Сибирский витязь русского любомудрия. К 80-летию со дня рождения Н.М. Чуринова

Сибирский витязь русского любомудрия. К 80-летию со дня рождения Н.М. Чуринова

Проницательный читатель, возможно, удивится: ведь любомудрами называли себя члены литературно-философского кружка, собиравшегося в Москве в 1823-1825 годах и интересовавшегося, прежде всего, немецкой идеалистической философией. Но под влиянием трактовки Шеллингом истории как науки «самопознания» человечества многие любомудры стремились познать свои национальные корни.

Дмитрий Веневитинов предлагал создание самостоятельной русской философии. Он утверждал: «Россия найдет своё основание, свой залог самобытности и своей нравственной свободы в философии». К сожалению, преждевременная смерть в двадцать один год не дала ему осуществить свой замысел. Его сподвижники по «Обществу любомудров» А.С. Хомяков и И.В. Киреевский впоследствии стали основателями и идеологами славянофильства, литературного и религиозно-философского течения русской общественной и философской мысли в 30-40-е годы XIX века.

Отстаивая существование для России собственного, самобытного пути исторического пути, они сыграли большую роль в развитии русского национального самосознания и формировании национально-патриотического мировоззрения. В конце 50-х годов прошлого столетия в курсах истории и литературы средней школы мельком говорилось о споре славянофилов и западников, но первые объявлялись реакционерами. Ни в институте, ни в ВПШ о славянофилах слышать не приходилось. Создавалось впечатление, что русская философия начиналась работами революционных демократов середины XIX века.

Интересно, что в 1947 году, выступая на философской дискуссии, член Политбюро, секретарь ЦК ВКП(б) А.А. Жданов (текст выступления был согласован с И.В. Сталиным, сделавшим некоторые замечания), упрекнул автора учебника «История западноевропейской философии» Г.Ф. Александрова: «Ничем не мотивированным является также невключение в учебник истории развития русской философии», ограничившегося лишь указанием: «…не изучив внимательно и не использовав глубокую критику философских систем прошлого, данную классиками русской философии, нельзя составить научного представления о ходе развития философской мысли в западноевропейских странах». По мнению А.А. Жданова, «исключая историю русской философии из общей истории философии, умолчание о ней объективно означает умаление роли русской философии и искусственно делит историю философии на историю западноевропейской и историю русской философии».

В 30-40 годы руководство ВКП(б) и И.В. Сталин придавали большое значение философскому образованию не только в вузах, но и в системе партийно-политического просвещения. А.А. Зиновьев отмечал, что «именно в сталинские годы и благодаря усилиям Сталина марксизм достиг своего апогея в качестве идеологии». И чуть позже он пишет, чтобы усвоило азы марксизма «малограмотное и безграмотное население, процентов на девяносто» (…) сталинисты, «занижая и вульгаризируя марксизм до логического предела, вышелушивали из него его рациональное ядро, сущность, единственно стоящее, что в нём вообще было. А то, что они отбросили, оказалось пустой словесной шелухой…»

В годы Великой Отечественной войны было начато издание трудов древнерусских православных философов. В них освещались не только религиозные проблемы, но и мирские вопросы: о теории развития общества и государства; как достичь политической стабильности в обществе и роль социального авангарда в её достижении; об экономической жизни государства; о народовластии как творчестве народа; о державности русского народа; о сокращении страданий, о власти лучших людей. То есть вопросы жизненно важные и непреходящие в восходящей истории человечества. Однако в годы хрущёвской слякоти всё это было предано забвению, и снова стал «с Запада восходить Царь природы», а в брежневские времена в среде некоторых интеллектуалов, связанных с ЦК и КГБ, зазвучало: «Запад – лучший из миров», «Запад гниёт, но как пахнет» (А.А. Зиновьев), что сеяло «разруху в головах» и сыграло значительную роль в крушении Советского Союза.

В эпоху безвременья на исходе одного тысячелетия и в начале нового сибирский философ Николай Мефодьевич Чуринов обратился к трудам древнерусских православных философов и разработал Русский проект. Всё это он изложил в книге «Совершенство и свобода», главной книге своей жизни. Она вышла уже трижды, но небольшими тиражами.

