«Шахтерский герцог». К 90-летию со дня рождения народного артиста СССР Анатолия Соловьяненко

«Шахтерский герцог». К 90-летию со дня рождения народного артиста СССР Анатолия Соловьяненко

Этого выдающегося мастера оперной сцены с мировым именем, тем не менее, отличала предельная скромность. А за нею стояли патриотизм и искренняя любовь к Отечеству, стремление ему служить и своими крупными актерскими победами приумножать его славу и мировой авторитет.

И следует признать, что благодаря большому самобытному таланту, редкому по красоте тембра и широте диапазона лирико-драматическому тенору, ярким вспышкам вдохновения на оперной сцене и концертных эстрадных площадках, а также поразительной работоспособности, Анатолий Соловьяненко, чье 90-летие со дня рождения приходится на 25 сентября 2022 года, стал не только народным артистом СССР и удостоился Ленинской премии, а фактически оказался в числе самых маститых и прославленных теноров Советского Союза, представлявших большую страну за рубежом, где его встречали необычайно тепло, всегда поражаясь и восхищаясь пением этого певца-самородка, пришедшего в искусство, по существу, случайно.

Жизненный и творческий путь Анатолия Соловьяненко – яркий и убедительный пример того, как щедро раскрывались, расцветали народные таланты в социалистическом обществе и какие широчайшие возможности, открывала перед каждым истинно одаренным человеком Советская власть и советский образ жизни, нравственно-моральный климат которого, для нынешнего безвременья, стал в самом деле просто недосягаемым.

Да и вообще, так было угодно судьбе, что сама фамилия певца за него, уже, как бы все сказала, что в свое время метко подметил и великий азербайджанский советский певец, народный артист СССР, Герой Социалистического Труда Рашид Бейбутов, после концерта украинского вокалиста в Баку, в газете «Бакинский рабочий» написавшего: «В концерте пел звонкоголосый Анатолий Соловьяненко, у которого сама фамилия – перст судьбы. Действительно, как для соловья, для этого артиста нет границ диапазона. Словно играючи, берет немыслимо высокие ноты, легко и просто рассыпает звуки ослепительным каскадом. И все это не просто для того, чтоб убедить щедростью своих вокальных возможностей, а чтоб создать образ украинской народной песни «Мiсяць на небi», такой ясный и правдивый».

А побывав на концерте Соловьяненко несколько лет спустя, Рашид Меджид оглы вновь подтвердил свое восхищение творчеством украинского тенора: «Природа щедро одарила Анатолия, дала ему редкостный голос, приятную внешность и еще фамилию, которая так соответствует его «соловьиному пению». Пусть же поет на радость всему советскому народу наш украинский соловей».

Но, в принципе, Соловьяненко не было нужды в чем-то и кого-то убеждать. А вот работать над совершенствованием своего певческого метода и мастерства, к счастью для слушателей, он не уставал никогда. Потому-то, в сентябре 1978 года на вопрос корреспондента газеты «Труд»: «Чем же отличается исполнительская трактовка одной и той же песни сегодня и, скажем, десять лет тому назад» – Анатолий Борисович ответил: «Прежде всего глубиной, содержанием. Раньше, чего греха таить, главным было показать голос. Мне казалось, что вся прелесть голоса в его силе. Я очень увлекался большим звуком. Мне доставляло удовольствие, что я могу, например, долго держать на одном дыхании ноту до. Теперь у меня другие цели. Вообще-то работа над песней – процесс бесконечный».

