О. Верещагин. Реал и виртуал

О. Верещагин. Реал и виртуал

В середине ноября этого года мне довелось принять участие в вывозе с бывшей территории кирсановского сельхозтехникума нескольких станков – фрезеровочного и пары токарных. Не подумайте плохого – станки были законнейшим образом куплены у новых хозяев старой мастерской, снятой с баланса учебного заведения вместе со всем содержимым. Вообще учебный станочный парк нашего техникума был довольно солидным, порядка полутора десятков станков разного назначения, на которых несколько поколений учеников приобретали навыки практической работы по специальности.

Я поинтересовался, как же теперь будут приобретаться эти самые навыки? На что мне было безапелляционно отвечено, что беспокоиться не о чем и что для техникума уже закуплены новейшие компьютерные программы, которые позволят «обучающимся» познать все хитрости работы на станках разных типов, не вставая из­-за компьютера.

Я заткнулся. Крыть было нечем.

***

«В Нижнем откроется первый в России «Иммерсивный цех» для учителей. В нём педагогов будут учить работать с инструментами виртуальной реальности. Сейчас в 20 школах уже есть инструменты виртуальной реальности, необходимое обучение прошли 100 педагогов. В ближайшем будущем проект планируют внедрить во все городские школы. Технологии виртуальной реальности на уроках уже применяются по предмету основы безопасности жизнедеятельности. На будущее разработали ещё несколько сценариев для химии, физики и биологии. Например, на уроке химии ученики смогут подробнее изучить редкоземельные металлы, кислотные озера, свойства воды».

Крыть и в самом деле нечем. Когда читаешь эти строки или слышишь нечто подобное в разговоре, причем говорится это и пишется с полной серьезностью, даже с какой-­то гордостью – то думаешь не о том, что надо «крыть». Думаешь о том, что надо – судить.

Дорогие мои читатели, за продвижение этой технологии в школы надо судить по ст. 228.1 УК РФ. «Ответственность за незаконный сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов». Если кто-­то думает, что я передергиваю или преувеличиваю – спросите врачей­наркологов и невропатологов, а также психиатров о характере воздействия виртуальности на нервную систему.

Сейчас по этому поводу вроде бы начало приходить отрезвление – ну, по крайней мере, я намного реже, чем еще какую-­то пару лет назад, слышу голоса самодовольных дурачков из рядов родителей, твердящих, что «пришло новое поколение, оно на другом уровне относительно нас, мы их просто не понимаем!» Родители всё чаще и чаще хватаются за голову, клянут себя за купленный ребёнку телефон и бьют тревогу – как этот телефон теперь отнять?! Но зато теперь место подпрозревшей «родительской общественности» стали резво и упорно занимать всякие «чубы и грефсы», заблажившие уже с официальных трибун о том, что «наступает время виртуальных знаний и учебы!» Поэтому я хочу напомнить еще раз: не существует никакого нового поколения, которое­-де вышло на иной уровень сознания и которое, мол, мы не способны понять.

Одна очень умная и добрая женщина, видимо, пытаясь найти плюсы в нынешней молодежи, сказала, что «зато» «они» могут одновременно смотреть телевизор, говорить по телефону и отвечать на письма по мылу.

Юлии Цезари просто. Честное слово.

Но на меня от этой картины повеяло жутью. Потому что меня интересует не процесс, а ре­зультат.

Фильмы, которые они смотрят «в процессе», не откладываются в их памяти даже тем примитивным сюжетом, который в них наличествует. Разговор по телефону – односложен, речь убога, темы потрясают глупостью. Но письма по мылу еще хуже – катастрофически безграмотное, бессвязное изложение каких-­то невнятных вещей, перемешанное со смайликами и жаргоном.

Есть вещи, быстрое овладение которыми детей должно вызывать у взрослых не восторг, а ужас. Весь сектор «компьютерной культуры» относится как раз сюда. И не тешьте себя нелепой бредовой надеждой, почерпнутой из скороспелых книжонок всяких­-разных психолухов.

Есть миллионы и миллионы совершенно обычных, изначально нормальных детей, мозг и тело которых искалечены компьютерами. Это не «новая ступень». Это просто много-­много тяжело больных детей, не способных к нормальной жизни без постоянной дозы компьютера. А всё остальное либо наркоманские понты про расширение сознания, либо реклама тех, кто наваривается так или иначе на связке ребенок–компьютер.

