Л.Г. Антипенко. На острие социальной и национально-освободительной борьбы

Л.Г. Антипенко. На острие социальной и национально-освободительной борьбы

Моё знакомство с программной статьёй Г. А. Зюганова «Русский стержень Державы», опубликованной в газете «Правда», наталкивает на мысль, что в качестве её ключевых слов можно было выделить следующие термины: русская цивилизация и русская правда, социализм и социалистическая революция, Советы, марксизм, троцкизм, интернационализм, глобализм. Со стороны «Русского лада» содержание статьи в целом уже получило высокую оценку (см. отзыв В. С. Никитина), но, может быть, стоит ещё поработать в том плане, чтобы развернуть, дополнить и, если угодно, несколько уточнить её отдельные положения.

Итак, акцентируем внимание читателя на главнейших тезисах, специально выделенных в тексте трёх частей документа.

Русский вопрос и русская цивилизация

С этого вопроса начинается постановка и решение задачи, поставленной в статье. Русский вопрос сегодня является, по словам Г. А., самым острым и злободневным. От ответа на него «зависит судьба России и всех народов, проживающих как в её границах, так и на территории бывшего СССР». Вопрос связан с историей создания Российского государства и его сущностью: «Российское государство как уникальная цивилизация и как крупнейшая держава — это главный исторический результат деятельности русского народа. И это неизменная мишень наших внешних и внутренних противников − как в прошлом, так и в настоящем». Г. А. констатирует, что уникальное географическое и геополитическое положение России, пролегающей между Европой и Азией, предопределило тот синтез западного и восточного начал, из которого и сложилась неповторимая русская цивилизация (ч. 1). Далее он указывает, что высшим проявлением русской цивилизации стало создание Советского государства. Государства трудового народа. Государства социализма.

Это − непреложный факт, с ним нельзя не согласиться. Однако стоило бы, указав на вершину русской цивилизации, отметить необходимость поиска её исторического начала, временной даты возникновения и дальнейшего развития. Это крайне важно, поскольку русофобы всех мастей, учёные и псевдо-учёные, стараются заслонить эту дату эфемерной линией искусственно созданного исторического горизонта. Боятся признать, что Св. Троя, или тар-Ру(ў)iса, и есть не что иное, как древняя Русь. И если мы теперь твёрдо убеждены в этом, то потому, что доказано: предки славяно-русов, всех их в древности называли пеласгами, общались между собой на одном и том же протославянском языке (см. работы [1], [2], [3]). Разделившись же позже на две ветви, стали называть они себя словенами (западная ветвь) и русичами (восточная ветвь). Жители же Трои идентифицировали себя как люди, обладающие речью (Русь и речь − слова однокоренные).

Пушкин задолго до того, как Шлиман раскопал Трою, изобразил её в «Сказке о царе Салтане…» как Салтаново царство, которое, по воле судьбы, осталось на Востоке, но зато возродилось у князя Гвидона на острове Буяне, т.е. на крымском отроге того, что Пушкин называл Лукоморьем. Сказка намекает на то, что сватья баба Бабариха сумела затем сосватать Русь за Ромея (Византию), о чём Пушкин, как видно, очень сожалел (см. подробнее в очерке [4]).

История русской цивилизации в полном объёме вырисовывается на наших глазах вместе с формированием новой отрасли научного знания − хронополитики [5]. П. П. Сувчинский, виднейший представитель идеологии российского течения евразийства, писал, что роковой срок бытия России произошёл как разрыв преемственной цепи народно-исторической памяти. Уже в царской России русское органическое прошлое для последующих поколений отсеклось и умерло. Теперь надо заново прояснить и утвердить, что в судьбе России является непреложным изначальным преданием и что открывается ныне как творческое задание для будущих поколений. «Далеко назад и далеко вперёд, но ни в коем случае не к близкому прошлому − вот куда должна звать будущая русская «реакция»!» (курсив мой. − Л. А.) [6, c.219]. Под близким прошлым он имел в виду дореволюционную Россию. А для нас самая удалённая и самая яркая точка, свет от которой доносится к нам из глубины истории, − легендарная личность Прометея, нашего русского Бога. О нём было сказано в отмеченной ниже литературе.

