Зеркало души народной

Зеркало души народной

Полвека минуло с тех дней, как не стало с нами одного из самых талантливых советских поэтов-песенников – Михаила Васильевича Исаковского. Сам он не считал себя поэтом-песенником: просто писал стихи, в строках которых изначально была заложена мелодическая линия. В годы Отечественной войны за ним окончательно закрепилась слава выдающегося поэта. Его песни, поднимая морально-боевой дух солдата на фронте, партизана в тылу врага, труженика на трудовом фронте, воспринимались как глубоко народные. Он, как никто, продолжил боевую традицию русского песенного искусства.

Военные песни использовались в русской армии с былинных времен. Благодаря песне «В великом Новгороде стоят мужи новгородские…», дошедшей до наших дней в летописи XIV века, историки узнали об участии новгородских полков в Куликовской битве. Песня дошла до нас в летописи конца XIV века.

В отряде предводителя казаков Ермака при покорении Сибири участвовали песельники с набором народных инструментов для поднятия боевого духа. Петр I, осознавая важность военных песен как морального фактора и боевого духа войск, издал в 1722 году Предписание, в котором указывалось: каждому полку иметь собственный оркестр. Суворовские чудо-богатыри шли на штурм Измаила под казацкую песню «Ночи темны, тучи грозны…».

Известны случаи, когда военные песни спасали сотни солдатских жизней. Так, в 1904 году во время битвы с японцами под Мукденом музыканты Мокшанского пехотного полка подняли в атаку солдат, деморализованных огромными потерями и смертью командира полка, и прорвали окружение. Первым в бой тогда пошел 25-летний полковой капельмейстер Илья Шатров (будущий автор композиции «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии», которую позже переделали в легендарный вальс «На сопках Маньчжурии») в компании с семью музыкантами-флейтистами и трубачами.

Во время Великой Отечественной войны песня – самый распространенный жанр советской музыки. Песня во всей полноте и силе проявила непосредственную близость к повседневной жизни советского общества военного времени. Чем дальше от нас уходит в прошлое Великая Отечественная война, тем в большей степени понимается значение песен тех военных лет в мобилизации советских людей от мала до велика на борьбу с гитлеровской военной машиной. Становится яснее роль песен той поры в формировании у них неиссякаемого оптимизма и веры в завтрашний день Победы.

Эти песни, передавая чувство испепеляющей ненависти к врагу, в то же время воспевали любовь к Родине в сочетании с лирикой. Любить страстно и ждать своего суженного «всем смертям назло» (К. Симонов) девушка или жена готовы были только в том случае, если он (любимый, муж, брат) бесстрашно сражался на фронте или в партизанском отряде с ненавистным ворогом. Сегодня без песен военного лихолетья трудно представить историю Великой Отечественной войны, как советский народ шел к своей Великой Победе. Как невозможно теперь понять во всей полноте Полтавскую битву и Бородинское сражение, соответственно, без Пушкинской «Полтавы» и Лермонтовского «Бородино».

Без песен на слова М. Исаковского, А. Фатьянова, М. Матусовского, Е. Долматовского и других поэтов военной поры трудно раскрыть истоки советского патриотизма и возникшего на этой основе массового героизма людей на фронте и в тылу в самой жестокой и масштабной войне за всю тысячелетнюю историю Российского государства. Мы обязаны с большим трепетом и глубоким уважением относиться к поэтам-песенникам, которые в творческом содружестве с композиторами и певцами периода Великой Отечественной войны создали и озвучили эти вокальные шедевры.

Одним из них, несомненно, является М.В. Исаковский. В годы войны за ним окончательно закрепилась слава выдающегося поэта-песенника. Его песни «Катюша», «Огонек», «В лесу прифронтовом», «Ой туманы, мои растуманы», «Враги сожгли родную хату» и многие другие воспринимались как глубоко народные, без которых невозможно было прожить ни одного дня. Из них я выделил бы три песни, которые стали своеобразными символами войны.

