На юг сквозь льды, туманы, бури…

На юг сквозь льды, туманы, бури…

«Солнечные лучи, выходя из облаков, осветили сие место, и, к общему удовольствию, все удостоверились, что видят берег, покрытый снегом; одни только осыпи и скалы, на коих снег удержаться не мог, чернели. Невозможно выразить словами радости, которая явилась на лицах всех при восклицании: «Берег! Берег!» Восторг сей был неудивителен после долговременного единообразного плавания в беспрерывных гибельных опасностях, между льдами, при снеге, дожде, слякоти и туманах.

Мы не могли достоверно полагать, что в сих местах находился берег, ибо обыкновенных признаков оного, как-то: плавающей морской травы и пингвинов — не встретили. Вероятно, в Южном полушарии на широте 69 градусов природа и в воде мертва, так что не производит морских трав…

Я называю обретение сие берегом потому, что отдалённость другого конца к югу исчезала за предел зрения нашего. Сей берег покрыт снегом, но осыпи на горах и крутые скалы не имели снега. Внезапная перемена цвета на поверхности моря подаёт мысль, что берег обширен или, по крайней мере, состоит не из той только части, которая находилась перед глазами нашими…»

Мы привели строки из отчёта начальника российской антарктической экспедиции капитана 2 ранга Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена, опубликованного отдельной книгой в 1831 году под длинным, не претендующим на сенсацию названием: «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света в продолжение 1819, 1820 и 1821 гг., совершённые на шлюпах «Восток» и «Мирный». Но на самом деле открытие нового, шестого континента стало событием эпохальным, завершившим многовековые поиски легендарного материка. Ведь гипотеза о его существовании зародилась ещё в античные времена.

Древние географы полагали, что для того, чтобы земной шар находился в состоянии равновесия, суше северного полушария должно соответствовать приблизительно равновеликое материковое пространство в полушарии южном. На старинных картах «Терра аустралис инкогнита» (Неизвестная южная земля) занимала обширное пространство не только в холодном и умеренном поясах, но и в тропиках. Африка, Индокитай считались лишь его выступами, а Индийский океан — закрытым со всех сторон гигантским озером. Ходили легенды о благодатном климате и сказочно плодородной почве неизвестной земли, о несметных богатствах её недр, о неисчерпаемых алмазных и золотых россыпях.

Но напрасно европейские «рыцари удачи» бороздили моря и океаны — после их плаваний южный континент скукоживался на картах подобно шагреневой коже. Не удалось обнаружить «Терра аустралис инкогнита» и знаменитому английскому мореплавателю Джеймсу Куку, именно с этой целью в 1772—1775 годах совершившему своё второе кругосветное плавание. «Я обошёл океан Южного полушария на высоких широтах, — написал Кук в своей книге «Путешествие к Южному полюсу и вокруг света», — и совершил это таким образом, что неоспоримо отверг возможность существования материка, который если и может быть обнаружен, то лишь близ полюса, в местах, недоступных для плавания». А дальше в его писаниях прозвучало безапелляционное: «Риск, связанный с плаванием в этих необследованных и покрытых льдами морях в поисках южного материка настолько велик, что я смело могу сказать, что ни один человек не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне».

И всё-таки Кук был посрамлён! Такие люди нашлись! И были они из России!

Инициатором научной экспедиции к югу земного шара стал Иван Фёдорович Крузенштерн, тот самый Крузенштерн, который вместе с Юрием Лисянским на шлюпах «Надежда» и «Нева» впервые под русским флагом в 1803—1806 годах обогнул нашу планету. И вот он докладывает морскому министру свой проект нового дальнего вояжа: «Сия экспедиция, кроме главной её цели — изведать страны Южного полюса, должна особенно иметь в предмете всё неверное в южной половине Великого океана и пополнить все находящиеся в оной недостатки, дабы она могла признана быть, так сказать, заключительным путешествием в сем море… Славу такого предприятия не должны мы допускать отнять у нас…» Особо Крузенштерн отметил, что «командир приуготовляемой экспедиции должен пройти к югу далее, нежели что было возможно для Кука».

Здоровье и семейные обстоятельства не позволили Крузенштерну вновь шагнуть на шканцы построенного специально для этого дальнего путешествия на Охтинской верфи в Петербурге небольшого парусного корабля, получившего имя «Восток», но в качестве начальника экспедиции он предложил человека, хорошо ему известного, — капитана 2 ранга Ф.Ф. Беллинсгаузена, мичманом ходившего с ним на «Надежде» в первую русскую «кругосветку». Уроженец лифляндского острова Эзель, Беллинсгаузен так говорил всегда о себе: «Я родился среди моря; как рыба не может жить без воды, так и я не могу жить без моря».

Командиром второго корабля экспедиции — шлюпа «Мирный» стал лейтенант Михаил Петрович Лазарев, тоже опытный моряк, уже возглавлявший «кругосветку» на корабле «Суворов».

«Все офицеры и чиновники… были русскими, — писал участник экспедиции, профессор Казанского университета астроном И.М. Симонов. — Некоторые носили немецкие имена, но, будучи детьми российских подданных, родившись и воспитавшись в России, не могут назваться иностранцами». Конечно же, русскими или малороссами были и все «нижние чины».