Русская правда

Русская правда представляет собой исконное выражение отношения к русскому миру, к русской цивилизации, которое сохраняется в народной памяти. Слова правда и кривда наглядно связаны с ходом по прямой дороге (в пространстве) и с отклонениями от неё, чреватыми опасностью начисто потерять дорогу к цели. Это же относится и к пути во времени. В широком плане, правда и кривда означают соответственно прямой путь развития русской цивилизации и уклонения от него, лукавство вместо честности. И, может быть, неслучайно в молитве, обращённой к православно-христианскому Богу, изложенной на русском языке, содержится просьба «и избави нас от лукавого».

Есть в русском лексиконе слово сокрушение, смыслового аналога которому нет в языках других народов. В религиозно-конфессиональном плане его истолковывают как душевный надлом, утрата веры в Бога, покаяние за грехи и т.п. А на самом-то деле смысл термина «сокрушение» раскрывается тогда, когда к нему добавляется частица отрицания не. Несокрушимый народ значит такой этнический или суперэтнический сплав, члены которого образуют духовное сообщество, скреплённое единством исторической памяти. Именно к такому единству призывал русских князей и их дружинников автор «Слова о полку Игореве». Как эпохальный документ «Слово о полку Игореве» служит образцом русской исторической правды. И касается она не только событий, которые демонстрируют победные подвиги предков и современников, но и наших поражений, чтобы извлечь из них уроки на будущее.

Честь и честность характеризуют русскую правду. С позиции этой правды Г. А. Зюганов и характеризует положение русского народа и других коренных народов России при нынешнем властном режиме. Всё более очевидна, пишет он, антирусская, антиславянская направленность курса, проводимого внутри страны. «Русский и другие коренные народы, которые исторически составляют основу тысячелетней государственности России, оказались сегодня самыми обездоленными и униженными. Вымирание коренных русских областей в 2—3 раза опережает средние по стране показатели убыли населения. Представительство русских в ключевых сферах − в управлении, экономике, культуре, средствах массовой информации − категорически не соответствует их преобладающей доле в общем национальном составе государства». «Доказательством того, что нынешний курс оборачивается по отношению к русскому народу самым настоящим геноцидом, является демографическая катастрофа, с которой страна столкнулась после развала Советского Союза и социалистической системы» (ч.3). О наличии этого геноцида можно судить по всем критериям, принятым в мировом сообществе. И теперь самый животрепещущий национальный вопрос в современной России − «это уже не вопрос «национальных окраин», а вопрос «национальной сердцевины». Он касается теперь в первую очередь не меньшинства, а подавляющего большинства» (ч. 3).

Политика истребления русского народа, читаем мы в разделе «Антисоветский альянс русофобов», фактически легализована. После развала Советского Союза её отличает лишь то, что она ведётся под маской антисоветизма.

Особо важно обратить внимание на то положение в статье, согласно которому русский вопрос не есть вопрос, поставленный в чисто этнических рамках. «Не умаляя достоинство и интересы других этносов, образующих многонациональный российский народ, необходимо признать: русский вопрос сегодня является самым острым и злободневным. От его решения зависит судьба России и всех народов, проживающих как в её границах, так и на территории бывшего СССР».

Теперь о том, что стоило бы добавить к выше сказанному, исходя из текущей ситуации. Речь пойдёт о коронавирусе COVID-19. Это не первый штамм вредоносного переносчика заразы. До него были созданы предшествующие ему штаммы (следите за прессой!). То есть, он совершенствовался как биологическое оружие этнического характера. Понятно, что объектом его воздействия должен был стать, в первую очередь, русский народ (посчитали: «с китайцами мы потом легко расправимся»). Но вирус подвергся мутации в соответствии с законами функционирования Земной биосферы (В. И. Вернадский), и когда увидели, что он пожирает и тех, кто его создал, поднялся большой переполох: беспрецедентные меры по самоизоляции и пр., и т.п. И тогда решили вернуться к прежним методам истребления населения. Российским правительством тут же был отменён запрет на ввоз генномодифицированных продуктов (ГМО) на корм скота, спешно принят закон «О едином федеральном информационном регистре, определяющем сведения о населении РФ» (23 мая третье чтение в Госдуме).