Блестящий исполнитель русских, украинских народных песен, а также ряда песен и романсов русских, украинских и советских композиторов, среди которых такие известные народные шедевры, как «Вдоль по улице метелица плывет», «Вечерний звон», «Вот мчится тройка удалая», «Выхожу один я на дорогу», «Когда б имел златые горы», «Коробейники», «Родина», «Среди долины ровныя», «Степь да степь кругом», «Тройка мчится», «Гей, летiли два соколи», «Дивлюсь я на небо», «Нiч яка мiсячна», «Повiй вiтре», а также «Соловей» П. Чайковского на слова А. Пушкина, «Юноша и дева» А. Даргомыжского – А. Пушкина, «Звонче жаворонка пенье…» Н. Римского-Корсакова – А. Толстого, «Роняет лес багряный свой убор» и «Зимняя дорога» Г. Свиридова на слова А. Пушкина, «Подмосковные вечера» В. Соловьёва-Седого – М. Матусовского, «Течет Волга» М. Фрадкина – Л. Ошанина, – Соловьяненко однажды рассказывал и о том, как работает над песней: «Арию, как правило, характеризует какое-то одно конкретное состояние – радость, горе. А содержание песни – это страничка жизни народа, в ней и лирика, и эпос, и бытовая зарисовка, и лукавинка. Очень трудно бывает каждый раз психологически перестраиваться, создавая за три-четыре минуты, в рамках одной песни, различные настроения, образы, чувства. Ведь в народной песне и глубина переживания, и задушевная мелодичность, и этакий бесшабашный размах, и трогательная нежность, и бескрайнее раздолье. И важно не только ощутить все это, но и заставить слушателя сопереживать».

При этом подчеркну, что на какой-бы камерной сцене не пел Соловьяненко свои песни – будь то в США или Канаде, Австралии или в Японии, Италии или Германии – он мысленно всегда обращался к родной земле, к полюбившимся на всю жизнь пейзажам Донбасса и Приднепровья, к приволью степной Херсонщины…

Особо же важно отметить и то, тем более, что строки эти пишутся в то самое время, когда на многострадальных землях Донецкой и Луганской народных республик, а также Запорожской и Херсонской областей начались референдумы, на которых граждане этих богатейших в советское время регионов, составлявших экономическую мощь всей УССР, определяются в своем стремлении стать полноправными субъектами Российской Федерации, – что Анатолий Борисович, уроженец Донбасса, искренне любивший украинскую культуру и искусство, долгие годы пропагандировавший их, националистическим настроениям и угару «свидомости» подвержен не был. Они были ему, интернационалисту, гордившемуся советским социалистическим строем и верившим в нерушимость дружбы всех братских народов, – чужды и противны. Да и как могло быть иначе, если он воспитывался в простой советской шахтерской семье и с юных лет привык к царившему в обществе духу взаимопонимания и дружбы между народами?

Детство и юность будущего «украинского соловья», суровые, непростые, но наполненные оптимизмом, царившими в послевоенном шахтерском крае, были безраздельно связаны с Донецком, где он на его окраине, в рабочем поселке Победа, неподалеку от старой шахты «Первомайская», и родился в семье потомственного рабочего-шахтера Бориса Степановича Соловьяненко и его жены Ольги Ивановны, людей при сем тяготевших к культуре, любивших музыку, в молодые годы нередко выступавших в концертах шахтерской самодеятельности.

На этой славной земле, усеянной терриконами, пропитанной кровью и потом мужественных добытчиков угля, каждодневно бесстрашно спускавшихся в шахты, и зарождался уникальный талант Соловьяненко. Желание же петь пришло к нему как-то сразу, ведь в его семье песни любили и голос юного Анатолия, а был у него тогда звонкий дискант, стали подмечать не только самые родные и близкие, но и соседи, школьные товарищи, преподаватели.

