Т. Куликова. О чем говорит взлет цен на золото

Т. Куликова. О чем говорит взлет цен на золото

В последние две недели июля мы наблюдаем взрывной рост цен на драгоценные металлы – золото и серебро. Цена золота обновила исторические максимумы во всех основных мировых валютах. Безудержное печатание денег ведущими мировыми центробанками не проходит даром, и дестабилизация мировой финансовой системы набирает обороты.

Чтобы лучше понять значение тех событий, которые сейчас происходят на рынке драгоценных металлов, рассмотрим сначала динамику цен на золото за последние 50 лет и ее связь с денежно-кредитной политикой в США и других развитых капиталистических странах.

Как известно, до 1971 года в рамках Бреттон-Вудской финансовой системы существовал золотой стандарт, то есть жесткая привязка к золоту доллара США, а через него и всех основных валют капиталистической части мира. С 1944 года привязка держалась на уровне 35 долларов за тройскую унцию (31.1 граммов), причем США гарантировали возможность конвертации долларов в физическое золото по этой цене. Этот порядок был отменен в 1971 году, когда США, по сути, объявили дефолт, отказавшись обменивать доллары на золото. Мир перешел к системе так называемых фиатных валют, где валюты не обеспечены ничем, кроме доверия к ним, а курсы валют по отношению друг к другу плавающие, то есть определяются спросом и предложением.

Отказ от золотого стандарта позволил США дать денежно-кредитный стимул экономике, которая к концу 1960-х годов начала заметно замедляться и вошла в рецессию: по итогам 1970 года ВВП страны упал на 0.25%. Отказавшись от золотого стандарта, США нарастили денежную массу и объемы кредитования в экономике, что позволило им выйти из этой локальной рецессии, но устойчивый рост запустить им так и не удалось: на протяжении 1970-х годов экономика США росла вяло и неустойчиво. Более того, постепенно начала разгоняться инфляция: на пике в 1980 году годовая инфляция в США составила 13.5%. Похожая картина была и в других странах западных странах. Поэтому десятилетие 1970-х годов вошло в экономическую историю как десятилетие стагфляции, то есть стагнации экономики на фоне высокой инфляции.

Это было очень тяжелое время для бизнеса и населения, потому что сбережения таяли, а рост зарплат заметно отставал от роста цен. А вот для золота это было «золотое» десятилетие: цена драгметалла в 1980 году достигла 850 долларов за унцию, то есть за десять лет она выросла почти в 25 раз (на приведенном выше графике значения цены сглаженные, поэтому краткосрочные пики не видны).

К началу 1980-х ускорение инфляции стало в США серьезной политической проблемой, и было принято политическое решение остановить инфляцию, чего бы это не стоило. Учетная ставка была резко поднята (на пике - до 19%, что значительно было выше инфляции), а предложение денег жестко ограничено. В начале 1980-х экономика США свалилась в рецессию, были массовые банкротства, но инфляцию при этом удалось задавить. Существенную роль в этом сыграл также массовый перенос производства в Китай и другие развивающиеся страны, что позволило резко снизить себестоимость производства потребительских товаров. Снижение инфляции открыло возможность понижать учетную ставку, и экономика вернулась к росту. А к концу 1980-х дополнительную поддержку этому росту оказало расширение рынков сбыта за счет стран бывшего социалистического блока. В итоге доверие к доллару США было восстановлено, а значит, и цены на золото стали снижаться, стабилизировавшись в диапазоне 300-400 долларов за унцию.

В начале нового века, когда эффект от расширения рынков сбыта уже был отыгран, мировой экономический рост стал финансироваться за счет ускоренного роста кредитования; закредитованность населения и бизнеса росла быстрее роста доходов. Это пока еще не отражалось на общем уровне потребительской инфляции (значительный рост цен на услуги, такие как медицина и образование, компенсировался низкими ценами на продовольствие и товары народного потребления, себестоимость которых была стабильна благодаря росту производительности труда), однако цены на сырьевые товары выросли довольно существенно. Золото тоже росло в цене, хотя и весьма умеренно – на уровне других товарных активов. Можно сказать, что в период с 2000 по 2008 год золото вело себя не как монетарный актив, а скорее, как обычный промышленный металл. Мировая система фиатных валют в то время представлялась крепкой и надежной, так что и особой нужды в защитном монетарном активе ни у кого не было.

