можно было бы назвать «императивом Н.Н. Моисеева»[28]:

«Сегодня мы более или менее понимаем, как должна быть построена та часть программы, которая нам позволит определить границу гомеостазиса человечества в пространстве параметров биосферы, т.е. ту черту, переступить которую человечество, при современном уровне техники и технологии, не имеет права ни при каких обстоятельствах… Как бы ни было трудно представить себе поведение людей, тем более в непредвиденных ситуациях. А именно это и есть ключ к решению всех проблем глобального, т.е. общепланетарного, масштаба. Для существования в ноосфере (т.е. поддержания биосферы в состоянии ноосферы) человеку потребуется новая система запретов, новые принципы отбора. Но в этом состоянии они должно быть следствием того, что люди стали понимать, к чему им следует стремиться, а значит и синтез представлений самых разнообразных человеческих коллективов и коллективной воли. Тем самым мы оказываемся на пороге труднейших гуманитарных проблем: ведь рядом с Природой и даже рядом со «второй природой», т.е. миром вещей, произведённым человеком, существует еще один мир, теперь уже внутри человека – мир его личности, мир его собственных индивидуальных интересов и стремлений, мир его духовной жизни» (конец цитаты).

— 14 —

Ноосферизм задает программу синтеза единой науки, о которой в своё время писал К. Маркс, и становление которой становится важным условием обеспечения соответствующего ноосферно-ориентированного базового образования на всех ступенях непрерывного образования в России и в странах мира и подготовки кадров ноосферной формации.

Перечислю только коллективные научные монографии, перечень которых выпукло раскрывает реализацию этой миссии ноосферизма (все коллективные монографии изданы, как правило, при моём научном редакторстве и по докладам, присланным на организованные мною научные конференции):

1.                  «В.И. Вернадский и Н.Д. Кондратьев: Великий Синтез творческих наследий (через цикличность к моделированию будущего) (1997 г., 270с.);

2.                  «Владимир Иванович Вернадский и Лев Николаевич Гумилев: Великий Синтез творческих наследий» (2012 г., 662с.);

3.                  «Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения – поиск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке» (2003 г., 592с.);

4.                  Вернадскианская революция в научно-образовательном пространстве России» (2013 г., 414с.);

5.                  «Ноосферизм: арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества в XXI веке». В 2-х кн. (2007 г.,1020с.);

6.                  «Ноосферизм: арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества в XXI веке. Том II. Роль Арктики и Антарктики в стратегии ноосферного развития человечества и выхода из глобального экологического кризиса». В 2-х кн. (2009 г.,1094с.);

7.                  «Ноосферизм: Арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества в XXI веке. Том III. Роль Ноосферы Арктики и Антарктики в становлении будущей ноосферной цивилизации человечества: взгляд из России». В 2-х кн. (2011 г., 990с.);

8.                  «Ноосферное образование в евразийском пространстве» (2009 г., 688с.);

9.                  «Ноосферное образование в евразийском пространстве. Том второй. От ноосферного образования – к ноосферной России». В 2-х кн. (2010 г., 748с.);

10.              «Ноосферное образование в евразийском пространстве. Том третий. В 2-х кн. (2011 г., 816с.);

11.              «Ноосферное образование в евразийском пространстве. Том четвертый» (2012г.; 512с.);

12.              Ноосферное образование в евразийском пространстве. Том пятый. Ноосферно-евразийская парадигма фундаментализации непрерывного образования» (2015 г., 466с.);

13.              «Ноосферное образование в евразийском пространстве. Том шестой. Ноосферной образование как механизм устойчивого развития России в XXI веке» (2016 г., 576с.);

14.              «Ноосферное образование в евразийском пространстве. Том седьмой. Столетняя годовщина Великой Октябрьской социалистической революции и Год Экологии в 2017 году как стимулы развития ноосферной парадигмы образования, науки и экономики как базового условия стратегии России в XXI веке». В 2-х кн. (2017 г., 736с.);

15.              «Ноосферное образование в евразийском пространстве. Том восьмой. Ноосферное образование как механизм становления Ноосферной России» (2018 г., 588с.);

