«Пишу, как подсказано совестью мне». Исполнилось 100 лет со дня рождения Расула Гамзатова

«Пишу, как подсказано совестью мне». Исполнилось 100 лет со дня рождения Расула Гамзатова

Дагестан — Страна гор, так называют свою Родину местные жители. Их этника чрезвычайно пестра — 33 народности с разнообразными языками и наречиями: аварцы, даргинцы, лакцы, лезгины, ногайцы, таты, чеченцы… Авария — самая недоступная часть Дагестана. Лепящиеся на горной крутизне сакли, сосны, цепляющиеся за каждый клочок земли. Но «горы без поэзии — просто нагромождение камней». А вот если на них смотрят глаза поэта, они «поблёскивают вдали таинственно, как нешлифованные алмазы».

Аварцы говорят: «Поэт родился за сто лет до сотворения мира». Этим они, видимо, хотят сказать, что если бы поэт не участвовал в сотворении мира, то мир не мог бы быть таким прекрасным.

Аварский поэт Расул Гамзатов, которого я здесь цитирую, утверждал: «Когда бы я не родился, — моё настоящее рождение связано с рождением моих стихов».

Расул Гамзатович Гамзатов появился на свет 8 сентября 1923 года в высокогорном ауле Цада Хунзахского района Дагестана. «Цада!.. Семьдесят тёплых очагов. Семьдесят голубых дымков, поднимающихся в чистое высокогорное небо. Белые сакли на чёрной земле. Перед аулом, перед белыми саклями — зелёные плоские поля. Позади аула поднимаются скалы. Серые утёсы столпились над нашим аулом, словно дети, собравшиеся на плоской кровле, чтобы смотреть вниз на свадебный двор», — напишет он потом о своём «тёплом гранитном гнезде» в книге «Мой Дагестан». А пока друзья его отца по местному обычаю стреляют в потолок тесноватой сакли — орлы, гнездящиеся в окрестных горах, должны узнавать, что у них народился брат.

Отец малыша, наречённого Расулом, — Гамзат Магомаевич Юсупил (литературный псевдоним Гамзат Цадаса) был народным поэтом Дагестана. Он родился в семье бедного вольного хлебопашца и рано начал батрачить. Гамзат Цадаса создавал произведения социально-обличительного характера. Его сатира была направлена против мулл, богачей и торгашей. Стихи расходились по аулам и возвращались к нему, обрастая гулом славы.

В 1905 году Цадаса стал очевидцем восстания, поднятого русским гарнизоном крепости Хунзах. В эту крепость была сослана часть экипажа с восставшего броненосца «Потёмкин». В горы тоже пришла революция. Высокогорный Хунзах — важный культурный и административный центр Аварии — в 1917 году стал форпостом революционной борьбы. В 1920-м — трудовой народ Хунзаха вместе с воинами Красной Армии выдержал длительную осаду контрреволюционных банд и вышел победителем. Этот подвиг золотыми буквами вписан в историю гражданской войны в Дагестане.

13 ноября 1920 года был созван Первый чрезвычайный съезд дагестанских народов. На съезде от имени правительства РСФСР выступил Иосиф Виссарионович Сталин. Он объявил автономию Стране гор — Дагестану. Новое имя, новый путь, новая судьба.

После победы Великого Октября Гамзат Цадаса стал воспевать новую жизнь:

И пока Октябрьский свет не взошёл над саклей горца,

В униженьи вечном был горький жребий стихотворца.

(«Моя жизнь»).

Вот в чьей сакле появился на свет Расул — третий сын и четвёртый ребёнок в семье поэта.

«Когда я был совсем маленьким, отец брал меня к себе в косматую шубу и читал мне свои стихи. Я знал наизусть его стихи до того, как мог ездить на коне и надевать пояс».

Отец стал духовным наставником сына и первым учителем поэтического мастерства. Он преподавал ему «кодекс горца», основанный на Любви и преданности Родине, Матери, Другу, Женщине.

По-своему уважительному, трепетному отношению к поэтическому труду учила Расула и его мама Хандулай. Она, например, снимала башмаки, чтобы не нарушать покой в горской сакле, когда муж садился за работу.

