Сверхзвезда советского кино. К 100-летию со дня рождения Владимира Дружникова

Сверхзвезда советского кино. К 100-летию со дня рождения Владимира Дружникова

При открытии мемориальной доски в Москве на доме № 28 по 1-й Тверской-Ямской улице, где Владимир Васильевич Дружников жил с 1955 по 1994 год, Василий Семенович Лановой назвал его «сверхзвездой советского кинематографа». И это было справедливо, хотя в годы творческой жизни артиста термин тот еще не употребляли. Вместе эти актеры снимались в фильме «Офицеры» (1971), в котором командир эскадрона Георгий Петрович (В. Дружников) произносит ставшую крылатой фразу: «Родину защищать... Есть такая профессия».

Играть военных Дружникову было по душе. Он родился 30 июня 1922 года в семье Дружниковых: Василия Львовича, кадрового военного, и Серафимы Ивановны, служившей в Наркомате обороны. Но сына с детства тянуло к искусству: он занимался в драмкружке, сыграв чеховского Ваньку Жукова, после окончания в 1938 году средней школы поступил в студию Центрального детского театра, прекрасно показал себя, по свидетельству ленинградского искусствоведа А.А. Гозенпуда, в не слишком удачном спектакле «Недоросль» в роли Милона, подчеркнув искренность и благородство своего героя.

С Владимиром Васильевичем меня познакомил мой старший товарищ по собкоровскому корпусу «Известий» Виктор Плешевеня, работавший в Белоруссии и хорошо знавший актера по съемкам фильма «Константин Заслонов», да и сам человек известный, участник партизанской борьбы в Великую Отечественную войну. Фильм, снятый на киностудии «Беларусьфильм» в 1949 году и имевший реальную основу (сценарист Аркадий Мовзон, режиссеры Владимир Корш-Саблин и Александр Файнциммер), будет шестым в биографии актера, получит Сталинскую премию третьей степени. В образе заглавного героя Дружников сумел показать народного героя во всей полноте его политических и нравственных качеств, не поднимая, однако, на котурны, а сближая с простыми тружениками, что поднялись на защиту Родины от фашистских агрессоров. Владимир Васильевич охотно дал мне интервью, но оно по ряду причин опубликовано тогда не было, и я привожу его сейчас, ибо оно отнюдь не устарело, а наоборот – стало вновь актуальным в связи с операцией в Донбассе.

– Я люблю роли людей увлекающихся, сильных, бесстрашных, у кого на первом плане интересы общественные, а не личные. Константин Заслонов не ждет чьих-то указаний, обращается в партийные органы послать его, знающего инженера-железнодорожника, на службу в депо, без которого немцам не обойтись, и вести партизанскую работу – взрывать вражеские поезда, распространять листовки, опровергающие лживую геббельсовскую пропаганду. Сродни ему, но уже в мирные послевоенные дни, музыкант Андрей Балашов. Раненный в руку, он уже не может быть пианистом, но находит силы не опуститься, не бросить музыку, уезжает в Заполярье и под впечатлением самоотверженного труда строителей пишет симфоническую ораторию «Сказание о земле Сибирской».

– Владимир Васильевич, Вы и сами, простите за комплимент, не робкого десятка. Когда режиссер Михаил Чиаурели, автор «Клятвы», «Незабываемого 1919-го», «Падения Берлина» с образом Сталина, возвратился из Москвы в Тбилиси, поскольку пришли иные времена, согласились сыграть маленькую роль в картине «Генерал и маргаритки». Почему?

– Не преувеличивайте мой поступок. Это всего лишь дань уважения выдающемуся режиссеру, желание работать с таким мастером.

– Вы снимались и у других крупных режиссеров – Владимира Петрова, Ивана Пырьева, Всеволода Пудовкина, Дмитрия Васильева, Александра Птушко, Михаила Ромма, Леонида Лукова, Михаила Калатозова, Сергея Бондарчука, Александра Зархи, Николая Лебедева, Александра Столпера, Самсона Самсонова, Виктора Ивченко, Владимира Басова…

– Уточню: не я у них снимался, а они меня снимали. А я не отказывался, если работа была мне интересной. Какие-то личные струны в моей душе затрагивала.

– Однако, как ни велико значение режиссера, образ же создает в итоге актер – и то, что сделал он, остается ведь окончательным.

– Путь к создаваемому образу сложен, зависит от многих, порой от мимолетных, порой от важных причин. Вот Вы упомянули, да, не слишком удачную картину «Генерал и маргаритки», но у нее были основательные идейные поводы. Разразился Карибский кризис, чуть не началась третья мировая война, ее удалось избежать благодаря оперативным мерам советского правительства, а своей картиной мы хотели откликнуться на те события, взяв за основу острое произведение Николая Шпанова, незаслуженно забытого, широко известного по политическим романам «Поджигатели» и «Заговорщики».

