Всегда с людьми и для людей

Всегда с людьми и для людей

21 марта 2023 года исполнилось 95 лет со дня рождения выдающегося партийного и хозяйственного деятеля, председателя исполнительного комитета Алатырского городского совета народных депутатов (1972-1982), первого секретаря Алатырского городского комитета КПСС (1982-1989), Почётного гражданина города Алатыря (с 1998) Владимира Ивановича Марзалюка (1928-2013).

Он родился 21 марта 1928 года в селе Подлесье Минской области Белорусской ССР.

После армейской службы приехал в город Алатырь Чувашской АССР, с которым связал всю свою дальнейшую жизнь. Здесь в октябре 1953 года началась его трудовая деятельность. Он работал в мастерских Алатырского отделения Горьковской железной дороги столяром, помощником мастера, старшим мастером. С 1956 по 1971 гг. В.И. Марзалюк работал начальником деревообделочного предприятия. В 1966 году без отрыва от основной работы окончил факультет автоматизации деревообработки Московского политехнического института.

В 1971 году Владимира Ивановича назначают заместителем председателя исполкома Алатырского городского Совета депутатов трудящихся, а с 1972 года он возглавляет горисполком. В 1982 году избирается первым секретарём Алатырского горкома КПСС и на этой должности работает вплоть до ухода на заслуженный отдых. В.И. Марзалюк избирался депутатом Верховного Совета Чувашской АССР трёх созывов и неоднократно избирался в городской Совет народных депутатов.

На всех должностях Владимир Иванович Марзалюк проявлял добросовестность, высокий профессионализм, принципиальность в решении сложных задач социально-экономического развития города. Под его руководством в Алатыре были построены и сданы в эксплуатацию здания горисполкома, милиции, Дворца культуры, Дома бытового обслуживания, больничного комплекса, заводы комбикормов и низкотемпературных холодильников, три средние школы, десятки многоэтажных жилых домов.

Стойкий коммунист и советский патриот, В.И. Марзалюк в начале 90-х годов принял активное участие в восстановлении Алатырской городской организации КПРФ и до конца своих дней участвовал в партийной жизни.Кроме того. его очень часто можно было видеть и на многих городских общественных и культурных мероприятиях. благо Владимир Иванович живо интересовался тем, что происходит в  Алатыре, а также был большим ценителем литературы, живописи, театра, музыки, декоративно-прикладного искусства, музейного дела и спорта. Не существовало, наверное, ни одной темы и ни одного вопроса, которыми бы он не владел с полным знанием дела, что не считал лично для себя чем-то из ряда вон выходящим. И это лишь усиливало его уникальность в глазах окружающих.

Многолетний плодотворный труд Владимира Ивановича отмечен орденами Трудового Красного Знамени, «Знак Почёта», орденом ЦК КПРФ «Партийная доблесть»,  различными медалями и Почётными грамотами Верховного Совета Чувашской АССР.  В 1998 году В.И. Марзалюк удостоен звания «Почётный гражданин города Алатыря».

После его ухода из жизни в сентябре 2013 года представители местной власти обещали всенепременно увековечить память Владимира Ивановича и заверяли, что  откроют и мемориальную доску в честь него на здании городской администрации, и назовут одну из улиц его именем, но так ничего до сих пор и не сделали. Понятно, что сегодня, во времена тотального разрушения и сознательного забвения всего и вся, помнить и чтить таких профессионалов-созидателей, творцов, эффективных, грамотных, компетентных, талантливых, высокоинтеллектуальных и необычайно эрудированных и энергичных руководителей советского периода и подлинных столпов нашего Отечества, как Владимир Иванович Марзалюк, мягко говоря, неактуально и немодно. Обращаться к жизненному, хозяйственному и управленческому опыту таких глыб как он, когда кругом царят серость и посредственность, к сожалению, тоже.