Как и любая наркомания, это лечится единственным способом – тем или иным способом изоляции торговцев смертью и полным выключением наркотика из круга общения и жизни детей.

На мой взгляд, до 16–18 лет ребенку и подростку просто незачем иметь дело с компьютером. Ни в какой форме и нигде, исключение могут составить школьные уроки – час в неделю – практической компьютерной грамотности. Ни чаты, ни сети, ни компьютерные игры не являются ничем сколь либо необходимым для процесса взросления, развития и даже учебы, хотя галдеж об этом стоит невероятный. Компьютеризация школы и любых учебных заведений, повторяю, на мой взгляд, вообще является преступлением. Да и дома компьютер должен быть только для взрослых.

Пусть учатся писать на бумаге. Аккуратно, ровно, ясно. Я бы вообще вернул в школу каллиграфию как выработку усидчивости и внимания. Пусть заучивают наизусть даты, формулы, таблицы, это полезно для развития памяти. Пусть играют на улице, на спортплощадках, на воздухе, а не в интернете. Пусть уроки ведет живой учитель, пишущий мелом по доске, с которой стирают тряпкой, за чистотой каковой следит дежурный по классу.

Мобильные телефоны? Пожалуйста. Но только «дети­-вариант». То есть, такие, с которых можно звонить и на которые можно позвонить. Всё. Ничего больше. Никаких больше услуг, в телефоне они не нужны.

Электронные книги? И тут я не против, скорей даже за. Но только с функцией чтения текстов любого формата. Никаких дополнительных «примочек».

Дети и подростки должны быть полностью выключены из компьютерного поля. До тех пор, пока наша цивилизация морально не созреет достаточно для того, чтобы ее дети с пеленок понимали пагубность некоторых действий. Пока что этим и не пахнет – развитие у севшего к компьютеру ребенка зависимости неизбежно.

Я понимаю, что звучит всё это странно. И я отдаю себе отчет, что, даже если эту проблему всё­таки удастся вывести, к примеру, на государственный уровень, ее немедленно утопят в обсуждениях и дискуссиях, на которых ученые мужи разных направлений и калибров немедленно распнут и заклеймят то, что я предложил. Сопроводив этот процесс множеством доказательств того, что компьютеризация есть неизбежность и более того – благо для юных. А к этим ученым присоединятся орды анонимных тупых насмешников, планово гыгыкающих над «призывом вернуться в каменный век».

На самом деле за наукообразными словами и выкладками о «неизбежном прогрессе», «всеобщей компьютерной грамотности» и даже «переходе цивилизации в новое качество» не стоит ничего. Более того – наблюдаемое нарастающее моральное одичание масс, физическое вырождение новых поколений, пандемии хронических болезней, бытовой инфантилизм, «безрукость» подростков ясно опровергают эти «научные» выкладки.

Я оговорился. Я сказал, что за словами ученой братии не стоит ничего. На самом деле за ними не просто стоит – высится здание олигархической глобальной псевдоцивилизации, ради сохранения и умножения прибылей готовой на любое преступление. Ведь ни для кого не секрет, что огромную массу потребителей электронных технологий во всех их видах составляют как раз дети и подростки. Более того, они самая неразумно жадная до новинок часть обезумевшего человеческого общества. Потерять такой колоссальный рынок сбыта олигархи просто не в силах, даже если они и понимают, что их собственные дети тоже неизбежно оказываются всосаны этим безжалостным водоворотом.

Но в данном случае это не самое страшное. Да-­да, я не оговорился – поддержка эпидемии электронной наркомании здесь далеко не самое жуткое.

Есть куда более жуткая вещь. И она имеет прямое отношение к реалу.

Один мой товарищ, химик по профессии, хобби и специальности, сказал по поводу инициатив с виртуальной реальностью следующее: «Не знаю как для остального, а для химии такая технология – полное г*** и смертельно опасна для «юзверя», который проникается иллюзией знания и умения, а потом травится, обливается кислотой и щелочью и совершает прочие суицидальные действия, потому что на самом деле ни хрена не знает и тем более не умеет».

