Попытка польского реванша и его последствия для Западной Белоруссии

Попытка польского реванша и его последствия для Западной Белоруссии

Прозападные силы, ведущие борьбу против президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко, стараются уверить белорусов в том, что в панской Польше их дедам и прадедам жилось гораздо лучше, чем при Советской власти. Так ли это было на самом деле? Столетие Рижского мирного договора, которое отмечается 18 марта, даёт очевидный повод вновь вернуться к этому вопросу.

Польша была провозглашена независимой республикой 7 ноября 1918 года под эгидой Антанты, которая была заинтересована в создании сильного польского государства как «санитарного кордона» в борьбе против Советской России. Версальская мирная конференция определила западные границы Польши, включив в её состав Познань, небольшую часть Поморья, Данцигский коридор, часть Тешинской Силезии. Вопрос о восточных границах оставался открытым, Верховный Совет Антанты долгое время воздерживался от принятия по нему какого-либо решения. При его рассмотрении на союзном совещании министр иностранных дел Франции Стефан Пишон предложил «не мелочиться» и принять за основу будущего территориального устройства границы Польского королевства до его первого раздела в 1772 году. В итоге 8 декабря 1919 года была принята декларация о временных восточных границах Польши, основанных на этнографическом принципе. Граница должна была проходить по линии: Гродно — Валовка — Немиров — Брест-Литовск — Дорогуск — Устилуг (восточнее Грубешова), через Крылов, далее западнее Равы-Русской до Карпат.

Загипнотизированная возможностью удовлетворения своих территориальных амбиций, Польша приступила к подготовке силового варианта решения вопроса. В свою очередь, страны Антанты начали активную подготовку польской армии для участия в антисоветской интервенции, поскольку собственные польские ресурсы не позволяли развернуть широкомасштабное наступление против молодой Советской России.

«Из Польши, — писал В.И. Ленин, — Версальский мир создал государство-буфер, который должен оградить Германию от столкновения с советским коммунизмом и который Антанта рассматривает как оружие против большевиков».

Широкомасштабное вторжение польских войск на советскую территорию началось в феврале 1919 года. По мнению Ю. Пилсудского, польские границы необходимо было отнести «на востоке до Смоленска и далее на юг до Днепра и Сожа» («государство от моря до моря»). К середине марта были захвачены Брест, Волковыск, Слоним, Скидель, Щучин, Пинск, Барановичи, 22 апреля поляки захватили Вильно.

Из Франции в Польшу в середине 1919 года была направлена польская армия («голубая армия» Юзефа Халлера (Иосифа Галлера). Она формировалась в основном из польских эмигрантов-добровольцев, проживавших в странах Антанты. Ещё в начале 1919 года в «голубой армии» (по цвету мундиров) был сформирован первый польский танковый полк. По прибытии в Польшу в июне 1919 года в нём насчитывалось 120 французских танков. Первоначально — с момента формирования — «голубая армия» находилась под прямым контролем Франции. Её первые подразделения были сформированы после официального подписания союза в 1917 году президентом Франции Р. Пуанкаре и польским государственным деятелем Игнатием Падеревским.

Хорошо обученные войска Галлера, а также британские разведывательные самолёты Bristol-F2, итальянские истребители Ansaldo-A1 и французские танки FT-17 серьёзно усилили польские войска. К тому же, как отмечает В.М. Фалин, «…по весне 1919 г. США, Англия и Франция поставили полякам полторы тысячи орудий и 10 млн снарядов к ним, 2800 пулемётов, около 400 тыс. винтовок и 576 млн патронов, порядка 700 самолётов, две сотни броневиков, средства транспорта, связи, медикаменты, 3 млн комплектов обмундирования. Пикантная подробность: для вооружения «свободной Польши» сгодились арсеналы подвергшейся разоружению Германии. Полякам перепало из немецкого наследства 1200 пулемётов, 360 пушек и гаубиц для 30 дивизионов тяжёлой артиллерии, 1100 пушек для 63 дивизионов полевой артиллерии…»

С целью закрепления за собой захваченных земель польское руководство начало насаждать свою администрацию. Ещё в феврале 1919 года декретом Ю. Пилсудского для управления оккупированной территорией при штабе Литовско-Белорусского фронта был создан так называемый Генеральный комиссариат восточных земель во главе с профессором Л. Колонковским. В апреле его сменил на этом посту крупный помещик с Полесья полковник Ю. Осмоловский.