А ведь, между тем, по словам самого Марзалюка, весь секрет его успеха  в годы руководства Алатырем заключался в том, что  он не сидел на месте, а постоянно обивал пороги множества чебоксарских и московских приёмных и высоких кабинетов, не стесняясь просить, убеждать, настаивать и доказывать, что, и в каких конкретно объёмах и параметрах необходимо городу. Не ему, Марзалюку, лично — вовсе нет, а именно городу!  И за то, что он вытребовал, добился и сделал для Алатыря, Владимир Иванович, пожалуй. как никто другой достоин и мемориальных досок, и названных его именем улиц, и памятников, и вечной благодарности горожан, и, самое главное — дальнейшей модернизации города по его лекалам и методам, ведь больше всего на свете Марзалюк всегда хотел, чтобы Алатырь, ставший для него второй родиной, жил, рос, креп, продолжался и процветал, а не загнивал и вымирал, как сейчас. 

Но придёт день — и история ещё обязательно расставит всё по своим местам. Справедливость восторжествует. И Алатырь так или иначе вернётся на вектор развития, заложенный Марзалюком и его командой, и станет таким, каким он и сподвижники Владимира Ивановича мечтали его видеть.

А в чём же состоял этот вектор и как он воплощался в жизнь, подробно говорит сам Марзалюк в своих воспоминаниях. Предоставим слово ему.

*** 

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ В.И.МАРЗАЛЮКА

Мое восприятие прошлого связано с работой на протяжении многих лет под руководством Чувашского обкома КПСС и Совета Министров республики.

Размышления на этот счет привели меня к тому, чтобы написать о том, что удалось решить по развитию города, прежде всего по строительству промышленных предприятий, объектов социально-культурного назначения, экономического роста градостроительства.

В июне 1971 года состоялись выборы в местные Советы. На первой организационной сессии депутаты избрали меня заместителем председателя Алатырского горисполкома. Желания идти на советскую работу у меня не было и опыта, естественно, тоже не хватало. Все это произошло с «подачи» первого секретаря горкома КПСС И.К. Шубовского и председателя горисполкома А.В. Нагибиной. Но партийная дисциплина меня вынудила дать согласие.

Я и сегодня на собственном опыте, с дистанции времени вижу ошибки, которые зачастую допускались при решении кадровых вопросов. Нельзя на должности, связанные с управлением людьми, развитием городского хозяйства, градостроительством, решением социальных проблем, допускать людей, не имеющих опыта и знаний. Мое инженерное образование очень далеко от тех задач, которые приходилось решать по работе. Издержки, естественно, неизбежны. Так оно и было.

Однако в жизни мне везло, меня окружали люди опытные, добрые. Они, как могли, помогали советом, делились своими знаниями. Преодолел я и свое нежелание работать в органах власти, ибо потеря авторитета стала бы большим позором для себя. Ценил я оказанное мне доверие, естественно, старался познать все, что входило в мои обязанности.

Обязанностей у председателя горисполкома хоть отбавляй, текучка поглощает все время, для решения перспективных проблем времени не остается, а ведь проблемы эти надо видеть.

Я и сегодня считаю, что с приходом Ильи Павловича Прокопьева на должность первого секретаря обкома партии стало нормой регулярное проведение семинаров, где знакомились с опытом работы передовых предприятий промышленности, капитального строительства, сельского хозяйства. На них выступали, как правило, лучшие специалисты в своей отрасли. Словом, это была настоящая школа, которая обучала нас на практике, как развязывать узкие места в городском хозяйстве.

В конце шестидесятых годов был взят хороший старт в связи с началом строительства двух приборостроительных заводов в Алатыре: «Электроавтомат» и «Электроприбор». До этого население нашего города испытывало невероятные трудности с трудоустройством. По этой причине многие вынуждены были уезжать из города в поисках работы.

В пятидесятых годах не было устойчивого электроснабжения, жилые дома освещались в большинстве случаев керосиновыми лампами. Строительство ТЭЦ было начато в 1953 году. Объекты водоснабжения, построенные в 1936, оказались подвержены оползням, стены фильтровального блока деформированы, а сам водозабор оказался на суше. Очистных сооружений, канализации не было вообще. Строительные организации были маломощны, без элементарной базы. Решение о строительстве двух заводов ведущих отраслей страны - Минавиапрома и Министерства промышленных средств связи - было рискованным. Но было оправдано для города и его населения.