«Первый раз я услышал его в сорок пятом или сорок шестом году, еще на школьном вечере – вспоминал годы и десятилетия спустя школьный товарищ певца, журналист и писатель Станислав Калиничев. – Кто-то из старших ребят объявил: «выступает ученик седьмого «А» Соловьяненко». Он боком вышел из-за занавески, отделявшей часть нашего школьного зала, глубоко вздохнул и начал с необыкновенно высокой ноты: «До свиданья города и хаты, нас дорога дальняя зовет…» Это была такая неслыханная высота, что каждый невольно сдерживал дыхание и парил над землей с замирающим сердцем – как во сне. От поселка Победа, где он жил, до школы было километра четыре, а то и больше. Весной и осенью, когда стояла непролазная грязь, мы выбирались на железнодорожную насыпь и шли по ней: час – в школу и час обратно. Ежедневные попутчики могут много узнать друг о друге, но мы никогда не слыхали, что Анатолий поет! Ребята потом допытывались: «Почему ты раньше никогда не пел?..» «Та… не могу я вполголоса. А если во всю силу – за ненормального посчитают». Потом он выступал на школьных вечерах. И хотя его голос уже знали, каждое выступление ошеломляло».

Тем не менее, при всем серьезном и трепетном отношении к пению, после окончания школы с серебряной медалью и ряда настоятельных рекомендаций о необходимости получения музыкального образования, поступать в консерваторию Соловьяненко не решился.

Продолжая семейную традицию, Анатолий становится студентом горно-механического факультета Донецкого политехнического института и учится там с полной отдачей, на отлично, успевая заниматься общественной работой, спортом и не пропускать репетиций студенческого эстрадного ансамбля. Бывал в те годы он также и в оперном театре, в филармонии, старался посещать спектакли с участием известных вокалистов из Москвы, Ленинграда, Киева, Тбилиси, часто гастролировавших в Донецке.

К большой радости отца, после третьего курса отличившись на горной практике в шахте «Первомайская», где Борис Степанович прошел трудовой путь от рядового забойщика до помощника главного инженера, – Анатолий становится горным инженером. Правда, отказавшись от поступления в аспирантуру в Москве, Соловьяненко остается работать в институте преподавателем начертательной геометрии, и, при всем своем ответственном отношении к преподавательской деятельности, что и неудивительно, продолжает мечтать о пении… А летом 1952 года, будучи на каникулах в Ленинграде, он попытается даже поступить в консерваторию на вокальный факультет, но после отборочного прослушивания до экзаменов допущен не будет.

Как бы то ни было, а эта неудача Анатолия не обескуражила. Скорее наоборот, – заставила трезво оценить свои силы и подтвердила острую необходимость по-настоящему учиться петь, чем он и займется с сентября 1952 года, но уже под руководством опытного певца, солиста Донецкого оперного театра, заслуженного артиста РСФСР Александра Коробейченко.

Без малого десять лет пройдет с памятного первого занятия у маститого педагога и до того долгожданного момента, когда в апреле 1962 года молодой горный инженер Соловьяненко выступит на отчетном концерте художественной самодеятельности Донецкой области, происходившем в столице Советской Украины. Выступит и буквально поразит слушателей исполнением романса Радамеса из «Аиды» Дж. Верди и ариозо Канио из «Паяцев» Р. Леонкавалло. И после шумного успеха, Соловьяненко тут же последует приглашение в Киевский академический театр оперы и балета имени Т.Г. Шевченко, а уже в июле того же года в результате большого отборочного конкурса-прослушивания в Москве он становится участником заключительного концерта для делегатов Всемирного конгресса за всеобщее разоружение и мир, проходившего в Кремлевском Дворце съездов.

Покоренная пением украинского исполнителя, председатель жюри по сольному пению, прославленная солистка Большого театра СССР, народная артистка СССР Мария Максакова, выделяя среди многочисленных вокалистов никому не известного молодого представителя УССР, после конкурса скажет корреспонденту газеты «Известия»: «Слушая Соловьяненко, я была потрясена свободой и широтой звучания великолепного, красивого по тембру голоса, который в верхнем регистре практически не знает предела».

Проходит каких-то пару недель и Соловьяненко уже побеждает в конкурсе молодых вокалистов страны, направлявшихся на стажировку в миланский театр «Ла Скала». Правда конкурсная комиссия крайне удивится и смутится, когда узнает, что у Анатолия нет музыкального образования, но не заметить при сем талант и блестящее исполнение им итальянских оперных арий для них было просто нереально. Да и стремились профессионалы подбирать на выезд в знаменитый театр на самом деле талантливых, одаренных певцов, соглашаясь, как и в случае с Соловьяненко, на вынужденный отход от некоторых обязательных требований, выдвигавшихся для претендентов на столь престижную стажировку, о которой грезили все самые перспективные и подающие надежды советские оперные певицы и певцы.