Все изменилось осенью 2008 года – с началом острой фазы мирового финансового кризиса. Американская Федеральная резервная система (ФРС; аналог центробанка) снизила учетную ставку до нуля и начала «количественное смягчение», то есть покупку на свой баланс государственных облигаций за счет «свеженапечатанных» денег. Затем ее примеру последовали и другие ведущие мировые центробанки. Объемы печатания денег были беспрецедентны для мирного времени, и доверие к финансовой системе пошатнулось. Цена золота резко выросла: за три года она выросла с 700 до 1900 долларов за унцию (пик был достигнут в 2011 году, когда был понижен кредитный рейтинг США). В этот период золото росло в цене значительно сильнее, чем промышленные металлы, то есть в период кризиса функция золота как защитного финансового актива вновь стала актуальной.

Однако в 2012-2013 годах стало понятно, что мировая финансовая система в целом на этот раз устояла (несмотря на продолжающийся долговой кризис в Европе). Мировая экономика вернулась к не очень быстрому, но устойчивому росту. Выход из кризиса произошел в первую очередь благодаря Китаю, который за счет резкого наращивания объемов кредитования запустил масштабную программу инвестиций в развитие инфраструктуры, и это вытянуло из кризиса мировую экономику в целом. При этом потребительская инфляция в развитых странах оставалась низкой («свеженапечатанные» деньги шли на финансовые рынки, а не на потребительский рынок). В результате цена золота пошла вниз и стабилизировалась в диапазоне 1200–1300 долларов за унцию.

Период относительной стабильности мировой финансовой системы продолжался до конца 2018 года. В это время ведущие мировые центробанки стали строить планы нормализации денежно-кредитной политики. Однако эти планы остались по большей части нереализованными. Некоторых успехов добилась только ФРС США: начиная с декабря 2015 года она к концу 2018 года смогла постепенно поднять ставку с нуля до диапазона 2.25-2.50% и даже смогла немного сократить свой баланс (сокращение баланса центрального банка – это действие, обратное количественному смягчению, то есть это изъятие денег из финансовой системы).

Однако в конце 2018 года вновь появились признаки замедления мировой экономики и наступающей рецессии; в декабре финансовые рынки упали. Желая оттянуть наступление рецессии и поддержать финансовые рынки, ведущие мировые центробанки с начала 2019 года вновь начали смягчать денежно-кредитную политику. На тот момент у Европейского ЦБ и Банка Японии практически не было пространства для маневра, так что они просто отказались от планов по нормализации денежно-кредитной политики в обозримом будущем. А ФРС в начале года объявила о прекращении цикла повышения учетной ставки и о сворачивании программы сокращения своего баланса; затем летом она учетную ставку понизила (заявив, что это «превентивное единовременное понижение»); потом ставка была понижена еще раз; а в октябре возобновилось количественное смягчение. (Все это, кстати, показывает, что рецессия назревала уже давно и без всякой пандемии, а пандемия стала лишь спусковым крючком для нее.)

Такой разворот в политике ведущих мировых центробанков, естественно, сказался на цене золота: с 2019 года она опять начала устойчиво расти. Но инвесторы тогда еще не ставили под сомнение доверие к финансовой системе в целом, поэтому рост цены золота был довольно умеренным – в среднем на уровне других классов активов; а вот рынки акций, где надувались гигантские спекулятивные пузыри, росли гораздо быстрее.

В марте 2020 года на мировых финансовых рынках произошел грандиозный обвал, и ведущие мировые центробанки стали заливать кризис «свеженапечатанными» деньгами в умопомрачительных объемах: в долларах и евро счет идет на триллионы. Это на порядок больше, чем было в прошлый кризис. В результате после мартовского обвала цены активов на всех мировых финансовых рынках опять начали расти за счет притока спекулятивных денег. Цена золота тоже росла, но по сравнению с взрывным ростом денежной массы рост цены золота все еще был умеренным: за второй квартал цена выросла примерно на 10% (с 1600 до 1770 долларов за тройскую унцию).

