А. Бобров. «Раздача лимонов» в День печати

А. Бобров. «Раздача лимонов» в День печати

Тиражи газет в пандемию стремительно упали, цифры подписки – сокращаются, киоски прессы по всей стране ежедневно закрываются. Даже студенты журфака разучились читать газеты. Телевидение в пандемию стали смотреть активнее, но потом волна интереса к мыльным сериалам и типовым программам – резко спала. Люди, особенно помоложе, ушли в интернет.

Но власти продолжают прикармливать СМИ и всё шире отмечать 13 января – День российской печати, который был установлен в пику Дню советской печати 5 мая постановлением Президиума Верховного Совета РФ от 28.12.1991 года. Считается, что в этот день (неточный пересчет старого и нового стиля) в 1703 году вышел первый номер основанной Петром Великим первой печатной газеты в России. Полное название было следующим: «Ведомости о военных и иных делах, достойных знания и памяти, случившихся в Московском государстве и в иных окрестных странах». Петр принимал деятельное участие в составлении «Ведомостей», отмечал карандашом места для перевода из голландских газет и правил корректуру; в Московской синодальной библиотеке хранятся корректуры «Ведомостей» с его поправками.

Ну и нынешние владельцы или кураторы СМИ по-своему корректируют. Так, премия правительства в области СМИ присуждается с 2013 года работникам и творческим коллективам российских, а также зарубежных средств массовой информации на русском языке за значительные профессиональные достижения. Присуждаются 20 ежегодных премий в размере 1 млн рублей каждая. Вручал премии сам председатель правительства Михаил Мишустин, который произнес проникновенную речь: «Сегодня мы отмечаем День российской печати. Это праздник не только для сотрудников газет, журналов и других изданий, но и для всех работников средств массовой информации. Ведь современные медиа успешно используют любые доступные технологии в своей работе. От всей души поздравляю вас с профессиональным праздником… Сегодняшнее признание коллегами ваших заслуг – тому подтверждение. Среди коллективов, которые получат правительственную награду, – журналисты газеты «Коммерсантъ». Ее авторы сформировали особый стиль делового издания и известны своими экспертными оценками экономических событий в стране».

Да, экспертные оценки этой газеты, наверное, пришлись по душе прежде всего самому Мишустину. Премьер-министр вручил премию правительства в области СМИ заместителю шеф-редактора издания «Коммерсантъ» Дмитрию Бутрину. Интернет сразу наполнился напоминаниями о том, что одним из материалов Бутрина был текст о финансовом состоянии Мишустина, который был опубликован под заголовком «Премьер-министр как консервативный инвестор». В материале Бутрин пишет, что новый премьер-министр нажил свои финансы законно, на депозитах, что основная часть его денежных доходов – результат консервативного инвестирования в последние десять лет доходов, заработанных до 2010 года в компьютерном бизнесе и в руководстве структур, сейчас контролируемых Deutsche Bank. Статья Бутрина, по совпадению, наверное, вышла через три дня после того, как Фонд борьбы с коррупцией опубликовал текст о жене тогда только назначенного на пост премьера Мишустина, которая заработала почти 800 миллионов рублей на некоем таинственном бизнесе.

Но больше всего как писателя меня умилило вручение премии журналу «Знамя». Журнал родился в СССР и получил это имя в 1933 году, славя новое государство, его советские ценности и патриотические цели. Особенно эта направленность превалировала при многолетнем редакторе Вадиме Кожевникове – «Щит и меч» государства. Во времена перестройки и в 1990-х годах журнал под началом другого фронтовика – Григория Бакланова (Фридмана) принципиально сменил свои идейно-политические позиции, предал прошлые ценности и стал знаменем тех сил, которые, борясь с СССР, как это и положено, боролись с самой Россией, с патриотизмом, за который так ратует президент Владимир Путин. Сначала это была «гласность», затем антисталинизм и антисоветизм, потом под началом Сергея Чупринина – либерализм и русофобия. Поэтому вполне закономерно, что «Знамя» оказалось в мозолистых руках «Открытого общества» Джорджа Сороса, получателем его грантов, «щитом и мечом» реализуемой им политики «демократизации России». Отрабатывая зарубежное финансирование, проповедуя западничество, журнал «Знамя» в 2010 году присуждает премию Михаилу Ходорковскому, отбывающему уголовное наказание за тяжкие преступления. Причем премию экс-олигарх получил не за какие-то литературные произведения или пусть за публицистику, а за… переписку с писательницей Людмилой Улицкой. Мило.

