Наука из первых рук

Наука из первых рук

Конец 2020 года, помимо разнообразных печальных событий, ознаменовался еще одним – журнал «Знание – сила» выселили из здания на Кожевнической улице, Слободских палат – памятника архитектуры 17 века, где редакция размещалась на протяжении почти 40 лет. В родных стенах издание немного недотянуло до своего юбилея: в январе коллектив журнала отмечает 95 лет со дня выхода первого номера!

В редакции до последнего надеялись, что их оставят, но увы. На днях в социальных сетях критик Ольга Балла опубликовала пост следующего содержания: «Журнал «Знание – сила» выселяется из своего нынешнего здания в никуда. Остается от редакционной жизни размером почти в сорок лет много книг и старых журналов. Если их не разобрать к концу этой недели (!), они отправятся на помойку. Пожалуйста, приходите, разбирайте, спасите, что еще возможно спасти». На объявление откликнулась масса людей – от откровенных стервятников, желающих урвать ценную литературу и вещи, до активистов, только сейчас узнавших о ситуации и желающих оказать содействие редколлегии в поиске помещения, пристройстве архива и так далее.

С целью уточнить, что же все-таки случилось и как на самом деле обстоят дела в редакции, наш корреспондент встретился с заместителем главного редактора журнала Надеждой Владиславовной Алексеевой.

– Надежда Владиславовна, что произошло с одним из лучших российских печатных изданий? Правдива ли информация, что редакцию выселяют «на улицу»? И почему так внезапно, что приходится все раздавать людям?

– Дело в том, что это здание – памятник архитектуры 17 века, находится в ведении Росимущества, хотя долгие годы после развала Советского Союза управлением занималась Москва. У ведомства есть свои оценщики, они посчитали, что стоимость аренды помещения, а здесь более 500 метров, составляет энное число рублей в месяц. Поскольку договор заключался в 1982 году, мы – социально ориентированная некоммерческая организация, находимся в знаменитом списке, мы платили, конечно же, гораздо меньше. И те деньги нам были вполне по силам. Но эту сумму, коммерческую, которую выставило Росимущество, мы платить не можем. Юристы пытались этот вопрос решить, приводя аргументы, что это знаменитый журнал, он много лет здесь находится и так далее. Но для Росимущества это пустой звук… Если бы это была Москва, у московского правительства НКО могут просить о скидке, у Росимущества – нет. И окончательно этот вопрос был решен в начале ноября – нет, нам все-таки не позволят платить ту пониженную ставку. Поэтому с ноября мы занимались сначала поиском помещения, нашли небольшое, а сейчас вот занимаемся упаковкой всего…

– Надежда Владиславовна, самый главный вопрос – коллектив удастся сохранить? Переезд никак не отразится на авторах, на сотрудниках редакции?

– Конечно же, нет. Здесь неожиданно свою роль положительную сыграла пандемия. Поскольку журнал ежемесячный, у нас удаленно работают художники, верстальщик, корректор – фактически все. Вот сегодня я отправила в типографию файлы первого юбилейного номера. Второй, третий – в работе. Дальше у нас планы на весь год, по сути. Есть очень интересная сквозная тема – 20-е годы прошлого века. В первом, юбилейном, номере – это наука, в февральском – кинематограф. 

Что дальше? Дальше работаем. В любом случае только на издании и продаже журнала мы выжить не можем. Сейчас это нереально. Тем более, если вы посмотрите наш журнал, то увидите, что рекламы у нас нет. Мы для рекламодателей непривлекательны. Мы получаем гранты. Точнее получали от федерального агентства «Пасми», но поскольку его упразднили, пока неизвестно, как это все будет в следующем году, когда объявят конкурсы. Мы работаем.

– Я слышала, что вы обсуждали вопрос дальнейшей судьбы архива. Скажите, пожалуйста, вы не планируете его забирать в новое помещение?

– Наше основное богатство – это архив, наши редакторы и авторы. Это все мы сохраним. Подшивки, которые находятся в редакции (довоенных, к сожалению, нет, но с 1946–1947 года все подшивки хранятся здесь), – в двойном-тройном экземпляре. Один полный комплект мы, естественно, забираем с собой, но двойные постараемся передать в какие-то библиотеки или в школьные музеи. Есть люди, готовые это взять именно для того, чтобы сохранить, чтобы это могли видеть. Архивы будут сохранены в любом случае! У нас оцифрованы номера с 1987 года, есть электронный архив. С ним можно ознакомиться в интернете. В нынешних условиях многим людям интереснее читать в электронном виде. 

– Сильно ли сократился тираж журнала?