«Мой отец… Из тех, кто его знал, каждый, наверно, по-своему представлял себе моего отца. Конечно, он и пахал землю, и косил траву, и грузил сено на арбу, и кормил коня, и ездил на нём верхом. Но я его вижу только с книгой в руке. Он держал книгу всегда так, точно это птица, готовая выпорхнуть из рук».

Расул учился в неполной средней школе, расположенной в Хунзахской крепости, в казарме, построенной русскими военными ещё в XIX веке. И в 11 лет, изумлённый самолётом, который приземлился неподалёку от аула Цада, сочинил своё первое стихотворение. Его даже опубликовали в местной газете. Отец одобрил поэтические опыты сына, был очень горд его первыми успехами. Но Гамзат Цадаса заботился, чтобы удача не вскружила мальчишке голову, учил его ценить тяжёлый, скрупулёзный труд стихотворца.

Ещё ребёнком Расул проникся уважением к слову, почувствовал его крепость, запах и цвет. Традиции горцев, старинные легенды, народные песни и влияние русской культуры — вот что питало Музу будущего поэта Расула Гамзатова, которая целиком принадлежит советскому времени. Отец говорил: «Пиши о том, что знаешь и можешь. А о том, чего не знаешь, читай в чужих книгах».

Стихи школьника стали регулярно появляться в районной газете. Он подписывал их отцовским псевдонимом — Цадаса. Ступить на поэтическую стезю, когда люди знали наизусть стихи его отца, было если не дерзостью, то большой смелостью. Однажды знакомый горец, не подозревая о творческих порывах Расула, сказал ему: «Послушай, что случилось с твоим уважаемым отцом? Раньше, прочитав его стихи один только раз, я сразу запоминал их, а теперь даже понять не могу!»

После этого юный поэт решил сделать имя отца своей фамилией и стал подписываться как Расул Гамзатов.

«У отца и у меня — один Дагестан. Но какой он разный на языке наших перьев! У каждого свой почерк, свои буквы, своя манера, своя мелодия».

Поэзия Гамзата Цадасы в советское время начинается с утверждения контраста между старым и новым. Он был зачинателем аварской советской поэзии. Стихи Расула Гамзатова выражают следующий этап аварской поэзии.

Цадаса о первых стихах своего сына Расула сказал: «Если взять щипцы и хорошенько порыться в этой золе, то можно сыскать уголёк хотя бы для того, чтобы прикурить от него папиросу».

Путь Расула Гамзатова в поэзию мы видим, как в смене кадров кино: крышу сакли, с которой он машет фигуркам бегущих к самолёту земляков, первые гранки его стихов, пахнущие типографской краской, 1940 год, когда юноша приехал работать в свою школу после окончания Буйнакского педагогического училища. Затем — словно смотришь в бойницу Хунзахской крепости: мир сужается всего до одного-единственного слова: «Война!».

«И моя мать повязалась чёрным платком. Не вернулись Магомед и Ахильчи, два её сына, два моих брата. (...). Сто человек не вернулись в наш небольшой аул. Сто тысяч человек не вернулись домой по всему Дагестану… Мой брат Ахильчи… Ты учился в самом земном сельскохозяйственном институте. Но на войне ты выбрал небо, стал лётчиком… Ты погиб над Чёрным морем. Тебе было двадцать два года. Ты никогда не вернёшься в родную саклю, я это знаю. Но каждый раз, когда надо мной клекочет орёл, я верю, что это сердце Ахильчи подаёт мне братскую весть».

Сам Расул в годы войны работал помощником режиссёра Аварского государственного театра, корреспондентом газеты «Большевик гор», редактором аварских передач Дагестанского радиокомитета. И продолжал писать стихи.

В 1943 году вышел его первый поэтический сборник — «Горячая любовь и жгучая ненависть».

«Мне дороже всех моих книг самая незрелая, зато самая первая… Могу ли я забыть свою радость, когда, прочитав эту книгу, девушки-горянки прислали мне письма?»

Расулу Гамзатову было всего 20 лет, когда он стал членом Союза писателей СССР. Однажды юноша прочёл свои стихи уже известному поэту Эффенди Капиеву и тот посоветовал ему ехать учиться в Москву. Отец поддержал такое решение. Через 2 года после этого разговора, держа под мышкой несколько собственных книг, изданных в Дагестане, и поэму «Дети Краснодона», переведённую на русский язык Ильёй Сельвинским, Расул Гамзатов отправился в столицу — поступать в Литературный институт имени А.М. Горького.

