Т. Куликова. О прогрессивном подоходном налоге

Т. Куликова. О прогрессивном подоходном налоге

На днях Высшая школа экономики (ВШЭ) предложила ввести в России прогрессивную шкалу подоходного налога при условии введения налоговых вычетов для доходов, которые будут инвестироваться в российскую экономику. По замыслу авторов эта мера должна способствовать экономическому росту путем стимулирования инвестиций. Однако не все инвестиции способствуют экономическому росту, и вряд ли возможно реализовать подобную идею так, чтобы от нее не получилось больше вреда, чем пользы. Тем не менее, появление предложения о прогрессивном подоходном налоге от столь приближенной к власти организации (даже с оговорками об инвестиционных вычетах) – это хороший знак: он говорит о том, что Россия, скорее всего, не останется в стороне от начинающей сейчас формироваться общемировой тенденции к повышению налогообложения состоятельных граждан.

В своем отзыве на законопроект о федеральном бюджете ВШЭ предложила увеличить ставку налога на доходы физических лиц (НДФЛ) до 20–24 % для доходов свыше 12 и 24 млн рублей в год, но «в сочетании с установлением эффективного инвестиционного вычета». Похожая мера предлагается и для предприятий: увеличение ставки налога на прибыль до 24% или даже до 30% (сейчас 20%), также в сочетании с инвестиционным вычетом. Идея состоит в том, чтобы создать своеобразный механизм «принуждения к инвестированию», обложив повышенным налогом неинвестируемые личные доходы состоятельных граждан и лежащие на счетах прибыли компаний.

Детали предлагаемой схемы пока не известны; по-видимому, за основу предлагается взять идею индивидуальных инвестиционных счетов (ИИС), которые уже работают несколько лет и пользуются большой популярностью у представителей среднего класса. Напомню, ИИС открывается на три года, в течение которых на него деньги можно только вносить, а снимать нельзя; при этом взносы на ИИС в пределах 400 тыс. рублей в год учитываются как налоговый вычет. То есть сумма взносов вычитается из налогооблагаемого дохода гражданина за соответствующий год, в результате чего этот гражданин получает от государства возврат уплаченного НДФЛ в размере до 52 тыс. рублей в год. Понятно, что этот «подарок от государства» не для бедных: чтобы им воспользоваться, надо иметь свободные средства, которые заведомо не понадобятся в ближайшие три года, и кроме того, надо иметь официальный доход, с которого платится НДФЛ.

Таким образом, основные выгодоприобретатели от введения механизма ИИС – это средний класс, а также всевозможные финансовые посредники, обеспечивающие инфраструктуру для инвестирования средств на рынок ценных бумаг. Все это было бы полезно и для государства тоже, если бы средства, внесенные гражданами на ИИС, в итоге попадали бы в реальную экономику. Однако такого практически нет: деньги вращаются на финансовых рынках, в результате чего цены акций и прочих финансовых активов растут, но к реальной экономике это не имеет почти никакого отношения (можно, правда, вспомнить, что часть средств на ИИС вложена в корпоративные облигации, выпуская которые наши предприятия привлекают финансирование, но объемы таких вложений все еще незначительны).

Так что не любые инвестиции ведут к экономическому росту. Экономический рост зависит от инвестиций в основной капитал предприятий, и именно таких инвестиций у нас катастрофически не хватает. В 2019 году в России доля капитальных инвестиций в ВВП составила всего лишь 17%, в то время как по оценкам специалистов для запуска экономического роста эта доля должна составлять минимум 20-22%; в этом году доля инвестиций в ВВП еще заметно сократится. Рынок ценных бумаг должен был бы быть механизмом преобразования средств инвесторов в капитальные инвестиции предприятий, но на практике он эту функцию выполняет весьма неэффективно. Поэтому стимулирование людей к инвестициям на рынке ценных бумаг ничего не даст для экономического роста, а реализовать возможность прямых инвестиций физических лиц в инвестиционные проекты предприятий практически нереально.