…Декабрь, январь и февраль в Южном полушарии считаются летними месяцами, но на самом деле многодневное плавание проходило далеко не в курортных условиях. «…Мы скитались во мраке туманов, — описывает астроном Иван Симонов моряцкие будни, — между бесчисленным множеством огромных плавающих льдин, беспрестанно в страхе быть раздробленными сими громадами, простирающимися иногда до 300 футов (около ста метров. — Н.М.) в вышину над поверхностью моря. Хлад, снег, сырость, частые и жестокие бури беспрестанно нам сопутствовали в местах сих…»

Симонову вторит Михаил Лазарев, уже в Кронштадте рассказывая о незабываемом путешествии в письме своему другу А.А. Шестакову: «...Подумай ты об положении нашем, в котором находились мы множество раз: пробегая между льдинными островами в ясную погоду и надеясь на продолжение оной, забирались иногда в такую чащу, что в виду их было в одно время до полутора тысячи, и вдруг ясный день превращался в самый мрачный, ветер крепчал и шёл снег, горизонт наш тогда ограничивался не далее как на 20 саженей, и в каком положении мы тогда оставались? Одно счастье, можно сказать, спасало нас…»

Хорошо хоть, что в пресной воде и пище моряки не испытывали недостатка. Чтобы пополнить запасы воды, лёд от огромных ледяных глыб откалывали выстрелами из корабельных пушек. А ещё, пишет в своём отчёте Беллинсгаузен, «ловля пингвинов всех занимала и доставляла свежую пищу, которая была приготовлена пополам с солониною в братской кашице и приправлена уксусом».

Несколько раз морякам посчастливилось увидеть южное полярное сияние, когда, по словам Беллинсгаузена, «весь небесный свод покрыт был радужного цвета полосами, со скоростью молнии извилисто пробегающими от юга к северу и переливающимися из цвета в цвет».

...Новый, 1820 год моряки встретили в походе, на борту своих кораблей, среди антарктических льдов. Вот как описывает это событие мичман со шлюпа «Мирный» П.М. Новосильский:

«Ночь на 1 генваря была тёмная, туманная. Между тем ледяные острова и разбитый лёд со всех сторон нас окружали; термометр опустился ниже точки замерзания. Поутру, во время молебствия, когда преклонили колена, закричали: «Всех наверх!» Выбежали на палубу и видим перед самым носом страшной высоты ледяной остров... Мы успели однако ж вовремя от него поворотить и избавиться кораблекрушения. Весь день слышен был с разных сторон глухой шум, оттого ли что ледяные громады перевёртывались, так что верхняя их часть погружалась в воду, а бывшая прежде в воде выходила наружу, или ледяные горы, встретясь между собой, разбивались одна о другую».

«Дурная туманная погода не дозволяла нам провести этот день на флагманском «Востоке», — продолжает свои записки мичман Новосильский. — Впрочем, у нас всё было по-праздничному, несмотря, что мы находились на далёком юге, занесённые со всех сторон льдом, близ пустынных Сандвичевых скал, покрытых ледяной корой и вечным снегом, которые разве изредка тают от пламени, выбрасываемого вулканическими горами. Матросы одеты были в мундиры, имели праздничный обед, им было дано по стакану горячего с сахаром и лимоном пуншу, и несмотря на действительную опасность нашего положения, все служители были бодры, смотрели молодцами и провели день весело...»

Не будем вдаваться в другие подробности этого выдающегося плавания среди льдов и туманов — понятно, что морякам пришлось встретить лицом к лицу множество опасностей, перенести множество лишений. Но и результаты путешествия сказались замечательными. Шлюпы «Восток» и «Мирный» прошли в общей сложности 49723 морские мили — путь, в два с четвертью раза превышающий длину экватора. Плавание продолжалось 751 сутки. Из них в Южном полушарии оба корабля находились 535 дней, причём 122 дня — южнее 60-й параллели и 100 дней во льдах.

Помимо «главного приза» — Антарктиды, русские моряки «взяли» ещё несколько — в южных полярных водах и в тропической части Тихого океана они открыли 29 ранее неизвестных островов и один коралловый риф. Ценнейшими для науки оказались систематические наблюдения за температурой воздуха, атмосферным давлением, элементами земного магнетизма, а также многочисленные измерения глубин океана, температуры, удельного веса океанской воды на различных глубинах и определение степени её прозрачности.

Беллинсгаузен дал, как потом оказалось, правильную характеристику главных особенностей климата Антарктики, сделал первую попытку описать и классифицировать антарктические полярные льды, изложить теорию льдообразования, объяснить такие малоисследованные тогдашней наукой явления, как айсберги, полярные сияния, свечение моря. Наконец, огромную научную ценность представляли собой этнографические, минералогические, ботанические и зоологические коллекции, собранные русскими моряками за время их странствий.

Николай МУСИЕНКО

Источник: «Правда»

Читайте также

Прощание с интеграцией Прощание с интеграцией
То, что сегодня, буквально на наших глазах происходит в отношениях России с ближайшим соседом и участником общего Союзного государства — Белоруссией, не поддаётся никакому разумному объяснению даже с...
20 Января 2020
«Кто вина жрать хочет, все за мной!..» «Кто вина жрать хочет, все за мной!..»
Когда-то давно – в России, которую мы потеряли, – купцы-самодуры, а то и просто народишко с шальной деньгой, развлекались, прожигая богатство. Московские купчишки бросали певичкам сотенные, покупали ...
20 Января 2020
Г. Шибанов. Правят корысть и невежество Г. Шибанов. Правят корысть и невежество
Ни президент, ни правительство РФ не делают решительных шагов в сторону реального федерализма. Вместо этого они предпочитают плодить всяческие чиновные структуры с назначением зарплат, несопоставимых ...
19 Января 2020