16.              «Ноосферное образование в евразийском пространстве. Том девятый. Нософерное человековедение как основа ноосферной парадигмы образования, воспитания и просвещения» (2019 г., 674с.);

17.              «Ноосферное образование в евразийском пространстве. Том десятый. Ноосферная парадигма россиеведения, евразийства и устойчивого развития как основа становления ноосферного образования и воспитания в России XXI века». В 2-х кн. (2020 г., 702с.);

18.              «Ноосферное образование в евразийском пространстве. Том одиннадцатый. Синтез образования, воспитания и науки в ноосферной стратегии инновационного прорыва России». В 2-х кн. (2021 г., 708с.);

19.              «Ноосферное образование в евразийском пространстве. Том двенадцатый. Миссия ноосферного образования в евразийском прорыве России к новому качеству бытия человека на Земле в XXI веке» (2022 г., 628с.);

20.              «В.И. Вернадский и ноосферная парадигма развития общества, науки, культуры, образования и экономики». В 3-х томах (2013, 1742с.);

21.              «Ноосферизм – новый путь развития. В 2-х кн. (2017 г., 920с.);

22.              «Ноосферизм – новый путь развития. Субеттовские чтения – 2» (2022 г., 668с.).

В этих монографиях приняло участие более 100 ученых и работников высшего образования из разных городов и регионов России, включая представителей Беларуси, Украины, Болгарии, Казахстана, КНР.

Сложилась ноосферная научная школа Ноосферизма, в которой приняло участие много известных ученых и философов России, таких как В.П. Казначеев, С.И. Григорьев, А.А. Горбунов, Б.Е. Большаков, Н.И. Захаров, В.В. Чекмарев, П.Г. Никитенко, Н.Н. Лукьянчиков, О.А. Рагимова, Е.Е. Морозова, Г.М. Иманов, В.В. Семикин, Э.В. Баркова, Н.П. Фетискин, А.В. Воронцов, О.Л. Кузнецов, В.Н. Бобков, И.А. Козиков, В.И. Патрушев, И.М. Братищев, О.Н. Цуканов, В.А. Шамахов, В.И. Оноприенко, К.И. Шилин, А.А. Яшин, В.Ю. Татур, В.Н. Василенко, Т.А. Молодиченко, И.В. Каткова, Е.М. Лысенко, М.Н. Миловзорова, В.В. Макаров, В.В. Концевой, Л.А. Зеленов, А.М. Пищик, А.Д. Урсул, И.Ф. Кефели, П.М. Коловангин, А.В. Трофимов, И.Е. Задорожнюк, Е.И. Михайлова, О.Л. Краева, Э.С. Илларионова, В.В. Лукоянов, Д.П. Шанти, Ю.Е. Суслов, В.А. Золотухин, А.А. Гапонов, А.В. Посадский, В.Н. Панибратов, Н.Л. Румянцева, В.Д. Комаров, А.И. Комарова, В.Б. Сапунов, Е.В. Шелкопляс, Л.Г. Татарникова, Т.К. Донская, В.А. Трошин, А.В. Титов, Г.Н. Фурсей, С.Г. Ковалев, В.Г. Егоркин, Н.Н. Александров, И.Ю. Александров, Е.И. Боровков, А.Ф. Бугаев, А.В. Куманова, В.Г. Тыминский, А.Е. Кулинкович, В.А. Зубаков, В.В. Дмитриев, Н.Л. Жданова, А.А. Овсейцев, В.Г. Немировский, В.И. Столбов, А.В. Долматов, Н.А. Кармаев, Н.И. Бондаренко, Ю.К. Чернова, Л.А. Каменик, В.А. Фролов, А.И. Чистобаев и многие другие.

— 15 —

17 марта 1997 года на базе Санкт-Петербургской государственной Лесотехнической академии по моей инициативе была проведена, посвященная 105-летию со дня рождения Н.Д. Кондратьева, автора учения о «длинных экономических циклах», конференция на тему «В.И. Вернадский и Н.Д. Кондратьев: Великий Синтез творческих наследий (через цикличность к моделированию будущего)», с изданием книги под таким же названием.

Уже тогда, 26 лет назад, в постановочно-проблемном виде мною были сформулированы главные теоретические вопросы в логике становления Ноосферизма и разворачивающейся ноосферной мировоззренческой (вернадскианской) революции.

