Н. Варавин. Калифы на час: были одни – придут другие

Н. Варавин. Калифы на час: были одни – придут другие

Перебирая свой архив публикаций времен моего участия в контртеррористических операциях на Северном Кавказе в качестве начальника пресс-центра группировки МВД России в период с 2000 по 2008 год, я наткнулся на свои статьи в журнале «Милиция» (сейчас – «Полиция России») в 2007-2008 годах.

Первая – «Калифы на час» – была опубликована в № 8 за 2007 год журнала «Милиция», а вторая – в № 1 за 2008 год и называлась она «Были одни – придут другие». Обе эти статьи – о судьбах полевых командиров Ичкерии на период начала 90-х годов на конец 2007 года. Конечно, этот период уже история, но иногда историю надо вспоминать, чтобы правильно делать вывод на будущее.

Борьба с терроризмом – это не вчерашний день для нашей страны, и вопросы, которые я как автор статей поднимал в 2007-2008 годах, к сожалению, актуальны и сейчас. Поэтому для нынешнего материала я отобрал наиболее актуальные и интересные факты дня понимания истории борьбы с терроризмом на российском Северном Кавказе в конце ХХ и начале ХХI века, сохраняя без изменения текст, как он был опубликован в журнале «Милиция»:

«Читатели журнала «Милиция» порой справедливо упрекают редакцию в том, что, рассказывая о контртеррористической деятельности органов внутренних дел на Северном Кавказе, мы редко сообщаем о её результатах, о судьбах бандитов, которые препятствуют наведению порядка в Чеченской Республике.

Проводимый на протяжении нескольких лет сбор и анализ информации о непримиримых лидерах чеченского бандподполья позволяет проследить судьбу тех, кто ещё вчера совершал преступления от имени так называемой «Чеченской Республики Ичкерия».

В целом обстановка в Чеченской Республике непростая, но действия террористов никак не могут повлиять на ситуацию, которая находится под полным контролем правоохранительных органов.

Армия, милиция, внутренние войска МВД России, Федеральная служба исполнения наказаний Минюста, спецназовцы этих силовых ведомств приобрели бесценный боевой опыт не только на равнине, но и в горной местности. Результатом силовой части действий российских войск и правоохранительных органов за период контртеррористической операции с августа 1999 года стала ликвидация таких, известных не только в России, но и за рубежом, полевых командиров, как Хункарпаша Исрапилов, Асламбек Исмаилов, Лечи Дудаев, Абу Мовсаев, Иса Атамиров, Бауди Бакуев, Магомед Цагараев, Арби Бараев, эмир Хаттаб, Руслан Гелаев, Зелимхан Яндарбиев, Ваха Арсанов, Аслан Масхадов, Абдул-Халим Сайдулаев, Шамиль Басаев и Абу Хавс.

В январе 2006 года возмездие настигло Руслана Султанова, который действовал под руководством Доки Умарова, а в феврале силовые ведомства Чеченской Республики ликвидировали и Джабраила Абдурзакова, по кличке Шрам, который подчинялся непосредственно Шамилю Басаеву.

Рустам Султанов был так называемым «эмиром ваххабитов» в селении Серноводск Сунженского района. В составе банд он нападал на города и села Ингушетии в 2004 году и на селение Рошни-Чу Урус-Мартановского района в августе 2005 года. Также он причастен к похищению местных жителей с целью выкупа. В ходе спецопераций в городе Грозный, проведенной 25 января 2007 года, в одном из домов на улице Федеральная в Ленинском районе спецназ ФСБ уничтожил его вместе с ближайшим помощником Адамом Накаевым.

Джабраил Абдурзаков являлся «эмиром» населенного пункта Автуры Шалинского района. Он возглавлял бандгруппу численностью более 15 человек, куда входили три родственника министра культуры «Ичкерии» Ахмеда Закаева, который в 1995-1996 гг. был «командующим фронтом». Абдурзаков являлся представителем Шамиля Басаева в отряде лидера дагестанских сепаратистов Раппани Халилова и одновременно осуществлял охрану Джабера – финансового эмиссара «Аль-Каиды» на Северном Кавказе. Но с этим заданием Абдуразаков не справился – иностранный наемник был убит в ходе боестолкновения с федеральными силами в 2005 году.