Территория Литвы и Белоруссии, захваченная польскими войсками, была разделена на два округа: Виленский и Минский. Они, в свою очередь, делились на поветы и гмины. Все руководящие посты в окружных, поветовых и гминных органах власти были сконцентрированы в руках представителей Польши.

Политика Польши в «белорусском вопросе» была конкретно изложена в памятной записке организационного отдела «Стражи Кресовой» от 26 декабря 1919 года. Её основной задачей, как подчёркивалось в записке, является «…планомерное осуществление полонизации местного населения и превращение белорусских земель в неотъемлемую часть польского государства…».

На захваченной территории польские интервенты установили жестокий оккупационный режим. Тысячи сторонников Советской власти были брошены в тюрьмы и концентрационные лагеря. По данным польской официальной статистики, было арестовано более 20 тысяч человек. В одном только Минске было арестовано более 1000 жителей, 100 из которых расстреляли по приговору военно-полевых судов.

Репрессии против мирного населения сопровождались массовым грабежом. Многие белорусские города польское командование отдало на разграбление своим солдатам. Специальные воинские команды выезжали в деревни и под видом реквизиций и контрибуций отнимали у крестьян последнее имущество.

Преследовались белорусские газеты, закрывались национальные школы, культурно-просветительные учреждения. В качестве официального языка признавался только польский. Строго запрещалось издание литературы на белорусском языке.

Ответом на террор и насилие в Белоруссии уже с первых дней оккупации начало развёртываться массовое партизанское движение. Под руководством партии большевиков были созданы подпольные коммунистические организации в Лиде, Белостоке, Слониме, Пружанах и Бресте. Брестская подпольная организация, включавшая 6 подпольных районов, в начале 1920 года насчитывала в своих рядах 890 членов. В конце 1919 года подпольные большевистские организации действовали уже во всех губернских и уездных городах, а также во многих местечках и сёлах оккупированной Белоруссии.

Тем временем Польша укрепляла свои вооружённые силы, и в начале 1920 года уже имела благодаря помощи со стороны Антанты 740-тысячное войско. 5 марта 1920 года польские войска возобновили наступательные операции. Были захвачены Речица, Мозырь, Калинковичи. Страны Антанты активно оказывали серьёзную помощь Польше, направляя вооружение, средства связи, медикаменты.

11 марта 1920 года В.И. Ленин в письме Троцкому указывал: «В Польшу прибыло 5000 французских офицеров, ожидается Фош и много танков. И мало шансов избежать войны… Абсолютно необходимы достаточные военные приготовления. Надо готовиться к худшему…»

25 апреля 1920 года Пилсудский огласил приказ «О восстановлении исторических польских границ». Польское командование основные силы на этот раз сосредоточило на Украине, чтобы неожиданным ударом разгромить противостоявшие части Красной Армии, быстро продвинуться до Днепра, занять Киев и Правобережную Украину. Пользуясь многократным превосходством, легионеры Пилсудского прорвали фронт и значительно продвинулись, заняв Житомир, Казатин, Жмеринку и ряд других населённых пунктов. 7 мая они захватили Киев.

Необходимо отметить, что советское руководство делало всё необходимое, чтобы облегчить положение частей Юго-Западного фронта. Советское командование в соответствии с тезисами ЦК РКП(б) «Польский фронт и наши задачи» с апреля до ноября 1920 года провело шесть партийных мобилизаций, в результате которых в Красную Армию было призвано около 25 тыс. коммунистов. 14 мая 1920 года советское командование начало наступление в Белоруссии. Части Красной Армии освободили Полоцк, Глубокое, Поставы и ряд других населённых пунктов и, переправившись через Березину юго-западнее Борисова, с боями продвигались к Игумену.

Польское руководство, обеспокоенное быстрым продвижением советских войск в Белоруссии, вынуждено было прекратить наступление на Украине, что дало возможность командованию Юго-Западного фронта привести в порядок свои войска и в короткий срок завершить подготовку к наступлению. 7 июня поляки были изгнаны из Житомира, 12 июня части Красной Армии освободили Киев. Уже к концу июня почти вся территория Украины была освобождена от польских интервентов.

Успешное наступление Красной Армии на Украине позволило командованию приступить к подготовке нового наступления в Белоруссии.