Руководству республики, города пришлось, что называется, на марше решать целый комплекс проблем, чтобы выполнить задачи, поставленные самой жизнью. Главные из них: создание строительной организации, подбор и подготовка профессиональных и руководящих кадров как для строительства, так и для основного производства. На первых порах предприятия функционировали в приспособленных зданиях. Необходимо было строить производственные площади, объекты социально-культурного назначения, жилые дома, создавать инфраструктуру общественного хозяйства с учетом перспективы. И надо сказать, к концу шестидесятых годов оба завода получили первые производственные корпуса, стали выпускать продукцию. Роль партийных и советских органов республики и города в этом, конечно, была чрезвычайно важна.

В начале 80-х годов по решению руководства республики после довольно оперативной подготовки на стадии проектирования в г. Алатырь было начато строительство трех предприятий - сыродельного комбината стоимостью более 9 млн. руб., завода низкотемпературных холодильников стоимостью 33 млн. руб., в том числе 13 млн. инвалютных, и комбикормового завода стоимостью 10 млн. руб. При этом предусматривалось вести работы комплексно, что называется «под ключ». А первые два завода, каждый стоимостью по 30 млн. руб., на протяжении почти 40 лет строились поэтапно, отдельными цехами.

Все три завода находились под неослабным контролем руководителей республики. Илья Павлович многократно посещал стройки. Постоянно приезжал к нам и зам. министра строительства СССР С. Якубанец, министр строительства объектов сельского хозяйства В. Денисенко, председатель Госкомсельхозтехника Л. Хитруп, заведующий строительным отделом ЦК КПСС И. Мельников, руководители главков заказчиков и строителей. Под руководством Е. Тертышного ежемесячно проводились совещания с руководителями субподрядных организаций.

Илья Павлович говорил мне, что при встрече с ним Председатель Совета Министров СССР Н. Рыжков интересовался ходом строительства Алатырского завода низкотемпературных холодильников.

Несмотря на напряженную обстановку, горожанам с помощью республики удалось в сроки пустить объекты в эксплуатацию.

Илья Павлович никогда не отчитывал за промахи, он всегда был серьезен и напряженен, эта напряженность действовала на окружающих целенаправленно - все прониклись мыслью, что задачу необходимо выполнить. Я всегда ценил ту краткость, с которой он умел объяснить свои мысли и ставить задачи. В свою очередь Илья Павлович уважительно выслушивал людей, не перебивая их. Бывало, после проведенного пленума обкома КПСС первых секретарей приглашали в кабинет. Каждый мог высказаться по актуальным вопросам, обратиться за советом. Выступления некоторых были, к сожалению, невыразительными и серыми, однако не было случая, чтобы его остановили.

Параллельно с развитием промышленности непрерывно велась работа по решению социальной сферы, за улучшение жизни населения. А узких мест в нашей жизни было немало. К примеру, не хватало хранилищ для заготовки картофеля и овощей - построили хранилище на 2 тыс. тонн, фруктохранилище на 500 тонн, район сдавал скота в год государству до 5,5 тыс. тонн, холодильников для хранения вовсе не было - построили холодильники на мясокомбинате на 100 тонн хранения, в торговой сети построили холодильник на 100 тонн и первый холодильник на 500 тонн, выпущенный нашим новым заводом низкотемпературных холодильников.

В городе для отопления, как правило, эксплуатировались встроенные котельные в жилых домах, детских садах, школах и др. объектах, их было около 200. Это создавало невероятные трудности для обеспечения теплом жителей. В результате проведенной работы выработка тепла сосредоточена в основном в трех точках города.

В общем, таких проблем в нашей жизни было предостаточно. Но они носили, так сказать, локальный характер и решались своими силами и средствами.

На новой должности Илья Павлович в первое время приглашал меня просто побеседовать, и мы долго разговаривали о жизни наших людей, перспективах на будущее, путях решения главных проблем. Однажды в конце такой беседы Илья Павлович предложил мне повнимательней присмотреться к методам руководства и развития города Шумерля и, в частности, к председателю горисполкома Александру Тимофеевичу Речнову. Там раньше, чем в Алатыре, появилось уличное освещение на железобетонных центрифугированных опорах с ртутными лампами, на перекрестках были установлены светофоры, раньше нас они асфальтировали улицы с бордюрами, по сторонам проезжей части посадили газонные кустарники и т.д.