Джабраила Абдурзакова даже боевики считали крайне опасным человеком. По агентурным данным, у него нередко возникали разногласия с другими полевыми командирами, которым не нравилась чрезвычайная жестокость Абдурзакова.

Российские спецслужбы разыскивали его несколько лет. Боевик обвинялся в убийствах и создании бандгруппы. Банда Абдурзакова действовала в Шалинском районе более трех лет. Боевики совершали нападения на военные колонны и посты федеральных сил, на отделения милиции, несколько раз нападали на администрацию села Автуры в том же Шалинском районе. В ноябре 2005 года Абдурзаков лично расстрелял главу администрации села Ибрагима Умбашева с сыном Исой, который отказался впустить банду, сопровождавшую наемников-арабов, в село на ночевку.

Джабраил Абдурзаков не церемонился с простыми чеченцами – заставлял собирать деньги для банды, обеспечивать продуктами и местами для ночлега. Чтобы его приказы лучше исполнялись, он брал заложников из числа мирных жителей. Впрочем, бандит всегда относился к людям лишь как к товару. Ещё в 1999 году он занимался похищением мужчин и женщин с целью продажи их органов для трансплантации. Тогда ему было всего 20 лет.

За год до этого он закончил обучение в террористическом лагере «Кавказ», которым руководил известный террорист иорданского происхождения Хаттаб. С 2000 года Абдурзаков принимал активное участие в боевых действиях против федеральных сил и представителей власти. На его счету десятки диверсий и терактов. Помимо этого, он не гнушался и обыкновенным бандитизмом – на его совести убийства более полусотни мирных жителей. В последние месяцы жизни он активно вербовал молодежь в возрасте от 14 до 17 лет, предлагая им вступать на преступный путь и обещая хорошие деньги. Особое внимание террорист уделял привлечению к террористической деятельности вдов уничтоженных боевиков, планируя использовать их в качестве смертниц для осуществления терактов.

В ходе ночного боя 15 июня 2006 года, который вели сотрудники спецслужб в рамках спецоперации в лесу у селения Али-Юрт Назрановского района Ингушетии, был убит известный террорист Адам Нальгиев, «правая рука» Шамиля Басаева. Его тело опознано среди других уничтоженных в перестрелке боевиков.

Адам Нальгиев был руководителем одной из бандитских групп во время громкого нападения на Ингушетию 22 июня 2004 года. Он принимал непосредственное участие в расстрелах сотрудников правоохранительных органов на Экажевскому кругу. Кроме того, его подозревали в причастности к убийству первого заместителя руководителя МВД Республики Ингушетия Джабраила Костоева, расстрелу сотрудников УФСБ по Республики Ингушетия, командира ОМОН МВД Республики Ингушетия Муссы Нальгиева с семьей, а также к убийству заместителя главы Сунженского района Галины Губиной.

По некоторым данным, Нальгиев являлся заместителем полевого командира по кличке Магас. Под этой кличкой в Ингушетии известен Али Тазиев, в прошлом сотрудник правоохранительных структур, который обвиняется в организации и исполнении ряда громких терактов, в числе которых нападение на Назрань в июне 2004 года, а также серии терактов последних месяцев.

После уничтожения в результате спецоперации в июне 2006 года в Аргуне «президента» ЧРИ (Чеченская Республика Ичкерия) Абдул-Халима Сайдулаева, другим впечатляющим успехом российских спецслужб было уничтожение 10 июля 2006 года Шамиля Басаева, на совести которого взрывы домов в Каспийске, Волгодонске и Москве, захват заложников на Дубровке, взрывы во время парада в Каспийске и фестиваля в Тушине, трагедия в школе Беслана и ряд других преступлений.

Ранее, в феврале 2002 года, в ходе боестолкновения с войсковой разведкой был уничтожен Салман Басаев – отец Шамиля Басаева. Родной брат Шамиля Ширвани Басаев, влиятельный полевой командир, в 2000-2002 гг. получил тяжёлое ранение в боях с федеральными силами, уехал лечиться в Азербайджан и Турцию, дальнейшая судьба его неизвестна.