В первую очередь речь идет о песне «Катюша» на музыку М. Блантера. Она была написана поэтом летом 1938 года, за три года до войны, и удивительно точно воспроизводила чувства и настроения советских людей довоенного времени. Многие из них ощущали приближение большой войны. В Испании она уже полыхала, а у озера Хасан Красная Армия вела тяжелые бои с японскими самураями. Тема защиты Родины от посягательства врага на ее территорию становилась самой важной и первостепенной. М. Исаковский отмечал: «Он не мог обойти ее даже в лирической песне». После ее исполнения осенью 1938 года в Москве джаз-оркестром под руководством В. Кнушевицкого началась ее победное шествие по стране. Интересно, что когда Красная Армия осенью 1939 года вступила на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии, освобождая население от польских панов, оно встречало красноармейцев не только с цветами, но и пением «Катюши». В годы Второй мировой войны «Катюшу» исполняли бойцы Сопротивления во Франции, а в Италии она стала гимном партизан. Мы уже не говорим о том, что воины Красной Армии самое грозное оружие по тем временам – реактивные минометы – любовно назвали «катюши». В часы затишья солдаты не только пели ее. Самодеятельные поэты на мелодию этой песни сочиняли новые слова, создавая так называемые песни-переделки, – как ответ на злобу дня, с учетом местной ситуации. В одной из первых военных переработок песни говорится о разоренной фашистами деревне Катюши, а ее саму увезли в Германию:

Здесь звенела песенка Катюши, / А теперь никто уж не поет.

Сожжены все яблони и груши, / И никто на берег не придет.

В военных «песнях-переделках» Катюша выступала многопланово: она – солдат, летчица, танкист, пулеметчица, партизанка, разведчица и медицинская сестра. Народ изображал свою любимую песенную героиню на всем протяжении войны. Она, пройдя всеми дорогами войны, опять обретала право на любовь и счастье и вместе с советскими людьми радостно встречала Победу.

На родине М. Исаковского, на крутом берегу реки Угра, возвышается сегодня оригинальный памятник песне «Катюша»: на прикрепленной к большому камню-валуну медной табличке – слова из песни. Рядом беседка с бревенчатой скамейкой под навесом, где по замыслу автора памятника девушка ждала своего возлюбленного с ратной службы.

Не менее удивительна судьба другой песни военных лет на слова М. Исаковского под названием «Огонек», напечатанной в газете «Правда» 19 апреля 1943 года. Сюжет ее довольно прост и бесхитростен: девушка провожает на передовую своего возлюбленного. Символом их взаимной любви и в то же время талисманом становится «огонек», то есть свет от электрической или керосиновой лампы, может быть, с учетом военного времени, – от лучины. Автор об источнике «огонька» ничего не сообщает. Поэт преданность возлюбленных своему «огоньку», их чувства возвышает до верности Родине, соединив в ликующем порыве личное с общим.

И врага ненавистного крепче бьет паренек

За советскую Родину, за родной огонек.

Чтобы понять, почему песня с таким своеобразным сюжетом моментально стала всенародной, необходимо окунуться в ту атмосферу военного времени. Отогнали немцев от Москвы, разгромили фашистов под Сталинградом, пленив стотысячную германскую армию во главе с фельдмаршалом фон Паулюсом. Однако немецкая авиация продолжала

держать под своим прицелом чуть ли не всю Европейскую часть СССР до самого Урала. От заката до рассвета каждый день огромная территория страны погружалась в темноту: автомобили и поезда двигались без освещения, на улицах городов и поселков ни одного фонаря, окна в домах и на предприятиях плотно закрывались шторами или листами черной бумаги. И вот в такое время появляется песня об «огоньке». Поэтический образ «огонька в окошке», по свидетельству выдающегося советского поэта-песенника того времени Е. Долматовского, превратился во «вдохновенный символ: не погас наш огонек, никогда не погаснет. Песня еще одной непрерывной связью скрепила фронт и тыл». Мелодия песни, наиболее известная нам, впервые прозвучала на радио в исполнении талантливого певца того времени В. Нечаева. Песня не имеет композитора и поэтому считается народной. Многие известные композиторы (М. Блантер, А. Новиков, В. Соловьев-Седой и др.) пытались написать музыку к этим словам, но она осталась в памяти с той мелодией, которую написал ее безымянный автор. Специалисты-музыковеды полагают, что ее мелодия напоминает песню польского танго довоенных лет «Стелла».