Вроде бы это мелочь, но ведь всегда приятно, когда улицы города в ухоженном состоянии. И совет был для меня очень кстати.

А теперь о более значимых городских проблемах, судьбу которых приходилось решать. Речь пойдет о лечебных учреждениях. По нормам лечебные учреждения имели на 1000 жителей чуть более 50 % койко-мест. Больница была построена в тридцатых годах прошлого века, а остальные здания были приспособленные для лечебных учреждений. И горожане, и руководство Министерства здравоохранения республики выражали недовольство тем, что в городе не предпринимаются меры по строительству больницы. И мы серьезно взялись за дело. По линии Министерства здравоохранения, правительства республики были выделены капиталовложения на строительство родильного дома на 120 коек, в 70-х годах, конечно, это было хорошее решение.

Из-за засухи в 1972 году затянулось строительство Дворца культуры. Правительство страны запретило строить объекты культуры. После многократных обращений в Совет Министров СССР нам все-таки разрешили строить этот дворец за счет долевых средств Минавиапрома и Министерства промышленности средств связи.

Но руководители министерств не соглашались на выделение средств на дополнительные объекты. Вооружившись фотографиями зданий наших лечебных учреждений (а они в основном были деревянными, из крупных бревен), я выехал в Минавиапром и оказался на приеме у заместителя министра.

Выслушав мои доводы, ознакомившись с наглядными материалами, зам. министра, человек пожилого возраста, сказал:

- Да, это настоящая земская больница. Конечно, проблему надо решить.

Он тут же позвонил зам. начальника главка Э. Дешину и велел найти в делах образец письма для меня на имя правительства страны. Вот с этим образцом я и приехал в Алатырь. Признаться, документ был написан несуразно, более того, безграмотно. Явились мы с В. Петиным (в 1976-1982 г.г. - первым секретарём Алатырского горкома КПСС - прим.ред.) с этим письмом к Илье Павловичу, т.к. письмо на имя Правительства должно быть подписано первым секретарем обкома партии и председателем Совета Министров республики. Илья Павлович внимательно прочитал и, не сказав нам ни одного слова, взял лист бумаги и написал сам деловое письмо.

С ним я уехал в Москву. Совмин СССР поручил Госплану России дать заключение и предложения. В письме излагались просьбы по строительству больницы на 500 коек, т.е. по нормативам. Работники Госплана на уровне начальника отдела начали меня убеждать, что стройка обойдется дорого, более 8 млн. руб., сроки затянутся, что целесообразно строить больницу на 150 коек, а во вторую очередь - детский корпус, а затем лечебный на 200 коек. Зная строительные мощности, я понимал, что, наверное, надо послушаться. Но самостоятельно принимать решение я не имел права, поскольку письмо подписано руководителями республики. Начальник отдела посоветовал перезвонить Илье Павловичу и получить разрешение на корректировку. Созвонившись, мы долго советовались и Илья Павлович сказал, что с предложением работника Госплана надо согласиться. Так было принято решение. Больница состоялась.

В период строительства Илья Павлович не раз посещал объект, перед сдачей Госкомиссии сделал немало критических замечаний за низкое качество работ. Последний раз я по делам городским и, в частности, по больнице, в феврале 1989 года в Москве встретился с министром авиационной промышленности А. Сысцовым и министром промышленности средств связи Э. Первышиным с просьбой выделить средства на долевое участие в строительстве детской больницы в сумме по 3 млн. руб. Оба министра, как по сговору, пригласили к себе замов по строительству и дали указание предусмотреть для Алатыря такие средства. Увы, дальнейшая жизнь показала, что все это не могло состояться, так как наступили в стране 90-ые годы.

В годы Советской власти интенсивно велось строительство жилых благоустроенных домов. За двадцать лет жилой фонд удвоился, введены в строй детские комбинаты, школы, автодорожный и железнодорожный техникумы. Начали возводить целый комплекс сельхозтехникума, обувную фабрику. К сожалению, в настоящее время все брошено на произвол судьбы.