Одна умная учёная дама − Melance Mitchell (Prof. of Portland State University, Santa Fe Institute) − высказала очень дельную и правильную мысль относительно критических ситуаций в социуме. Дословно: «У людей есть единственный способ понимания того, что с нами происходит − поиск аналогий в прошлом опыте. Это означает, что аналогии, которые мы используем для осмысления новых ситуаций, играют важнейшую роль − в лучшую или худшую сторону − при определении того, как мы действуем. Поэтому самой большой задачей при выборе стратегии для действия в критических ситуациях является ошибочный выбор аналогии».

Наш выбор ситуации, аналогичной тому, что сейчас происходит в стране и в мире, связан с именем В. И. Вернадского. Шестого октября 1941 года, когда немцы чуть ли не в бинокль рассматривали стены московского Кремля, Владимир Иванович записал в своём дневнике: «Резкое падение уверенности в успешный конец войны. У меня этого нет − я считаю положение Германии безнадёжным. А с другой стороны, для меня ноосфера − не фикция, не создание веры, а эмпирическое обобщение». Ноосферой Вернадский называл Земную биосферу в связи с созидательным человеческим разумом. Германия попрала законы ноосферы и, в конце концов, потерпела поражение. Два духовно-нравственных фактора сыграли огромную роль в нашей победе над гитлеризмом в годы Великой Отечественной войны − сталинский призыв к исторической памяти нашего народа и содружество народа с Земной биосферой.

Душа народа и её защита

В подразделе «Душа народа под пятой разрушителей» обращается внимание, в первую очередь, на родной язык. Сказано о том, в чём мы убеждаемся ежедневно: «Душа народа и его сознание, его интеллект — это в первую очередь родной язык. Но русский язык, на котором создана величайшая классическая литература, являющаяся одним из главных культурных достояний человечества, подвергается ежедневному поруганию. И это тоже происходит при попустительстве власти».

Я хотел бы добавить к этому утверждению, что глумление над русским языком происходит не просто при попустительстве власти, а имеет под собою определённую программу, направленную на уничтожение генофонда русского народа. Дело в том, что изменение языка этноса ведёт к трансформации этноса или его вымиранию. Это − факт научного открытия, и он настолько важен в отношении к теме «Душа народа», что будет уместно здесь сделать от общего хода рассуждений, чтобы конкретно пояснить, что здесь имеется в виду.

Итальянский лингвист и этнолог Луиджи Кавалли Сфорца (Luigi Luca Cavalli-Sforza) открыл или, во всяком случае, подтвердил наличие корреляционной связи между этническими языками и генотипом людей, принадлежащих тому или иному этносу. В 2000 году вышла в свет его книга «Гены, народы и языки» («Genes, Peoples, and Languages»). Ещё раньше под тем же названием была напечатана (на английском языке) принадлежащая ему статья [7]. В этих работах был поставлен и в значительной мере решён вопрос о связи между генами и языками. Сфорца доказывает, что сравнение типов крови есть лучшее средство определить «генетическое расстояние» и объяснить лингвистические и культурные различия между разными народами. (Генетическим расстоянием (genetic distance) называется мера генетического различия (дивергенции) между видами, подвидами или популяциями одного вида). Его попытка сопоставить между собой данные молекулярной генетики и лингвистики оказалась неожиданно успешной и даже, можно сказать, сенсационной в позитивном смысле этого слова. Было установлено, что родословное древо, построенное на основании генетических исследований, соответствует лингвистическому родословному древу. Геногеография совместилась, таким образом, с этнической географией. Более того, обнаруживаемые в ряде случаев (в виде исключений) нарушения установленной корреляции оказались не менее интересными для науки, чем сам феномен корреляции.

Корреляция нарушается при замещении языка или генов, что происходит при подчинении одних народов другим, при расщеплении этноса, неудачных этнических экспансиях и т.п. Однако имеется заметная разница между двумя видами замещения. Замещение языка подчиняется принципу «всё или ничего» в отношении, по крайней мере, большей части его словарного состава и фонологии и всецело − в отношении структурных правил [7, c. 7723]. А генное замещение, утверждает Сфорца, может протекать постепенно. Классический пример − чёрные американцы США, которые имеют заведомо более светлый цвет кожи, нежели чёрные африканцы, их предшественники. Особенно заметно это в северных штатах. Генетический анализ показывает, что афроамериканцы имеют в среднем 30% в своём генном фонде того, что занято от европейцев. Это частичное замещение происходило на протяжении около 300 лет, и подсчитано, что если его скорость постоянна во времени, то тогда должно быть около 3% смешанных брачных объединений на одно поколение [7, c. 7724].