Я в вводной статье с названием, совпадающем с названием этой конференции, подчеркивал:

«Вопрос о Великом Синтезе (имеется в виду синтез творческих наследий В.И. Вернадского и Н.Д. Кондратьева, С.А.) стоит перед нами, современниками конца ХХ века, когда четко проявились грозные контуры возможной Катастрофы человеческого бытия на Земле, которая может закончиться полным исчезновением современной цивилизации, с «отбрасыванием» человечества к началу Истории, к биологической форме бытия, а может быть, и полным исчезновением человечества как биологического вида Homo sapiens.

В конце ХХ века, по оценке автора, состоялась первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы, ставшая формой отражения наступивших пределов прежним механизмам цивилизационного развития: Частной Собственности, Частному интересу, Эгоистическому индивидуализму, Рынку, Конкуренции, всем механизмам Рыночно-капиталистической цивилизации как таковой. Конец ХХ века предстал как Кризис, и одновременно Финал (Предел) всей Классической Стихийной Истории (ссылка на мои работы 1990, 1992, 1994, 1995, 1997 годов, С.А.). Возник императив единственной, по оценке автора, «модели устойчивого развития» – управляемой социоприродной эволюции и образовательного общества […]…

Снова стоит вопрос о социалистическом устроении общества как форме выживания человечества уже в экологической логике социоприродного развития. Мною поставлен вопрос об экологическом социализме […], смыкающимся с ноосферой как динамической социоприродной гармонией человечества, находящейся под его управляющим воздействием…».

И далее я продолжал так свою концепцию:

«Вернадскианская революция есть ноосферизация человека, знаний, культуры, экономики, всех механизмов цивилизационного развития. При этом, ноосферизм как учение и как практика шире первоначальных представлений Вернадского, он выходит за пределы естественно-научной логики рефлексии, так характерной для Вернадского, и включает в себя блок человековедения и обществоведения, в свою очередь претерпевающих метаморфозу Неклассичности […].

Николай Дмитриевич Кондратьев – «революционер» в области теоретических, философских оснований экономического знания. Его открытия «длинных экономических циклов» длительностью 45–50 лет, а также постановка планирования на базе синтеза генетического и телеологического (целенормативного) подходов к применению его учения о цикличности […] с учетом последующих достижений в формировании системогенетики, социогенетики и теории циклов в экономике и культуре (П.А. Сорокин, Ё. Шумпетер, Менш, Ю.В. Яковец, В.И. Маевский, Н.Н. Александров, в том числе автор этой статьи и другие), позволяют говорить о «кондратьевской революции» в науке, вводящей цикличность как фундаментальное свойство в любых формах движения и эволюции […].

Великий Синтез должен произойти. Он есть императив всей науки. Ноосферизация включает в себя цикличность. Управление социоприродной эволюцией является Неклассическим, базирующимся на системах нового синтетического эволюционизма, системогенетики и Неклассической парадигмы цикличности. Но одновременно и сами преобразования в основаниях экономической, социальной наук, человековедения на базе «новой парадигмы цикличности» включают, как своё имманентное измерение,  ноосферное измерение.

Ноосферное управление социоприродной эволюцией со стороны общественного интеллекта опирается на циклические закономерности в единстве с системой законов системогенетики […], без чего «моделирование будущего» как бы «повисает в воздухе», теряет свои истинные основания.

Великий Синтез «вернадскианской» и «кондратьевской» революций становится синтезом Неклассичности, определяющим главное измерение «общественного интеллекта будущего» как «Неклассического интеллекта» (конец обширной цитаты, выдел. мною, С.А.)[29].

Через 15 лет, в 2012 году, в год празднования 100-летия со дня рождения еще одного «революционера» в науке, основателя исторической этнологии как науки – Льва Николаевича Гумилева, я осуществил аналогичную постановку проблемы, входящей в развитие научной школы Ноосферизма, – постановку проблемы о Великом синтезе творческих наследий В.И. Вернадского и Л.Н. Гумилева.

По моей инициативе была проведена Всероссийская конференция «Владимир Иванович Вернадский и Лев Николаевич Гумилев: Великий Синтез творческих наследий», с изданием, на основе присланных научных статей, коллективной монографии в 2012 году с таким же названием.

