«Английский космос» и капитализм. Геософский анализ капитализма

	«Английский космос» и капитализм. Геософский анализ капитализма

Капитализм в чистом, так сказать образцовом для современного человека виде возник в Англии в эпоху промышленной революции. Именно эту его вариацию скрупулезно и гениально точно описал Карл Маркс в «Капитале».

Причем, в переписке с русскими народниками, Маркс одно время даже настаивал на том, что это «исключительно английский феномен» и что совершенно не обязательно, чтобы другие страны (например, Россия) прошли тот же самый путь. И вообще если о философии истории Маркса судить по первоисточникам (например, по рукописи «Формы, предшествовавшие капиталистическому производству», открытой только в 1930-е советскими марксоведами), а не по позднейшей пятичленной схеме, придуманной советскими историками и лишь приписанной Марксу, то получается любопытная вещь. Все экономические формации (или способы производства) у самого Маркса так или иначе привязаны к определенному географическому ареалу.

Азиатский способ производства существовал в древнем Вавилоне и был связан с ирригационной формой земледелия в этом регионе.   Рабовладельческий способ производства Маркс называет античным и прямо увязывает его с греческим полисом и его римским аналогом – «цивилусом», то есть со специфичными формами общежития цивилизации древнего Средиземноморья.

Феодальный способ производства по Марксу – германский (он его в «Формах» так и называет – «германско-феодальный»: на самом деле правильнее его называть «романо-германский»). Нигде и ничего основоположник марксизма не пишет, например, о некоем русском или китайском феодализме. А ведь у нас в СССР в 1930-е годы, смешно сказать, «красные профессора» даже «кочевой феодализм» выдумали, чтоб «подвести базу» под раскулачивание башкирских и казахских богатых скотоводов!

Наконец, как мы уже видели, самый чистый капитализм у Маркса – английский.

Иначе говоря, теория прогресса самого Маркса (но не его советских «последователей») носит не тотально-универсалистский (предполагающий, что все народы проходят одни и те же формации, только одни раньше, другие позже), а диалектически-цивилизационный характер. Как у его учителя – Гегеля, в философии которого мировой дух прогрессирует, кочуя по географически-культурным мирам – от древневосточных до европейски-христианского.

Если это было ясно основоположнику формационного подхода, то что уж говорить о геополитиках...

Естественно, геополитики и геоэкономики подробно разобрали, как на возникновение английского капитализма могло повлиять островное положение Великобритании и ее статус морской державы, обладающей огромным мощным флотом. Однако можно ведь пойти и дальше. Наряду с геоэкономикой и геополитикой существует и геософия. О наличии такой дисциплины писал основоположник евразийства Петр Николаевич Савицкий. Геософия – часть философии, а точнее, такого ее подразделения, как натурфилософия или философия природы.

Геософия трактует отношения человека (народов и цивилизаций) и природы (географических ареалов народов и цивилизаций – месторазвитий). Причем, трактует в наиболее общем виде, с использованием инструментария философских теорий. В частности, мы можем говорить с точки зрения геософии и о диалектике способа производства, характерного для определенного общества или цивилизации и «образа мира», запечатленного в месторазвитии. По Савицкому, все месторазвития организуются определенными идеальными моделям – эйдосами (См. статьи Савицкого «Научные задачи евразийства» и «Власть организационной идеи»).

Эйдос этот не может не получать выражение в цивилизационном мифе (связь между эйдосом и мифом показал А.Ф. Лосев). Мне представляется, что эти цивилизационные мифы интуитивно-художественно ухватил и описал наш «советский Розанов» – гениальный Георгий Гачев.  

***

Георгий Гачев написал целую серию книг о разных национальных образах мира. Применял он для изучения разных культур свой метод экзистенциальной культурологии. Погружаясь в какую-либо культуру, изучая ее в самых разных проявлениях – от языка и литературы до кухни, одежды, повседневности, он стремился выявить некие общие принципы, касающиеся фундаментальных категорий мировоззрения – пространства, времени, мужского женского, растительного, животного, отношения к труду, творчеству, к любви и т.д.

Гачев исходил из того, что национальный характер, этнопсихологию определяет природа того региона, который является исторической родиной этого народа (и поэтому есть, например, связь между природой Средиземноморья и физикой Аристотеля и природой Британских островов и физикой Ньютона). Особенности эти распространяются не только на душу народа (Псюхе) но и на способ его мышления, на его логику. Отсюда Гачев выводит центральное понятие своей концепции – Космо-Психо-Логос, под первой составляющей имея природу, космос народа, под второй его психологию, душу, под третьей – его мышление, Логос. Описывает эти особенности он языке категорий древней натурфилософии – Воды, Воздуха, Огня и Земли (Г. Гачев Ментальности народов мира).

Сказанного достаточно для нашей задачи.

Согласно Гачеву (Г. Гачев «Гуманитарные комментарии к естествознанию»), национальный образ англичан – это бесконечный Океан, сливающийся с Небом и становящийся неразличимым с ним (Гачев называет его «Небогеан») и Корабль, который под воздействием мощи Ветра бороздит этот Океан, нигде не находя суши, потому что он и является в нем единственной «сушей». Это мировосприятие жителя туманного острова, но оно в корне отлично от мировосприятия античных греков-островитян, осваивавших Средиземное море.

