Уволить — другого не дано. Из сферы детского музыкального образования изгоняются лучшие педагоги

Уволить — другого не дано. Из сферы детского музыкального образования изгоняются лучшие педагоги

«Учитель должен быть артист, художник, горячо влюблённый в своё дело», — писал когда-то Антон Павлович Чехов. Сегодня же эти качества могут сыграть с педагогическим работником злую шутку. Принципиальный, ответственный, имеющий собственное мнение и не боящийся его высказать, старающийся подходить к своему делу не формально, а творчески: думаете, это портрет того, от чьей кандидатуры нынешние работодатели будут просто в восторге? Отнюдь.

Сегодня в столичном образовании, как, впрочем, и в других сферах, затравленный, молчаливый работник-исполнитель — просто-напросто голубая мечта для начальства. От тех же, кто задаёт ему вопросы, требует соблюдения трудовых прав, любыми способами пытаются избавиться, выдавить из системы образования, в том числе дополнительного.

Избавляются от неугодных

В СМИ такие случаи регулярно освещаются. В частности, «Правда» писала о ситуации в детской школе искусств имени А.В. Корнеева в Щербинке, из которой была уволена преподаватель по классу фортепиано высшей категории, лауреат международных конкурсов, победитель конкурса профессионального мастерства «Лучший по профессии» в номинации «Молодой педагог» Елена Корнеева («Правда», №144 от 26 декабря 2019 года, «Уволена за «прогул» в нерабочий день»).

Выступившая против введения…платы за присутствие родителей на занятиях детей по музыкальному инструменту, внедрённой руководством под видом так называемых консультаций, 26 января 2019-го Елена была уволена по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК («Неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание»).

А дисциплинарные взыскания Е. Корнеева получила за то, что… задерживалась на рабочем месте после окончания трудового дня (решала разные вопросы, связанные с бумажной отчётностью, которыми во время занятий с детьми, естественно, заниматься невозможно) и провела одно занятие длительностью не 40 минут, а 50! Елена отправилась искать правду в Щербинский городской суд, но в декабре 2019-го дело о восстановлении на работе вместе с апелляционной жалобой… было потеряно. Чтобы его восстановить, требуется время, которое очень ценно. Ведь сейчас, видя запись в трудовой книжке об увольнении по «статье», работодатели не очень-то желают связываться с «нерадивым» сотрудником. Сегодня позвонить по предыдущему месту работы кандидата — дело пары минут. А какие отзывы новый работодатель услышит от предыдущего, догадаться нетрудно.

Вот и выходит, что из образовательной системы изгоняются лучшие, принципиальные, ответственные специалисты. Результат: стремительная деградация, в частности, детского музыкального образования.

Что творится в музыкальной школе имени Гнесиных

Сейчас подобный конфликт, также дошедший до судебных разбирательств, разгорается в Московской городской детской музыкальной школе имени Гнесиных.

Главная героиня, попавшая в похожую с Еленой историю, — талантливая пианистка, лауреат всероссийских и международных конкурсов, почётный работник культуры города Москвы Наталья Коршунова.

В активе Н. Коршуновой многочисленные гастроли не только по России, но и за рубежом: в Испании, Германии, Швейцарии, Эфиопии, Кении, Южной Корее и многих других странах, а также участие в многочисленных музыкальных фестивалях и выступления в известных залах столицы: Большом зале Московской консерватории, Концертном зале имени Чайковского и других.

Кроме того, Наталья Коршунова сотрудничает со многими вокалистами, инструменталистами: Владимиром Маториным, Игорем Гаврышем, Еленой Стрижевской, Татьяной Ерастовой, Петром Глубоким… Она — организатор и участник Музыкального фестиваля «Музыка в музеях России» и проекта «Большой театр во Владивостоке», а также является художественным руководителем Международного фестиваля камерной музыки «Winterreise — Зимний путь» и исполнительным директором Международного фестиваля камерной музыки «Весна в России».

Человек творческий и разносторонний, она одновременно трудилась (с 2004 года) в детской музыкальной школе имени Гнесиных в должности заместителя директора по концертной работе. Н. Коршунова организовывала многочисленные концерты учащихся и преподавателей различного уровня, выступления учащихся в рамках проектов филармоний России в Калининграде, Липецке, Ярославле, Муроме; занималась развитием международных связей школы: в числе стран, где выступали учащиеся МГДМШ им. Гнесиных, были, например, Венгрия, Австрия, Испания, Чили, Германия. Среди её обязанностей было, в частности, взаимодействие с концертными площадками Москвы, со СМИ, общественными организациями столицы и многое другое.

С 2004 по 2018 год Н. Коршунова проводила постоянные абонементы и концерты крупных школьных коллективов (Московский камерный оркестр им. Гнесиных и Московский духовой оркестр имени Н.М. Михайлова) у нас в стране и за рубежом.

Однако после прихода к руководству детской музыкальной школой Ольги Харитоновой, с 2017 года ставшей и.о. директора, а в 2019-м — директором, «неожиданно обнаружилось», что должности, которую занимала Наталья Коршунова почти 15 лет, якобы не должно быть в штатном расписании. В итоге после долгих перипетий всё это привело к тому, что должность Н. Коршуновой была сокращена.

