Подвижник науки. К истории полемики двух академиков

Подвижник науки. К истории полемики двух академиков

«…Был объективным идеалистом в философии»… «Реакционер в социальном мышлении…» О ком это? Из каких времен? Увы, о Владимире Ивановиче Вернадском, юбилей которого (160 лет со дня рождения) российская общественность отмечает в этом году; пусть и скромно, но все же отмечает. И сказано это в наше время, а не в 30-х годах «застоя общественной мысли»…

Есть и другие чугунные формулировки, голословные утверждения, которые я обнаруживаю, как это ни странно, на страницах уважаемого издания, у автора, известного мне с лучшей стороны. В вину Вернадскому ставится даже и то, что он был товарищем министра просвещения во Временном правительстве, и это увязывается с его мировоззрением.

«Что же касается философских взглядов Вернадского, то они противоположны марксистско-ленинским», – читаем мы в публикации сегодня. Вернадский, как объясняет нам бдительный автор, допускал «органическую связь науки и религии», «игнорировал исторический материализм».

Мне тут сразу же вспоминается так называемая полемика В.И. Вернадского и А.М. Деборина на страницах академического издания «Известия» АНСССР» в 1931–1933 гг. Сравните, уважаемые, последний тезис с тем, что заявлял академик Абрам Деборин (А.И. Иоффе) 90 лет назад в своих публикациях, где он, что называется, разделывал ученого с мировым именем под орех: «Характерно, что религиозное знание ставится в один ряд с научным и философским знанием. С одинаковым правом можно было бы дополнить этот ряд оккультизмом и спиритизмом».

Тогда, 90 лет назад, Вернадский убедительно возразил неистовому стражу от материалистической философии: «Деборин делает ряд выводов из приписанного мне представления о том, что религиозное знание может быть поставлено в один ряд с научным, КАК Я НЕ ДУМАЮ (выделено мною. – А.С.)». Отвечая Деборину (а также некоторым публицистам сегодня, в 2023 г.) Вернадский писал: «Они думают, что он (т.е. Вернадский. – А.С.) пришел к философским выводам, сейчас кажущимся им неприемлемыми, и не хочет, боится их высказать. Поэтому они занимаются розыском и вычитывают в умах ученого, занимающегося биосферой, злокозненные философские построения. Такое, с моей точки зрения, комическое и банальное, но очень неблагонадежное «новое религиозно-философское направление» имел смелость приписать мне акад. Деборин.

…В результате своего розыска акад. Деборин приходит к заключению, что я мистик и основатель новой религиозно-философской системы… Я должен определенно и решительно протестовать не потому, чтобы я считал их для себя обидными, но потому, что они по отношению ко мне ложны и легкомысленно высказаны людьми, говорящими о том, что они не знают и углубиться во что они не желают… Легче судить по методологическим трафаретам».

Но это, повторяю, было 90 лет назад. А сегодня?

«Его ноосферное сознание – сознание планетарное, внеклассовое, вненациональное, не отражающее социального бытия», – ошеломляет читателей публицист уже нашего времени.

…«Вненациональное… планетарное»… Да вот еще Временное правительство, к тому же и масонское… Намек понятен. Между тем в самом начале войны с «германцем» (так тогда говорил обыватель) Вернадский призывает всех соотечественников работать не покладая рук, чтобы выйти из войны «без крушений». В 1915 г. по его инициативе и при поддержке других светил российской науки при Академии наук была создана Комиссия по изучению производительных сил России (КЕПС). Началась добыча русского бора, алюминия, висмута, были созданы специальные институты, работавшие на оборону. Сам Вернадский занимался исследованиями радиоактивных минералов, геохимией. В советское время, в 1926 г., он возродил КЕПС, вдохнул в нее новую жизнь, вновь стал ее председателем. Были бы сегодня ученые уровня Вернадского (да еще бы к ним прислушивались), наверное, СВО осуществлялась бы с меньшими трудностями, не было бы угрозы крушения России, о чем теперь нередко рассуждают некоторые политики и публицисты.

На страницах «Известий АН СССР» Вернадский делает свое знаменитое признание: «Я философский скептик», которое наш современник истолковывает прямолинейно и однозначно: «К марксистко-ленинской философии Вернадский относился с пренебрежительным скепсисом».