Административные органы ютились в старых деревянных приспособленных зданиях. Мы построили здания ГОВД, КГБ, моторное депо, исключительно за счет долевиков. В 1970 году ввели в эксплуатацию объекты водоснабжения на 18 тыс. м3 в сутки воды, но через несколько лет опять дали о себе знать проблемы с водоснабжением. Десять лет ушло на решение и строительство нового ковшового водозабора из р.Сура в районе села Стемасы. Построили очистной блок мощностью 45 тыс. м3 воды в сутки.

В феврале 1988 года были объединены (по указанию ЦК) партийные организации района и города в горком КПСС с сельской зоной. Население достигло 85 тыс. жителей, в том числе более 5 тыс. коммунистов. Мне, не специалисту по селу, трудно было разобраться в этих проблемах. По указанию Ильи Павловича мне была оказана огромная помощь кадрами, специалистами. Постоянно я находился под опекой таких специалистов и руководителей сельхозников, как В. Агафонов, А. Леонтьев, А. Морозов (ныне покойный), агроном республики И. Нягин. Эти люди высокой квалификации всю душу вкладывали, чтобы не допускать провала по селу.

Масштабы работы по республике были огромные. Но И. Прокопьев ежегодно летом объезжал поля района, помнил, что было посеяно в прошлом году на этом участке. Меня просто удивляло, что он помнит огромное количество людей по фамилии, имени и отчеству. Даже в последние годы в разговоре спрашивает о многих ответственных работниках. Еще деталь. За свою работу мне пришлось повидать немало больших по должности людей, посещающих предприятие. Но Илья Павлович единственный, кто не проходил по цеху по центральному проходу, а всегда шел вдоль конвейера, где трудятся рабочие, проявляя интерес и общаясь с людьми. Многие, пользуясь такой близостью, вступали в беседу, обращались с просьбами. И очень уважительно относились к нему. Все это эхом прокатывалось в коллективе еще несколько дней после посещения первого руководителя республики. Таких примеров в работе Ильи Павловича с народом можно вспомнить десятки.

Итогом почти двадцатилетней деятельности в нашем городе стала совершенно другая жизнь, каждый человек был при деле, рабочий класс на приборостроительных заводах, как правило, имел высокую квалификацию. По итогам пятилеток многие труженики награждались орденами и медалями. Производство промышленной продукции возросло за эти годы в более чем 5 раз. Число занятых в сфере материального производства составляло 28 тыс. человек. Средняя зарплата в 1990 г. была равна 300 руб. в месяц, что соответствовало средней заработной плате по Союзу.

Трудолюбие алатырцев наглядно видно из экономических данных: годовая прибыль по всем предприятиям достигла 18 млн. руб. Этой суммы хватало, чтобы покрывались затраты государства на бюджет города, капитальное строительство и тринадцатую заработную плату труженикам промышленных предприятий. Мне известно, что Илья Павлович при подведении итогов работы за месяц в республике всегда обращал внимание своих подчиненных на особое отношение к Алатырю и его жителям. Мы это чувствовали на практике. Зная об этом, я отдавал свои знания и опыт, что называется, до отказа...

(Из книги «Дорогой созидания». Воспоминания. – Чебоксары, 2006. С. 167-174.)

Материал подготовил Александр КИРЕЕВ

Читайте также

На горизонте – всадники ядерного апокалипсиса? На горизонте – всадники ядерного апокалипсиса?
С 17 июля по 2 августа 1945 года в немецком городе Потсдаме проходила конференция делегаций СССР, США, Великобритании, трёх стран — победительниц во Второй мировой войне. К началу встречи в верхах Ам...
18 июля 2024
Т. Куликова. О двух новых законах про сбережения Т. Куликова. О двух новых законах про сбережения
На минувшей неделе Госдума приняла закон о социальных банковских вкладах. Из-за отсутствия в нем господдержки этот закон окажется мертворожденным, хотя идея, заложенная в нем изначально, была правильн...
18 июля 2024
Разделить долю пророка: юбилей закрытого музея (50 лет Дому-музею Николая Семёновича Лескова) Разделить долю пророка: юбилей закрытого музея (50 лет Дому-музею Николая Семёновича Лескова)
Память о писателе бережно сохраняется в уютных залах Дома-музея Н.С. Лескова на его родине в городе Орле – в центральной части России. Усилиями работников музея создана уникальная экспозиция и своеобр...
18 июля 2024