Наконец, песня М. Исаковского «Враги сожгли родную хату», которая появилась в августе 1945 года на музыку М. Блантера. Ею великий поэт-песенник как бы подводил итоги Великой Отечественной войны. Кончилась война, уже не требуется сочинять песни мобилизационного характера. Автор посчитал, что настала пора через песню передать масштабность той боли, тех страданий и неслыханных жертв, которые испытали советские граждане в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. За основу своей песни он взял сюжет дореволюционной солдатской песни «Отслужил солдат службу долгую, службу трудную». В ней, как и в песне М. Исаковского, один и тот же трагический финал: по возвращении домой солдаты не застают в живых своих супруг. Только с той разницей, что у советского воина, вернувшегося с фронта, нет не только любимой жены, но и семьи, и хаты. Некому даже подать ему «зелена вина». Он вернулся в полном смысле слова к пепелищу. В его песне неизмеримое горе русского солдата передается поэтически настолько ярко и трогательно, что при ее прослушивании слезы невольно наворачиваются у слушателей, а не только у героя вокального произведения.

Хмелел солдат, слеза катилась, / Слеза несбывшихся надежд.

И на груди его светилась / Медаль за город Будапешт.

По тем временам образ плачущегося солдата никак не совпадал с образом торжествующего воина-победителя на многих советских плакатах, что явилось, на наш взгляд, причиной ее официального замалчивания на долгие годы. Лишь в 1960 году она зазвучала со сцены в исполнении замечательного советского певца М. Бернеса. Думается, винить в этом советское руководство или усматривать гонения ретроградов на великого русского поэта-песенника ни в коем случае нельзя. Просто М. Исаковский как глубоко проникновенный поэт содержанием песни опередил свое время. Оно еще не пришло тогда для изображения в песне плачущего солдата, который, перенеся все тяготы войны, возвращается в родные края. Тиражировать подобный образ русского солдата идеологически было бы совершенно ошибочно. Большая часть Европейской части СССР лежала в руинах, а из-за океана грозили Советскому Союзу атомным оружием, которого у него не было. Образ «плачущего солдата»

обессмысливал наши победные достижения в борьбе с гитлеровской Германией, не мобилизовал народ на восстановление народного хозяйства, и тем более на борьбу с происками американского империализма. Признание этой песни пало на 60-е годы, когда страна полностью восстановила разрушенное в годы войны народное хозяйство и создала ракетно-ядерный щит. Образ «плачущего солдата» уже воспринимался не как отражение безысходности и бессмысленности подвига советского воина, а как того гражданина-патриота, который, несмотря на страшное горе, которое выпало на его судьбу, все равно не пал окончательно духом. Он нашел в себе силы засучив рукав поднять из руин города и заводы, села и деревни.