28 ноября 2006 года в г. Хасавюрте Республики Дагестан в ходе спецоперации был уничтожен Абу Хавс – арабский наёмник, главный финансист бандподполья Северного Кавказа. В его архиве представлена вся финансовая отчётность за несколько лет – документальное свидетельство финансовой составляющей так называемого джихада на Северном Кавказе. Записи ведутся с 1999 года. Именно тогда, по информации российских спецслужб, Абу Хавс в составе группы из 70 арабов нелегально прибыл в Россию через Панкисское ущелье. В отчете спонсорам Абу Хавс свел дебет с кредитом за 2005 года на общую сумму в 340 тысяч долларов. Деньги он распределил по трем до­веренным лицам на территории Чеч­ни. Основанием для оплаты испол­нителям терактов были видеокассе­ты, на которых Абу Хавс давал рас­поряжения своим бухгалтерам вы­делить принесшему кассету необхо­димую сумму.

Финансовые поступления из-за рубежа, судя по записям, составили 200 тысяч долларов и 195 тысяч евро. Абу Хавс в неотправленных, но написанных посланиях неизвестным шейхам жаловался, что поток пожер­твований от мусульманских общин Турции, Ближнего Востока и Европы на войну в Чечне сократился: спон­соры переориентировались на по­мощь моджахедам в Ираке.

Но самый, пожалуй, неожиданный вывод оперативники сделали, когда натолкнулись на записи о передаче в свое время Абу Хавсом денег тогда еще живым руководителям чеченского подполья Масхадову, а потом Садуллаеву в Аргун. Теперь это - неоспоримое свидетельство того, что арабский эмиссар Аль-Каиды финансировал «борцов за независи­мость Чечни», которых на Западе не раз представляли умеренными и чуть ли не благородными бессребрениками.

Как оказалось, очень крупное по­ступление долларовой наличности пришлось на май 2006 года. Пять миллионов долларов получил Дока Умаров – в качестве выкупа за бога­того заложника. Жадничать он не стал и полтора миллиона отправил Садуллаеву. Тот, в свою очередь, пятьсот тысяч послал Абу Хавсу с указаниями: 150 тысяч отдать Халилову, 100 тысяч – бывшему команду­ющему так называемым восточным Фронтом Хадисову и 90 тысяч – Хайрулле, который занял место Хадисова, убитого 29 сентября 2006 года.

Не секрет, что финансирование бандподполья поступает из-за рубежа, но никто не задумывается о том, что деньги боевикам даются не в благотворительных целях. Чечня в планах зарубежных стратегов занимает особое место. Тут обнаружилась возможность окрасить национализм и сепаратизм в религиозные цвета и, играя на конфессиональной палитре, в самые сжатые развязать войну мусульман против православных христиан. «Обоюдное уничтожения православных и мусульман – лучший «рецепт» для уничтожения России изнутри» - такой вывод сделал представитель Сербской православной церкви, имевший перед собой скорбный пример Югославии.

Вообще вся деятельность так называемых эмиров Северного Кавказа свидетельствует о том, что люди для них лишь «рабочий материал»: были одни – придут другие. Их предназначение – ценой своей жизни, совершив очередное ужасное преступление, дать бандподполью повод заявить о своем существовании на весь мир.

На совести Доку Умарова и его окружения гибель не только ни в чем не повинных людей, ставших жерт­вами террористических актов, но и тех боевиков, которые в них уча­ствовали. Экстремисты совершили тяжкие преступления перед народа­ми Северного Кавказа, они без заз­рения совести посылают на смерть их сыновей и дочерей, молодых людей, являющихся генофондом - будущим любой нации.

Во времена Советского Союза Доку Умаров, уроженец села Харсеной Шатойского (Советского) района Чечено-Ингушской республики, был преуспевающим студентом Грозненского нефтяного института.

По окончании его, как молодой специалист, инженер-строитель, работал в разных районах России и за рубежом. В начале девяностых Умаров, проживая в Тюмени, был уже коммерческим директором органи­зации Тюмень-Агда Ф-4.

В июле 1992 года он совместно с начальником управления организа­ции Тюмень-Агда ф-4 Мусой Атаевым, по кличке Мосол, совершил зверское убийство двух человек в поселке Патрушево Тюменской об­ласти. Повздорив с местными под­ростками, они ворвались в дом се­мьи Субботиных и, угрожая распра­вой, потребовали выдать сына. Гла­ва семьи, Александр Субботин, по­пытался выяснить, в чем причина инцидента, но в ответ получил пулю. Затем нападавшие выстрелили в его жену Тамару и попавшего под горячую руку Олега Кривых, который зашел в гости и стал невольным свидетелем расправы. В итоге Тамара и Олег были убиты, Александр тяжело ранен.