Приехал он туда в 1945 году, плохо владея русским языком. Написанный им диктант был, по его же признанию, «столь пёстрым от карандашных помарок, что казалось, будто на нём дрались воробьи». Однако талант молодого аварского поэта сыграл решающую роль. Русский писатель Фёдор Гладков, тогдашний директор Литинститута, принял живое участие в судьбе поэта.

«Москва и Литературный институт научили меня держать в руке перо, научили меня сидеть, склонившись над белой бумагой, научили меня думать, научили меня любить и ценить своё чувство недовольства собою и своим словом», — писал впоследствии Расул Гамзатов.

Литературный институт молодой поэт окончил в 1950 году. «Если к прекрасной аварской поэзии я прибавил хотя бы три камушка, — говорил он, — если в моих стихах есть столько огня, что его хватит для того, чтобы прикурить три папиросы, то всем этим я обязан Москве, русской литературе, моим друзьям и учителям».

Дружба с русскими литераторами одарила Расула талантливыми переводчиками. Редко кто из поэтов братских народов имел таких верных и последовательных пропагандистов своего творчества. Десятилетиями дружил он с Н. Гребневым, Я. Козловским, И. Снеговой, М. Ахмедовой-Колюбакиной, Е. Николаевской, С. Липкиным и другими. Ещё во время учёбы, в 1947 году, вышла первая книга стихов Р. Гамзатова на русском языке.

«Русскую литературу я узнал ещё в детстве. Я по очереди влюблялся в разных поэтов — то в Блока, то в Маяковского, то в Есенина, то в Пастернака, то в Цветаеву, то в Багрицкого, то в аварца Махмуда, то в немца Гейне. Но любовь к Пушкину, Лермонтову, Некрасову осталась навсегда неизменной».

Спустя годы Гамзатов напишет простое и прекрасное, очень личностное стихотворение «Ответ Ираклию Андроникову на приглашение с группой поэтов поехать в Михайловское»:

Давай с тобою Пушкина почтим

И, не сказавши жёнам и соседям,

В Михайловское тайно мы уедем

И головы седые преклоним.

А кому не известно другое, афористическое выражение Расула Гамзатова: «Не Русь Ермолова нас покорила, Кавказ пленила пушкинская Русь»?..

Горская лирика немногокрасочна. Иногда она имеет всего два цвета, как кошма, висящая на стене сакли, — цвет крови и цвет ночи. Но Расул Гамзатов расширяет колорит своей поэзии: «Как много красивого в мире, как много хорошего в нём…» Эти вырвавшиеся из сердца слова становятся лейтмотивом всего его творчества.

В 1950 году Расул закончил поэмы «Год моего рождения» и «Родина горца». Они не только отличались яркостью образной ткани — их можно считать успешным началом освоения Гамзатовым крупной формы поэзии.

Газета «Правда» от 15 марта 1952 года писала: «В Совете Министров Союза ССР. О присуждении Сталинских премий за выдающиеся работы в области науки, изобретательства, литературы и искусства за 1951 год.

III. Сталинские премии за выдающиеся работы в области литературы и искусства. Расулу Гамзатову присуждена Сталинская премия третьей степени».

Эту высочайшую награду поэт получил за сборник «Год моего рождения». «В книге отца записано, что я, Расул, сын Гамзата из Цада, родился в тот год, когда в Дагестане прорыли первый канал. Его прорыли от Сулака до Махачкалы. И назвали Октябрьским каналом. «Без воды нет жизни» — этот лозунг, написанный на фанерном листе, несли с собой строители канала. А строил его весь Дагестан. Кирками и лопатами. Недаром ведь говорят: «Если сообща работать, то аульская кирка берёт и скалу». Сам Калинин присутствовал при открытии канала. Первым орденом Трудового Красного Знамени моя республика была удостоена за сооружение канала имени Октябрьской революции».

В 1951 году умер Гамзат Цадаса — отец Расула. Бывают в жизни переломные моменты, когда мужание характера, формирование личности, её отношение к миру достигают особой зрелости. Поэма Расула Гамзатова «Разговор с отцом» (1953 год) явилась свидетельством этого перелома в творчестве поэта. «Стихи, вы обязаны тоже трудиться. Я понял, что в этом — призванье поэта», — написал Расул. Что это значит? Это значит, что стихотворение должно жить, как живёт честный человек. Оно не может лукавить или обманывать себя. Оно должно жить по иной жизни и смело видеть мир таким, каков он есть. И горе, и радость принимает сердце поэта, и всё это называется одним словом — правда!