Скажите: ну и что же, публицист пережимает перо, это иногда случается, но ведь и в самом деле «философский скепсис» был… Да, проявлялся «философский скепсис» у Вернадского, причем не только к идеалистическим философским построениям, к натурфилософии; и он не мог не проявиться. Судите сами, уважаемые читатели. Вернадский выступает на общем собрании Академии наук СССР с докладом («Проблема времени в современной науке»), делится с коллегами своими оригинальными мыслями. Новые достижения и открытия в науке вынуждали даже ученых-естествоиспытателей узкого профиля задуматься о категории пространства и времени. И что же? В «Известиях АН СССР» тут же появляется свирепая статья, больше похожая на едкий газетный фельетон журнального объема. И написал «фельетон» все тот же Абрам Деборин, до революции меньшевик, ставший большевиком в 1928 г., за год до избрания его академиком. В публикации звучит и приговор: «Всё мировоззрение В.И. Вернадского, естественно, глубоко враждебно материализму и нашей современной жизни, нашему социалистическому строительству». Как говорится, приговор обжалованию не подлежит. А когда Вернадский попытался доказать, что коллега-академик его не понял, приписал несвойственные ему мысли, что это недоразумение, появилась очередная разгромная статья все того же академика Абрама Деборина, в которой есть всё что угодно: игра словами, злая ирония, сарказм, суровые прокурорские оценки… Но нет главного: объективности, научной доказательности. Деборин высмеивает великого ученого, как учитель о чем-то возомнившего школьника…

«…Статья акад. Вернадского, хотя и изобилует крепкими выражениями, крайне слаба в своей аргументации», – задает тон Абрам Деборин на первой же странице своего «научного» опуса в академических «Известиях». Между тем у Вернадского нет никаких «крепких выражений». Смею думать, Деборин употреблял подобные словосочетания ради красного словца. Корректный научный спор с Вернадским он не был в состоянии вести, поскольку разные весовые категории: один мыслитель и естествоиспытатель, исследовавший материю в различных ее проявлениях, другой – азартный спорщик, ментор.

Например, Деборин безапелляционно заявлял, что «автор не уяснил себе знание и роли научных теорий и гипотез, а равно их связи с эмпирическими обобщениями». Это Вернадский-то не «уяснил себе знание и роли научных теорий и гипотез», чей вклад в науку и у нас в стране, и во всем мире оценивался однозначно: «Минералогию он реформировал, геохимию наполнил содержанием, биогеохимию и радиологию создал». И к началу 30-х годов Вернадский был автором теорий, которые подтвердились новыми научными открытиями, опять-таки, как в СССР, так и за рубежом. Мог ли Вернадский, не терпевший вульгарных, механистических суждений, примитивизма в науке, найти единомышленников и соратников среди таких начетчиков, каковым был Абрам Деборин, когда на его научный аргументированный доклад о проблеме пространства-времени в современной науке последовал грубый разнос? И если академик Деборин и в самом деле судил философские построения Вернадского «по методологическим трафаретам», если доктринеры и догматики, «учинив розыск», определили, что основоположник многих передовых направлений в науке – виталист, фидеист, идеалист… Подчеркиваю: обвинения звучали из уст философов, называвших себя марксистами, хотя, как показали время и практика советского социализма, они были далеки от марксизма.

Публицист, и не 90 лет назад, а в наше время, не удостаивая нас доказательствами, пишет: «Несмотря на то, что Вернадский заявлял о пережиточности гегелевской диалектики, он, как и Гегель, был объективным идеалистом. О себе же говорил: «Я не материалист, и не идеалист». Здесь современник ставит точку. Между тем тут как раз требуется продолжение и уточнение, поскольку Вернадский недвусмысленно называл себя «РЕАЛИСТОМ». И Докучаев, и Менделеев, великие учителя Вернадского, ученые строго материалистического мышления, также таковыми считали и себя – РЕАЛИСТАМИ.

Читаешь публикации, в которых упоминается имя Вернадского (последняя – в феврале с.г.), и возникает мрачный образ реакционного философа, «допускавшего органическую связь науки и религии». Вместо мыслителя, постигавшего прошлое планеты сквозь миллиарды лет и чудовищные напластования геологических эпох, так и видится силуэт ирландского католического епископа Беркли в черной сутане, пытавшегося опровергать материалистическое направление в философии, дававшего «научное» обоснование религии. Подобные грехи, как видим, и сегодня приписываются великому русскому мыслителю, тщательно изучавшему и косную материю, и живое вещество в различных проявлениях, исследовавшему «бренность» (неустойчивость, изотопность) атомов.