Прихватив кое-какие вещи из дома Субботиных, бандиты ушли, после чего спешно покинули место своего проживания. 13 июля 1992 года прокуратура Тюменской обла­сти заочно предъявила им обвине­ние в убийстве. На момент совер­шения преступления Доку Умаров уже имел судимость за хулиганство, совершенное на родине предков - в тогдашней Чечено-Ингушской АССР. В 1982 году Октябрьский суд города Грозного приговорил его по 206 статье Уголовного кодекса РСФСР к трем годам лишения сво­боды. Освободившись условно-досрочно в 1984 году, Доку покинул свою «малую родину», уехал в поис­ках удачи за Урал: преступников не очень жалуют на Кавказе.

После совершения убийства в Тюменской области Умаров, скры­ваясь от правосудия, вернулся в Чечню, где по сей день продолжает свой преступный промысел. После­дние несколько лет среди лидеров экстремистов он считается фигурой практически равной по влиянию Ша­милю Басаеву. Его отряд поделен на мелкие группы и действует в основ­ном на юге Чечни – в Шатойском и Итум-Калинском районах. На счету Умарова десятки терактов, сотни невинных жертв, разбои и грабежи. В свое время он женился на дочери близкого соратника Джохара Дуда­ева и влиятельного полевого коман­дира Дауда Ахмадова, что позволи­ло ему получить видный пост в окру­жении президента Ичкерии. После смерти Ахмадова командование его отрядами перешло к зятю.

Но и с лидерами чеченских сепара­тистов отношения Умарова складывались не лучшим об­разом. Даже когда он занимал пост главы Совета безо­пасности ЧРИ, его интересовали толь­ко деньги и безгра­ничная власть. По­хищение людей с целью получения выкупа приносило неплохой доход Умарову и Арби Ба­раеву – его компа­ньону по преступно­му бизнесу, который они организовали еще в 1996 году. Умарова считают заказчиком ряда крупных терактов на юге России, в том числе подрывов электропоездов в Кавказских Минеральных Водах в 2003 году. Жертвами его злодеянии становились как военные, так и мирные граждане: в августе 1999 года банда Умарова принимала уча­стие в нападении на Дагестан, в конце лета 2004 года - на город Грозный, в августе 2005 года - на населенный пункт Рошни-Чу Урус-Мартановского района, когда были зверски казнены пленные сотруд­ники МВД Чеченской Республики.

Новым президентом так называ­емой «Чеченской республики Ичке­рия (ЧРИ)» Доку Умаров стал после уничтожения в июне 2006 года пре­дыдущего «президента ЧРИ» Абдул-Халима Сайдулаева. Жажда власти толкала его на любые подлые по­ступки, даже по отношению к своим близким, друзьям и соратникам. Как стало известно из достоверных ис­точников, Доку Умаров за приличное вознаграждение сдал своих «боевых товарищей» Абдул-Халима Сайдула­ева и Шамиля Басаева. Чтобы од­ним выстрелом убить двух зайцев, получить безграничную власть над «моджахедами» Северного Кавказа и замкнуть на себе все финансовые потоки, поступающие от зарубежных инвесторов.

Отдельно следует упомянуть спи­сок задержанных и пришедших с по­винной главарей бандформирова­ний. Выявлены и привлекаются к уголовной ответственности более 250 пособников бандитов. Так, вес­ной 2006 года в органы внутренних дел Чеченской Республики с повин­ной явились два бывших руководи­теля правоохранительных органов «Республики Ичкерия» Султан Гелисханов и Ислам Дацаев. Явка с повин­ной полевых командиров такого ран­га - явление нечастое. За последние годы милиции сдалось немало быв­ших экстремистов. Но из сдавших­ся можно вспомнить лишь «мини­стра обороны» Магомеда Хамбиева и начальника дудаевской охраны Абу Арсанукаева.