Судебные разбирательства

Сейчас в Дорогомиловском районном суде г. Москвы рассматривается иск пианистки о признании незаконным увольнения по сокращению численности или штата работников организации, а также о восстановлении на работе и компенсации морального вреда.

Н. Коршунова считает, что проведённое сокращение носит мнимый характер, ведь сокращена только её должность, причём никаких реальных объективных оснований для сокращения должности заместителя директора по концертной работе не было. Помимо этого, стало известно, что некоторые концертно-административные обязанности в школе выполняет сейчас другой человек. То есть, добившись своей цели (избавившись от задающего слишком много вопросов сотрудника), администрация просто-напросто привлекает к этой деятельности другого человека, полагает пианистка.

Наталья Юрьевна рассказала корреспонденту «Правды» о том, что происходило в детской музыкальной школе имени Гнесиных в последние несколько лет.

— Когда я пришла в школу, О. Харитонова там уже работала, играла на скрипке в камерном оркестре имени Гнесиных, в состав которого входили как преподаватели школы, так и её бывшие выпускники, — отметила Наталья Юрьевна. — Руководил оркестром бывший директор школы Андрей Подгорный. Когда началась концертная деятельность оркестра, школе понадобился заместитель директора по концертной работе. Таким образом я начала свою деятельность в школе. С Ольгой Александровной контактировала только на репетициях, концертах, но отношения уже тогда становились напряжёнными.

Ещё один момент, который обострил наши отношения с Харитоновой, — это ситуация с невыплатой части заработной платы педагогам в результате «внезапного» возникновения за школой некоего долга, который якобы составлял сначала три миллиона рублей, потом неожиданно увеличивался до пяти миллионов и далее — по нарастающей.

Откуда взялся этот долг, администрация школы толком нам не объяснила, связав это с деятельностью предыдущего руководства школы: мол, оно не разобралось с какими-то финансовыми вопросами. В итоге педагоги вдруг стали получать «голый» оклад в размере 18 тысяч рублей, прекратили выплачивать все надбавки. Всё это продолжалось несколько месяцев. Денег нет, нагрузка высокая — я начинаю задавать вопросы руководству от имени всего коллектива школы, и это, естественно, не нравится администрации.

Кроме того, некоторое время назад я подписала открытое письмо известного пианиста Михаила Лидского руководителю департамента культуры г. Москвы А. Кибовскому в защиту российского детского музыкального и художественного образования, подвергаемого «реформированию». М. Лидский выступил против того, чтобы детские и музыкальные школы, являющиеся частью серьёзного образования, превращались в самодеятельные кружки. Моя подпись под этим письмом также обратила на себя внимание, и, как заявляла Харитонова, столичный департамент культуры якобы вынуждает уволить меня в связи с этим.

Кроме того, задолго до сокращения, 29 августа 2018 года, произошла ещё одна история, которая также повлияла на дальнейший ход событий.

Совершенно внезапно Ольга Харитонова попросила меня «помочь школе» и написать заявление о переводе с должности заместителя директора на должность методиста, устно обещав, что за мной сохранятся те же самые обязанности и оплата труда. Подвоха я сначала не заподозрила и под диктовку работников отдела кадров такое заявление написала. Но впоследствии, почуяв неладное и посоветовавшись с юристами, его отозвала.

В обоснование своего решения я написала, что усматриваю в этом нечто незаконное и противоправное, а также что оплата труда методиста несопоставима с оплатой моего труда в качестве заместителя директора, а моя зарплата — единственное средство к существованию в моей семье, соответственно, падение дохода существенно ухудшит положение всех её членов. И добавила, что при отказе решить возникшую проблему буду вынуждена обратиться в государственную инспекцию труда, прокуратуру, департамент культуры Москвы. Впоследствии О. Харитонова подчёркивала, что моё сокращение связано в том числе и с этим моим отказом от перевода на должность методиста.

Кроме того, заявляя, что моей должности быть не должно в штатном расписании, директор обосновывала это тем, что в Едином тарифно-квалификационном справочнике работ и профессий (ЕТКС) она не значится. Между тем в штатном расписании детской музыкальной школы имеется определённое количество должностей, не предусмотренных ЕТКС, но на это никто внимания не обращает. Кроме того, при сокращении мне не предложили предусмотренную ЕТКС должность «заместитель директора», а предлагали лишь нижестоящие и низкооплачиваемые должности.

Одной из причин увольнения стало, на мой взгляд, то, что, по мнению администрации школы, я получаю слишком большую зарплату, о чём мне неоднократно заявляли. При этом подчёркивали, что меня следует перевести на другую должность.

Например, на аудиозаписи заседания профкома, которая предоставлена с нашей стороны в суд, отчётливо слышно, как Харитонова заявляет: «Понимаете, это два года с момента 20 сентября, как я стала исполняющей обязанности, Наталья Юрьевна получает, простите, зарплату выше моей. Потому что зам получает на 20 процентов ниже директора. И плюс у неё надбавка за почётное звание».