Ну, а поборники Вернадского в коммунистическом сообществе – сущие берклианцы, которых следовало бы приструнить, а то они уже и на партийном сайте объявились: «В интернет-сети, к сожалению, на сайте ЦК КПРФ, – жалуется на своих оппонентов публицист, надзирающий за чистотой взглядов, да и в живом общении (выделено мною. – А.С.), в последнее время все чаще на слуху имя академика Вернадского с его учением о ноосфере. Появилась даже концепция ноосферного социализма».

Когда же читаешь Вернадского, напротив, возникает светлый лик мыслителя, гуманиста-демократа, прозревающего будущее, утверждающего научный оптимизм, устремлявшего землян своими идеями в космические дали Вселенной задолго до полета Гагарина. При этом не забудем, что в 30-х годах минувшего века в странах Западной Европы, в Японии правили агрессивные фашистские, военно-диктаторские режимы, а в США и в Англии задавали тон их адепты; а потом началась война и наша страна, советский народ подверглись страшным испытаниям. (Вернадский же, напоминаю, умер 6 января 1945 г., до Победы он не дожил.)

Во избежание недоразумения надо непременно отметить, что вообще-то «в живом общении» и «на слуху» Вернадский был и в советское время, причем задолго до горбачевской перестройки, на которую иногда кивают некоторые товарищи, когда я им советую почитать «Философские мысли натуралиста», изданные в 1988 г. Например, 12 марта 1963 г. состоялось торжественное заседание АН СССР и Мосгосуниверситета, посвященное столетию Вернадского, а вступительное слово огласил великий Келдыш, в то время президент АН СССР. Но гораздо раньше, в сентябре 1945 г., Президиум АН СССР создал комиссию по научному наследию ученого. В марте 1983 г., по случаю 120-летия со дня рождения ученого, не только в Москве и Ленинграде, но и по всей стране (СССР) проводились научные заседания, чтения и сессии. Доклады непременно публиковались.

Судя по реплике публициста по поводу «ноосферного социализма», в которой сквозит раздражение, его оценку философского наследия Вернадского разделяют далеко не все коммунисты. И это действительно так. Тут прежде всего надо назвать имя известного ленинградского ученого А.И. Субетто. Положительно оценивал философское наследие Вернадского не так давно ушедший из жизни Ричард Косолапов, марксист ХХI века: «Сталин, как и Ленин, во всей его многогранности дорастал до ноосферного уровня; однако после него этот рост был приостановлен». Следовало бы назвать и другие имена, но размер газетной публикации жестко ограничивает.

Непостижимо, не перестаю удивляться: и Деборин 90 лет назад, и наш современник одинаково негативно, на грани обскурантизма, трактуют мысли и идеи ученого, чей вклад в мировую и отечественную науку до сих пор поражает воображение каждого, кто находит время, чтобы познакомиться с трудами этого несомненного гения научной мысли. Настолько одинаково, что есть основание говорить о РЕЦИДИВЕ ДЕБОРИНА в ХХI веке.

Я не философ по образованию, а только читатель трудов Вернадского, но все же позволю себе заметить, что понимание пространства-времени у великого мыслителя было материалистическим («реалистическим» – в трактовке самого ученого). Что, между прочим, отмечали выдающиеся советские ученые, в числе которых и знаменитый академик А.Л. Яншин, и Б. Кедров, известный не только философскими трудами, но и работами в области термодинамики, фундаментального раздела физики. Следовало бы сослаться и на талантливого ученика Вернадского, советского ученого А.Е. Ферсмана, на его глубокое понимание философских идей учителя…

Читатель скажет: дела давно минувших дней, кто прав, кто виноват, стоит ли в этом разбираться? Да еще в обстановке, когда Россия, русский народ пребывает в трудных условиях! Но уже говорилось, что и тогда, в 30-х, в 40-х годах, тоже не было чаемой благодати, воспеваемой в древнем рождественском гимне: «во человеках благоволение и на земле мир». И не предлагаю читателям этих очерковых заметок погружаться в дебри полемики 90-летней давности. Лишь советую любителям творческой мысли почитать доклад Вернадского, опубликованный в «Известиях АН СССР», который в пух и прах разнес Абрам Деборин. А разбираться надо еще и потому, что и сегодня звучат те же оценки, искажающие истину.