4 июля 1920 года войска Западного фронта перешли в наступление, и 11 июля был освобождён Минск. В этот же день политическое руководство стран Антанты потребовало от Советского правительства приостановить наступление на расстоянии 50 км к востоку от «линии Керзона», установленной 8 декабря 1919 года. «Если наступление не будет приостановлено, — писал лорд Керзон, — британское правительство и его союзники сочтут себя обязанными помочь польской нации защитить своё существование всеми средствами, имеющимися в их распоряжении». Однако Красная Армия продолжала наступление: 19 июля освободили Гродно, 23 июля — Пинск, 25 июля — Волковыск. 1 августа после ожесточённых боёв был освобождён последний опорный пункт польских интервентов в Белоруссии — Брест.

31 июля 1920 года в Минске состоялось совместное заседание представителей Белвоенревкома, ЦК КП(б)ЛиБ, общественных организаций, которое приняло Декларацию о провозглашении независимости Советской Социалистической Республики Белоруссии. Этим документом восстанавливалась БССР, провозглашённая ещё 1 января 1919 года.

Окрылённое военными успехами, политическое руководство РСФСР приняло решение продолжить наступление. В конце июля 1920 года Красная Армия вступила на территорию Польши. К сожалению, советское командование недооценило способность польской армии защищаться и преувеличило наступательные возможности Красной Армии, возобновив 13 августа наступление, которое оказалось безуспешным. 16 августа польские войска перешли в контрнаступление, а 17 августа Красной Армии пришлось начать отступление и в конце августа 1920 года отойти к «линии Керзона».

Французский маршал Ф. Фош способствовал тому, что Советско-польская война закончилась неудачей для молодой Советской России. Именно он ещё на Версальской конференции настаивал на усилении Польши в противовес России (в 1923 году он был удостоен высшего польского звания — маршала Польши). По инициативе Ф. Фоша 21 июля 1920 года страны Антанты приняли решение о направлении в Польшу союзной военной миссии во главе с бригадным генералом М. Вэйганом с целью подготовки польских войск и оказания помощи польскому Генштабу. Возглавлял группу доверенное лицо Ф. Фоша, опытный офицер генерального штаба французской армии Максим Вэйган, который принимал непосредственное участие в разработке плана контрудара польской армии под Варшавой. Кстати, инициатива Фоша была поддержана премьер-министром Франции Александром Мильераном (бывший социалист и друг Ю. Пилсудского).

Миссия прибыла в Варшаву 25 июля 1920 года. К этому времени здесь уже работала французская военная миссия во главе с генералом Полем Анри, состоявшая из 400 офицеров (среди них был и капитан Шарль де Голль). В обучении польской армии участвовали не только французские, но и английские инструкторы. Генерал Максим Вэйган фактически возглавил Генеральный штаб польской армии (де юре начальником Генерального штаба польской армии был генерал Тадеуш Развадовский). Непосредственное руководство походом польской армии против Советской России в августе 1920 года осуществлял руководитель французской миссии генерал Поль Анри. На стороне поляков участвовали и военные США, в частности эскадрилья имени Тадеуша Костюшко, состоявшая из американских лётчиков под командованием полковника армии США Фаунтлероя.

К сожалению, в результате Висленской (Варшавской) военной операции, которая в польской историографии рассматривается как «чудо над Вислой», Красная Армия потерпела поражение. Между прочим, Сталин преду-преждал, «…что противник ещё силён и было бы ошибочным считать его разбитым, Красная Армия и РСФСР не готовы к походу в Европу…». И он оказался прав. Сказались тяжёлое экономическое положение и ограниченные материальные ресурсы Советской страны, отсутствие необходимой транспортной инфраструктуры не позволило обеспечить всем необходимым войска Западного фронта. Была переоценена и революционная готовность промышленного пролетариата и крестьян Польши оказать помощь Красной Армии. Главное командование допустило ошибки стратегического и тактического характера.

Уже 17 августа 1920 года в Минске начались переговоры советской и польской делегаций о заключении возможного мира. Советское руководство вынуждено было пойти на подписание мира на тяжёлых условиях.

По условиям Рижского мирного договора, подписанного 18 марта 1921 года, западные области Белоруссии и Украины отошли к Польше. На этих землях было введено существовавшее тогда в Польше территориально-административное деление: воеводства, поветы, гмины. Западнобелорусские земли вошли в состав четырёх воеводств: Виленского, Новогрудского, Полесского и Белостокского. Они получили название «Западная Белоруссия», или «Восточные кресы» (окраины). Была создана польская администрация, действовавшая при поддержке густой сети полицейских учреждений — пасторунков. По всей территории «Восточных кресов» зверствовали карательные экспедиции, полицейские разрушали избы крестьян, уничтожали их имущество, проводили массовые экзекуции. После такого разбоя жителям деревень запрещалось зажигать вечером свет, собираться группами, ходить в другие деревни. Ведущая роль в проведении террора принадлежала тайной политической полиции — дефензиве.