Ближайший сподвижник Джохара Дудаева Султан Гелисханов добро­вольно сдался правоохранительным органам после переговоров с его родственниками. Он занимал ключе­вые посты в руководстве самопро­возглашенной Республики Ичкерии и сыграл заметную роль в эскалации напряженности в республике в 1990- е годы.

В советское время его карьера складывалась достаточно удачно. Работал в местном автохозяйстве, был начальником колонны, а в 1981 году перешел на работу инспекто­ром ГАИ. Окончил Ростовский фили­ал Академии МВД СССР, последнее специальное звание - майор мили­ции. Возглавлял ГАИ Гудермесского РОВД, затем был начальником это­го райотдела. По подозрению в при­частности к грабежам на железной дороге был освобожден от должно­сти. В отношении него тогда было возбуждено 3 уголовных дела. Тогда же Гелисханов стал сторонником Джохара Дудаева и «борцом за не­зависимость» Чечни.

24 апреля 1993 года, по приказу Дудаева, он организовал нападение на здание МВД республики, сотруд­ники которого поддержали оппози­ционера Беслана Гантемирова и от­казались подчиняться президенту Дудаеву. Преданность Гелисханова режиму Дудаева оценили и в начале июня 1993 года его назначили на­чальником департамента по охране общественного порядка. Фактичес­ки он выполнял функции министра внутренних дел. Он возглавлял раз­гром штаба оппозиции в Гудермесе, а также неудачное разоружение про­тивников режима в Надтеречном районе и в селении Гехи Урус-Мартановского района (штаб-квартира Беслана Гантемирова). Особенно он проявил себя при подавлении мяте­жа Руслана Лабазанова. Дело кончи­лось тем, что отрезанные головы трех лабазановских бойцов подчи­ненные Гелисханова положили на центральной площади Грозного. Ви­деосъемки об этом событии обошли все центральные российские и зару­бежные каналы.

После очередного реформирова­ния правоохранительных органов Чеченской Республики Ичкерия с сентября Гелисханов возглавил де­партамент государственной безо­пасности - ДСБ (политическая поли­ция), одного из ключевых ведомств сепаратистов. В июне-ноябре 1994 года одновременно был комендан­том ЧРИ. Со второй половины декаб­ря 1994 года на него было возложе­но руководство всеми правоохрани­тельными органами в Грозном.

С началом войны Гелисханов стал начальником особого отдела при министерстве обороны Ичкерии. В задачу этого подразделения входи­ло уничтожение российских военных и «национал-предателей» - чечен­цев, поддерживающих федеральные силы. По должности он курировал сеть зинданов (тюрем) для военноп­ленных и заложников в окрестностях села Старый Ачхой, где исчезли сот­ни людей, в том числе 17 ростовских энергетиков и двое православных священников. Генеральной прокура­турой России в настоящее время ведется расследование функциони­рования лагеря для российских во­еннопленных, который находился в селе Старый Ачхой.

В отношении сдавшегося Султа­на Гелисханова возбуждено уголов­ное дело только по статье 208 УК РФ («Участие в незаконных вооружен­ных формированиях»).

Следственно-оперативной груп­пой Чеченской Республики и опера­тивными подразделениями Главно­го управления МВД России по Юж­ному федеральному округу найдены и эксгумированы ряд захоронений, ведутся дальнейшие следственные действия. Их результатом было за­держание 28 марта 2006 года Резвана Эльбиева, одного из бывших ру­ководителей ДГБ, который с 1994 по 1997 год был начальником Ачхой-Мартановского, Галанчежского и Сунженского районных отделов де­партамента госбезопасности Ичке­рии.

Но самым интересным для след­ствия моментом в биографии ичке­рийского чиновника оказалась его работа начальником концлагеря под селением Старый Ачхой. где находились захваченные в плен российские военнослужащие и заложники из числа мирных граждан. На месте этого лагеря в августе 2002 года были обнаружены останки около 80 человек. По рассказам бывшего со­трудника Грозненского ТЭЦ Валерия Рослякова, который был похищен зимой 1995 года, а затем выкуплен, в этом лагере содержалось до 150 человек. Всех пленных держали в подвале местной школы и в подзем­ных казематах, вырытых на окраине села. Тех, за кого не платили выкуп, угоняли на строительство дороги в Итум-Кале, других отправляли на работы в горы, третьих просто рас­стреливали. В этом лагере был убит священник Анатолий Чистоусов, на­стоятель Михайло-Архангельского храма в Грозном, останки которого нашли под Старым Ачхоем.