В 90-х годах ХХ столетия, когда происходило отречение от всего советского, в том числе и героического, и светлого, что было в советский период, некоторые литературоведы либерального толка (И. Анненский, В. Минаков, Д. Сухарев и др.), анализируя содержание данной песни, использовали ее как средство дискредитации Великой Победы советского народа над гитлеровской Германией. По их мнению, о какой победе может идти речь, если такое огромное количество жертв. Мол, День 9 Мая – это фактически не День Победы, а День Поражения. Благодаря таким горе-литературоведам, не говоря о горе-политиках типа Яковлева, Ельцина, тогда и появились смердяковского характера суждения в российском обществе, особенно среди молодежи: «Лучше бы нас завоевала Германия: давно бы пили баварское пиво, закусывая сосисками». «Не стоило бы защищать Ленинград по прихоти Сталина, тогда бы и не было блокады города, в результате которой погибли от голода сотни тысяч мирных жителей». Так, накануне 70-летия полного снятия нацистской блокады Ленинграда телеканал «Дождь» задал зрителям вопрос: «Стоило ли оставить блокадный Ленинград и тем самым уберечь сотни тысяч жизней?» Если бы журналисты и редакторы телеканала «Дождь» глубже вникли в историю блокады Ленинграда, то выяснили бы, что в случае сдачи города почти поголовно всех его жителей ждала голодная смерть. Нацистское командование не собиралось заниматься вопросами снабжения населения. Имеется немало документов, согласно которым Гитлер и его генералы планировали разрушить вторую столицу СССР и уничтожить большую часть ее населения. Некоторые пригороды, оккупированные нацистами, к моменту их отступления от Ленинграда опустели: от голода погибло до 80% населения. Вопрос телеканала «Дождь» вызвал шквал негодования в интернете. Вскоре телеканал публично извинился, а его сотрудники встретились с ленинградцами, пережившими трагедию блокады, и лично попросили прощения.

С позиции сегодняшнего дня довольно символично воспринимается еще одна стихотворная строчка в этой песне. В ней говорится, что «на груди его светилась медаль за город Будапешт». Следует напомнить, что сражение за этот город в течение трех месяцев стоило жизни десяткам тысяч солдат. Триста тысяч бойцов получили медаль «За взятие Будапешта». Эта строчка – своеобразное напоминание и укор горе-руководителям перестроечного периода в СССР, по вине которых все военные достижения Советского государства во Второй мировой войне оказались обессмысленными. Сегодня нет содружества социалистических стран. Да и Советский Союз, за который отдали свои жизни 27 миллионов советских граждан в борьбе с фашизмом, распался по вине горе-руководителей периода перестройки. Нашим ветеранам Великой Отечественной войны горько приходится от того, когда они видят, что натовский сапог топчет территорию Прибалтики и стремится ступить на землю Грузии, Молдавии и Украины.

По большому счету, многие песни той войны, а не только М. Исаковского, не должны кануть в Лету, поскольку их духовный, нравственный и эмоциональный потенциал востребован и в наши дни. К сожалению, отношение к нашей стране со стороны ведущих государств Запада приобретает все более агрессивно-захватнический характер. Тому свидетельство – вынужденная военная спецоперация России на Украине с 24 февраля 2022 года, с целью укрепления безопасности страны на западных рубежах от агрессивных замыслов НАТО во главе с США. Этому мы должны противопоставить, как никогда, ощущение нашей гордости за Великую Победу, одержанную советским народом в мае 1945 года. И важнейшим средством формирования всенародного чувства патриотизма является, безусловно, знание и исполнение песен той грозной военной поры.

В.И. КОРНИЛОВ, доцент, к.э.н., г. Ярославль

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Депутаты фракции КПРФ выступили против попытки Правительства скормить россиянам насекомых Депутаты фракции КПРФ выступили против попытки Правительства скормить россиянам насекомых
В начале года Евросоюз принял решение, полностью совпадающее с идеей, ранее озвученной т.н. глобалистами, одним из ярких представителей которых является К. Шваб. Идея эта проста. Население планет...
9 декабря 2023
Как курочат «оборонку» Как курочат «оборонку»
Мы живём в непростое время. В условиях СВО вроде бы власти осознали значение оборонных предприятий. Но так ли всё благополучно на самом деле? Давайте посмотрим повнимательнее....
9 декабря 2023
Красноярск. Круглый стол в Год педагога и наставника Красноярск. Круглый стол в Год педагога и наставника
В городской библиотеке имени Ф.М. Достоевского проведён круглый стол, организованный Красноярским региональным отделением Всероссийского созидательного движения «Русский Лад», по теме «Год педагога и ...
9 декабря 2023