Феномен корреляции между генами и языками означает, таким образом, то, что обе эти реальности взаимозависимы, оказывают влияние друг на друга. Следовательно, если подвергнуть, скажем, деформации язык того или иного народа, то подобного рода лингвистическая деформация скажется на его генофонде: изменится геном каждого его представителя. Такой вывод вытекает, в частности, и из доклада акад. РАН К. Г. Скрябина, зачитанного на сессии Общего собрания РАН 12 декабря 2008 года, в котором высказано следующее суждение: «Я забыл сказать, что самое интересное то, что мы делаем сейчас с лингвистами − это попробовать сочетать генетические расстояния с языками. Оказывается, что есть полное совпадение: эволюция языков и эволюция генетических вещей полностью совпадают. И самое главное, что вы можете делать дрейф обратно: протоязык и проточеловек». Скрябин имеет в виду исследования, проводимые в Институте молекулярной генетики РАН и в Отделе молекулярной биологии при Институте атомной энергии имени И. В. Курчатова [8].

Капитализм, представленный теперь в форме глобализма, утверждает Г. А., кровно заинтересован в интеллектуальной, (анти)культурной и языковой унификации. «Для него сознание людей, их культура и язык − не более чем функция капитала. Как и человек, его личность» (ч. 2). В отношении личности человека можно кое-что добавить, исходя из научно-философских соображений. П. А. Флоренский отмечал, что на буржуазном Западе человек, рассматриваемый с логической точки зрения, предстаёт как нечто вещное, но не как уникальная личность, ибо он рассматривается, по католическому образцу, как элемент какого-нибудь множества вещей или предметов, где каждый индивид предстаёт как единичное (под)множество. Человеку как уникальной личности там нет места [9, c. 518].

Социализм, марксизм и троцкизм

Геннадий Андреевич дал оценку разрушительной деятельности троцкистов. Оценка эта нашла выражение в следующем высказывании: «Да, историческим фактом является и то, что в первые послереволюционные годы активную роль в советской политике, общественной жизни, культуре стремились играть троцкисты, проникнутые антирусскими настроениями и нигилистическим отношением к истории и духовному наследию нашей страны. Некоторые из них такие настроения маскировали. Другие открыто договаривались до того, что необходимы акты «исторического возмездия» по отношению к русским как к «имперской нации», понижение их статуса и прав по отношению к другим народам, которое нужно закрепить на законодательном уровне. Но такие попытки были решительно отринуты Советским государством и потерпели абсолютный крах» (ч. 2).

Из данного высказывания читатель может сделать вывод, что троцкизм, хотя и не хорошее явление в нашей общественной жизни, но он остался в прошлом, действуя только в первые послереволюционные годы. Но тогда напрашивается вопрос: разве не троцкизм был главной ударной силой в развале Советского союза, в ликвидации советской власти? Не по мановению же волшебной палочки КПСС, единственная правящая в стране партия, насчитывающая 18 миллионов членов, не стала решительно защищать ни советскую власть, ни социализм, и не остановила поворот на капитализм!

Наши добросовестные и квалифицированные историки и социологи разъяснили, как и почему в сущности всё это происходило, и следовало бы воспользоваться их открытиями для ориентации в нынешней ситуации. Так, И. Я. Фроянов в своей книге «Уроки Красного Октября» отмечает, что в российской революции столкнулись три тенденции, которые можно обозначить словами: «революция против России», «революция для России» и «Россия для революции» [10]. После победы Октябрьской революции эти три тенденции были стянуты к первым двум, и между их представителями развернулась ожесточённая борьба − борьба за по-разному понимаемый социализм. Одна тенденция связана с именем Троцкого, вторая − с именем Сталина.

Троцкисты воспринимали марксизм как прямую инструкцию для их действий, Сталин же воспринимал марксизм как трофейное оружие в борьбе с троцкизмом.

