А. Бобров. «Дистанционка» убивает образование

А. Бобров. «Дистанционка» убивает образование

«Не сумма знаний, а правильный образ мышления и нравственное воспитание – вот цель обучения» (М.В. Ломоносов). Дистанционное образование, так называемое ДО, напрочь убивает ломоносовский принцип. Прошли онлайн-защиты дипломов в вузах, начался очный ЕГЭ и заочный набор студентов. В этой нервной обстановке удовлетворенный президент России встретился 3 июля с членами рабочей группы по подготовке поправок в Конституцию РФ и вроде бы ответил на ожидаемые вопросы.

В разгар пандемии, в условиях ручного дистанционного управления Владимир Путин заявил, что считает провокацией все слухи о том, что после пандемии коронавируса дистанционное образование полностью заменит очное. Об этом он сказал в ходе совещания по проблемам и сбоям в сфере образования в условиях самоизоляции и полного крушения традиционных форм: «Все слухи и вбросы о том, что дистанционное образование полностью заменит или вытеснит очное, что будут закрыты традиционные школы и университеты, рассматриваю как откровенную провокацию», – вещал президент. Многие коллеги обрадовались такому решительному настрою лидера, но после того, как еще в 2006 году президент, по сути, обманул журналиста Василия Михайловича Пескова, пообещав ему при личной встрече не подписывать губительный Лесной кодекс, я утратил наивную веру в его благие заявления на публику, предпочитая смотреть на дела, на кадровую политику. 

Конечно, и первокласснику ясно, что полностью заменить невозможно – достаточно посмотреть ролик, гулявший по Cети, где девчушка говорит у компа рыдающим голосом: «Мама, позвони Путину! Я хочу в школу – позвони Путину!» Но что ей отвечает по телевизору главный волшебник? «У нас нет таких планов – полностью подменить дистанционным обучением все, что происходит в сфере образования», – повторил он очевидное. При этом президент отметил, что технические возможности сферы образования развиваются, в том числе дистанционные формы, пытаться остановить технический прогресс невозможно, да и не нужно. Он также согласился с мнением, что дистанционное образование должно быть под контролем, «нужно вырабатывать общие правила – фундаментальные или рамочные – и, исходя из этого, развивать систему образования». 

Какие-то общие слова для кивающей Лаховой! Где эти конкретные рамки, принципиальные подходы? Где, наконец, высшие смыслы и ценности? Между тем уже приготовили эксперимент по внедрению цифрового образования в России. Начать его планируется прямо с сентября этого года – тут все оперативно, вприпрыжку. Об этом сказано в постановлении правительства, опубликованном на сайте нормативных правовых актов: «Предусматривается проведение с 1 сентября 2020 года по 31 декабря 2022 года эксперимента по внедрению целевой модели цифровой образовательной среды», – говорится в пояснительной записке к проекту. Новую систему по поручению самого президента проверят в 14 регионах страны. Участниками внедрения станут Алтайский и Пермский края, Астраханская, Калужская, Калининградская, Кемеровская, Новгородская, Нижегородская, Новосибирская, Московская, Сахалинская, Тюменская, Челябинская области и Ямало-Ненецкий автономный округ. 

Так и внедрение ЕГЭ начиналось: мол, попробуем в регионах, обсудим, выслушаем всех, но через год – бах – по всей России, без исключения и всякого обсуждения! Теперь стон стоит, издержки образования – гигантские, наглядные (мы видим, кто приходит в вузы, недаром они стремятся проводить дополнительные испытания), но уже махину не повернешь. И ничего, кроме живого ЕГЭ, в пандемию не придумали. А был бы традиционный экзамен – куда плодотворнее и безопаснее было бы провести, но утрачены методики, кадры, системообразующие подходы… Теперь на очереди – вся система традиционного образования. 

Председатель Сбербанка Герман Греф, зачем-то лезущий в сферу образования, наверное, рад, что началась сбываться его губительная концепция «Образование-2030» по цифровизации главной гуманитарной сферы и разделению народа на образованную элиту и получившее примитивные навыки быдло. Но почему так радовалась дистанционке бывшая комсомолка Валентина Матвиенко, которая всегда любила пропагандистские беседы и застолья живьем, – совершенно непонятно. Новая реальность (определение приживается) обернулась очередной примитивизацией, разрушением лучших традиций. И дело не в тщательности недавней защиты дипломов, торжественности обряда, цветах и фуршетах – утекло что-то важнейшее, сам дух вузовский. И потом почему мы должны зависеть от получившего безумные доходы «Зума», от работы МТС, которая нахапала клиентов и не может обеспечить четкую работу интернета. У меня два компьютера, два смартфона, а связь все время прерывается, приходится думать не о плодотворной работе, умном обсуждении, а о пустяках: услышат ли? Меньше и проще говоришь, оценки, как дикарь, на пальцах показываешь… 