Спичрайтеры Мишустина преподнесли это красиво: «Многое делает для развития традиций отечественной литературы и редколлегия одного из старейших журналов – «Знамя». На его страницах публикуются произведения не только признанных мастеров поэзии и прозы, но и молодых авторов». Да, конечно, журнал умеет воспитывать нужную смену. Она еще, глядишь, себя проявит в нынешних условиях жесточайшей идейной и информационной войны. Вот только на чьей стороне?

Мишустин сказал и о планах: «Впереди у нас с вами много интересных событий. Вы знаете, что продолжается реализация национальных целей развития, обозначенных президентом, национальных проектов». При этом ни словечком не обмолвился о том, что президент 30 декабря подписал указ о проведении в России Года культурного наследия РФ. И я понимаю почему: большинство награжденных СМИ и телеканалов сбережением и пропагандой этого наследия – просто не занимаются. Похоже, принципиально!

В этот же день 20 журналистов получили премии города Москвы 2021 года. Награды вручил мэр Сергей Собянин. Большинство журналистов мне, профессионалу и профессору, – просто неизвестны. Только одна фамилия знакома – Марина Райкина, редактор отдела литературы и искусства редакции газеты «Московский комсомолец». Ну, роль этой либеральной газеты в патриотической работе, как и в сбережении русского культурного наследия, думаю, описывать не надо.

Хочу вспомнить, к слову, что под силу массовой газете: 14 января 1942 года, во время наступления уже не под Москвой, а в Подмосковье, 80 лет назад, в газете «Правда» было напечатано великое стихотворение Константина Симонова «Жди меня», наверное, единственное в мире по силе воздействия на души читателей. Вырезки из газеты, листки со строками, переписанными от руки, находили в вещмешках убитых солдат и в архивах недождавшихся жен. Они и сегодня, увы, остаются молитвой тех, кто разлучен войной и трагическими событиями:

Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
За помин души...
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Легендарное письмо-стихотворение поэт посвятил любимой женщине – советской актрисе Валентине Серовой. Симонов познакомился с Серовой почти перед самой войной, в то время она уже потеряла мужа – прославленного летчика-испытателя, героя гражданской войны в Испании Анатолия Серова. Валентина стала для Симонова настоящей музой, он посвятил ей немало прекрасных строк. Поэт ушел на фронт еще в 41-м – он был военным корреспондентом. Вспоминая о своей любимой, он решает написать письмо в стихах. Оно полетело по стране и по фронтам. Но поначалу «Жди меня» восприняли, как и «Землянку» Алексея Суркова, как частное лирическое послание. Редактор «Красной звезды» Давид Ортенберг сказал: «Эти стихи не для военной газеты. Нечего растравлять душу солдата...»

В конце декабря 1941 года редактор «Правды» Петр Поспелов спрашивает Константина Симонова, нет ли стихов, но Симонов отвечает, что они не для газеты, тем более «Правды». Но Поспелов настаивает, и Симонов отдает ему «Жди меня»...

Со временем стихотворение приобрело вдруг и высоко гражданское звучание, потому что воспевало верность не только любимой, но и солдатскому долгу, вселяло надежду. Симонов писал потом: «Помню лагерь наших военнопленных под Лейпцигом. Что было! Неистовые крики: наши, наши! Минуты, и нас окружила многотысячная толпа. Невозможно забыть эти лица исстрадавшихся, изможденных людей. Я взобрался на ступеньки крыльца. Мне предстояло сказать в этом лагере первые слова, пришедшие с Родины... Чувствую, горло у меня сухое. Я не в силах сказать ни слова. Медленно оглядываю необъятное море стоящих вокруг людей. И, наконец, говорю. Что говорил – не могу сейчас вспомнить. Потом прочел «Жди меня». Сам разрыдался. И все вокруг тоже стоят и плачут... Так было».

Да, так было… В прошлом, увы. Сегодня центральные газеты, кроме «Советской России», стихов не печатают и от высокой поэзии уже никто не плачет.

Александр БОБРОВ

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Руки прочь от КНР! Заявление Президиума ЦС РУСО Руки прочь от КНР! Заявление Президиума ЦС РУСО
Научное сообщество России, включая в первую очередь ученых социалистической ориентации, не может не выразить возмущения наглым поведением властей США по отношению к Китайской Народной Республике, угро...
9 Августа 2022
В Киргизии прошло прощание с поэтом В Киргизии прошло прощание с поэтом
В Бишкеке на днях проводили в последний путь Народного поэта Кыргызстана Вячеслава Шаповалова. Он был не только тонким лириком, но и литературоведом, критиком, педагогом. Он был также успешным перевод...
9 Августа 2022
Исчерпанная реальность Исчерпанная реальность
Каждому из нас, должно быть, знакомо чувство некой внутренней «исчерпанности». Почему я взял данное слово в кавычки? Наверное, потому что оно (как и любое подобное описание внутреннего мира человека) ...
9 Августа 2022