Во «Введении» к этой монографии я так формулировал поставленную задачу[30]:

«Великий Синтез творческих наследий В.И. Вернадского и Л.Н. Гумилева – это «программа-проект», который еще нужно совершить ученым и деятелям культуры в России и за рубежом. Социальный заказ на такой «Синтез» определён «вернадскианской революцией» (ссылка на коллект. моногр.: «Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения – поиск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке», 2003 г., 592 с.), уже происходящей в системе научного мировоззрения и направленной на ноосферно-ориентированный синтез наук в форме Ноосферизма (ссылка на мою монографию «Ноосферизм», 2001 г., 537с.). И он уже в определенном смысле уже выполняется» (конец цитаты).

В вводном разделе «Владимир Иванович Вернадский и Лев Николаевич Гумилев: Великий Синтез творческих наследий» я, раскрывая систему оснований такого синтезе, так определил 3-е основание этого «Великого Синтеза»[31]:

«Третье основание – это Ноосферизм XXI века. Ноосферизм как новая парадигма синтеза всех наук – ноосферно-ориентированного синтеза, – должен стать адекватной реакцией человеческого коллективного Разума на первую фазу Глобальной Экологической Катастрофы, появившуюся в эволюции Биосферы Земли в конце ХХ века по антропогенным причинам, в первую очередь кроющимся в основаниях рыночно-капиталистической системы мирохозяйствования» (конец цитаты).

И далее[32]«Великий Синтез творческих наследий Владимира Ивановича Вернадского и Льва Николаевича Гумилева предстаёт как своеобразный «фокус» (входящий в «систему фокусов синтеза») такого ноосферно-ориентированного синтеза всех наук в XXI веке. Историческая этнология, теория этногенеза в парадигме Л.Н. Гумилёва становятся важным научным компонентом ноосферогенеза XXI века, ориентированным на научное обеспечение механизмов и ценностных оснований ноосферно-планетарной межэтнической кооперации и соответственно устойчивого развития этносов на Земле.

Л.Н. Гумилёв подчеркивал гармонизирующую функцию этноса: «когда за дело берётся этнос, составляющий часть вмещающего ландшафта, он работает в унисон с природными процессами и создает устойчивый биоценоз, в котором для растений, животных и людей имеются экологические ниши» (ссылка на: Гумилев Л.Н. Этносфера. История людей и история природы. – М.: Экопрос, 1993, с. 325).

Историческая этнология Л.Н. Гумилёва, теория этногенеза, которая им открыто была поставлена на научные основания учения о биосфере и ноосфере В.И. Вернадского, позволяют сделать вывод, что Л.Н. Гумилёв внес свой вклад в становление научно-теоретической и научно-мировоззренческой системы ноосферизма, а именно создав этническую составляющую теоретических представлений о логике будущего ноосферогенеза XXI века, по которой «Ноосфера будущего» включает в себя планетарную кооперацию этносов, а через неё обеспечивает устойчивое развитие этносов и этнического разнообразия человечества, благодаря которому поддерживается и развивается разнообразие этносов человечества (ссылка на мою работу по планетарной кооперации человечества). В этом контексте «этносфера» Л.Н. Гумилёва становится важнейшей частью структуры Ноосферы, как нового качества Биосферы, в котором коллективный разум предстаёт важнейшим регулятором в системе регуляторов устойчивого развития Биосферы, т.е. важнейшим компонентом её гомеостатических механизмов как суперорганизма» (конец цитаты).

Я сделал акценты на концептах этих двух Великих Синтезов творческих наследий В.И. Вернадского и Н.Д. Кондратьева, В.И. Вернадского и Л.Н. Гумилёва, раскрытых по моей инициативе в форме коллективных научных монографий, чтобы показать один из видов стратегий того научного синтеза единой ноосферной науки, который входит неотъемлемым компонентом в миссию Ноосферизма в XXI веке.

Ноосферизм уже есть целостное учение, целостная научно-мировоззренческая система, и одновременно «живая» научная и философская школа, активно развивающаяся в Россию последние 30 лет.