Вскоре же после того судьбоносного конкурса великая М. Максакова, продолжавшая следить за первыми успехами молодого певца, в журнале «Советская музыка» напишет: «Знакомство с истинным талантом всегда дает ощущение радости; таким было впечатление от выступления Анатолия Соловьяненко. Я радовалась вдвойне – красоте его голоса и тому, что своевременно произошла счастливая, хотя и случайная встреча молодого певца с его руководителем, заслуженным артистом республики Александром Николаевичем Коробейченко».

Вот так-то добрый случай и последовавшая затем тысяча уроков у внимательного, чуткого педагога сделают свое дело – Соловьяненко, вчерашний горный инженер из Донецка, начинает свой триумфальный путь в чарующий мир оперного искусства, причем не абы как, а в качестве стажера одного из самых прославленных театров в мире с громким именем «Ла Скала».

В Милане Соловьяненко старался ни одной минуты не терять даром, подчиняя все время и силы тому, чтобы освоить современные достижения и великие оперно-исполнительские традиции «Ла Скала», а также секреты итальянского бельканто.

Бесспорно, украинскому советскому певцу несказанно повезло, что совершенствованием вокальной техники с ним занимался опытный педагог маэстро Дженнарро Барра, бывший в прошлом солистом театра, певший вместе с великим Федором Шаляпиным и друживший с выдающимися русскими тенорами Леонидом Собиновым и Дмитрием Смирновым. А вот над разучиванием и отделкой оперных партий с Соловьяненко поработает известный дирижер Энрико Пьяцца, в былые годы бывший ассистентом великого маэстро Артуро Тосканини, бывшего много лет музыкальным руководителем «Ла Скала».

Дни напролет проводит Анатолий Борисович в полюбившемся ему театре, после занятий посещая все репетиции, дневные и вечерние спектакли, дружески общаясь с молодыми исполнителями и прежде всего с ведущим тенором Джанни Раймонди, ранее также учившимся у Барра.

Сам же Барра, отмечая успехи Анатолия, основательно занимавшегося вокалом и страстно постигавшего итальянский язык, придет даже к тому, что предложит своему даровитому ученику спеть на сцене «Ла Скала» партию Герцога в знаменитой опере «Риголетто» Дж. Верди.

Впрочем, осмотрительный Соловьяненко, трезво оценивая свои силы и дабы не нарушать строгого расписания занятий стажировки, от заманчивой инициативы уважаемого маэстро откажется и дебютирует с этой партией 22 ноября 1963 года на родной киевской сцене, где в его первом в жизни оперном спектакле партнерами по сцене станут прославленные мастера, народные артисты СССР Елизавета Чавдар (Джильда) и Николай Ворвулёв (Риголетто).

«Он пел просто отлично, голос звучал красиво, гибко, выразительно, – вспоминала позже Елизавета Ивановна. – Ну, безусловно, волновался, шутка сказать – первый в жизни спектакль. Но всем нам уже тогда было ясно: в театр пришел талантливый артист, способный обогатить отечественное оперное искусство. Мы полюбили Анатолия, скромного, немногословного, взыскательного к себе, терпимого к недостаткам других. И позже я всегда с удовольствием пела с ним в спектаклях, он привлекал высоким профессионализмом исполнения, искренностью поведения на сцене».