«Ложь есть ложь, а правда есть правда. Они не могут быть ни большими, ни маленькими. Есть жизнь и есть смерть. Когда наступает смерть — нет жизни, и, наоборот, пока теплится жизнь, смерть ещё не пришла. Они не могут сосуществовать. Одна исключает другую. Так и ложь с правдой. Ложь — это позор, грязь, помойка. Правда — это красота, белизна, чистое небо. Ложь — трусость, правда — мужество. Есть либо то, либо это, а середины здесь быть не может». («Мой Дагестан»).

В краю вершин крутых и гордых,

Где у сердец особый пыл,

Я звёзды пил из речек горных,

Из родников студёных пил.

И, резко дунув, как на пиво,

Чтобы пустую пену сдуть,

Пил жизни суть, она не лжива,

Она правдива — жизни суть.

(«Покуда вертится Земля»).

В 1958 году журнал «Дружба народов» опубликовал поэму Расула Гамзатова «Горянка», ставшую одной из главных вершин в творческой судьбе поэта. Это было новое слово, новое понимание, новое отношение к женщинам гор, возвышенное и в то же время правдивое.

Драматическая и светлая история героини поэмы Асият стала символом порыва к новой жизни, торжеством чистой любви над отжившими обычаями, сломавшими немало судеб. Отец, давший когда-то слово своему кунаку, хочет выдать дочь за его сына, к которому не лежит душа Асият. Девушка решается на отчаянный по тем временам шаг — отказывает жениху. Она уезжает в город и поступает в педагогический институт. Встречает свою любовь. Отвергнутый жених горит жаждой мести. Он покушается на жизнь Асият, но её спасают врачи и её возлюбленный Юсуп. Преступника настигает кара, а Асият возвращается в село учительницей. Поэму «Горянка» Расул Гамзатов посвятил студенткам Дагестанского женского педагогического института.

«Когда же мы встретиться сможем?»

«Не знаю». — «Ты занята?» — «Да…»

Он думал: оглянется всё же.

Да где там! Знать, слишком горда.

Тонка, как серебряный месяц.

Светла, точно свет из окна.

Кто знает, быть может, раз десять

В душе оглянулась она.

(Из поэмы «Горянка»).

«Он привлёк к себе сразу. Дохнуло свежестью. Горными дорогами. Высотой. Блеснуло усмешкой, насмешкой, шуткой. Потянуло песней, то озорной, то печальной. Нестеснённой. Обдало удалью. «Я в сотни девушек влюблён…» И книги. Одна за другой. Поэмы. Стихи. Любовные, шуточные, философские. Взлёты. Снижения. И, наконец, исполненные мудрости и блеска восьмистишия. И, главное, во всём ощущение органичности, прирождённости — рыбы в воде, птицы в воздухе, дерева в лесу», — с глубоким лиризмом охарактеризовала творчество Расула Гамзатова одна из переводчиков его стихов Ирина Снегова.

Примечательно, что за книгу «Высокие звёзды» (1963 год), большую часть которой составили восьмистишия, поэт получил Ленинскую премию.

«Расул Гамзатов удостоен редкой радости раннего и безусловного признания, — писал другой переводчик — Яков Козловский. — Прошло почти два десятилетия, как вышла его первая книга на русском языке, а похвалы критики с нарастающей силой сопровождают появление каждого нового сборника. Трудно, пожалуй, назвать другого советского поэта, чья судьба сложилась бы так счастливо. Временами рождалось даже опасение, что талант Гамзатова подорвётся на мине критического радушия, что поэт привыкнет к славе, как привыкали к ней многие стихотворцы, не в пример Гамзатову, весьма скромного дарования. Но нет, оказалось, что молодой горец, знакомый с крутизной заоблачных высот, довольно устойчив к головокружению. А рано поседевшая его голова полна мыслей мудрых, зрелых и несуетных».