Конечно, спасибо Эрику Юаню за его придумку. Теперь успешное IPO сервиса видеоконференций Zoom сделало его миллиардером. За последние три месяца число пользователей Zoom выросло в двадцать раз: с 10 млн до 200 млн человек. Одновременно в программе обнаружен десяток новых уязвимостей и сомнительных функций. Среди них автоматическая установка на компьютер без участия пользователя, автоматическое добавление в контакты посторонних лиц, безалаберная утечка данных. В Калужской области расследуется подключение к школьной сети извращенцев и распространителей порнопродукции. 

А что наши министры? Министр просвещения Сергей Кравцов в интервью телеканалу «Россия-24» 20 апреля пообещал: к началу учебного года российские министерства просвещения и цифрового развития, связи и массовых коммуникаций выпустят платформу для видеосвязи, аналогичную Zoom, мол, разрабатываем новый продукт – отечественный – «Цифровая образовательная среда». Очнулись! Ровно через месяц, 20 мая, пресс-служба Минпросвещения РФ заявила: «Апробация отечественного видеосервиса по типу Zoom для учреждений образования началась в школах Подмосковья и еще 10 регионах России». 

Отмечается, что сервис видеокоммуникаций войдет в разрабатываемую российскую образовательную платформу «Мое просвещение». Как медленно, вторично (по типу Zoom) – если бы так бездарно работали в двадцати городах трудовой славы, получивших высокое звание, оружие Победы некому было бы посылать на фронт. Зато схемы разворовывания государственных средств на образование оперативны и изощренны. Заместителя главы Минобрнауки Марину Лукашевич задержали по делу о мошенничестве на 40 млн рублей как раз в пятницу, 3 июля, когда президент Путин рассуждал о будущем образования. 

Мой личный оперативный вывод: Владимир Путин не угадал с министрами просвещения и образования. В частности, стало ясно, что руководить школами в широком смысле должен учитель со стажем, минимум 25 лет отпахавший «в поле». И не администратором отработавший, а обычным учителем, желательно русского языка или математики (чтобы не проскочить мимо подготовки к ЕГЭ всего класса, испытавший эту экзекуцию на себе). Классное руководство – как обязательное условие, как понимание того, что такое воспитательная работа. Когда я смотрю на чиновника от образования Кравцова, с какой-то неминистерской челкой, мне страшновато от его отстраненного взгляда, я понимаю: он мало работал с детьми! Но от него, чувствуется, требуется другое, как от бывшей креатуры Путина – министра обороны Табуреткина: разрушить остатки советской системы, перенастроить сферу на новые технологические принципы, без тени сомнения и сострадания. Про нового министра образования и науки вообще нельзя ничего сказать, а ведь он, по сути, сразу был брошен в бой, переведен, как Жуков в 41-м, командовать Западным фронтом – но отсиживается в тылу.  

Министерство образования и науки, где продолжается разворовывание народных средств, вполне довольно, готово и следующий учебный год так начать. Но почему-то не может решить на государственном уровне проблему технологического и методического обеспечения – кто как изворачивается. А если бы не было Zoom, придуманного американским китайцем? Вы хоть совесть-то поимейте, чинуши, докладывающие президенту: «Мы справились!» Кстати, легче всего халтурить при такой методе: сиди себе при включенном-выключенном Zoom, вякай чего-нибудь, изображай – сойдет. Все-таки живое общение разум включает, совесть, остроумие, а тут – мечта тупого бюрократа. Даже писать об этом противно. Но мы, опытные преподаватели и многое пережившие практики, справились, спасли главный итог – защиту, объективно оценили. 
Кстати, в масштабном общероссийском исследовании отношения преподавателей к ДО в условиях резкого изменения их профессиональной деятельности и организации личной жизни приняли участие 58 612 респондентов. После прохождения отбора опрошено 33 987 преподавателей, или около 15% всей генеральной совокупности профессорско-преподавательского состава.

По результатам исследования: 

96,2% преподавателей лично перешли на дистанционный формат образования; 

87,8% преподавателей считают, что занятия по их курсам лучше проводить в очном формате; 

85,7% преподавателей отмечают, что у них стало меньше свободного времени, а их рабочая нагрузка возросла; 

75% опрошенных оценивают свою компетенцию в современных компьютерных технологиях в целом выше, чем у коллег; 

66% преподавателей указывают, что им не нравится работать дома. 