В итоге 18 июня 2019 года О.А. Харитоновой был подписан приказ о сокращении занимаемой Коршуновой должности заместителя директора по концертной работе. Предлогом для сокращения в приказе директора стала некая «рационализация штатной структуры».

А 1 ноября 2019-го Наталья Юрьевна была уволена на основании п.2. ст.81 ТК («Сокращение численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя»).

Как утверждает Н. Коршунова, решения Харитоновой в отношении неё не основаны ни на каких распоряжениях департамента культуры Москвы, вопреки утверждениям администрации, и носят личный характер, что, собственно, и подтвердили обращения Натальи Юрьевны в департамент. «Моё назначение на должность заместителя директора по концертной работе было согласовано с департаментом культуры г. Москвы, — говорит она, — трудовой договор, по которому я была оформлена, являлся бессрочным, поэтому ссылки Харитоновой на некие рекомендации департамента, тем более устные, не выдерживают никакой критики».

«Мы — не концертная организация»

Корреспондент «Правды» связалась с директором детской музыкальной школы имени Гнесиных Ольгой Харитоновой и попросила представить свою версию происходяшего.

— Наталья Юрьевна была уволена в связи с сокращением штата, — рассказала О. Харитонова. — Процедура проведена в соответствии с законом, у нас были проверяющие из прокуратуры и трудовой инспекции, которые не нашли нарушений со стороны школы. Сейчас функции, которые выполняла Наталья Коршунова, осуществляю я. Руководитель в принципе имеет право взять на себя функции любого работника, в том числе, допустим, главного бухгалтера, начальника отдела кадров...

— Была ли необходимость сокращать должность Натальи Юрьевны?

— Наша организация не имеет права держать заместителя именно по концертной работе, потому что мы не концертная, а образовательная организация, главная наша задача — обучение детей. Наталья Юрьевна ссылается на то, что в специализированных учебных заведениях есть подобные должности, но там объём концертной работы гораздо больше, чем у нас.

Она хотела остаться просто на должности заместителя директора. Но такую должность без указания того или иного направления, которым будет заниматься заместитель, предоставить невозможно: есть заместители либо по учебной деятельности, либо по административно-хозяйственной работе. Со стороны департамента культуры неоднократно поступали замечания: такой должности, как «заместитель директора по концертной работе», в нашем учебном заведении быть не должно, и обращали внимание на то, что число заместителей директора слишком велико.

Функции Натальи Юрьевны были распределены между мной, завучем и преподавателями. Наталью Юрьевну принимал на работу директор, у которого была обширная концертная деятельность с прежним оркестром, сокращённым ныне до ансамбля. Соответственно раньше она проводила большую работу, но сегодня в связи с тем, что оркестр прекратил свою деятельность, объём её работы оказался не так велик.

Мы могли бы подобрать ей какую-то иную должность, но Наталья Юрьевна повела себя не очень корректно, писала жалобы во все инстанции. Сначала её поддерживал наш профсоюз, но после жалоб, которые очернили не только моё имя, но и всех преподавателей школы, даже в профсоюзе отметили, что не намерены больше за неё заступаться. Ей были предложены должности, которые были на тот момент свободны, но её они не устроили.

Наталья Коршунова отметила, что данные слова О.А. Харитоновой не совпадают с истинными событиями. Профсоюз школы как раз поддерживал её и выступил с ходатайством о сохранении её должности или о введении другой (с другим названием), совпадающей по административным функциям и уровню зарплаты, поскольку концерты и фестивали — важная составляющая деятельности школы. В присутствии членов профкома Ольга Александровна пообещала ввести новую должность, чем усыпила бдительность профкома. Поверив на слово директору, люди просто не подготовили необходимые по процедуре документы.

Как рассказала Н. Коршунова, в последние дни работы в МГДМШ им. Гнесиных на вопрос: «Будет ли введена такая должность?» — она получила ответ от О. Харитоновой: «Для вас ничего не будет». Всё это время коллектив школы работал в атмосфере постоянных придирок со стороны администрации.

Наталья Коршунова намерена продолжать добиваться признания незаконным своего увольнения по сокращению численности или штата работников, а также вновь поднять вопрос о недопустимости самоуправства и безнаказанности чиновников в любых учреждениях.

Алёна ЕРКИНА

Источник: «Правда»

Читайте также

Секреты «сталинского чуда» Секреты «сталинского чуда»
«Правда» в своих публикациях не раз возвращалась к теме поистине беспрецедентных на тот момент экономических достижений Страны Советов в годы первой пятилетки, когда темпы развития, величие и значение...
13 Августа 2020
Пушкин и болдинский карантин Пушкин и болдинский карантин
Эпидемия коронавируса, как из ряда вон выходящее событие, не могла не вызвать волну мифотворчества, том числе и на просторах интернета. И вот там уже появились стихи, приписываемые не кому иному, а ...
13 Августа 2020
Советские учебники — лучшие! Советские учебники — лучшие!
Ни для кого не является секретом, что в нашей стране за последние годы общий уровень образованности населения значительно снизился. Основной причиной этого большинство специалистов из преподавательск...
12 Августа 2020