Проиллюстрирую этот факт для начала на одном конкретном примере. В глазах Маркса опредмеченный в трудовой деятельности человек был человеком, лишённым духовной стороны общественного и природного бытия. В рамках диалектического материализма людская особь была представлена как отчуждённая от идеально смыслового мира (по примеру того, как рабочий оказывался в состоянии отчуждения от вещей-товаров, им произведённых. Сталин восстал против этой марксистской доктрины ещё в 1906−1907 годах. И восстал не иначе, как от имени марксизма. Это видно по его статьям, опубликованным в газетах «Ахали цховреба» («Новая жизнь») и «Ахали дроеба» («Новое время»), выходивших в те годы на грузинском языке.

Материалистическая теория Маркса, писал ещё молодой Сталин, в корне отрицает как дуализм, так и идеализм. Нечего говорить (т.е. само собой понятно.– Л.А.), что в мире существуют идеальные и материальные явления, но это вовсе не означает того, что они будто бы отрицают друг друга. Наоборот, идеальные и материальные явления суть две различные формы одного и того же явления, они вместе существуют и вместе развиваются, между ними существует тесная связь. Стало быть, у нас нет никакого основания думать, что они друг друга отрицают. «Таким образом, так называемый идеализм рушится» (Ахали цховреба, 1906, № 7). Сказанное поясняется и подытоживается далее двумя следующими  утверждениями:

1)      «Единая природа, выраженная в двух различных формах – идеальной и материальной, – вот как надо смотреть на развитие природы»;

2)      «Единая и неделимая жизнь, выраженная в двух различных формах – в идеальной и материальной, вот как нужно нам смотреть на развитие жизни» (там же). (Текст сталинских статей приводится в кн.: Л. Берия. К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье. М.: Партиздат ЦК ВКП(б), 1936). Понятно, что эти утверждения никак невозможно совместить с пониманием идеального у Маркса, для которого «идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней.

Троцкист в рамках марксизма отличается тем, что забирает у подвластного ему человека и его душу (разум), и тело. В 1920 году на девятом съезде РКП(б) по двум докладам Троцкого была принята резолюция об организации по всей стране трудовых концлагерей (трудовых армий с трудовой повинностью). К счастью, этим зловещим планам не суждено было сбыться: помешали Кронштатдское восстание матросов и ряд крестьянских восстаний в разных местах страны. Данные события позволили Ленину сделать правильный шаг − объявить НЭП. А вот в другое время троцкистский ущерб, нанесённый русскому колхозному крестьянству, остался невосполнимым.

Речь идёт о широко масштабной деятельности известной фигуры, представленной в энциклопедических справочниках как социолог и экономист с фамилией Т. И. Заславская (годы жизни: 1927−2013). В качестве её заслуг указывают на то, что она была и членом АН. СССР, и членом РАН, и членом-корреспондентом ВАСХНИЛ и пр. Кроме того, того, к её добродетелям относят её сотрудничество с академиками А.Д. Сахаровым, А. Г. Аганбегяном, даже с самим Дж. Соросом (о Б. Н. Ельцине уж и говорить не приходится). В 1965 году Заславская защитила докторскую диссертацию «Экономические проблемы распределения по труду в колхозах». Вот тут-то она и показала себя по части «оптимизации» (так у них называется уничтожение) «неперспективных деревень». С тех пор сельское население нечернозёмной полосы России стало исчезать быстрыми темпами, и теперь его практически не осталось.

С точки зрения классиков марксизма, Маркса и Энгельса, крестьянство считалось реакционным сословием, отсюда к нему негативное отношение. Но дело не только в этом вроде бы частном случае. Важно иметь в виду их отношение не столько к разным сословиям, сколько к разным народам. В этом смысле марксизм имеет двойственный характер. На поверхности его выступает доктрина борьбы классов, более скрытно (хотя часто вполне открыто) проповедуется борьба народов. Как теоретики социальной революции они считали одни революции прогрессивными, другие реакционными. В основании этого подразделения лежат их представления о развитых, прогрессивных народах и народах неразвитых, отсталых, реакционных. К первым принадлежат, по их мнению, такие этносы, как англичане, немцы, французы, венгры, ко вторым − русские и другие славяне, за исключением поляков.

В своей книге «Маркс против русской революции» Сергей Кара-Мурза показал на большом количестве примеров эту вторую сторону марксизма, что позволило ему сделать следующие выводы, изложенные в аннотации.