Пишущий сии строки не собирается анализировать всю монографию, опускает общетеоретические вопросы философии и осветит лишь общие черты Русского проекта Н.М. Чуринова. Но, прежде чем перейти к изложению этого, несколько слов о её авторе.

Николай Мефодьевич родился 2 февраля 1942 года в деревне Мужичкино Емельяновского района Красноярского края в крестьянской семье. Он был пятым ребёнком, никогда не видел своего отца, ушедшего на фронт и погибшего на Курской дуге. Чуринов окончил политехникум и Высшую партийную школу при ЦК КПСС, прошёл путь от рабочего слесаря до доктора философских наук, профессора, заведующего кафедрой философии и социальных наук, председателя диссертационного совета по философским наукам, организатора и главного редактора теоретического журнала «Теория и история». 

Чуринов – разработчик концепции информационной реальности. Основатель научной школы Сибирского аэрокосмического университета по философии науки и техники. Автор работ по изучению информации и информационной реальности. Один из ведущих в России специалистов по вопросам глобализации. Он был в составе учредителей «Русского общества», делегатом Учредительного съезда и членом Координационного Совета ВСД «Русский Лад».

Мне повезло участвовать вместе с Н.М. Чуриновым в обсуждении русского вопроса и теоретического наследия И.В. Сталина на «круглых столах» и теоретических семинарах в красноярских организациях. Поражала его способность терпеливо выслушать оппонента и дать тактично обоснованный ответ, его широкий кругозор и глубина мысли.

Н.М. Чуринов, изучив взгляды Аристотеля и последующих философов о типах человеческого общества – индивидуалистического и коллективистского, – пришёл к выводу, что если эти два типа существуют несколько столетий, то они доказали свою жизнеспособность и не следует противопоставлять их другу, а надо изучать их различение, ибо оно даёт основания для объективного научного изучения общества. Он указывает: «Ведь их противопоставление провоцирует их взаимную демонизацию, самооплёвывание, практику догонять и перегонять, неуместное копирование чужого вместо того, чтобы, следуя завету древних, каждое общество познавало само себя». Различение же требует необходимость взаимопонимания и ухода от конфронтации.

Оба типа общества имеют различный способ воспроизводства общественной жизни и, следовательно, и способ материального производства, что определяет общественные отношения, мораль, нравственность и характер политической власти. Насильственное насаждение политической власти одного общества другому вызывает отторжение и общество вырождается, что и происходит в современной России.

Основные особенности индивидуалистического общества: принцип свободы воли (разделяй и властвуй) и право сильного (произвола); верховенство закона над моралью (правовое государство); цель жизнедеятельности – материальный прогресс; борьба за высокий уровень потребления, что превращается в «войну всех против всех».

В коллективистском обществе главный принцип его жизнедеятельности «принцип совершенства, т.е. стремления к лучшему, к гармонии, красоте, целостности, организованности, упорядоченности» (В.С. Никитин). Коллективистское общество в идеале живёт как одна большая семья в Ладу (т.е. порядке, совершенстве общественных отношений), управляемая социальным авангардом, состоящим из лучших людей, отличающихся своей добродетелью. В нём законы и мораль взаимно дополняют друг друга. Основными ценностями в коллективистском обществе исповедуют мораль и добродетель. Мораль – есть духовная скрепа общества и основа жизни человека. Добродетель – проявление в деятельности духовного совершенства человека и бескорыстного служения обществу. Она является, по Аристотелю, регулирующей нормой политического общения в нём.

Поэтому Н.М. Чуринов предлагает обратиться к теоретическому наследию русских философов, которые «с древних времён великолепно усвоив византийский аристотелизм, в той же самой мере, как и Запад, придали фундаментальное значение анализу совершенства общественных отношений, т.е. отношений между людьми и отношений между природой и обществом». Они полагали, что так может жить коллективистское общество. За основу своей жизни этим обществом была избрана космическая модель мира, предполагающая всеобщность совершенства, поэтому основой мировоззрения в нём является диалектика – наука о всеобщей связи явлений, о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления.