В год 160-летнего юбилея Владимира Ивановича Вернадского пора научному и социально-гуманитарному сообществам, всем политическим партиям в России, исповедующим хотя бы официально патриотизм и заботу о будущем российской цивилизации, всем ветвям власти признать величие Владимира Ивановича Вернадского, как Титана Эпохи Русского Возрождения, гения всемирно-исторического масштаба, ученого-энциклопедиста, великого мыслителя.

Ноосферизм – это:

·                     и новая научная идеология XXI века;

·                     и новая стратегия развития человечества, спасающая его от экологической гибели;

·                     и новая, ноосферная парадигма науки, образования и культуры, и новая форма бытия человека;

·                     и «Роды Действительного Разума», которые должны совершиться в XXI века;

·                     и новая миссия России, определяющая её как Лидера Ноосферного Прорыва Человечества;

·                     и Ноосферный Экологический Духовный Социализм;

·                     и программа ноосферогенетического синтеза научных знаний;

·                     и революция в самой системе представлений об управлении, выводящая человечество на уровень научного управления социоприродной эволюцией!

[1] Письменный текст доклада, раскрывал основные тезисы доклада, представляет более расширенную логику аргументации

[2] Владимир Вернадский. Жизнеописание. Избранные труда. Воспоминания современников. Суждения потомков/ Сост. Г.П. Аксёнов/ Худож. Б.А. Лавров; Фотохудож. Г.Е. Малофеев. – М.: Современник, 1993. – 688с.; с. 205, 206

[3] Там же, с. 462

[4] Субетто А.И. Россия и человечество на «перевале» истории в преддверии третьего тысячелетия. – СПб.: ПАНИ, 1999. – 827с.; с. 346, 347, 348

[5] А.И. Субетто. Сто основных работ по Ноосферизму (библиография избранных работ)// В кн.: Субетто А.И. XXI век как эпоха ноосферной революции в разуме и в системе смыслов бытия человека (основы ноосферных мировоззрения, науки и практики): монография/ Под науч. ред. д.ф.н., проф. А.В. Воронцова. – СПб.: Астерион, 2021. – 256с.; с. 245 — 254

[6] Коммонер Б. Замыкающийся круг. – Л.: Гидрометаиздат, 1974. – 280с.

[7] Цит. по кн.: Зубаков В.А. Эндоэкологическое отравление и эволюция: стратегия выживания (К саммиту ООН «Рио+10»). – СПб.: 2002. – 86с.; с. 9

[8] Цит. по кн.: Шамир И. Каббала власти – М.: «Алгоритм», 2008. – 544с.; с. 164, 165

[9] Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм. – СПб.: КГУ им. Н.А. Некрасова, КГУ им. Кирилла и Мефодия, 2001. – 537с.; с. 137 – 192; с. 297 — 328

[10] Там же, с. 307

[11] Субетто А.И. XXI век как ноосферный этап развития марксизма-ленинизма// Теоретическая экономика. – 2023. — №4(100)

[12] Ленинская теория империализма и современная глобализация (коллективная монография)/ Под науч. ред. А.И. Субетто. В 2-х кн., кн. 1- СПб.: Астерион, 2003. – 260 [796] с.; с. 104

[13] Речь идёт об Англии; Ссылка на: Ленин В.И. Соч., 5-е изд., т. 27, с. 398

[14] Там же, с. 403

[15] См. выше: «Ленинская теория империализма…», с. 103

[16] Субетто А.И. Опережающее развитие человека, качества общественных педагогических систем и качества общественного интеллекта – социалистический императив. – М.: Исслед. центр Гособразования СССР по проблемам управления качеством подготовки специалистов, 1990. —  84с.; с. 72, 73.