«Русская революция совершилась не «по Марксу», а во многом вопреки ему.

Русская народная революция нарушила главные марксистские догмы.

Русская народная революция противоречила русофобским идеям Маркса о «реакционности славян» и особенно русских.

И все эксцессы 1917 года, вся кровь и грязь Гражданской войны случились именно потому, что русскую народную революцию попытались втиснуть в тесные рамки ортодоксального марксизма».

Звучит, кажется, неправдоподобно, но чтобы подтвердить эти выводы автора, достаточно сослаться на одно утверждение Энгельса, которое приводится в книге. Анализируя этнические взаимоотношения в Австрии, Энгельс сформулировал концепцию сущности разных народов, используя в качестве диагностического средства именно революцию. Он писал: «Среди всех больших и малых наций Австрии только три были носительницами прогресса, активно воздействовали на историю и ещё теперь сохранили жизнеспособность; это − немцы, поляки и мадьяры. Поэтому они теперь революционны.

Всем остальным большим и малым народностям и народам предстоит в ближайшем будущем погибнуть в буре мировой революции. Поэтому они теперь контрреволюционны» [11, c. 23]. Оставалось только найти средства уничтожения этих «негодных» больших и малых народностей, и они была найдены в годы Второй мировой войны.

Интернационализм и национальная идентичность

Красной нитью через всю Декларацию Геннадия Андреевича проходит идея о том, что идентичность и благосостояние русского народа, как и других коренных народов России, связана с социализмом. Тот факт, что социализм, советизм и русскость неразделимы, не вызывает сомнений. Не случайно же на русских свадьбах молодожёнам в нашей среде главным пожеланием для счастливой жизни было «Совет вам, да любовь!». А народ и есть большая семья. Однако на разных этапах развития реального социализма в СССР данная идея воплощалась в жизнь по-разному. В после-сталинский период троцкисты-интернационалисты политику ущемления прав и интересов русского народа оправдывали, ссылаясь на Ленина.

Рассматривая в письме к XII съезду партии вопрос о национальностях, автономизации и интернационализме, Ленин выразил интернациональную установку в отношении к русскому народу так: «… интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации (хотя великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда) должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически. Кто не понял этого, тот не понял действительно пролетарского отношения к национальному вопросу, тот остался, в сущности, на точке зрения мелкобуржуазной и поэтому не может не скатываться ежеминутно к буржуазной точке зрения» [12]. Но мы знаем и другое суждение Ленина − суждение о необходимости «полнейшего национального равенства и братства», высказанное им в статье «О национальной гордости великороссов» опубликованной 1914 году [13].

Чем же можно объяснить такое противоречие во мнениях вождя российской революции? Не иначе, как только тем, что Ленин в то время, шёл 1922 год, был непоправимо болен.

Что касается «Манифеста коммунистической партии», упомянутого в Декларации, то он никак не свидетельствует в пользу национальной идентичности того или иного народа. Скорее наоборот, там отстаивается космополитическая, глобалистская, в современной терминологии, точка зрения. Взять хотя бы из Манифеста такой пассаж: «…коммунистов упрекают, будто они хотят отменить отечество, национальность. Рабочие не имеют отечества. У них нельзя отнять то, чего у них нет. Так как пролетариат должен прежде всего завоевать господство, подняться до положения национального класса, конституироваться как нация, он сам ещё национален, хотя совсем ещё не в том смысле, как понимает это буржуазия» [14, с.44].

Здесь напрашивается вопрос о том, какой смысл вкладывают авторы Манифеста в термин «национальный класс» и каким языком должен обладать этот класс. В Советском Союзе на него пытался ответить марксист (троцкист?) Н. Я. Марр (1865−1934), создавший, по Марксу, интернациональную теорию языка. Здесь нет возможности останавливаться на сути этой теории. Достаточно напомнить о том приёме, которым пользовался Сталин в борьбе с троцкистами. «Н. Я. Марр, − писал Сталин в газете «Правда» в 1950 году, − внёс в языкознание неправильную, немарксистскую формулу насчёт языка, как надстройки, и запутал языкознание. Невозможно на базе неправильной формулы развивать советское языкознание». К тому же: «Н. Я. Марр внёс в языкознание другую, тоже неправильную и немарксистскую формулу насчёт «классовости» языка и запутал языкознание».