То первое выступление в Киевском оперном театре, ведущим мастером сцены которого Соловьяненко станет достаточно скоро, становится подлинным культурным событием республиканского масштаба. А известный советский журналист, специальный корреспондент «Известий» Михаил Долгополов, также потрясенный пением Соловьяненко, рассказывая читателям одной из главных газет страны о том незабываемом спектакле, назовет Анатолия «Шахтерским герцогом», навсегда запомнив, как прозвучали «…последние такты знаменитой арии герцога «Сердце красавицы склонно к измене…» и зал Киевской оперы словно взорвался от шквала аплодисментов…» и как вместе «…с маститыми певцами вышел к публике молодой, немного растерянный, смущающийся от такого огромного успеха Анатолий Соловьяненко».

«Это он впервые выступал на сцене Киевского театра – писал далее Михаил Николаевич некоторое время спустя в книге «Минувших дней воспоминания». – Пел на итальянском языке партию герцога.

К аплодирующей публике присоединились и артисты, и оркестранты, стучавшие смычками по декам скрипок. Вызовам не было конца. В Киеве, как и в других городах Украины, понимают толк в хорошем пении. Поэтому так тепло и сердечно был встречен и новый артист. <…>

Мне приходилось встречаться с Дженнарро Барра. Маэстро без конца хвалил Анатолия, предсказывал ему большую артистическую будущность. И, конечно, он не ошибся.

За годы работы в Киевском оперном театре мастерство Анатолия Соловьяненко неизмеримо возросло. В его репертуаре много ведущих оперных партий. Анатолий часто выступает в театрах страны. Дает концерты в Москве, Ленинграде. Его видят на телевидении. Много раз гастролировал он за рубежом.

Большие заслуги Анатолия Соловьяненко в области искусства получили всенародное признание, и потому он удостоен звания народного артиста Советского Союза».

Этого самого высокого и оправданного напряженным трудом и искренней любовью слушателей звания, Соловьяненко удостоился в 1975 году. До этого в 1967 году ему присвоили звание заслуженного артиста УССР, а через два года он становится и народным артистом Украинской ССР.

По существу, Соловьяненко уже сразу после своего возвращения в Киев из «Ла Скала», где во время второго полугодичного срока стажировки его товарищами по совершенствованию певческого мастерства были такие выдающиеся исполнители, будущие народные артисты СССР, как Николай Кондратюк, Владимир Атлантов, Муслим Магомаев, Виргилиус Норейка, – стал одним из ведущих солистов, оказавшегося для него родным оперного театра, где в то время блистали такие признанные мастера, народные артисты СССР, как Борис Гмыря, Михаил Гришко, Николай Ворвулёв, Дмитрий Гнатюк, Лариса Руденко, Елизавета Чавдар, Евгения Мирошниченко, Бэла Руденко, а также Юрий Гуляев, удостоенный этого высокого звания несколько позже.

В творческом общении с ними, а также и с другими ведущими исполнителями киевской оперной сцены и формировалась яркая индивидуальность Соловьяненко, который с особым старанием, настойчиво и последовательно стремился овладеть достижениями советской музыкально-сценической культуры, а также и умело применить в творчестве те знания, которые им были получены во время стажировки в Италии, существенно расширив тем самым и свой репертуар.

И следует признать, что творческие планы Анатолия Борисовича реализовывались практически в полной мере. Заявив о себе ролью Герцога и продолжая над этим образом упорно работать, находя новые детали для выявления характера этого вердиевского персонажа, певец не менее талантливо, с успехом споет также партию страстного, преданного Эдгара из оперы «Лючия ди Ламмермур» Г. Доницетти; по-юношески пылкого Альфреда в «Травиате» Дж. Верди; трогательного и нежного Рудольфа в «Богеме» Дж. Пуччини и героического, непримиримого Манрико в «Трубадуре» Дж. Верди.

Стремительный профессиональный рост Соловьяненко был очевиден как для его коллег по сцене и профессиональных критиков, так и для широкой публики, полюбившей творчество этого удивительного, при этом необычайно скромного, непривыкшего выпячиваться и требовательного к себе исполнителя, успевавшего много гастролировать как в СССР, так и за рубежом, будь то на Кубе, в США, Канаде, Японии, Монголии, Австралии, Новой Зеландии и во многих странах Европы, где концерты Анатолия Борисовича неизменно проходили с триумфальным успехом.