И вот в последней декаде июля цена золота взлетела. За двухнедельный период с 20 по 31 июля золото подорожало на 9% – с 1810 до 1975 долларов. Более того, был обновлен и существенно превышен исторический максимум, достигнутый в 2011 году (он составлял порядка 1920 долларов за унцию).

Еще более впечатляющую динамику показало серебро – другой драгоценный металл, традиционно считающийся монетарным. За эти две недели оно выросло в цене на 26% (с 19.4 до 24.4 долларов за тройскую унцию), а в целом за месяц рост составил 36%. Для серебра июль 2020 года стал лучшим месяцем с декабря 1979 года, и по сравнению с другими основными классами активов на мировых рынках по итогам июля серебро стало безусловным лидером роста, причем с огромным отрывом.

Более того, среди всех основных классов активов серебро является лидером роста и в целом по итогам первых семи месяцев года (январь-июль); далее за ним следует золото. Только у этих двух активов рост за семь месяцев превысил 30%.

На первой неделе августа рост цен золота и серебра продолжился. По итогам недели золото и серебро выросли на 2.7% и 15.1% соответственно. Золото преодолело психологически важную отметку 2000 долларов за унцию и закрепилось выше этого уровня; серебро закрыло неделю выше 28 долларов за унцию.

Важно, что рост цен золота и серебра происходит именно за счет взрывного роста инвестиционного спроса, который с лихвой компенсирует падение спроса со стороны промышленности и ювелирной отрасли (промышленное производство, где золото и серебро также используются, все еще далеко от докризисных уровней, а на покупку ювелирных украшений свободных денег у населения стало значительно меньше). Иллюстрацией этого может служить тот факт, что за последние месяцы заметно вырос объем импорта золота в Швейцарию, где держат свои богатства многие состоятельные люди со всего мира.

Более того, непосредственно сам взлет цен металлов в эти три недели начиная с последней декады июля тоже объясняется именно инвестиционным спросом на физическое золото, а не действиями краткосрочных спекулянтов, играющих на рынке «бумажного» золота и серебра (то есть на фьючерсах и опционах). В течение пяти торговых дней с 22 по 28 июля (то есть как раз тогда, когда рост был наиболее значительным) спекулянты в целом золото и серебро продавали: по данным американской Комиссии по торговле товарными фьючерсами за указанный период чистые позиции спекулянтов по золоту и серебру сократились. За пять торговых дней с 29 июля по 4 августа (более свежей информации пока нет) чистые позиции спекулянтов опять сократились, хотя и незначительно.

То, что золото и серебро дорожают именно благодаря инвестиционному спросу, объясняет и тот факт, что в эти две недели два других драгоценных металла – платина и палладий – никакого особенного роста не показали. Дело в том, что эти металлы не являются монетарными: в истории человечества они в качестве денег не использовались, поэтому и инвестиционного спроса на них нет. Это просто промышленные металлы, только очень дорогие (палладий сейчас все еще дороже золота – 2100 долларов за унцию, но это значительно ниже, чем он стоил в феврале этого года, до мартовского обвала рынков).

А вот криптовалюты в последние две недели взлетели в цене вместе с золотом и серебром. Их взлет был даже более мощным – на десятки процентов (из всех основных криптовалют больше всех подорожал эфир – на 40%; биткоин прибавил в цене 23%). Это много – даже с учетом того, что криптовалюты вообще более волатильны (то есть имеют более сильные колебания цены), чем большинство других активов.