[17] Противоречие между человеком и природой

[18] Субетто А.И. ХХI век как ноосферный этап развития марксизма-ленинизма// Теоретическая экономика. – 2023. –  №4(100)

[19] Субетто А.И. СССР в ХХ веке – Предтеча Ноосферного Прорыва человечества из России в XXI веке (переход социалистической человеческой революции в ноосферную человеческую революцию или «Роды Действительного Разума» – императив выживания человечества на Земле)/Под науч. ред. д.псих.н., проф. В.В. Семикина – СПб.: Астерион, 2022. – 44с.; с. 39

[20] Субетто А.И. Управляющий разум и новая парадигма науки об управлении (в контексте ноосферного императива XXI века): монография/Под науч. ред. д.т.н., д.псих.н., д.пед.н., проф. В.В.Лукоянова. – СПб.: Астерион, 2015. – 52с.; с. 6

[21] Субетто А.И. Критика «экономического разума». – СПб. – Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2008. – 508с.; с. 32

[22] Субетто А.И. Управляющий разум и новая парадигма науки об управлении (в контексте действия ноосферного императива XXI века): монография/ Под науч. ред. д.т.н., д.псих.н., д.пед.н., проф. Лукоянова. – СПб.: Астерион, 2015. – 52с.; с. 15

[23] Субетто А.И. Разум и Анти-Разум (Что день грядущий нам готовит?)/ монография. – Кострома: Костром. гос. ун-т, 2003. – 148с.; с. 17, 18

[24] Моисеев Н.Н. Расставание с простотой. – М.: «Аграф», 1998. – 480с.

[25] Булгаков С.Н. Философия хозяйства. – М.: Наука, 1990. – 412с.; Богданов А.И. Тектология. Всеобщая организационная наука. Книга 1. – М.: «Экономика», 1989. – 304с.; Богданов А.А. Тектология. Всеобщая организационная наука. Книга 2. – М.: «Экономика», 1989. – 351с.; Субетто А.И. Системогенетика и тектология А.А.Богданова в контексте кризиса истории/ Под науч. ред. д.ф.н., проф. Л.А. Зеленова. – СПб.: Астерион, 2014. – 40с.; Винер Н. Кибернетика. – М. «Наука», 1983. – 343с.

[26] Булгаков С.Н. Философия хозяйства (см. выше ссылку), 1990, с. 73

[27] Зубаков В.А. Эндоэкологическое отравление и эволюция. – СПб.: 2002. – 76с.; с. 8

[28] Моисеев Н.Н. Расставание с простотой. – М.: «Аграф», 1998. – 480с.; с. 199

[29] Субетто А.И. Владимир Иванович Вернадский Николай Дмитриевич Кондратьев: Великий Синтез творческих наследий. Через цикличность к моделированию будущего// В.И. Вернадский и Н.Д. Кондратьев. Великий Синтез творческих наследий (через цикличность и моделированию будущего)/ Под науч. ред. д.ф.н., д.э.н., к.т.н. Субетто А.И. и к.э.н. Бондаренко Н.И. – СПб.: ПАНИ, Исслед. центр проблем кач-ва под-ки спец-ов. Ассоциация «Циклы и управление», 1992. – 270с.; с. 8- 31; с. 9, 11, 12

[30] Владимир Иванович Вернадский и Лев Николаевич Гумилев: Великий Синтез творческих наследий (коллективная научная монография)/ Под науч. ред. Заслуж. деят. науки РФ, Президента Ноосферной общественной академии наук А.И. Субетто. – Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2012. – 662с.; с. 19

[31] Там же, с. 26

[32] Там же, с. 27, 28

Читайте также

В. Кириллов. Школа или секта? В. Кириллов. Школа или секта?
Отчетливо помню нашу случайную встречу в Андреапольской районной библиотеке. Елена Давыдовна Арманд принесла в кабинет директора свою новую книгу, и я, зашедший сюда по своим делам, обронил: «А в...
1 марта 2024
Председатель Иркутского отделения «Русского Лада» Андрей Маслов участвует в предвыборных дебатах как доверенное лицо Николая Харитонова Председатель Иркутского отделения «Русского Лада» Андрей Маслов участвует в предвыборных дебатах как доверенное лицо Николая Харитонова
Выступление Маслова Андрея Семёновича – председателя Иркутского областного отделения ВСД «Русский Лад», доверенного лица кандидата от КПРФ на пост президента Российской Федерации Харитонова Николая Ми...
1 марта 2024
Участие «Русского Лада» в кампании по избранию Президента РФ Участие «Русского Лада» в кампании по избранию Президента РФ
На очередной встрече 28 февраля 2024 г. руководители региональных отделений «Русского Лада» рассказали о поддержке, оказываемой Н.М. Харитонову – кандидату на пост Президента РФ от КПРФ....
29 февраля 2024