О высоком международном авторитете украинского советского вокалиста убедительно свидетельствует тот факт, что Соловьяненко в сезоне 1977 – 1978 годов становится первым советским тенором, приглашенным в знаменитый нью-йоркский театр «Метрополитен-опера», где он участвует в спектаклях «Кавалер роз» Р. Штрауса и «Сельская честь» П. Масканьи.

Дебют оперы «Кавалер роз» в «Метрополитен-опера» состоялся 23 декабря 1977 года. Арию Итальянского певца в ней Соловьяненко исполнил спокойно и уверенно, при сем зал взорвался овацией, когда он звонко взял в кульминационном завершении арии верхнее до-бемоль, показав необыкновенную широту своего чудного, неповторимого голоса.

А 19 и 24 января 1978 года Соловьяненко споет на этой прославленной сцене уже и партию Туридду в опере «Сельская честь», поставленную там маститым итальянским кинорежиссером Франко Дзеффирелли и существенно преображенную певцом после ее первого исполнения им в Киеве 30 мая 1973 года. Вместе с советским Туридду, показавшим превосходное владение бельканто, хорошо тогда была воспринята и Сантуцца, партию которой исполнила известная негритянская певица Мартина Арройо, подтвердив вдвоем с Анатолием Борисовичем незыблемость проверенного временем утверждения о том, что для настоящего искусства не существует никаких границ и преград, и прежде всего тех, которые имеют под собою явную политическую подоплеку.

Премьера «Сельской чести» в «Метрополитен-опера» также пройдет успешно. О ней последует немало восторженных отзывов и в прессе. Так газета американских коммунистов «Дейли уорлд» 31 января 1978 года справедливо напишет: «Анатолий Соловьяненко, великолепный лирический тенор, дебютировал в США в роли Туридду в последней постановке «Сельской чести» «Метрополитен-опера». Замысел оперы дает прекрасную возможность выявить большие исполнительские способности Соловьяненко в создании этого сложного мелодраматического образа. Он уверенно и ярко драматично исполнил роль».

Выступления Соловьяненко в США вызвали огромный, неподдельный интерес публики и критиков, единодушно восхищавшихся подлинной экспрессией его пения, «бесподобной легкостью верхних «до» и «до-диез», глубокой задушевностью и богатейшей палитрой чувств», заставивших дирекцию «Метрополитен-опера» вновь подписать с Анатолием Борисовичем контракт, пригласив участвовать в будущем сезоне в спектаклях «Риголетто» Дж. Верди и «Тоска» Дж. Пуччини.

Как и следовало ожидать, дебют Герцога на нью-йоркской сцене превратится в настоящий триумф, красноречиво подтверждавший виртуозное мастерство артиста, которое заслуженно станет предметом сравнения с достижениями самых выдающихся певцов того времени.

Ну а самым ответственным и сложным для себя испытанием, экзаменом на зрелость, Соловьяненко считал участие в спектаклях «Евгений Онегин» П. Чайковского и «Садко» Н. Римского-Корсакова на сцене Большого театра СССР.

Газета «Советская культура», откликаясь на премьеру «Евгения Онегина» в постановке народного артиста СССР Бориса Покровского, прошедшую на главной оперной сцене страны, через пару-тройку дней подчеркивала: «В Большом театре партию Ленского с успехом пел солист Киевской оперы Анатолий Соловьяненко. Еще раз продемонстрировав блестящие вокальные данные, высокую профессиональную культуру, певец предложил зрителям самостоятельную, может быть несколько неожиданную, но убедительную интерпретацию хорошо знакомого всем образа».

Оригинальное и психологически точное, правдивое отображение образа тщеславного Самозванца создаст певец и в киевской постановке «Бориса Годунова» М. Мусоргского.