Законом жизнедеятельности коллективистского общества является соборность и товарищество. Посему у него должно быть соборное государство – «государство народа, т.е. добродетельной части общества…» (Н.М. Чуринов). А ранее он отмечает: «Соборное государство должно быть государством, в котором воплощены идеалы коллективистского общества и его социального авангарда». Он считает, что можно согласиться с А.Н. Радищевым о непродуктивности западных идей о гражданском обществе «применительно к жизнедеятельности любого общества».

К сожалению, теория гражданского общества коллективистского общества, которым является российское общество, не разработана. Поэтому Н.М. Чуринов считает, что «с первых этапов её обсуждения (…) «Эта идея раскрывается, во-первых, как образ действительности, исключающий плюрализм; во-вторых, предполагается ряд стандартов, согласно которым такое гражданское общество существует (среди них: состязание в добродетели; выборы по жребию; институт общественной собственности, благодаря которому реализуется совершенство антиэнтропийного процесса; гармонизация отношений между людьми и гармонизация отношений между природой и обществом; гармонизация с другими социальными нормами – нормами морали и нравственности, нормами идеологии, религиозными нормами и т.д.; гармонизация взаимодействия социальных институтов, контролирующих исполнение данных социальных норм, в том числе гармонизация взаимодействий институтов государства с такими институтами как церковь, средства массовой информации, партии нового типа и т.д.; социальный авангард, ведущий общество по пути прогресса общественных отношений: социальная структура общества, определяющая содержание общественных отношений и т.д.)».

Обозначая данные стандарты гражданского общества коллективистского типа, он развивает идеи древнерусских философов, а также идеи И.Т. Посошкова, первым сформулировавшим идею советов и разрабатывавшим идеи «совершенном «многосоветии», «совершенного общесоветия», «народосоветия» т.е. власти лучших; Феофана Прокоповича – о «соборном правлении» и «соборном правительстве»; А.Н. Радищева – «соборной власти народа» и «соборного единства властей».

Здесь Н.М. Чуринов замечает, что А.Н. Радищев разрабатывает идею «не власти демоса, не диктатуры демоса, парализующей действие исполнительной власти, а власти народа, который в силу своей решающей роли в создании материальной и духовной культуры и т.п. обеспечивает социальный прогресс, развёртывание совершенства общественных отношений».

Возможно, под влиянием этих идей А.Н. Радищева Н.М. Чуринов приходит к выводу, что демократия и власть народа – не одно и то же. Действительно, «демос» (др.-греч. δῆμος) — «народ». В Древней Греции термином «демос» обозначались свободные граждане, имеющие гражданские права, в отличие от рабов и других категорий неполноправного населения (ru.wikipedia.org›Демос). «В марксистском учении демосом провозглашался пролетариат, который нередко выступал как ширма для тех, кто хотел удовлетворить свои так называемые властные потребности и руками пролетариата осуществлял государственные преступления…», – пишет Н.М. Чуринов.

Какое понятие имеет слово «народ» сегодня? В Большой Советской Энциклопедии он определяется как «1) в широком смысле слова – всё население определённой страны. 2) В историческом материализме – Н., народные массы, социальная общность, включающая на различных этапах истории те слои и классы, которые по своему объективному положению способны участвовать в решении задач прогрессивного развития общества; творец истории, ведущая сила коренных общественных преобразований», а далее уточняется «В антагонистических формациях в состав Н. не входят господствующие эксплуататорские группы, ведущие антинародную реакционную политику» (https://gufo.me/dict/bse).

Отсюда следует, что буржуазия в понимании истмата не входит в состав народа, но обыденное сознание числит её в составе народа. Поэтому в понятии «буржуазная демократия» таится определённое лукавство, так как власть принадлежит только буржуазии, а не народу. Буржуазия всегда свои истинные цели прячет за красивыми привлекательными фразами. Правильнее было бы именовать буржуазную (западную) демократию – буржуакратией, тогда бы не было неопределённости в этом термине. И, возможно, советские люди на рубеже 80-90 годов прошлого столетия, «задрав штаны», не побежали бы в лоно этой буржуакратии, стыдливо прикрывшейся словами «западной демократии». Но что есть, то есть.