По делу Резвана Эльбиева в качестве свиде­теля допросили бывших военнослу­жащих Константина Лимонова и Рус­лана Клочкова, которые, перейдя на сторону боевиков, служили надзира­телями в лагере. За предательство оба солдата в 2001 году были при­говорены судом Северо-Кавказско­го военного округа к 15 годам лише­ния свободы с отбыванием в колони­ях строгого режима. Отбывающие наказания Лимонов и Клочков под­твердили участие Эльбиева в рас­правах над пленными. Суд, по хода­тайству прокуратуры, выдал санк­цию на арест Резвана Эльбиева, а прокуратура предъявила ему обви­нение в убийстве.

С 1996 по 1999 годы Ислам Дацаев занимал должность начальника штаба президентской гвардии, бри­гадный генерал ЧРИ. Личная гвар­дия президента Ичкерии, хотя и была военизированной структурой, занималась задачами мирного ха­рактера и даже не входила в состав ичкерийского Минобороны. «Это был отряд из 500 человек, который обес­печивал безопасность президента, членов его семьи и официальной резиденции», - сказал бывший министр обороны ЧРИ, а ныне депутат парламента Чечни Магомед Хамбиев. Он отметил, что помнит сдавше­гося начштаба только по мирному времени. «Как только начались бое­вые действия, гвардия разбежалась, рядом с Асланом Масхадовым оста­лись только несколько преданных ему охранников, в основном из чис­ла родственников, но начштаба сре­ди них не было. По мнению представителя чеченского МВД, «бывший масхадовский гвардеец после прохождения необходимых формально­стей был освобожден от уголовной ответственности, ведь он служил масхадовскому режиму с 1996 по 1999 год. В тот период все, кто жил в республике, так или иначе имели отношение к режиму».

После явки с повинной с него взя­ли подписку о невыезде и отпустили домой, так как он не был даже объяв­лен в розыск.

Сдавшийся Ислам Дацаев сказал, что решение легализоваться принял еще год назад, сразу после гибели Аслана Масхадова (президент Ичке­рии был убит 8 марта 2005 года в ходе спецоперации в селении Тол­стой-Юрт). «С Басаевым и его сто­ронниками меня ничего не связыва­ло, и у меня никогда не было жела­ния воевать», - заявил Дацаев. А год после гибели президента он выжи­дал, пытаясь выяснить возможность преследования со стороны правоох­ранительных органов.

До сих пор скрывающиеся от рос­сийских правоохранительных орга­нов ичкерийские лидеры сообщения о легализации своих бывших сорат­ников называют пиар-акциями пророссийских властей Чечни. «Мы даже забыли о существовании этих людей, а вы называете их полевыми командирами», - заявил спецпред­ставитель президента Ичкерии в ев­ропейских странах, ныне скрываю­щийся от правосудия в Англии Ахмед Закаев.

Полевой командир Ахмед Закаев в первую чеченскую кампанию ко­мандовал «фронтом». Бывший актер грозненского театра, «министр куль­туры» Ичкерии, вице-премьер. В пику Удугову назначен Масхадовым «министром информации». В сере­дине августа 2000 года был ранен во время спецоперации в селении Гехи Урус-Мартановского района, скры­вался в Панкисском ущелье Грузии, затем перебрался в Данию.

В 2002 году Минюст Дании отка­зался выдать России Ахмеда Закае­ва - объявленного в октябре 2001 года в международный розыск за бандитизм, терроризм и убийства. 13 ноября 2003 года магистратский суд Лондона также отказал России в экстрадиции Ахмеда Закаева. Тогда судья Тимоти Уоркман заявил, что пришел к выводу, что будет неспра­ведливо вернуть Закаева в Россию. Он также отверг все пункты обвине­ния в отношении Закаева, выдвинутые российской стороной в качестве основания для его экстрадиции. Су­дья построил аргументацию в пользу невыдачи Закаева главным образом на показаниях свидетелей защиты – депутата Госдумы Юлия Рыбакова, экс-секретаря Совета безопасности Ивана Рыбкина, правозащитника Сергея Ковалева и Дук-Вахи Душуева, который в ходе процесса отка­зался от прежних показаний против Закаева. 29 ноября 2003 года Вели­кобритания предоставила Ахмеду Закаеву политическое убежище.