В 1980 году Центральный Комитет КПСС и Совет Министров СССР присуждает певцу Ленинскую премию, денежную часть которой он передает в Фонд мира, так объяснив это свое решение в «Советской культуре»: «Советское искусство всегда служило благородному делу мира. Жить по-ленински – значит творить, бороться в меру своих сил и возможностей за счастье людей, за мир на земле. Именно это и руководило мной, когда я обратился с просьбой принять в Фонд мира мой денежный взнос».

Комментируя же решения об определении лауреатов Ленинской премии 1980 года, председатель Комитета по Ленинским и Государственным премиям СССР в области литературы, искусства и архитектуры, один из самых выдающихся русских советских писателей Георгий Марков 22 апреля 1980 года в «Правде» писал: «отмечая ныне 110-ю годовщину со дня рождения вождя, мы с чувством глубокого удовлетворения называем имена новых лауреатов Ленинской премии, чьи произведения проникнуты духом партийности и народности, вносят серьезный вклад в духовную жизнь нашего общества… Среди новых лауреатов Ленинской премии – выдающийся украинский певец, народный артист СССР Анатолий Соловьяненко. Уроженец шахтерского края, ныне солист Киевского оперного театра, он демонстрировал свое искусство на прославленных сценах мира. Широкий репертуар, редкой красоты голос снискали А. Соловьяненко заслуженную популярность».

Верную оценку творчеству Соловьяненко на страницах «Известий» тогда даст и видный русский советский писатель, Герой Социалистического Труда Вадим Кожевников: «Лучшие традиции отечественной вокальной школы получают плодотворное развитие в творчестве народного артиста СССР Анатолия Соловьяненко. Яркие вокальные данные, артистический темперамент, эмоциональность снискали ему признание в нашей стране и за рубежом. Талант выдающегося украинского артиста – из глубинных народных недр, поэтому в репертуаре А. Соловьяненко, кроме сочинений зарубежных и русских композиторов, сокровища народных песен и произведений композиторов Украины».

Анатолий Борисович пользовался любовью не только среди слушателей Украины и всего Советского Союза, рукоплескавших и кричавших певцу «Браво!», но и часто писавших ему теплые письма. Обладал он и высоким авторитетом среди своих коллег-исполнителей, работавших с ним и знавших его как профессионала, а также как честного, порядочного, высококультурного и образованного человека, излучавшего добро и готового всегда помочь, подсказать, оказать содействие…

Вот, к примеру, как отзывалась о нем народная артистка СССР Евгения Мирошниченко, его прекрасная и бесподобная партнерша Лючия из оперы «Лючия ди Ламмермур» Г. Доницетти: «Анатолий владеет исключительным умением всегда слышать своих партнеров по сцене. Не секрет, немало певцов от волнения, а иногда от нехорошей привычки, в спектакле слышат лишь себя, видят лишь палочку дирижера. Соловьяненко откликается на малейшее душевное движение, на тончайший нюанс партнера. Поэтому выступать с ним – наслаждение. Наслаждение от творческого горения, неутомимых поисков актера».

Народная артистка СССР Гизела Ципола, прекрасно исполнявшая партию Леоноры из оперы «Трубадур» Дж. Верди, где Соловьяненко выступал в роли Манрико, так высказывалась о мастерстве Анатолия Борисовича и его уникальной способности буквально родниться со своими героями: «Я пела с Анатолием Соловьяненко многие свои партии. И меня всегда поражало его умение жить на сцене жизнью героя. Естественно, что в такой ситуации и самому легче входить в образ. А духовное родство партнеров способствует преодолению условностей и скованности, созданию логически оправданных и естественных мизансцен».

О совместной работе с Соловьяненко высказывался и народный артист СССР Анатолий Кочерга: «Анатолий Борисович обладает голосом и характером, способным вдохнуть в своих героев подлинную жизнь. Я всегда с огромным удовольствием пою с ним спектакли, особенно те, где, как, например, в «Фаусте» Гуно, в сценическом действии приходится нам много и тесно общаться».