Н.М. Чуринов справедливо пишет, что при демократии «власть демоса, т.е. олигархов, их приспешников, вероломных кланов, политических клик, коррупционеров, коллаборационистов…». Если посмотреть на составы нынешних российских законодательных, представительных и исполнительных ветвей власти, то в них преобладают представители имущих классов, эксплуатирующих народные массы, простого трудящегося там днём с огнём не найти. Значит, и в нынешней России не демократия, а буржуакратия, и тщетны попытки руководства КПРФ обратить её внимание на страдания народа.

Народ, по мнению Н.М. Чуринова, это «часть коллективистского общества, ориентирующаяся в своих действиях на его авангард, это часть общества, обеспечивающая совершенствование общественных отношений; это часть, авангард которого осуществляет народовластие».

Проницательный читатель, особенно с ортодоксальным мышлением, скажет: ведь в СССР власть принадлежала народу, то есть было народовластие. И в какой-то мере будет прав: поскольку в нём не было антагонистических классов, то всё советское общество было единым народом, но были различия по источнику получения средств существования, по образованию и воспитанию, а, следовательно, по уровню жизни. В законодательной и представительной власти работали представители всех слоёв населения.

Но, как указывал А.А. Зиновьев, ещё в сталинские времена существовала двойственность Советской власти. В недрах народовластия с его системой вождей, активистами, волюнтаризмом, призывами, репрессиями и прочими атрибутами возникла и укреплялась бюрократическая партийно-государственная власть, превратившаяся в номенклатуру, которую И.В. Сталин называл «проклятой кастой», поэтому он призывал «поднять широчайшую волну критики снизу против бюрократизма вообще, против недостатков нашей работы – в особенности». При жизни И.В. Сталина между народными массами и номенклатурой шла постоянная борьба с переменным успехом.

С приходом к власти Хрущёва номенклатурные работники – от руководителей райкомов, райисполкомов и выше – были выведены из-под контроля правоохранительных органов, и советская демократия превратилась в номенклатурократию. А.А. Зиновьев в этом видит «один из многочисленных примеров действия законов ныне презираемой диалектики: взяв власть в свои руки, народ оказался в тенетах своего собственного народовластия».

Подтверждением тому явились альтернативные выборы в 1989 и 1990 гг., когда количество рабочих и крестьян, составляющих большинство советского общества, в выборных органах Советской власти сократилось. Согласно данным справочника «Материалы делегату XVIII съезда КПСС», в Верховном Совете СССР, избранном в марте 1986 года, рабочие и крестьяне составляли 51,2%, среди Съезда народных депутатов Союза их число уменьшилось до 29,1%. Зато почти в три раза возросло количество руководителей предприятий и специалистов народного хозяйства; работников науки, печати, творческих работников. Данные по союзным республикам не были указаны, а в автономных республиках РСФСР с 50,2% избранных в феврале 1985 года число рабочих и крестьян на выборах 1990 года сократилось до 14%. Такая тенденция была и на уровне местных Советов. Конечно, это можно оправдать повышением интеллектуального уровня депутатов, но, с другой стороны, от властных полномочий отодвигалась самая массовая часть народа.

Но ещё более тревожная ситуация проявилась в КПСС при выборах делегатов на XVIII съезд, которые практически повсеместно в нарушение действовавшего Устава проводились по партийным округам. Согласно докладу Мандатной комиссии: «На съезд избраны 543 рабочих, или 11,6% всего делегатского корпуса, и 255 колхозников, что составляет 5,4% всех делегатов. Мандатная комиссия считает, что представительство это явно недостаточно» (Ю.А. Манаенков http://soveticus5.narod.ru/85/xxviii_1.htm). ЦК пригласил к участию в работе съезда 350 рабочих и крестьян, которым было предоставлено право совещательного голоса. Иными словами, им была предоставлена возможность лицезреть, как партийная номенклатура решает вопросы жизни народа. Таким образом, рабочие и крестьяне были отстранены от управления государством и партией. Номенклатура победила.

Одной из причин обюрокрачивания номенклатуры являлась её независимость от народа, а ведь Ф. Энгельс видел: «Полное самоуправление в провинции» (губернии или области), «уезде и общине чрез чиновников, избранных всеобщим избирательным правом; отмена всех местных и провинциальных властей, назначаемых государством». Но в общенародном (что само по себе нелепость) государстве, которым, начиная с 60-х годов, считался Советский Союз, об этом даже не помышляли. Номенклатура всегда страшилась гласа народного.

