А. Дзермант. О создании будущего

А. Дзермант. О создании будущего

Всё чаще и чаще мы слышим в нашем инфопространстве выражения «образ будущего», «обращенность в будущее, а не в прошлое». И очень редко можно встретить разговор по существу, а чем и как содержательно будет наполнено это будущего, в чем же заключается этот искомый образ будущего и так ли однозначно оно не связано с прошлым?

На мой взгляд, будущее творится из диалектического взаимодействия того, что можно назвать Традицией и Утопией. Под традицией я понимаю не эзотерический примордиализм Генона, а нечто иное – то, что действительно базируется на религиозных, метафизических идеях, но определяет специфику определенной культуры и цивилизации.

Например, русский космизм. Он возник из восточнославянской народной космологии, византийско-православного мировидения, был артикулирован в качестве утопического учения Николаем Фёдоровым, развит Константином Циолковским и реализован на практике Сергеем Королевым, Юрием Гагариным и другими в рамках советской космической программы.

Космизм для нашей цивилизации – традиционен, порожден нашей Традицией, но, чтобы преодолеть идейную инерцию и «гравитацию», он должен был превратиться в Утопию, в мечту, может быть, недостижимую пока здесь и сейчас, но вполне конкретную сверхцель – выход человека в космос и начало его освоения. Причем вполне конкретного человека – советского, впитавшего в себя через язык и культуру русскую Традицию.

В чем же заключается диалектика Традиции и Утопии? В том, чтобы совершить рывок развития, нашей культуре периодически необходима встряска, часто в виде кажущегося радикального разрыва с предыдущей исторической эпохой, нарождением чего-то совершенного нового. Потом революционный пыл остывает, наступает снятие разрыва, синтез нового и старого, формирование новой Традиции, продолжающей во много предыдущую.

Классический пример – большевики и Октябрьская революция. Начиналось все как полное отрицание отживших форм государственности, экономического, общественного и семейного устройства. Но постепенно многое вернулось на круги своя: и признание роли традиционной семьи, вместо обобществления жен и детей, и возвращение погон в армию, и использование образов русской истории дореволюционного периода для Победы, и снижение накала в борьбе с религиозностью, и создание новой формы континентально-евразийской державности – Союза. Конечно, не было стопроцентного отката назад, что-то старое вернулось, что-то новое было отброшено как слишком радикальное и неприемлемое для общества.

Собственно, советский проект и возник из этой диалектики Традиции и Утопии, в этом его безусловное достижение и пример всем тем, кто ищет образ будущее и хочет его созидать. Другое дело, что он сам уже стал частью Традиции, а это значит, что и в нем что-то придется отбросить, создавать новую Утопию.

Проблема в том, что в эпоху наживы и предельного прагматизма к элементам Утопии относятся с большим подозрением, точнее, создают такие, которые выгодны правящей глобальной верхушке, позволяющие им лучше управлять, манипулировать человечеством. Отсюда и идеи Шваба—Харари, западный трансгуманизм и т.д., проистекающие из западной гностической и античеловеческой традиции.

А какой должен быть наш утопический элемент образа будущего? Тема мало разработанная. Закину пробный камень – необходим следующий этап создания нового человека. Предыдущий этап в виде советского человека и советского народа завершился с распадом СССР, хотя надо признать его довольно успешным. Советская идентичность возникла и до сих кое-где еще существует, несмотря на противоречивость советской национальной политики и торжество национализма после исчезновения Союза.

Вряд ли новый человек и новая идентичность, продолжающая и развивающая советскую, будет её полностью повторять. Вряд ли она будет только русской, казахской, белорусской, таджикской, узбекской и т.д. Скорее всего, евразийской в какой-то новой форме, хотя националисты со всех сторон взвоют и будут против неё бороться.

Зачем нужна эта новая идентичность, не достаточно ли только русской? Не достаточно. Только русская идентичность, пусть и в форме российской, привязана к государственности Российской Федерации, в нее уже сложно вписать, как мы видим, Казахстан, Таджикистан, даже Беларусь, не говоря уже об Иране, Турции, ей сложно будет конкурировать с идентичностями больших мегамиров: Европы, Индии, Китая, Аравии. То есть у нее есть очевидные ограничители. Для актуальной политики она может работать, но в перспективе будущего необходимо прорабатывать разные варианты.

А нужно ли русскую идентичность сопрягать с иными и выводить на еще более высокий наднациональный и планетарный уровень. Исходя из Традиции русского космизма ответ один – можно и нужно, в этом суть ее предназначения – всемирность. Но это значит, что русскость не должна быть изоляционизмом. Советское было высшей точкой её развития. Понижать планку – деградировать, держать её и повышать – обрести будущее.

Алексей ДЗЕРМАНТ

Читайте также

Размышления о духовности Размышления о духовности
Человек создан как точная копия всему, что есть во Вселенной (Высший Разум создал Человека по образу и подобию своему)....
21 апреля 2024
Ярославль. Творческая встреча в Некрасовке Ярославль. Творческая встреча в Некрасовке
20 апреля председатель Ярославского регионального отделения Всероссийского Созидательного Движения "Русский Лад" Алексей Филиппов по приглашению известной ярославской поэтессы Елены Морозовой принял...
21 апреля 2024
Поразительное для историка простодушие. Об экспозициях Вытегорского историко-этнографического музея Поразительное для историка простодушие. Об экспозициях Вытегорского историко-этнографического музея
В статье О. Ларионова «Холодный взор «росомахи» («НГ», июль 2023 г.) речь шла об экспозициях Вытегорского историко-этнографического музея, посвященных Советско-финской войне. В них, по мнению ряда...
21 апреля 2024