«Слово дороже коня», — гласит горская пословица. Расул строго придерживался в своём творчестве этого чеканного правила. Его стихи не терпят суеты, верны традициям, идущим от метафоричной народной речи и опыта веков. Яркость образов, возвышенность и глубина мысли, благозвучие лада сливаются у поэта воедино, создавая гармонию духовного проникновения в жизнь.

Слово «мама» навсегда осталось тёплым и важным для Расула Гамзатова. Ей посвящены его самые нежные и трепетные поэтические строки:

Святой любви великая раба.

По-русски «мама», по-грузински «нана»

И по-аварски — ласково «баба».

(«Мама»).

«Помню, как при одной из наших встреч Расул рассказывал мне, что его вскормили две женщины: когда заболела мать, его кормила грудью горская крестьянка. В литературе у него тоже были две кормилицы: поэзия Востока и великая русская поэзия. А через русскую поэзию он узнал и лучших иностранных поэтов, таких, как Шекспир, Гёте, Бернс, Гейне», — писал поэт Самуил Маршак в статье о Гамзатове «Набирающий высоту».

«Я — богатый человек потому, что у меня в жизни две матери: первая — моя родина — Дагестан! Здесь услышал родную речь, сложил первые стихи, спел свою песню для всех. Вторая мать — великая Россия. Она меня приютила, дала моим крыльям размах! Русская речь вошла в мою кровь, стала моей сутью и любовью».

(«Мой Дагестан»).

Большое, можно сказать, главное место в творчестве поэта занимает любовная лирика. Любовь счастливая и любовь неразделённая, нежная и жестокая, благородная и коварная. Но если попытаться определить принципиальное качество любовной лирики Расула Гамзатова, то это — счастье. Потому что сам поэт был счастлив в любви со своей женой Патимат (Юсуповой).

«Мы родились в одном ауле. Её родители были богатые люди, деньги давали мне, чтобы я присматривал за ней в люльке. Потом, когда она выросла, я без денег готов был всегда смотреть. Она согласилась, я женился… Не пришлось похищать на белом коне…»

Жена и верная спутница Патимат — первый человек, которому он читал свои стихи. Она была важной частью мира поэта, центром его вселенной. Расул Гамзатов посвятил супруге свои пронизанные горной чистотой и возвышенностью лирические строки:

Ещё вчера по птичьим гнёздам лазил,

Друзей-мальчишек в скалы заманя,

Пришла любовь, строга и синеглаза,

И сразу взрослым сделала меня.

Ещё вчера себя считал я взрослым,

Седым и мудрым до скончанья дней.

Пришла любовь и улыбнулась просто,

И снова я мальчишка перед ней!

(«Мой Дагестан»).

Книга прозы «Мой Дагестан» (1967 год) тоже стала поэтической сюитой Расула Гамзатова. Она вобрала в себя многочисленные миниатюрные новеллы, нравоучения, притчи. В её основе лежит опыт народа с большой историей и трудной судьбой.

«Никому неизвестным сыном дагестанского поэта Гамзата я покинул аул и уехал сначала в Махачкалу, а затем в Москву. Прошли годы, я окончил Литературный институт им. А.М. Горького, выпустил 10 сборников стихотворений, за один из них получил Сталинскую премию. Сыграл свадьбу. Одним словом, стал поэтом Расулом Гамзатовым. Тогда-то и надумал посетить родной аул. Целыми днями бродил по местам, где бегал мальчишкой и смотрел на сказочные пещеры, говорил с людьми, слушал песни ручьёв, молчаливо сидел на кладбище и снова бродил по полям. В Америке, на заводе Форда, я видел тренажёрную горку, на которой проверяют выпущенные машины. Для писателя такой проверочной горкой должно быть место, где он родился…»

«Мой Дагестан» — это поэтический манифест пламенной любви поэта к родному языку, родной земле, своему народу. В этой книге художник изложил свою эстетическую программу, свои взгляды на место советского писателя в жизненном строю, на роль литературы в формировании коммунистического сознания людей. Он решительно выступает против творческой инертности. Он — за живое слово, способное зажигать сердца. Читая страницы этой книги, нетрудно заметить, какой нравственный кодекс отстаивает автор, какие мнимые моральные ценности он отвергает. Всё это освещено доброй улыбкой, а иногда — иронией и пронизано острым, как аварский кинжал, сарказмом.