Писать об этом счёл необходимым, потому что Н.М. Чуринов рассматривает советскую власть «как исторически адекватную форму реализации соборной власти», и будущее восходящей истории человечества может быть лишь социалистическим. Учения наших великих предков надо помнить, учитывать и брать из них то, что соответствует текущему моменту.

Н.М. Чуринов утверждает, что великими православными русскими мыслителями еще XII–XVI веков была обозначена идеология социального прогресса, которая, сообразно историческим условиям, разрабатывалась как диалектическое православное богословие. Ведущей идеей в нём стала «идея соборности, в которой воплощены представления о всеобщей связи явлений человеческого мира славян, коллективистском типе общества, о его духовном единстве, о собирающем воедино русский народ авангарде и т.д.» (Н.М. Чуринов). Принцип соборности предполагает единство человеческого мира и мира природы, то есть разумного сочетания социальных потребностей человека с объективными законами природы и общества. Предметом особой заботы соборного общества является совершенствование общественных отношений и социального прогресса: национального единства, взаимопонимания народов, веками соседствующих в одной стране; взаимное дополнение друг другом норм права нормами морали, стремление следовать путём добра с целью постижения добродетели.

В теории соборного общества важное место занимает взаимоотношение народа и его социального авангарда. Оно состоит в том, что «существует часть общества, деяниями которого обеспечивается социальный прогресс страны, и существует авангард народа – аристократия духа и света, целью и способом существования которой является политическая, научная, техническая и иная добродетель» (Н.М. Чуринов). Заметим, что в коллективистском обществе авангард не возвышается над народом, а живёт в гуще народных масс и основные принципы его деятельности – служение Отечеству, добродетель, установление совершенных общественных отношений, социальный прогресс.

В древнерусском обществе важнейшей составной частью идейно-духовного авангарда являлось монашество, которое в те времена было основным хранителем и носителем знаний. Монахи исповедовали подвижничество ради блага общества, им была свойственна отрешённость от земных благ, они в состоянии были освоить социально-теоретическое богатство общества и обеспечить реализацию его на практике.

В советском обществе роль авангарда выполняла ВКП(б) – КПСС, как партия нового типа. Особо сильно её влияние на народные массы было в годы сталинских пятилеток и Великой Отечественной войны, в критических условиях звучал призыв «Коммунисты, вперёд!», и они шли навстречу смерти, погибали, но увлекали за собой массы и обеспечивали победу.

И.В. Сталин так оценил их роль: ««Ведь только за первые шесть месяцев войны на фронтах в боях погибло более 500 тысяч коммунистов, а всего во время войны – более трех миллионов. Это были лучшие из нас, благородные и кристально чистые, самоотверженные и бескорыстные борцы за социализм, за счастье народа. Их нам сейчас не хватает... Если бы они были живы, многие наши сегодняшние трудности уже были бы позади».

Но выжили такие, как Андропов, который отсиживался в тылу, посылая комсомольцев в тыл врага, а сам прятался за свою номенклатурную бронь, первую жену с двумя малолетними детьми в Ярославле и вторую с ребёнком в Беломорске (Б. Никаш «Куприянов свидетельствует» http://www.duel.ru/200449/). А затем эти отсидевшиеся заняли руководящие посты в партийных и советских органах и привели в них себе подобных – Горбачёвых, Ельциных, Кравчуков, Назарбаевых, далее по списку. К несчастью, имя им легион. Это они, «жадною толпой стоящие у трона, Свободы, Гения и Славы палачи!» (М.Ю. Лермонтов), извращали марксизм-ленинизм, душили всякую свободную мысль.

Не потому ли КПСС к исходу 80-х годов прошлого столетия (в немалой степени) выродилась как социальный авангард советского народа? Это произошло по нескольким причинам, среди них: отсутствие теории адекватной конкретной исторической обстановке, утрата своей социальной базы в лице рабочего класса, который всё более погружался в мещанское болото, предательство высшего руководства, перерождение партийного аппарата и, вероятно, большинства членов партии, скрытно исповедовавших мелкобуржуазные идеи.