– Да, после войны ими зачитывались и взрослые, и молодые…

– Так вот чтобы показаться на две-три минуты в образе Доброва, разговаривающего с маршалом по телефону, я прочитал роман Шпанова «Ураган», и мне вдруг показалось, что работать над небольшой ролью очень интересно и полезно, ибо учишься концентрировать свои знания, свое ремесло на малом участке кинематографического поля.

– Но таких ролей у Вас единицы. Скорее были роли второго ряда, но не менее значимые, чем главные.

– А главных ролей, как правило, всегда несколько, пусть им время в фильме и отведено неодинаковое. Скажем, в фильмах «Первые радости» и «Необыкновенное лето» Владимира Басова по романам Константина Александровича Федина я играю актера Цветухина, мечтающего организовать новый, революционный театр и успешно создающего его. Множеством нитей связан он с другими героями, и чтобы создать его образ, пришлось перечитать романы, биографию Федина, прошедшего путь от участника модернистской группы «Серапионовы братья» до писателя социалистического реализма, академика Академии наук СССР.

– Вы, кажется, актеров играете с…

– С удовольствием. На то я и пошел в актеры!

– В 1945 году на экраны вышел фильм «Без вины виноватые» – там Вы сыграли провинциального актера Григория Незнамова и сыграли с поразительной естественностью и убедительностью.

– Если роль у меня получилась такой, то потому, что нельзя играть иначе, в фильме с тобой Алла Тарасова, Борис Ливанов, Алексей Грибов, Виктор Станицын, Павел Массальский, великие и незабвенные наши учителя!

Публикуя это интервью, думаю, даже убежден, не стоит бояться показывать по телевидению фильмы, снятые в советскую эпоху, будь то классика или тогдашняя современность, тем более о Великой Отечественной войне, нынче именуемой Великой Победой, но редко показывая, как победа эта достигалась, о чем рассказывается в кинокартинах той поры. И те, в которых снимался Владимир Васильевич Дружников, тут на одном из первых мест. «Под знаменем Ленина, под водительством Сталина, вперед к новым победам!» – лозунг этот нельзя забывать, а у нас драпируют Мавзолей, не называют имя Главнокомандующего, пытались удалить серп и молот с Красного знамени, водруженного на немецком Рейхстаге. А ведь сейчас в Донбассе люди воюют за свободу именно под этим знаменем!

Наверняка было бы полезно широко показать фильм «Они были актерами», снятый на «Мосфильме» режиссером Георгием Натансоном по пьесе Аркадия Мовзона. Это провело бы актуальную параллель с теперешними лицедеями, сбежавшими на Запад с испуга от военной операции на Украине, и истинными патриотами, изображенными в том фильме, борющимися с фашистскими оккупантами. Дружников создает впечатляющий образ главного режиссера и актера крымского театра Добкевича, который отказывается сотрудничать с немцами и за это его расстреливают. Как потом и всех артистов, сделавших театр ширмой для партизанской войны – они расклеивают листовки о наступлении Красной армии, передают партизанам сведения о планах оккупантов, поджигают их учреждения.

Первые послевоенные годы стали годами расцвета творческой работы Дружникова. Эстетствующие критики позже назовут тот период «малокартиньем», будто не понимая, что тогда нужно было прежде всего народное хозяйство восстанавливать, и кинематограф занимал в этом восстановление свое, надлежащее ему место. После «Без вины виноватых» Дружников создает яркие образы Кондратия Федоровича Рылеева в фильме «Глинка», Данилы-мастера в «Каменном цветке», конструктора Казакова, проектирующего в тыловом городе сверхскоростной самолет, в «Нашем сердце», где испытателем становится герой- фронтовик Самохин (Михаил Кузнецов). Здесь Владимир Васильевич произносит монолог (авторы сценария Е. Габрилович, Б. Галин, Н. Денисов), точно передающий настроение великого поколения победителей, о чем хочется напомнить сейчас властям, удивляющимся живучести советских идей:

– Вот живут советские люди. Работают, учатся, любят, растят детей, взращивают любовь к великим подвигами и великим людям, борются с невзгодами, поют песни… Самая обыкновенная простая жизнь. И эта простая жизнь создала пятилетки, заводы, города, ведет нас к победе. По-моему, это потому, что мы живем в стране, которая смотрит далеко в будущее. И советские люди привыкли видеть в будущем не фантастику, а реальность. И умеют жертвовать многим во имя этой реальности. Чтобы сделать жизнь человечества лучше, справедливее, сделать ее прекрасной!