Остров для англичанина – это не данная от природы земля, которая была всегда, даже задолго до людей, а именно корабль – творение рук человеческих. В английской системе ценностей важнейшее место занимает труд, делание, человек должен сделать себя (safe-made man), свою жизнь, место своего обитания. И английский Корабль – галион или фрегат и тем более – пароход принципиально отличается от греко-римской триремы. Трирема движима веслами (из 200 членов команды триремы около 150 был гребцами), за которыми сидят рабы или матросы-гребцы, подчиняющиеся сигналам барабана. Редко когда трирема идет под парусом и парус ее самый простой. По сути трирема – живое, многорукое, мускулистое и сильное коллективное существо, которое только одето в деревянный костюм-триеру. В английском галионе ничего живого нет (не считая капитана, но он – «Бог» этого мира). Английский корабль – совершенная машина: многопалубная со сложной системой парусов, улавливающих малейший ветерок. Паровой корабль – еще более совершенный вид такой машины, и движим он тоже горячим влажным ветром-паром.

Любопытно заметить, что трирема двигалась вдоль берега, стремясь не упустить из вида линию берега – и космос грека (похожий на мир Средиземноморья) замкнутый. Бесконечность, за пределами сферического античного космоса, представляется греку хаосом и пугает его. Галион и фрегат созданы, чтобы плавать в открытом океане, мир англосакса – бесконечная вселенная, не просто похожая на просторы Атлантики, где встречаются лишь острова, а прямо уподобляемая океану в современной астрономии («островная концепция Вселенной»).

Гачев показывает, как из этого образа Небогеана с Кораблем можно вывести картину мира классической механики Ньютона. Бесконечный океан здесь – бесконечное, анизотропное пространство, в котором возможно движение в каком угодно направлении под воздействием сил и нет «естественных мест» (как в физике Аристотеля). Корабль здесь – Природа, понятая как механизм, в чем состоит родовое отличие физики Ньютона. Наконец, Ветер – Божественный первотолчок, столь важный для настоящей исторической ньютоновской механики (в отличие от ее изложений в современных учебниках). По Ньютону ничто не может прийти в движение без действия внешней силы, это касается и Природы в целом. Если бы Природа развивалась сама по себе, она была бы живым организмом как в греческой натурфилософии, а это для механициста Ньютона неприемлемо.

Таково краткое изложение трактовки механики Ньютона по Гачеву. Мы можем то же самое очень конспективно сделать по отношению к английскому капитализму.  

***

Конечно, роль Океана (Небогеана) здесь играет «свободный рынок». Рынок – подвижен, изменчив, непредсказуем как стихия Воды. Рынок так же опасен как открытый океан, он может поглотить и уничтожить простого, маленького человека. Рынок, как и вода, не имеет преимущественных направлений (в отличие от суши, где есть дороги и тропы). Здесь можно двигаться в каком угодно направлении, на свой страх и риск, надеясь, что оно приведет к цели (а чем биржевые и финансовые аналитики – не лоцманы и штурманы Океана рынка?). И если уж мы заговорили о движении – в Небогеане Англии есть ветер как сила, символизирующая волю Бога. В пространстве рынка это – пресловутая «рука рынка». Вера в правильность и благотворность ее воздействия – входит в кредо английских политэкономов.

Наконец, корабль – это, конечно, капиталистическое предприятие. Там есть капитан (капиталист или его управляющий-менеджер) и матросы – пролетарии. Так же как капитан на корабле, капиталист на своем предприятии обладает безграничной властью. Пролетарии – лишь придатки к машинам (как матросы – придатки к парусам и двигателю), сами они ничего не решают, они выполняют приказы и если делают это плохо, их уволят...

Итак, капитализм недаром родился и в набольшей степени развился у нации морской, живущей на острове с окружающим его океаном. Дело не только в том, что плавая повсюду, они находили богатства, копили первоначальный капитал, потом инвестировали его в мануфактуры, в промышленность. Такой ход мыслей слишком очевиден. Дело в восприятии всего и вся, в том числе и хозяйственных отношений через призму базового для англичан-островитян символа - корабля в Небогеане. Переместившись в Германию или во Францию, капитализм приобретает совсем другие черты (Шпенглер даже называет его «прусским социализмом», хоть это никакой не социализм, а капитализм, придавленный пятой немецкого бюрократического государства). А где-нибудь в Италии, под благословенным солнцем Средиземноморья, где нет Небогеана, а есть известный еще со времен Древней Греции живой и яркий лазоревый шар неба, капитализм совсем чахнет. Его базовые ценности противоречат характеру греков и итальянцев....

Геософский (продолжающий геополитический и геоэкономический поход к капитализму) объясняет также, почему на Западе так и не произошла социалистическая революция, и почему мечта о социализме – всеобщем равенстве, совместном служении высшей идее, воплощенной в фигуре вождя, нашла свое воплощение на равнинах России-Евразии... Но это – совсем другая, отдельная тема.

Рустем ВАХИТОВ  

Читайте также

Нужна ли русская национальная идея? Доклад В.Н. Федоткина Нужна ли русская национальная идея? Доклад В.Н. Федоткина
На видеоконференции движения «Русский Лад» 12 мая 2022 года выступил член центрального правления, доктор экономических наук, депутат нескольких созывов ГД Федоткин Владимир Николаевич. ...
17 Мая 2022
В.С. Никитин. Размышления к 100-летию пионерии В.С. Никитин. Размышления к 100-летию пионерии
В 2022 году 19 мая исполняется 100 лет со дня рождения Всесоюзной пионерской организации имени Владимира Ильича Ленина. Это по своей созидательной сути детское сообщество было прямым порождением Велик...
17 Мая 2022
В Красноярске отметили 25-летие Союза Беларуси и России В Красноярске отметили 25-летие Союза Беларуси и России
30 апреля 2022 года в Краевой библиотеке проведён круглый стол, организованный Красноярским региональным отделением Всероссийского созидательного движения «Русский Лад», по теме «25 лет Союзу Беларуси...
17 Мая 2022