И не потому ли, как отмечает Н.М. Чуринов, к сожалению, социальный опыт КПСС ныне подвергнут очернению и шельмованию, но «при всех изъянах он был настолько необходим, что его падение повлекло за собой во многом непоправимые социальные последствия».

За четверть века в России так и не сформировался социальный авангард общества коллективистского типа. Многочисленные левые и патриотические организации не могут объединиться по интересам, сближающим их, и разжигают споры по разногласиям. Реальная оппозиционная сила – КПРФ – так и не предложила соответствующей реалиям нынешнего времени теории борьбы с колониальной властью западного финансового капитала и не предпринимает практических решительных шагов по возрождению и защите самосознания и культуры русского народа, формированию русскомыслия, не ведёт активную борьбу с русофобией. Возможно, поэтому оппозиционно настроенный народ зачастую и не голосует за кандидатов КПРФ.

Не менее важным принципом соборной власти в обществе коллективистского типа древнерусские философы считали принцип гармонии светской и духовной власти, при этом не вторгаясь в сферу деятельности другого и не подменяя друг друга.

Изучение проблемы взаимосвязи светской и духовной власти продолжили два выдающихся мыслителя XVIII века Феофан Прокопович и А.Н. Радищев. Феофан Прокопович разработал фундаментальные идеи, а именно: институты духовной власти представлены не только институтами церкви, но и подвижничеством педагогов, учёных, представителей литературы и искусства; единоличная власть монарха должна сочетаться с коллегиальной властью; «правление Соборное всегдашнее… совершеннейшее и лучшее».

Термин «соборная власть» впервые встречается у А.Н. Радищева. Он сформулировал закон соотношения морали и права в коллективистском обществе, по которому законы, нормы права не могут ставиться выше норм морали. Он полагал, что всякое покушение на духовность есть покушение на право, что равносильно гибели страны. В советское время светская власть была представлена государственными органами, духовная была представлена КПСС и другими общественными организациями и отношения между ними были в равновесии. В период «горбостройки» навязывание «нового мЫшления», шельмование сталинского периода советской истории и переход многих общественных организаций на позиции антисоветизма посеяли смуту в головах людей, и они не восстали против разрушения страны.

По А.Н. Радищеву, стандартом общественной жизни в коллективистском обществе является политическая добродетель, которая выступает как характеристика единства истины и блага и как характеристика истины и совершенства. Он считал, что «… соборная власть есть власть первоначальная, а потому власть высшая, единая, состав общества основати и разрушить могущая». Хотя многие элементы соборной власти наблюдались во власти Советов, но Н.М. Чуринов справедливо сожалеет, что теория А.Н. Радищева о разделении властей не была достаточно и глубоко разработана и не смогла стать альтернативой западным вариантам. Ориентация на принципы соборности, а не на ценности Запада способствовала бы укреплению государства, а не разрушению его.

Но древнерусских православных философов интересовали и вопросы отношения собственности, какая из её форм должна господствовать в соборном обществе. Н.М. Чуринов указывает, что ещё Сергий Радонежский обосновывал идеалы «общежительства», «национального единства». В конце XV века теория соборного хозяйствования разрабатывалась как две различные формы монашеского подвижничества двумя подвижниками Нилом Сорским и Иосифом Волоцким, но известна как спор между нестяжателями (заволжцами) и иосифлянами, что не соответствует истине.

Нил Сорский с единомышленниками настаивал на духовном самосовершенствовании общества и предлагал господство общественной собственности на средства производства. Иосиф Волоцкий со своими сторонниками также предусматривал господство общественной собственности на средства производства и мощную инициативу Церкви по организации соборного хозяйствования. Трудолюбие, беззаветная самоотдача в труде, полагали они, – путь к духовному самосовершенствованию. Жизнь показала, что иосифлянский (стяжательский) вариант стал основой создания очагов соборного хозяйствования и укрепления экономической мощи Русской державы (Н.М. Чуринов).

В средние века на Руси монастыри были не только центрами духовной культуры, но и форпостами хозяйственного освоения необжитых территорий, являясь природно-экономическими комплексами. В них была для того времени высокая степень концентрации и кооперации производства. Монастыри были полны подвижниками в деле выживания страны, спасения народа, выводили производство на передовой уровень, осваивали передовые методы ведения хозяйства, вырабатывали актуальные нормы взаимодействия Церкви и светских властей (Н.М. Чуринов).