Россия неоднократно требовала экстрадиции лиц, нарушивших рос­сийские законы, в том числе терро­ристов. Так, в 2000 году Генпрокура­тура РФ направила в ряд европейс­ких и средиземноморских стран, в частности в Турцию, документы об экстрадиции идеолога чеченского экстремизма Мовлади Удугова. В 2002 году Турция обратилась к рос­сийской стороне с просьбой напра­вить так называемое экстрадиционное досье для рассмотрения требо­вания об аресте и выдаче Удугова. В ноябре 2002 года турецкие власти отказали во въезде на территорию Турции Мовлади Удугову.

В 2002 году Саудовская Аравия отказала России в выдаче Дени Магомерзаева и Ирисхана Арсаева, 15 марта 2001 года угнавших российс­кий пассажирский самолет Ту-154 авиакомпании «Внуковские авиали­нии». На его борту находились 162 пассажира и 12 членов экипажа.

В августе 2004 года власти США, несмотря на неоднократное обра­щение Генпрокуратуры РФ об экст­радиции одного из лидеров чеченс­ких сепаратистов Ильяса Ахмадова, предоставили ему политическое убежище. Ахмадов обвиняется в подготовке и организации воору­женного нападения на Дагестан в 1999 году и объявлен в международ­ный розыск.

Впрочем, многим российским гражданам большинство фамилий чеченских полевых командиров ни о чем не говорят, но широко известны их преступные дела. Только беглое их перечисление свидетельствует о той большой работе, которую ежед­невно делали и делают солдаты пра­вопорядка, изобличая тех, кто с ору­жием в руках воевал против своего народа и законной власти, поэтому оперативно-разыскная работа по изобличению членов и главарей бан­дформирований продолжается».

P.S. Охота на вожаков продолжается. Преступления «генералов» и «полковников» так и не состоявшейся армии Ичкерии, на которых кровь десятков и сотен людей, не имеют срока давности.

Эльбиев Ризван Шутуевич – руководитель «лагеря смерти ДГБ Ичкерии», где в нечеловеческих условиях содержались российские военнослужащие, был задержан в марте 2006г. в Грозном во время проверки документов. В феврале 2008 г. он был признан виновным в ряде преступлений и приговорен к 15 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Ахмед Закаев в настоящее время проживает в Лондоне и критически отзывается о Российском президенте Владимире Путине. Чеченский политик считал, что еще на втором президентском сроке глава государства вызовет гнев у российского населения и ему придется уйти из власти. Также Ахмед предположил, что Россия может развалиться на 9 частей, а президента выведут из политического поля уже в 2019 году. Подобных заявлений у него достаточно много, но на все просьбы российской стороны о выдаче Ахмеда Закаева РФ правительство Великобритании отвечает отказом. Дело в том, что Следственным комитетом России установлены неопровержимые факты, что в бытность полевым командиром в первую чеченскую войну в 1995-1996 годах он лично повинен в убийстве нескольких российских военнослужащих.

Добиться выдачи угонщиков Дени Магомерзаева и Ирисхана Арсаева российским властям не удалось, поскольку между РФ и Саудовской Аравией не существует договора об экстрадиции преступников. В июле 2002 года шариатский суд Саудовской Аравии вынес приговор оставшимся в живых террористам. Несмотря на то, что за терроризм в Саудовской Аравии предусмотрена смертная казнь, шариатский суд назначил угонщикам неожиданно мягкое наказание: Дени Магомерзаев был приговорён к шести годам тюремного заключения, а Ирисхан Арсаев — к четырём годам.

Таким образом, история с захватом российского самолета была интересна властям только во время ее развития — как раз тогда усиленно раскручивалась тема борьбы с международным терроризмом. Сейчас, когда инцидент с самолетом благополучно завершился, судьба угонщиков интересует только их родных и близких. «Мы до сих пор не знали, что произошло с Ирисханом и Дени, — рассказала сестра Таиса уничтоженного саудовским спецназом в ходе освобождения самолёта Супьяна Арсаева — в визах туда нам отказывают, по телефону ничего не говорят. Так что надеемся только на Аллаха».