*** 

В 1948 году на экраны выходит кинокартина Ивана Александровича Пырьева «Сказание о земле Сибирской», за которую творческий коллектив, и Дружников в том числе, будет удостоен Сталинской премии первой степени. Рассказ о том, как пианист Андрей Балашов, раненный в руку на фронте, не может вернуться в профессию, но себя не роняет, духом не падает, становится композитором, пишет симфоническую ораторию о сибиряках, был вдохновляющим примером мужества и для нас, мальчишек, и для фронтовиков, которые не все и не сразу определялись в мирной жизни, но ездили, помню по отцу, в гости друг к другу, поддерживая фронтовое товарищество. Известная декларативность, даже схематизм иных кинокартин не мешал, однако, с оптимизмом смотреть в будущее, верить в него, стремиться к приближению этого будущего. Поэтому и режиссер Леонид Луков снял фильм «Донецкие шахтеры» (1950) в иной, нежели в довоенное время манере, придав ему более отчетливую политическую направленность с образом Сталина (Михаил Геловани), а Дружников сыграет конструктора Дмитрия Трофименко, создавшего высокопроизводительный угольный комбайн, за что будет поддержан самим Иосифом Виссарионовичем.

В 50-е годы снимались и биографические фильмы, заметно расширявшие исторические и эстетические наши знания, и Владимир Васильевич стремится наполнить образы реальных героев жизненной правдивостью, проникновенностью. Таковы летчик Петр Николаевич Нестеров в «Жуковском» режиссеров Всеволода Пудовкина и Дмитрия Васильева, Джордано Бруно в «Костре бессмертия», капитан флотилии «Св. Павел», Васильев в фильмах «Адмирал Ушаков» и «Корабли штурмуют бастионы» Михаила Ромма, позднее физиолог Иван Михайлович Сеченов. И все-таки Дружников свободнее себя чувствует в кинопроизведениях, где история является основой повествования, образы же обобщены художественно, типизированы. Как в фильме 1957 года Киевской студии имени А.П. Довженко (сценарий Игоря Луковского, режиссер Сигизмунд Навроцкий) «Крутые ступени», в котором он играет заглавную роль – инженера Евгения Нарежного, ребенком вывезенного в Германию, который, несмотря на выгодные предложение немецкой фирмы, возвращается в Россию, становится профессором, активно включается в строительство новой жизни на социалистических началах.

Снимавшаяся вместе с Дружниковым актриса Клара Степановна Лучко рассказывала мне, что ему нравились сценарии по литературным произведениям, их он читал и перечитывал, работая над ролью. И когда драматург Алексей Каплер написал сценарий по романам Константина Федина «Первые радости» и «Необыкновенное лето», Владимир Васильевич с радостью откликнулся на предложение режиссера Владимира Басова сыграть актера Цветухина. Герой, задавшийся целью создать подлинно революционный театр, близкий простому народу, достигает ее, цель свою, но не отрывается от классики, а, наоборот, берет для первой постановки шиллеровскую пьесу «Коварство и любовь». И она оказывается близкой, понятной, захватывающей для красноармейцев, уходящих на фронты Гражданской войны. А сообщение по ходу спектакля, что разгромлены остатки армий Деникина и Шкуро, воспринимается актерами и как их вклад в борьбу за справедливую советскую власть.

Творческий диапазон актера был необычайно широк. Помимо героических ролей, он брался и за отрицательных персонажей и играл их с привычной обстоятельностью, находя соответствующие исполнительские краски. Вспомним – а кто не видел такие картины, может посмотреть в интернете – хотя бы его сотрудника царской охранки или белогвардейского офицера. Но все же они лишь оттеняли истинных героев – патриотов советской Родины, которые близки нам сейчас, когда борьба добра со злом вступила в глобальный мировой период. Последним образом, что создал Дружников, станет доктор в фильме Владимира Георгиева «Желание любви» по мотивам ранней повести А.И. Куприна «Впотьмах».

20 февраля 1994 года Владимира Васильевича не станет. Его похоронили на Троекуровском кладбище Москвы. Но сколько бы лет ни прошло, непреходящи слова его давнего героя о том, что настоящие люди умеют жертвовать многим, чтобы сделать жизнь человеческую лучше, справедливее, сделать ее прекрасной. Черты этой жизни ярко проявились в Союзе Советских Социалистических Республик.

Эдуард ШЕВЕЛЁВ

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Моногорода приговорили к медленной смерти — кому это выгодно? Моногорода приговорили к медленной смерти — кому это выгодно?
«Фонд развития моногородов» (ФРМ) будет ликвидирован уже в начале осени 2022 года. Финансирование программ развития этих населённых пунктов уже уменьшили, скоро оно и вовсе прекратится. Меж...
8 Августа 2022
Советской закалки боец Советской закалки боец
Пусть годы мелькают, «как в степи поезда», пусть «серые дни друг на друга похожи», но есть люди на белом свете, которых и годы не берут и любой серый день могут превратить в сказочный. В их сердце всю...
8 Августа 2022
Бродский и «крупица русского чувства» Бродский и «крупица русского чувства»
Проблема «личности в истории» – была, есть и будет одной из самых актуальных, и ей есть причина. Это – возрастание роли личностного начала в повседневной деятельности, и (как итог) – её ускорение....
8 Августа 2022