Ну там много чего еще есть, опрос продолжается, но мнение профессионального сообщества – убедительно и явно соответствует ломоносовскому, а не грефовскому подходу. Конечно, опыт у каждого свой (я преподаю больше пишущим журналистам, и у меня объем работ резко вырос, я глазные капли устаю покупать). Но здесь хоть текст говорит сам за себя. Но вице-премьер РФ Татьяна Голикова уже испугала, когда заявила, что пока неясно, что ждет страну осенью в условиях нескончаемого распространения коронавируса, и вузам страны надо готовиться и к продолжению дистанционного обучения. «Не хотела я об этом говорить, но не могу не сказать, в силу того, что возглавляю оперативную работу по борьбе с коронавирусом. Мы не знаем с вами, уважаемые коллеги, что нас ждет осенью. Конечно, мы ко всему готовимся, конечно, мы, с учетом опыта, приобретенного весной, хотим более достойно пройти период осенне-зимний», – сказала Голикова на заседании правления Российского Союза ректоров. 

Она бесстрастно отметила, что вузам в России нужно быть готовыми к возможному дистанционному образованию, к тем вызовам, которые могут встать перед страной еще раз. Но почему она это не вдалбливает сотрудникам двух министерств, отвечающим за образование, которые отдали приказ разогнать школьников и студентов, сняли с себя всякую ответственность и расслабились? Или почему не другому вице-премьеру – куратору Министерства цифровых технологий, которое так и не создало отечественной платформы и новых, опробованных, методик цифрового безопасного обучения? Похоже, она обращается к самим несчастным школьникам и студентам, которые устали от ДО. К преподавателям, которые мучительно старались, чтобы в разной форме (дистанционно, в электронной среде, в видеочатах) передать знания подопечным и проверить их усвоение как можно более оперативно. Мы, опытные профессионалы, нутром чуяли, что начало нового учебного года будет смазано (а министр здравоохранения Мурашко, посверкивая очками, пригрозил, что жизнь войдет в обычную колею не раньше февраля), так что же создали, чем блеснули ваши подопечные, Голикова?! 

Мой коллега – народный учитель России Сергей Рукшин, профессор Государственного педагогического университета имени А.И. Герцена – сказал точно и прямо: «Опыт дистанционного образования провалился. Оно проявило себя в лучшем случае как эвакогоспиталь, в котором не лечат, а спасают, чтобы не помер сразу. После чего надо уже отправлять в специализированные клиники и выхаживать. Вот говорят, что генералы всегда готовятся к прошлой войне. Многомиллиардные затраты на онлайн-методики, онлайн-уроки, на создание, как модно говорить, «контента» – всё это оказалось пустой болтовней и освоением бюджетов. И не потому, что бесполезно, если нет компьютера и надежного интернета. А потому, что не создает мотивации. Школьник заходит в Сеть – и невозможно контролировать, слушает он урок или в игрушки играет. Дистанционное образование – это не самостоятельная форма, а дополнительная. Это не «вместо», а «вместе»… Но мне не нужна была пандемия, чтобы эти возможности онлайн-обучения обнаружить. На онлайн-обучение способны только высокомотивированные люди». 

Принципиальное умозаключение! У всех чиновников, представителей власти такая мотивация есть: спокойное существование, распил государственных средств, возможность создавать видимость работы и ни за что не отвечать. Мы – профессионалы, особенно представители старой гвардии, снова повторяем слова гениального Ломоносова: «Не сумма знаний, а правильный образ мышления и нравственное воспитание – вот цель обучения». Создатели программы «Образование-2030» смотрят принципиально иначе. Главное теперь – на каких позициях власть, лично Владимир Путин, празднующий личную победу. 

Александр БОБРОВ

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Почему они так боятся и ненавидят Ленина Почему они так боятся и ненавидят Ленина
Три года назад издательство «Молодая гвардия» в своей знаменитой серии «ЖЗЛ» («Жизнь замечательных людей») выпустило книгу о Ленине, и она, в некотором смысле ставшая неожиданностью, привлекла к се...
4 Августа 2020
Мягкая сила должна быть ещё и умной Мягкая сила должна быть ещё и умной
Назначение новым главой Россотрудничества Евгения Примакова-младшего началось, ожидаемо, с проведения антикоррупционной проверки. И это правильно, иначе как начинать работать в ведомстве, которое ...
4 Августа 2020
Власти нужны дикари Власти нужны дикари
Много памятников и обелисков оставила по себе на Полтавщине Великая Отечественная война. Под ними лежат советские воины, защищавшие и освобождавшие эту землю от гитлеровских оккупантов. На обелиск...
4 Августа 2020