Мовлади Саидарбиевич Удугов, по оперативным данным в самом начале второй Чеченской кампании скрылся за пределами России, и с тех пор курсирует по исламским странам, там, где может не опасаться выдачи. С марта 2000 года он находится в федеральном и международном розыске — Удугов обвиняется в организации вооруженного мятежа и участии в нем (бандитское нападение на территорию дагестанского Новолакского района осенью 99-го года). Вопрос о принадлежности «чеченского Геббельса» к «Аль-Каиде» в 2005 году рассматривался в ООН, но в соответствующий список Удугова не внесли — якобы ввиду отсутствия необходимых доказательств его причастности к международной террористической организации. За рубежом Удугов охотно раздает интервью западным СМИ, продолжает пропагандировать идеи радикального ислама посредством специально созданного для этих целей интернет-сайта. Отношение к «чеченскому Геббельсу» у «верховных» радикальных исламистов, судя по всему, неоднозначное — его то называют идеологом террористической организации «Имарат Кавказ», то лишают этого статуса и даже хотят предать шариатскому суду. Все это якобы за то, что заграницей Мовлади Удугов ведет себя слишком вольно. Где конкретно «вольничает» идеолог ваххабизма, на сегодняшний день широкой общественности неизвестно, а спецслужбы на этот счет помалкивают. Говорят, он свободно появляется в Турции, Бахрейне, Катаре и даже в Чехии.

Ильясу Хамзатовичу Ахмадову в мае 2000 года была выдана многократная виза на въезд в США, что вызвало некоторые осложнения при подготовке российско-американского саммита, так как по заявлениям российской стороны, Ахмадов «представляет интересы чеченских террористов».

В июне 2000 года встречался с госсекретарём США Мадлен Олбрайт и со Збигневом Бжезинским.

В 2004 году решением иммиграционного суда в Бостоне (штат Массачусетс) Ахмадову было представлено политическое убежище. Российские власти безуспешно пытались это решение опротестовать. В 2004 году американский неправительственный «Национальный фонд демократии», предоставил Ахмадову исследовательский грант Рейгана-Фасцелла, в рамках работы по которому Ахмадовым была написана и опубликована книга: «Борьба Чечни: победа и поражение» (англ. The Chechen Struggle: Independence Won and Lost). Книга вышла в издательстве Macmillan в 2010 году, предисловие к книге написал политолог Збигнев Бжезинский.

20 января 2011 года в Вашингтоне в Фонде развития демократии прошла презентация книги. Книга вызвала очередной протест российских властей и акции возмущенной общественности у посольства США в Москве.

В настоящее время Ильяс Ахмадов проживает в США.

Доку Хаматович Умаров – 25 сентября 2017 года появились сообщения об обнаружении останков Доку Умарова в Ингушетии. Место захоронения показал мужчина, задержанный за участие в боевых действиях на стороне боевиков в Сирии. ФСБ официально подтвердило обнаружение останков Умарова 27 сентября. Экспертиза подтвердила принадлежность найденных останков Доку Умарову. Детали спецоперации, в результате которой был убит Доку Умаров спецслужбы не разглашают.

Николай ВАРАВИН, историк, член Союза писателей города Волжского, ветеран МВД России и боевых действий

Читайте также

Руки прочь от КНР! Заявление Президиума ЦС РУСО Руки прочь от КНР! Заявление Президиума ЦС РУСО
Научное сообщество России, включая в первую очередь ученых социалистической ориентации, не может не выразить возмущения наглым поведением властей США по отношению к Китайской Народной Республике, угро...
9 Августа 2022
В Киргизии прошло прощание с поэтом В Киргизии прошло прощание с поэтом
В Бишкеке на днях проводили в последний путь Народного поэта Кыргызстана Вячеслава Шаповалова. Он был не только тонким лириком, но и литературоведом, критиком, педагогом. Он был также успешным перевод...
9 Августа 2022
Исчерпанная реальность Исчерпанная реальность
Каждому из нас, должно быть, знакомо чувство некой внутренней «исчерпанности». Почему я взял данное слово в кавычки? Наверное, потому что оно (как и любое подобное описание внутреннего мира человека) ...
9 Августа 2022