— Работа без сна и отдыха, без выходных дней и отпусков. Бумага для меня — то же, что для тебя поле, — говорит поэт седому старейшине родного аула. — А буквы — это мои зёрна. Мои стихи — колосья. Большой талант приходит вместе с ответственностью за него, а человек с настоящим талантом смотрит на свои стихи как на очень важное, трудное дело. (...) Стихотворение, как и вино, должно перебродить в душе, должно выдержаться. Птицам — что! Они всю жизнь поют одну и ту же песню, которой их научили родители. Речке — что! Тысячелетия она журчит одну и ту же мелодию. Я же должен стремиться за короткий срок моей жизни создать песни, которых хватило бы на много-много лет.

Автор далёк от мысли, что его книга совершенна. «Книга моя — как ковёр, который закончен и разостлан, чтобы увидели его впервые весь сразу. Я вижу на нём много неверных линий, сбивчивых рисунков, невнятных узоров, орнамент кое-где нечёток и крив, но исправить эти ошибки уже нельзя — ковёр соткан. Чтобы исправить самую малую его деталь, нужно распускать весь ковёр».

На аварском и русском языках, на многих языках Дагестана, Кавказа и всего мира вышли десятки поэтических, прозаических и публицистических книг Расула Гамзатова. Среди них — «Берегите друзей», «Журавли», «Клинок и роза», «Книга о любви», «У очага», «Чётки лет», «Суди меня по кодексу любви», «Сонеты» и многие другие.

Пишут, что Расул Гамзатов очень любил свою маленькую книжку «И звезда с звездою говорит». В ней поэт поместил стихотворение глубочайшего смысла: «Люди, люди — высокие звёзды, Долететь бы мне только до вас…»

Многие стихи Расула Гамзатова стали песнями. Тесно работали с поэтом известные советские композиторы Дмитрий Кабалевский, Матвей Блантер, Алексей Экимян, Раймонд Паулс, Александра Пахмутова. В разных частях мира о Дагестане знают не иначе как о Родине поэта Расула Гамзатова — автора слов песни «Журавли» (перевод с аварского — Наума Гребнева) на музыку Яна Френкеля, ставшей реквиемом всем солдатам Великой Отечественной войны, погибшим на полях сражений.

С 1950 года Расул Гамзатов являлся бессменным председателем правления Союза писателей Дагестана.

За достижения в области литературы поэт был отмечен многими почётными званиями и премиями: Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской премии третьей степени, лауреат Ленинской премии, лауреат Государственной премии РСФСР им. А.М. Горького, лауреат Международной премии «Лучший поэт ХХ века», премии писателей Азии и Африки «Лотос», премий Джавахарлала Неру, Фирдоуси, Христо Ботева, а также премий имени М. Шолохова, М. Лермонтова, А. Фадеева, Батырая, Махмуда, С. Стальского, Г. Цадасы и др.

Расул Гамзатович награждён четырьмя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденами Дружбы народов, «За заслуги перед Отечеством», Петра Великого, болгарским орденом Кирилла и Мефодия, грузинским орденом «Золотое Руно», многими медалями. Он избирался депутатом Верховного Совета Дагестанской АССР, депутатом и членом Президиума Верховного Совета СССР. Несколько десятилетий был делегатом писательских съездов, членом редколлегии журналов «Новый мир», «Дружба народов», газет «Литературная газета», «Литературная Россия» и др.

«За все жемчужины нашей советской поэзии, за все огни, которые осветили путь моего свободного народа, за судьбу моего отца я благодарю и славлю Коммунистическую партию, членом которой я состою с 1944 года. Это самое большое моё счастье», — отмечал Расул Гамзатов.

После реставрации в СССР капитализма поэт признавался: «Мне сегодня тревожно, я боюсь последних известий. Я думаю: неужели так сложно не натравливать людей друг на друга? — и очень этого опасаюсь».

«Автор самой популярной и знаменитой книги «Мой Дагестан» Расул Гамзатов в беседе со мной один раз с горечью сказал: «Сегодня мне пришлось бы поменять название книги «Мой Дагестан», на «Не мой Дагестан», — вспоминал народный поэт Дагестана Магомед Ахмедов. — Я долго думал над этими словами… Если даже Расулу Гамзатову, который посвятил всю свою жизнь и звонкую силу поэта Дагестану, на ум приходят такие мысли, значит, что-то не так в нашем дагестанском доме. (...). Слепа та власть, которая идёт по бездорожью, которой наплевать на простой народ, на бедность и нищету, то есть фактически наплевать на страну, и поэтому глухая к бедам людей такая власть и бессовестные политики безнравственны. Поэту сегодня, даже помимо своей воли, приходится стать героем, который должен сшить разорванную совесть, честь и достоинство».