Польша, стремясь к восстановлению границ Речи Посполитой 1772 года, рассматривала белорусские земли как исконные восточные окраины исторической Польши («кресы всходни»). Западнобелорусские земли фактически являлись её внутренней колонией, где на протяжении почти двух десятилетий осуществлялись тотальная эксплуатация природных богатств и широкомасштабная дискриминация населения во всех сферах. Западная Белоруссия превратилась в аграрный придаток промышленных районов Польши, в рынок сбыта продукции, в источник дешёвого сырья и рабочей силы.

В 1922 году польское правительство продало английским и французским предпринимателям права на вырубку Беловежской пущи и других лесных массивов. Только с 1919 по 1939 год было высечено 589,2 тыс.га лесных массивов, в то время как натуральный прирост лесных угодий составил лишь 41,8 тыс. га. Более 70% деловой древесины в необработанном виде вывозилось за границу и только 30% перерабатывалось на местных предприятиях. С 1921 по 1936 год площадь лесов в Западной Белоруссии сократилась на 400 тыс. гектаров.

Тяжёлая промышленность отсутствовала вообще. Большинство действующих предприятий были мелкими (до 20 рабочих) и занимались переработкой продукции сельского хозяйства и некоторых видов местного сырья. Промышленность Западной Белоруссии давала только 3% производства Польши, а на её предприятиях работали лишь 4,9% рабочих, занятых в польской промышленности. Рабочий день длился 12 часов, а иногда его продолжительность достигала 14 часов и более. Заработная же плата рабочих была в 2 раза ниже, чем в коренной Польше. Её с трудом хватало на полуголодное существование.

Подлинным бедствием для рабочих была безработица. Ежегодно в городах Западной Белоруссии насчитывались десятки тысяч безработных. Лишённые пособий по безработице и всякой перспективы на получение работы, они нищенствовали, бродяжничали, влачили полуголодное существование. Нередки были случаи самоубийства на почве голода.

В тяжёлом экономическом положении находилась и западнобелорусская деревня, где основную массу населения составляла беднота. Крестьяне страдали от малоземелья и безземелья, в поисках заработков эмигрировали в страны Западной Европы, Северной и Южной Америки.

Польское правительство грубо нарушало положения Версальского трактата, Рижского мирного договора и Конституции 1921 года, гарантировавших свободное развитие национальных меньшинств. В польской Конституции было записано, что гражданин Польши имеет право сохранять свою национальность, включая развитие своего языка и национальных особенностей. Согласно Конституции, права граждан белорусской национальности признавались полностью и без сомнений. Фактически за ними не признавалось никаких прав. Белорусы не допускались на государственную службу и не назначались на должности в армии и местном административном аппарате, в почтово-телеграфных ведомствах не принимались письма и телеграммы, написанные на белорусском языке даже латинским шрифтом. В государственных учреждениях не разрешалось пользоваться белорусским языком. Рабочие и служащие белорусской и еврейской национальностей на железной дороге, коммунальных предприятиях заменялись поляками.

Польское правительство проводило политику удушения белорусской национальной культуры и насильственной полонизации белорусского народа. С первых дней оккупации польские власти начали закрывать белорусские школы, гимназии, возникшие в период существования Советской власти. Закрывая белорусские школы и преследуя белорусский язык, польское правительство добивалось, как говорил министр просвещения Польши С. Грабский, чтобы «граница политическая стала границей этнографической». Схожее мнение высказал с трибуны сейма в 1925 году польский государственный деятель Л. Скульский: «Через десять лет на кресах всходних белорусами и не запахнет!»

До захвата Польшей Западной Белоруссии там работали 359 белорусских школ, а также учительские семинарии в Свислоче и Борунах, белорусские гимназии в Новогрудке, Несвиже, Клецке, Радошковичах и Вильно. В 1938/39 учебном году в Западной Белоруссии не осталось ни одного белорусского учебного заведения. Около 13% детей школьного возраста нигде не учились, 43% населения старше 10 лет было неграмотным. К осени 1939 года 129 тысяч детей школьного возраста не имели возможности получить даже начальное образование.