Я понимаю Абрама Деборина: ему, меньшевику-европею, с младых ногтей, получившему образование на Западе, в 30-х годах минувшего века надо было доказывать, что он стал правоверным большевиком. Но не понимаю некоторых товарищей нашего времени. Коммунисты не могут иметь будущего, если они отвергают идеи Вернадского. Как коммунисты – в России ли, в Китае ли – могут решать масштабные проблемы на планете Земля (а я все же надеюсь, что мир не сгорит в ядреном Армагеддоне и на Донецком фронте перестанут рваться снаряды американских «хаймарсов»), если они откажутся от сокровищ воистину духоподъемных идей Вернадского?

Для меня также очевидно, что «в живом общении», т.е. в партийной среде, осмысление трудов Вернадского дается нелегко. И не только потому что чтение «Философских мыслей…», даже увлекательной первой главы («Научная мысль как планетное явление»), – нелегкий труд. Например, один мой товарищ, взглянув на выходные данные и просмотрев вступительную редакционную статью, сказал: «Философские мысли» изданы в 1988 г., а это перестройка, и там цитируют Горбачева…» Цитируют. Уж такая была практика при печатании подобных фундаментальных трудов: непременно, хотя бы двумя словами, упомянуть действующего генсека. А кроме того, книга в 88-м напечатана, а подготовлена-то она была много раньше.

Вернадского в СССР издавали нечасто, но регулярно, например, в 1975–1977 гг. были изданы «Размышления натуралиста» в двух томах. Положительно оценивается вклад Вернадского в развитие философской мысли и авторами «Философского энциклопедического словаря», изданного в 1981 г., когда Горбачева и в помине не было. Заслугой Вернадского авторы словаря считают разработку перехода биосферы в ноосферу (сферу разума), а также системы антропокосмизма. Скажите, какая «ноосфера», если СВО? Но ведь, к примеру, и китайцев напрягают: американские авианосцы и подлодки с ядерными боеголовками постоянно крейсируют у берегов Китая и его союзника КНДР. Тем не менее китайские товарищи (коммунисты) не устают повторять тезис единого пути, единой судьбы человечества, что близко к идеям Вернадского.

***

Слышу вопрос: но, может, автор этих заметок о Вернадском – всего лишь любитель лесных походов, ну, еще участник научных экспедиций в пустынях Евразии, что-то не понимает?

Ну, разумеется, марксистская философия – дело серьезное, сложное, и не всякому коммунисту по зубам «Материализм и эмпириокритицизм» Ленина, антикоммунисты же на телеканалах даже и название-то с трудом выговаривают. Да ведь и «Философские мысли…», как уже отмечалось, тоже не беллетристика. Но мы должны, как нам было завещано, «обогатить память знанием всех богатств, которые выработало человечество». Будем же трудиться.

Анатолий СТЕРЛИКОВ, Санкт-Петербург – дер. Курвошский Погост, Вологодская обл.

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

В.С. Никитин. Русский мир: смена приоритетов – ключ к победе В.С. Никитин. Русский мир: смена приоритетов – ключ к победе
Уважаемые соотечественники! Я 20 лет работал в Комитете по делам СНГ и связям с соотечественниками, а потом мы вместе с заместителем руководителя аппарата Тарасовой Валентиной Прохоровной, которая зде...
29 сентября 2023
Надломили Русскую Лозу Надломили Русскую Лозу
В Удмуртии в селе Русская Лоза закрыли библиотеку – единственный объект социального значения. «Теперь мы будем как медведи и волки» и «Мы не нужны району, раз с нами так поступили» – говорят местные ж...
26 сентября 2023
А.Н. Самарин: об общественной солидарности и об «украинском вопросе» А.Н. Самарин: об общественной солидарности и об «украинском вопросе»
К четвертой годовщине со дня ухода из жизни первого редактора нашего сайта Анатолия Николаевича Самарина мы помещаем две его статьи разных лет. Как и все его публикации, они, увы, остаются такими же з...
26 сентября 2023