Выдающийся советский поэт Расул Гамзатов своей жизнью и творчеством подтвердил простую истину: и в маленьком ауле может родиться большой человек.

Когда ему было 80 лет, он примкнул к пролетавшему в небе журавлиному клину, но сердце своё навеки оставил в родном ауле Цада:

Вот и сердце моё. Это сердце сыновье

Обитает в горах, в отчем крае живёт.

Сердце полнится непреходящей любовью,

Я навеки люблю тебя, горский народ!..

(«В горах моё сердце»).

Любовь ЯРМОШ

***

Литераторы СССР о Расуле Гамзатове

«Поэт он огромный, сделавший знаменитым и Дагестан, и аварский язык, и свои горы. Сердце его мудрое, щедрое, живое. Я видел его во многих выступлениях, где он оставался гражданином, мудрецом, шутником. С врагами он сражался без жалости, бил их мудростью. Поэт он не только дагестанский, но и русский. (...). Наши славные лётчики — космонавты А. Николаев и В. Севастьянов… имели с собой книжку стихов Расула Гамзатова. Поэзия Расула вдохновляла их среди звёзд». (Роберт Рождественский — русский советский поэт).

«Расула Гамзатова я люблю, как настоящего брата… Его нельзя не любить… Чувство любви льётся через край его доброго и щедрого сердца. Его хватает всем: своему родному Дагестану, трудовому человеку, любимой женщине, прекрасной родной природе, героизму защитника Отчизны, всей великой нашей Родине…» (Эдуардас Межелайтис — литовский советский поэт).

«Поэтов много... но такой, как Расул Гамзатов, — явление чрезвычайно редкое. Он — сугубо национален и при этом широко известен читателям разных стран. Его ни с кем не спутаешь с первого слова, с первой стихотворной строки. Он постоянен, как постоянен свет Венеры, ярче и дольше всех звёзд пылающей на рассвете. И при этом природа сполна одарила Гамзатова щедрым разносторонним талантом, широким, добрым взглядом на мир». (Чингиз Айтматов — киргизский и русский писатель).

«О Расуле хочется говорить стихами Расула. Таково свидетельство подлинной поэзии — оно сплачивает чеканные строки мастера и его страны, помыслы и его облик». (Мирзо Турсун-заде — народный поэт Таджикской ССР).

«Расулу Гамзатову, большому советскому поэту, суждено было выполнить эту благородную миссию — совершить поэтическое открытие Дагестана». (Ираклий Абашидзе — грузинский поэт и государственный деятель).

«Расул Гамзатов принёс в советскую поэзию совершенно новые формы — формы, наполненные духом народа, связанные с судьбой народа. В этом — новаторская сила его поэзии». (Наби Хазри — народный поэт Азербайджанской ССР).

Источник: «Правда»

Читайте также

«Не отрекаюсь!». К 100-летию Ивана Васильева «Не отрекаюсь!». К 100-летию Ивана Васильева
Вчитываясь сегодня в это обращение, задумываясь над теми проблемными вопросами и несуразицами, о которых с болью и тревогой напоминал согражданам писатель, чей столетний юбилей со дня рождения пришёлс...
24 июля 2024
А. Бовдунов. Апроприация «мовы»: что нам делать с украинским языком? А. Бовдунов. Апроприация «мовы»: что нам делать с украинским языком?
Статья политолога, кандидата политических наук, ведущего научного сотрудника отдела геополитики Института Царьграда, члена «Международного евразийского движения» Александра Леонидовича Бовдунова –&nbs...
24 июля 2024
Белоруссия. Масштабные проекты в сфере биотехнологий Белоруссия. Масштабные проекты в сфере биотехнологий
Сегодня биотехнологии — одно из мировых наиболее динамично развивающихся и перспективных направлений. Они находят самое широкое применение, в том числе в химической и пищевой промышленности, сельском ...
24 июля 2024