Да. «Обучившийся» таким образом в виртуале – хуже полного неуча. Дело в том, что неуч понимает тот факт, что он неуч. Даже если вслух он яростно это отрицает, про себя­-то он осознает истинное положение вещей. И, например, никогда всерьез не возьмется ставить химический эксперимент, варить сталь, работать на станке… А вот такой «ученый» уверен, что он всё знает. И действовать будет соответствующе.

Попытка заменить процесс обучения чему угодно, вообще чему угодно – самой изощренной компьютерной симуляцией – есть попытка заставить человека лизать сахар через стекло и требовать, чтобы он ощутил сладость во рту.

«Но ведь это удешевляет процесс образования!» – слышал я уже от многих. И в самом деле – там, где раньше надо было «выбивать разрешение» на посещение завода или поездку в заповедник, хлопотать о транспорте и оплачивать его, везти детей, беспокоясь за их здоровье, уставать, тратить энергию и время – сейчас просто рассаживаете детей перед экранами. «Вот это медведь, детки. Погладьте его по шерстке и представьте себе, что мы в лесу…»

Вы уж решите, дорогие мои, что вы собираетесь делать: детей учить или деньги экономить! Понимаете ли, экономия на образовании что первоклашек, что будущих сталеваров или комбайнеров – очень дорогая по результату вещь, крайне дорогая…

«И, когда он падал с пятнадцатого этажа, внизу услышали ликующий в своем идиотизме вопль: «Перезагрузкаааааа!»

Добавить нечего…

…Но постойте, скажет читатель. Погодите! Неужели они не понимают, что творят?! Неужели властям не ясно, что сейчас продвигается профанация обучения, причем профанация страшная, когда речь идет уже не только о здоровье целого поколения, речь идет, по сути, о существовании в реальности всей страны?! Ведь виртуальные специалисты способны поддерживать нормальное функционирование только такой же виртуальной страны…

Всё они понимают! И вот это самое важное – понимают и делают так специально.

Нет, конечно, это не касается массы более или менее радостных исполнителей, верящих в то, что ведут молодое поколение в новый сияющий мир – или же просто исполняющих распоряжения, чтобы не нажить неприятностей. Но вот верхушка, те, кто разрабатывает подобные технологии и «спускает» их «вниз» – о, они великолепно осведомлены о последствиях своих действий.

Они великолепно осведомлены о том, что летающий в интернете военный ас или гражданский пилот экстра­-класса никогда не смогут выполнять своих функций в кабине обычного самолета даже на «троечку». Что сталевар высшего разряда, приобретший знания в программе обучения перед экраном, не выплавит ни грамма настоящей стали. Что ученый­-химик, державший в руках только интернет­-колбы, не способен провести даже простенький опыт с настоящими химическими веществами. И так далее, и так ­далее…

А им того и нужно.

Отправленная в виртуал страна больше не сможет угрожать их воровскому государству. И не сможет построить реального государства, даже если нынешний притон рухнет. Одичание, иллюзия знаний и полная безрукость десятков миллионов пользователей того или иного вида, пола и возраста – вот что нам уготовано хитрыми «реформаторами».

Вы подождите, скоро пойдет разговор о том, как виртуал благотворен для безопасности детей – ни пальчик обжечь, ни ножку отдавить, ни шишку посадить там невозможно, ура, ура, ура! «Безопасность детей» уже блестяще опробована в руках разрушителей как безотказное средство уничтожения любого движения живой души, любого огонька в глазах, любой надежды…

Олег ВЕРЕЩАГИН

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Руки прочь от КНР! Заявление Президиума ЦС РУСО Руки прочь от КНР! Заявление Президиума ЦС РУСО
Научное сообщество России, включая в первую очередь ученых социалистической ориентации, не может не выразить возмущения наглым поведением властей США по отношению к Китайской Народной Республике, угро...
9 Августа 2022
В Киргизии прошло прощание с поэтом В Киргизии прошло прощание с поэтом
В Бишкеке на днях проводили в последний путь Народного поэта Кыргызстана Вячеслава Шаповалова. Он был не только тонким лириком, но и литературоведом, критиком, педагогом. Он был также успешным перевод...
9 Августа 2022
Исчерпанная реальность Исчерпанная реальность
Каждому из нас, должно быть, знакомо чувство некой внутренней «исчерпанности». Почему я взял данное слово в кавычки? Наверное, потому что оно (как и любое подобное описание внутреннего мира человека) ...
9 Августа 2022