Идея соборности, исконно русская идея, теоретически разработанная древнерусскими православными философами, проверена многовековой практикой русского народа, особенно в советский период. Социалистический уклад жизни и есть уклад соборный. Н.М. Чуринов приходит к выводу, что Русский проект соборного общества является альтернативой глобалистской «свободе слова», правовому государству, рыночной экономике, либерализму. Разумеется, Николай Мефодьевич не противопоставлял идеалы древнерусских мыслителей современной социалистической теории XIX-XXI веков, но показывал глубокую укорененность социализма в русской национальной культуре и в мировоззрении нашего народа, выстрадавшего этот передовой строй и обогатившего его своими духовными ценностями. Думается, что некоторые идеи православных русских философов могли бы обогатить теорию научного коммунизма, но они до сих пор находятся в забвении.

Издревле русская мечта была мечтою о торжестве добродетели, о победе совершенных общественных отношений. Русская идея – идея соборности – это «чистота духа, презрение к ханжеству и игре, самоотверженность в труде и бою, искренность и правдолюбие, полнота духовной жизни, бескорыстие, скромность в притязаниях на материальные блага» (Н.М. Чуринов). Эти высокие нравственные и моральные ценности присущи людям социалистического общества и через их разрушение Западу и доморощенным «Иванам, не помнящим родства» удалось навязать русскому народу иго индивидуалистических догм.

А ведь в трудах древнерусских православных философов и русских философов-материалистов XIX века, как полагает Н.М. Чуринов, содержатся ценные находки, позволяющие дать адекватный ответ на удары «холодной войны» Запада. Он считает, что в них «нашли отражение исторический опыт русского народа, его трудовые и боевые подвиги, беспримерная самоотверженность и героизм, его созидательное вдохновение в труде и в бою».

За возрождение исконно русских национальных ценностей, защиты русского языка и русской культуры ныне активно выступают В.С. Никитин, А.И. Субетто, А.И. Фурсов, в ряде регионов работают структуры Общероссийского общественного движения по возрождению традиций народов России «Русский Лад». (Особо обращаю внимание космополито-интернационалистов, что движение ставит своей целью возрождение традиций не только русского народа, но народов России. Это альфа и омега его деятельности). И, естественно, оно нуждается не на словах, а на деле в поддержке всех политических партий и общественных объединений, считающих себя оппозиционными к правящему режиму и позиционирующими себя патриотическими. Только так можно завоевать поддержку народа и стать его социальным авангардом.

Закончить данную статью будет целесообразно словами Н.М. Чуринова: «…прошедшая через века, оттачиваемая многими поколениями русских философов и политологов, идея соборной власти в настоящее время подлежит всестороннему изучению. Эта идея должна быть обогащена опытом советской власти, которая изначально задумывалась как исторически адекватная форма реализации соборной власти. И то, что современные политики и политологи в своих теоретических воззрениях придерживаются главным образом западных теорий о власти, адекватных действительности индивидуалистического общества, и навязывают эти теории российскому коллективистскому обществу, рано или поздно будет сочтено за грубейший стратегический просчёт, дорого обошедшийся Отечеству».

Иван Стефанович БОРТНИКОВ, публицист, Красноярск, январь 2022 г.

Читайте также

Руки прочь от КНР! Заявление Президиума ЦС РУСО Руки прочь от КНР! Заявление Президиума ЦС РУСО
Научное сообщество России, включая в первую очередь ученых социалистической ориентации, не может не выразить возмущения наглым поведением властей США по отношению к Китайской Народной Республике, угро...
9 Августа 2022
В Киргизии прошло прощание с поэтом В Киргизии прошло прощание с поэтом
В Бишкеке на днях проводили в последний путь Народного поэта Кыргызстана Вячеслава Шаповалова. Он был не только тонким лириком, но и литературоведом, критиком, педагогом. Он был также успешным перевод...
9 Августа 2022
Исчерпанная реальность Исчерпанная реальность
Каждому из нас, должно быть, знакомо чувство некой внутренней «исчерпанности». Почему я взял данное слово в кавычки? Наверное, потому что оно (как и любое подобное описание внутреннего мира человека) ...
9 Августа 2022