К великому сожалению, Анатолий Борисович в вечность ушел рано, не выдержало беспокойное сердце, и было ему на тот час лишь шестьдесят шесть…

Сын шахтерского края, воспевавший своим творчеством дружбу, братство и мир во всем мире, он никогда не забывал об истоках и том крае, где появился на свет, практически каждый год прилетая в конце августа к Дню шахтера в родной Донецк, где артиста любили и очень им гордились.

Накануне своего пятидесятилетия, возвратившись с блестящих гастролей Киевской оперы в ФРГ, где на Висбаденском фестивале критики назвали певца «золотым тенором Украины», Соловьяненко в беседе с корреспондентом «Недели» сказал: «Самая главная задача, можно сказать, творческая миссия артиста – петь для своего народа. Где только я не побывал в нашей стране… Особенно часто выступаю в промышленных районах, на стройках. Когда ездил в Челябинск и Магнитогорск, один из концертов для металлургов дал прямо в доменном цехе. Не так давно гастролировал на Курской магнитной аномалии… На родной земле мне одинаково дороги сцены, концертные эстрады Москвы, Киева и самых скромных рабочих и сельских клубов. Единственный мой привилегированный слушатель – шахтеры, особенно горняки родного Донбасса».

В день же празднования самого юбилея в сентябре 1982 года, в ту минуту, когда на сцену Киевской оперы вышли шахтеры, земляки великого вокалиста, переполненный зал встанет, овацией приветствуя славных и мужественных тружеников Донбасса – героической земли «черного золота», давшей республике и всему Советскому Союзу «золотого тенора», награжденного в день пятидесятилетия орденом Дружбы народов, что также было тогда очень символично и созвучно всей деятельности и душевному настрою певца, к счастью, не заставшего трагедию Донбасской земли, в одночасье ставшей для киевского бандитского режима вражеской, что для Анатолия Борисовича было бы совершенно немыслимо.

Анатолия Соловьяненко, удостоенного в 1997 году Государственной премии Украины имени Т.Г. Шевченко, не забыли ни на Донбассе, ни в Украине, объявившей певца в 2008 году Героем Украины (посмертно). А посему, убежден, настанет время, и оно не за горами, когда в некогда братской республике закончится этот жуткий неонацистский шабаш и вновь должное воздадут тем советским творцам, и в том числе сынам русского Донбасса, кто всей жизнью и многогранным творчеством приумножал славу Советской Украины, все делая для того, чтобы она стала духовно, нравственно богаче и краше, за что им украинский народ и должен сказать «большое спасибо!», хотя, откровенно говоря, они, и в их числе Анатолий Соловьяненко, достойны намного большего…

Руслан СЕМЯШКИН, г. Симферополь

Читайте также

Отчет о работе Оренбургского отделения Всероссийского созидательного движения «Русский Лад» за 2022 год Отчет о работе Оренбургского отделения Всероссийского созидательного движения «Русский Лад» за 2022 год
9 сентября 2022 года в Оренбурге состоялось общее собрание Оренбургского областного отделения Общероссийского общественного движения по возрождению традиций народов России – Всероссийского созидательн...
31 января 2023
Юбилей соратника. Ивану Стефановичу Бортникову – 80 лет! Юбилей соратника. Ивану Стефановичу Бортникову – 80 лет!
Сегодня, 31 января, исполняется 80 лет постоянному автору нашего сайта, лауреату 1-й степени фестиваля-конкурса «Русский Лад – 2018» в номинации «Публицистика» И.С. Бортникову. Иван Стефанович родился...
31 января 2023
В центре внимания – человек. К 115-летию со дня рождения Павла Нилина В центре внимания – человек. К 115-летию со дня рождения Павла Нилина
Будет неверным считать, что замечательного русского советского писателя Павла Нилина напрочь забыли. К счастью, нет. И прошедший совсем недавно 115-летний его юбилей тому подтверждение, так как даже в...
30 января 2023