– Если говорить про советское время, максимальный тираж был 700–800 тысяч экземпляров, но это был Советский Союз, были киоски Союзпечати, единая сеть распространения, поэтому проблем не было никаких. Первое серьезное падение – в конце 80-х, потом, естественно, в 90-е. Сейчас просто с каждым годом по чуть-чуть. В основном люди читают даже не сайты, а в соцсетях. У нас на Фейсбуке страница и группа – там, конечно, нельзя сказать, что очень большое количество людей, но регулярно идет какой-то прирост. Сейчас получается в современном мире, что научно-популярные журналы могут выжить только в двух вариантах: первый – это целенаправленное финансирование государством, и второй вариант – в составе крупного медиахолдинга. Нам удается выкручиваться за счет того, что наш журнал еще помнят люди. Есть наши верные, постоянные авторы, для которых вопрос гонорара не стоит. Для них главное – рассказать нашим читателям о своих исследованиях, о том, что происходит в науке. А по поводу господдержки – у нас очень часто говорят с самых высоких трибун о том, что надо поддерживать популяризацию науки. 

– Как я поняла, вы уверены, что у научно-популярных изданий даже в таких суровых условиях есть будущее?

– Вопрос популяризации науки очень важен для страны, для просвещения. Если вы обращали внимание, сейчас под это очень много подмазываются – подойдите к любому киоску и вы увидите кучу якобы научно-популярных изданий. Большая часть – 90% – связанные с историей, и очень часто это фальсификация, это какая-то желтизна, всякие непонятные сенсации, а реально работающих журналов не так много. Я недавно с большим удивлением узнала, какой большой тираж в России у National Geographic. Это притом, что хотя они, конечно, печатают серьезные материалы, но журнал этот больше развлекательный. А по-настоящему научно-популярных журналов мало. Один из бывших главных редакторов Игорь Григорьевич Вирко еще в советское время общался с главным редактором Scientific American, тот главный редактор сказал: знаете за счет чего у нас такие качественные тексты научные и почему их так легко читать? Потому что у меня статьи по биологии редактируют физики, а статьи по физике – биологи. Потому что физик, когда читает статью по физике, для него все термины понятны, он просто не замечает, что это может быть кому-то непонятным – такая профдеформация. А когда биолог читает про физику, у него возникает очень много вопросов, и он их снимает, поэтому тексты становятся гораздо более понятными для широкой аудитории, не только для специалиста. И именно это мы отчасти пытаемся внедрять и у нас. 

Наш журнал по-настоящему междисциплинарный. Например, 11 номер – главная тема – квантовая физика, 10 номер – это Бунин, литературоведение. У нас была тема, посвященная эволюции жизни на земле, 200-летию открытия Антарктиды, причем не исторический аспект, а то, какие сейчас научные исследования проводят наши ученые в Антарктиде. Мне кажется, что о таких вещах как раз и нужно рассказывать людям – о том, что сейчас происходит в современной российской науке, с одной стороны, с другой – действительно историческая ретроспектива, потому что нам есть чем гордиться. 

В этом отношении уникален архив самого журнала – там можно найти такие интересные материалы, многие из которых не устаревают. И при этом, чтобы вот так серьезно рассказывать, у нас очень много печатается исследователей-ученых, потому что сделать обзор даже очень хорошему научно-популярному журналисту сложно. Есть отдельные люди, которые могут это сделать очень хорошо. Но когда человек рассказывает о своих личных исследованиях – это наука из первых рук, вот эта аутентичность – самое главное. И по серьезности, по качеству материалов нам нет равных! 

Беседовала Юлия ЖУМАКБАЕВА

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Прививка от беспамятства Прививка от беспамятства
На территории гостиничного комплекса «Лагуна Янтарная» под Брестом расположена Аллея памяти — необычный музей под открытым небом, созданный по инициативе генерального директора ООО «Лагуна», члена Бел...
31 Июля 2021
Политическая шизофрения Политическая шизофрения
Шизофрения — полиморфное психическое расстройство, характеризуется распадом аффектов, процессов мышления и восприятия. Основные симптомы этого заболевания: боязнь, бред, иллюзии, неупорядоченное мышле...
31 Июля 2021
Поздравление Владимира Гришукова с днём образования Дальневосточного военного округа Поздравление Владимира Гришукова с днём образования Дальневосточного военного округа
103-летней истории Дальневосточного (Восточного) Военного округа предшествовала продолжительная и не менее славная предыстория. Без сомнения, это славные походы казачьих дружин Ерофея Хабарова, Семена...
31 Июля 2021