Более того, считать «неинвестируемыми» средства граждан и предприятий, лежащие на банковских депозитах, как это делают эксперты ВШЭ, – в корне неверно. На самом деле, банки – это тоже механизм, который должен был бы преобразовывать сбережения (депозиты) в инвестиции (в частности, в кредиты предприятиям на развитие). Просто в России он эту функцию выполняет весьма ограниченно – как и рынок ценных бумаг. Так может быть, нашим финансовым властям надо сначала разобраться с эффективностью банковской системы и добиться наконец большего участия банков в кредитовании реальной экономики? Тогда и такое «принуждение к инвестированию» не понадобится.

Так что пользы от реализации идеи ВШЭ будет немного, а вот вред может получиться заметный. Поскольку единственная заявленная цель указанной инициативы ВШЭ – это стимулирование инвестиций, то введение повышенной ставки НДФЛ по идее должно распространяться только на «неинвестируемые» доходы. Поэтому можно предположить, что суммы налоговых вычетов будут весьма значительными (поскольку налоговым вычетом можно стимулировать инвестирование лишь в пределах суммы этого вычета). А значит, государственный бюджет недосчитается большого объема средств, которые могли бы быть собраны в качестве НДФЛ с состоятельных граждан – хотя бы даже по нынешней, весьма скромной ставке 13%. То есть мы по сути получим схему с ИИС, только кратно масштабированную по объемам и работающую для еще более узкой категории населения – для верхней части среднего класса. Эти люди смогут просто-напросто заводить на биржу средства в размере допустимого налогового вычета и держать их там требуемое количество лет, вложив в ОФЗ и другие ценные бумаги, и тогда эти средства будут освобождены от подоходного налога. На самом деле, многие из этих людей вкладывают деньги на бирже и сейчас, причем без всякого налогового вычета. А теперь ВШЭ им за это еще и налоговый вычет предлагает дать. Такой вот «подарок от государства» для состоятельных граждан!

К счастью, предлагаемая экспертами ВШЭ мера в ее нынешнем виде, скорее всего, реализована не будет; во всяком случае Совет Федерации уже выступил против этой идеи. Однако само появление такой идеи, выдвинутой столь откровенно либеральной организацией как ВШЭ, – это серьезный знак. Он говорит о том, что идея увеличения налогообложения состоятельных граждан даже в даже в российском жестко регулируемом информационном поле больше не является запретной темой, как это было в последние два десятилетия.

Более того, обосновывая свою идею, эксперты ВШЭ прямо заявляют, что по их оценкам достигнутый налоговыми органами уровень контроля и современная внешнеэкономическая ситуация «существенно ограничивают возможности бегства национального капитала» и вывода денег за рубеж, поэтому повышение налогов не приведет к массовой эмиграции налогоплательщиков. Таким образом, эксперты ВШЭ прямо опровергают тезис о том, что повышение налогов на состоятельных граждан приведет к оттоку капитала и сокращению собираемости налогов, а этот тезис всегда был основным аргументом наших финансовых властей, который они использовали для обоснования отказа от прогрессивного налогообложения.

Появление в российском информационном поле идеи увеличения налогообложения для состоятельных граждан лежит в русле зарождающейся сейчас общемировой тенденции, о которой мы уже упоминали в недавней статье «Грядет эпоха перемен?» (Правда, №85, 17.09.2020). Суть в том, что в последние годы рост экономического неравенства, который наблюдается повсюду в мире и существенно ускорился в связи с пандемией, привел к уровням неравенства, угрожающим социальной стабильности, и мировые элиты постепенно начинают понимать, что с этим надо что-то делать. Похожая ситуация была во время Великой Депрессии в западном мире, и тогда налоги на богатых были повышены кардинально (в ведущих капиталистических странах максимальные ставки подоходного налога в 1930-е годы были подняты до 50-70%, а во время Второй мировой войны они достигли 90% и более).