Криптовалюты сейчас растут вместе с драгоценными металлами потому, что многие считают, что криптовалюты – это такое «современное золото», то есть защитный актив на случай, когда инфляционные риски нарастают и доверие к фиатным валютам пошатнулось. Так считает в первую очередь молодежь, но не только: среди тех, кто придерживается этой точки зрения есть и очень серьезные инвесторы. Так считает, например, американский миллиардер Пол Тьюдор Джонс, управляющий крупного хедж-фонда Tudor Investment и считающийся одним из лучших инвесторов-макроэкономистов. В мае этого года он заявил, что 1-2% от всех средств его фонда вложены в биткоин. Посмотрим, оправдается ли эта точка зрения…

Почему взлет цен золота и серебра произошел именно сейчас, хотя «печатный станок» работает в турборежиме уже несколько месяцев? Непосредственным спусковым крючком для роста стала пришедшая в понедельник 20 июля информация о том, что лидеры европейских стран договорились о пакете помощи (частично – безвозмездной) наиболее пострадавшим от пандемии странам Евросоюза. Это первый шаг к финансовой интеграции стран Еврозоны, что должно повысить финансовую устойчивость европейской экономики в целом (за счет Германии и стран Северной Европы). На этой новости евро стал резко расти ко всем валютам, и в частности, к доллару США, в результате чего индекс доллара (то есть средневзвешенный курс доллара к основным мировым валютам) начал резко падать. Поэтому исчисляемые в дешевеющих долларах цены металлов пошли вверх.

Но дело не только в этом. Главное в том, что падение доллара спровоцировало бегство капитала в защитные активы. Ведь цены золота и серебра резко выросли не только в долларах, но и во всех основных мировых валютах – включая резко дорожающий евро. Теперь цена золота находится на историческом максимуме во всех основных мировых валютах, включая и японскую иену, где на днях был превышен исторический максимум, достигнутый еще в 1980 году.

Кроме того, именно сейчас стало окончательно ясно, что никакого V-образного восстановления экономики не будет, и мировая экономика еще долго не сможет держаться на плаву без масштабных стимулирующих мер. Так, например, в США в последние две недели июля количество первичных обращений за пособием по безработице опять начало расти. Да и пандемия никуда не делась, заболеваемость опять растет. Так что теперь уже ясно, что развитым странам придется и дальше продолжать накачивать экономику деньгами, иначе жесткая рецессия неизбежна. И это будет делаться, что подтвердил на пресс-конференции в среду 29 июля глава ФРС Джером Пауэлл: «мы будем делать для поддержания экономики все, что нужно, так долго, как это будет необходимо».

Но даже если США и другие развитые страны продолжат накачку экономики деньгами, то устойчивый рост экономики запустить им все равно не получится, поскольку с таким долговым бременем экономика не может работать эффективно. То есть, прежде чем рост возобновится по-настоящему, необходимо освободить экономику от избыточной закредитованности. Для этого история знает только два способа: либо массовые банкротства, либо период высокой инфляции, когда долги тают так же, как и сбережения. Похоже, что выбран второй путь – разгон инфляции. Мы вновь окажемся в ситуации, где были США и весь капиталистический мир в 1970-х, то есть мировую экономику ждет период стагфляции, который может продлиться несколько лет. Именно это говорит нам взрывной рост цены золота…

Татьяна КУЛИКОВА, экономист

Читайте также

С. Замлелова. Насаждение безграмотности С. Замлелова. Насаждение безграмотности
Когда российские власти заговаривают о реформах, впору кричать «Спасайся, кто может!» Редкая реформа в нашей стране заканчивается улучшением дел в соответствующей отрасли или народным довольством и п...
20 Сентября 2020
«За Непрядвой лебеди кричали». Программа С. Шаргунова «Двенадцать»
Сергей Шаргунов о 640-й годовщине Куликовской битвы и прощании с пушкинистом Валентином Непомнящим. Выпуск авторской программы Сергея Шаргунова «Двенадцать» на канале «Россия 24»....
20 Сентября 2020
«Браво! Дитя Шаляпина!» К 100-летию Александра Огнивцева «Браво! Дитя Шаляпина!» К 100-летию Александра Огнивцева
Ну кто бы мог подумать из детского и юношеского окружения паренька с исконно русским именем Александр, сына машиниста из Луганщины, с ранних лет увлекавшегося техникой и любившего мастерить, что ему у...
19 Сентября 2020