Политика правовой дискриминации национальных меньшинств получила своё логическое завершение в официальном заявлении министра иностранных дел Польши Ю. Бека на заседании Лиги Наций в Женеве в сентябре 1934 года об отказе Польши от данных ранее гарантий по защите прав национальных меньшинств. В октябре 1936 года МВД Польши подготовило проект ускорения ассимиляции белорусов. В июне 1939 года белостокский воевода Г. Осташевский подал в министерство внутренних дел подробную записку по окончательной полонизации «кресов всходних». Под этим лозунгом весь межвоенный период осуществлялась планомерная ассимиляция белорусов. Польские власти не признавали белорусской нации и ставили целью искоренить национальное сознание белорусов, ополячить их.

Не стоял в стороне от процесса репрессий по отношению к населению Белоруссии и польский костёл. Параллельно с ополячиванием белорусского населения шёл активный процесс окатоличивания. Так, в 1932 году польское правительство под нажимом Ватикана приняло тайное решение о том, что «задача склонения Востока в католичество, так же, как и в прошлые столетия, остаётся и далее «исторической миссией» польского государства». К 1936 году более 1300 православных церквей были преобразованы в костёлы. Католическое духовенство являлось одним из важнейших рычагов полонизации.

В ответ на репрессии и дискриминацию развернулась широкомасштабная борьба за социальное и национальное освобождение. В 1921—1925 годах эта борьба носила характер широкомасштабной партизанской войны. Её возглавила Коммунистическая партия Западной Белоруссии (КПЗБ), созданная в 1923 году.

В 1926 году в Польше произошёл государственный переворот, в результате которого была установлена военно-буржуазная диктатура во главе с маршалом Ю. Пилсудским. Стремясь сломить нараставшую борьбу партизан, польское правительство усиливало репрессии. В деревнях свирепствовал полицейский террор. Во многих поветах было объявлено осадное положение.

Быстрыми темпами и с применением жесточайших мер продолжилась политика ассимиляции. Политику Пилсудского чётко выразил министр внутренних дел Польши Б. Перацкий, который на вопрос американской журналистки о карательных акциях, проводимых на территории Западной Белоруссии и Западной Украины, ответил следующее: «Дайте нам ещё 10 лет, и вы с фонарём среди бела дня не найдёте ни одного украинца и ни одного белоруса».

В начале 1930-х годов в тюрьмах Польши находилось более 10 тысяч политзаключённых. Отдельную страницу в системе польских тюрем и концлагерей занимает концлагерь для политзаключённых, созданный в 1934 году в Берёзе-Картузской на Полесье (ныне Брестская обл.). Идею создания лагеря приписывают тогдашнему премьеру Польши Леону Козловскому, в будущем — агенту гестапо. Он находился под впечатлением речи Геббельса о воспитательной функции концентрационных лагерей.

Ю. Пилсудский идею одобрил. Существует мнение, что Берёза-Картузская была создана по образцу нацистского концлагеря Дахау. К слову, после нападения Германии на Польшу Л. Козловский перебежал к гитлеровцам и до самой смерти в 1944 году получал от них пенсию.

В концлагере находились противники режима. Из застенков не выпускали даже ослепших узников. Заключённые подвергались чудовищным пыткам и издевательствам. Документальных свидетельств этому более чем достаточно. Вот что вспоминает В. Ласкович, ветеран Коммунистической партии Западной Белоруссии: «Закрывали рот тряпкой, из бутылки капли керосина лили в нос. Раз, два, три — человек умирал. Страшные мучения. Польские тюрьмы были переполнены. Больше половины заключённых — политические». Пик репрессий пришёлся на 1934—1939 годы.

Вот настоящая правда о положении Западной Белоруссии под панской Польшей, которую надо помнить, когда сегодня официальная Варшава выдаёт себя за светоч счастья для белорусов.

Елена СОКОЛОВА, кандидат исторических наук, г. Минск

Источник: «Правда»

Читайте также

Дефицит зерна и рост цен на хлеб Дефицит зерна и рост цен на хлеб
Я уже писал, что в понедельник, 27 июня, президент РФ В.В. Путин подписал Федеральный Закон от 28.06.2021 №223-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контро...
3 Августа 2021
Иркутск. Итоги летнего конкурса исполнителей на народных инструментах Иркутск. Итоги летнего конкурса исполнителей на народных инструментах
Руководитель Иркутского областного отделения ВСД «Русский Лад» Андрей Маслов подвёл итоги летнего конкурса исполнителей на народных инструментах на канале «Русский Лад – иркутское отделение». ...
3 Августа 2021
Местечковые наследники Местечковые наследники
Свершилось с запозданием: президент Украины Владимир Зеленский опубликовал обещанный ответ президенту России Владимиру Путину на его статью о единстве русских и украинцев. Об этом сообщили в официальн...
3 Августа 2021