Еще одной иллюстрацией зарождающейся ныне тенденции является то, что значительное увеличение налогообложения состоятельных граждан было одним из центральных пунктов предвыборной программы Джо Байдена, который по-видимому будет следующим президентом США. Байден обещает поднять верхнюю ставку федерального подоходного налога (для доходов свыше 400 тыс. долларов США в год) с нынешних 37 до 39.6%, а также ввести для этой категории налогоплательщиков дополнительные страховые взносы в систему государственных пенсий по ставке 12.4% (сейчас в США страховые взносы с зарплат выше 138 тыс. долларов в год не взимаются). Кроме того, Байден предлагает отменить некоторые налоговые вычеты для состоятельных граждан, увеличив при этом налоговые вычеты для низкодоходных групп населения.

Пока это только провозглашенные идеи; до их реализации еще очень далеко. На момент написания этой статьи еще не было окончательно известно, будет ли Байден следующим президентом США. Нужное количество голосов выборщиков он набрал, но его соперник Дональд Трамп обратился в суды нескольких штатов с исками по поводу многочисленных нарушений на выборах (нынешние президентские выборы в США по количеству нарушений и степени их бесцеремонности сопоставимы с нашим референдумом по поправкам в Конституцию), и если иски Трампа будут удовлетворены, то победа Байдена на выборах теоретически может быть аннулирована. Даже если Байден все-таки побеждает, то все равно далеко не факт, что ему удастся реализовать все свои обещания, поскольку Сенат, по-видимому, будет контролироваться республиканцами (хотя и это еще не ясно до конца: то, какая партия будет контролировать Сенат, станет окончательно ясно только в январе, когда пройдет второй тур выборов на два места в Сенате от штата Джорджия). Тем не менее, сам факт того, что в предвыборной программе будущего президента США обещано столь значительное повышение налогов для наиболее состоятельных граждан, свидетельствует о том, что эта тема постепенно приобретает актуальность в мировом масштабе.

Вот и в России наконец заговорили о по-настоящему прогрессивной шкале НДФЛ (ту шкалу, которая будет действовать со следующего года, где основная ставка 13%, а при этом верхняя ставка – всего лишь 15%, назвать прогрессивной язык не поворачивается: это был чисто популистский ход перед референдумом о поправках в Конституцию). Причем эксперты из ВШЭ наконец-то подтвердили то, что уже давно говорили коммунисты: при нынешнем уровне развития информационных технологий вполне реально обеспечить собираемость налогов и по более высоким ставкам чем 13%.

Коммунисты настойчиво и последовательно выступают за возвращение к прогрессивному подоходному налогу: фракция КПРФ многократно вносила в Госдуму соответствующие законопроекты, но все эти попытки блокировались партией власти. А теперь мы видим, что ситуация меняется и перспектива перехода к прогрессивному подоходному налогу в ближайшие несколько лет становится более реальной.

Татьяна КУЛИКОВА, экономист

Читайте также

Образование и безопасность государства. Обращение к гражданам России Образование и безопасность государства. Обращение к гражданам России
Уважаемые соотечественники! Положение в области образования вызывает в последние годы всё более глубокое беспокойство российского общества. Вряд ли нужно доказывать, что именно образование является фу...
4 Декабря 2020
Президент ПАНИ А.В. Воронцов принял участие в конференции «Итоги года 2020: евразийская дуга нестабильности» Президент ПАНИ А.В. Воронцов принял участие в конференции «Итоги года 2020: евразийская дуга нестабильности»
Международная научная конференция «Евразийская дуга нестабильности и проблемы региональной безопасности от Восточной Азии до Северной Африки: предварительные итоги 2020 года» стартовала в онлайн-форма...
4 Декабря 2020
Малые города: скрепы или изгои? Малые города: скрепы или изгои?
Около сорока миллионов человек проживает в малых городах России. У большинства из них древняя, своеобычная судьба, связанная с историческими событиями, личностями, прославившими родовые гнезда и Отече...
4 Декабря 2020