Как-то в годы хрущёвско-брежневского правления в СССР газета «Комсомольская правда» озаботилась вопросом о том, какова степень благосостояния у разных категорий населения в нашей стране. Для сравнения были взяты, насколько помню, обитатели Узбекской ССР и Кабардино-Балкарской АССР, с одной стороны, и Смоленской области, с другой. Выяснили: там, в республиках, у жителей добротные каменные дома, со дворами, в которых, как поётся в известной песне, «кругом растут маслины и зреет виноград», богатые рынки, полный достаток хлеба, выращенного на иных землях, и всё такое пр. Кто скажет, что это плохо? Хорошо, конечно. Вот только на Смоленщине увидели нечто иное. Познакомились со старухой, которая живёт в избе с прохудившейся соломенной крышей, а это та самая женщина, у которой на войне погибло девять её сыновей, не вернулся с фронта муж. Все такого рода факты были у всех на виду, другое дело, что они замалчивались в средствах массовой информации. Зато во время так называемой перестройки русофобы этими фактами сполна воспользовались. Достаточно вспомнить, как известный политик Адольф Вольфович заявлял тогда о том, что русские были поставлены в режиме советской власти на колени и что пора им выпрямиться.

И многие русские люди, в силу своего простодушия, поверили такого рода речам, произносимым либералами и демократами, а по сути − перелицевавшимися троцкистами, и отдали им свои голоса. Взамен получили Конституцию, в которой отсутствует даже упоминание о русском народе.

Литература:

1. Чертков А. Д. О языке пелазговъ, населивших Италию, и сравнение его съ древлеславянскимъ. М.: Университетская типография, 1855.

2. Трубачёв О. Н. К истокам Руси. Народ и язык. М.: Алгоритм, 2013.

3. Антипенко Л. Г. Русь изначальная (Истоки русской цивилизации). М.: изд.-во «Канон-плюс», 2019.

4. Антипенко Л. Г. Сказки Пушкина − предвестники исторических открытий. Сказка о царе Салтане. Электронный ресурс URL: https://vk.com/wall-42801376_29462

5. Никитин В. С. Электронный ресурс URL: https://rus-lad.ru/v-s-nikitin-o-sozidatelnom-proekte-khronopolitica

6. Русский узел евразийства (Восток в русской мысли). Сборник трудов евразийцев. М.: «Беловодье», 1997.

7. Cavalli−Sforza, L. Luca. Genes, peoples, and languages // Proc. Natl. Acad. Sci. USA, vol.94, pp.7719−7724, july 1997.

8. Скрябин К. Г. Фундаментальная и прикладная биотехнология − ответ на вызов XXI в. // Вестник Российской академии наук. 2009. Т. 79. №3. С.242−245.

9. Флоренский П. А. Столп и утверждение Истины (II). М.: Правда, 1990.

10. Фроянов И. Уроки Красного Октября. М.: «Алгоритм», 2007.

11. Кара-Мурза, Сергей. Маркс против русской революции. М.: Эксмо, Яуза, 2008. − 320 с.

12. Ленин В. И. ПСС, т. 45, с. 359.

13. Ленин В. И. ПСС, т. 26, с. 106−110.

14. К. Маркс и Ф. Энгельс. Манифест коммунистической партии. М.: Политиздат, 1977.

Л.Г. АНТИПЕНКО, 25 мая 2020 г.

Читайте также

Интеллигент и мастер Интеллигент и мастер
Алексей Никифорович Козлов — художник яркий, самобытный. Он родился 27 марта 1925 года на хуторе Трошино Пыщугского района. Со школьной скамьи ушёл на фронт добровольцем, после войны учился в Ко­стром...
3 Июля 2020
Вопросы министру Вопросы министру
Недавно министр образования и науки В.Н. Фальков провёл «прямую линию», отвечая на вопросы, касающиеся ситуации в сфере высшего образования. Но, как отметили в Межрегиональном профсоюзе работников выс...
3 Июля 2020
Стихотворный упрёк Распутина Стихотворный упрёк Распутина
Пятьдесят шесть лет разделяют дни моего общения с Распутиным и, есте­ственно, река Времени многое унесла в неведомое... Однако память кое-что сохранила. В начале 1963 года я трудился учителем в Черног...
2 Июля 2020