Иркутск. Чем для нас ценен Александр Зиновьев

Иркутск. Чем для нас ценен Александр Зиновьев

В 2022 году отмечалось 100-летие со дня рождения выдающегося отечественного философа А.А. Зиновьева. В Иркутске по инициативе региональных отделений ВСД «Русский Лад», РУСО и историко-культурного общества «Наш Сталин» в конце прошедшего года состоялся «круглый стол» в Областной библиотеке им. Молчанова-Сибирского. В качестве основного докладчика выступил кандидат философских наук Геннадий Сурдин, текст выступления которого мы предлагаем вашему вниманию.

***

Не секрет, что у А.А. Зиновьева был весьма самобытный подход к исследованию проблем общества. И наша цель в эпоху, когда события на нашей планете сменяют друг друга столь стремительно, что не всегда даже успеваешь их осмыслить, – понять, можно ли использовать его наработки для исследований, если да, то какие. Как философ он остро чувствовал драматизм происходящих событий, поскольку его жизнь пришлась на период уничтожения советской системы. 

Мы предлагаем изучать его творчество по тому принципу, который он сам предлагал: рассматривать явление в его наивысшей фазе. И нам думается, что пик его творчества пришёлся на первую половину нулевых годов, на последние годы жизни, когда он обобщил и систематизировал свои труды. А.А. Зиновьев старался быть бесстрастным исследователем в области науки, но в конечном итоге его разработки легли в основу и идеологического понимания, почему прекратил существование СССР и как остановить наступление западнизма. «Я хочу, чтобы русский народ выжил в качестве исторически значимой величины» – одна из самых знаменитых его фраз. И сегодня его творчество может служить источником пробуждения интереса к социальной философии.

Основатель концепции комплексной логики признан одним из трёх крупнейших логиков мира. Логик он очень амбициозный, критиковал за безграмотность и Гегеля, и К. Маркса, перевёл на язык логики даже физику («Логическая физика», 1972). Его цитирует В. Путин в связи с сегодняшним противостоянием с Западом: «Для выживания западной цивилизации на достигнутом ею уровне необходима вся планета как среда существования, необходимы все ресурсы человечества», им же был издан указ о праздновании 100-летия мыслителя. Международный форум стран БРИКС признал Зиновьева «моральным авторитетом и интеллектуальным лидером древней и новейшей истории» от России. Мыслитель Зиновьев – не узкий специалист, а разносторонний человек, он и поэт, и писатель, и художник. По воспоминаниям товарищей, вся квартира была увешана его картинами. Писал учёный очень доступно, не стеснялся в выражениях, был человеком идейным. Думается, как раз в этом его секрет популярности.

Личность А.А. Зиновьева – очень яркий пример уживающихся друг в друге противоречий. Участник антисталинской группы, планировавшей убить вождя, он принимал участие в Великой Отечественной войне, но не по зову сердца, а потому, что так было проще скрыться от преследований, которым он подвергался за антисоветскую деятельность. В 60–70-е годы очень чётко оформляется его антисоветизм, Зиновьев пишет сатирические романы «Зияющие высоты», «Светлое будущее» и высылается из СССР с лишением гражданства.

Однако в эмиграции он пересматривает своё мнение. Западную систему он видит изнутри, наблюдает уничтожение советской системы, понимает, что это начало конца русского народа, да и, пожалуй, всего человечества. В начале 90-х годов он понимает, что «целились в коммунизм, попали в Россию».

Мыслитель в итоге категоричен: «Самой идеальной для российских условий была советская система. Это вершина истории. Это говорю вам я – человек, который с юности был антисталинистом, которого должны были расстрелять еще в сороковом году за попытку террористической деятельности против Сталина. Я всегда относился к Сталину как к величайшему политическому деятелю ХХ столетия. И мнения своего не изменил. Потом были годы учения, изучения, и вот в конце жизни я утверждаю, что действительно советская система была наиболее адекватна российским условиям...» 

Зиновьев вставал на защиту советской системы: «И тогда искажали, а сейчас ещё поливают грязью. Объяснить, что это на самом деле был революционный прорыв, что это социальная система и успехов страна добилась колоссальных только благодаря этой социальной системе – ведь этого же сейчас никто слушать не будет. Значит надо точно объяснить, почему страна рухнула, почему произошла контрреволюция».

Однако при этом окончательно от своих ранних произведений он не отказывался, говоря о том, что у советской системы были недостатки. Но его ужаснул тот факт, что его критика была использована как инструмент в холодной войне для её уничтожения. Именно Зиновьеву принадлежат слова, что если бы он знал, как используют его произведения, то не написал бы ни слова. В своих прогнозах он был и пессимистом, чувствовал глубокий трагизм происходящего, но и оптимистом одновременно, выражал надежды на победу.

Интересным вопросом является вопрос об идеологических предпочтениях мыслителя. А.А. Зиновьева считают одним из идеологов русского консерватизма, хотя этот консерватизм больше «советский». Дореволюционный период он воспринимал как торжество мракобесия. Его считают идеологом коммунистического учения, советской системы, хотя коммунизм в СССР он критиковал и почти полностью отрицал экономическое учение К. Маркса, отдавая должное лишь тому, что он взял на вооружение диалектику как метод. Марксизм наукой Зиновьев не считал, а считал идеологией. Тут в своём мнении он сродни позитивистам. Однако и тут он верен духу противоречий. Известны такие классические фразы Зиновьева, соответствующие духу марксизма: «Если человечество не преодолеет мировое зло – частную собственность – оно погибнет». «...Есть выход: немедленная национализация всей промышленности, ресурсов и т.д., немедленная ликвидация всех результатов приватизации».

Ранний Зиновьев – не просто критик коммунизма, а самый первый борец с ним, сравнивающий его с адом. Ленин и Сталин для него – невзрачные личности. Если Запад не осознает советской угрозы, то коммунистический мир захватит его. Критика Зиновьева была вполне стандартна, в духе западных антикоммунистических хрестоматийных положений. По мнению сторонников раннего Зиновьева, позднее он просто, что называется, «выжил из ума», хотя начинал очень хорошо.

Несмотря на то, что А.А. Зиновьев – настоящий магистр противоречий, нам, как уже говорилось выше, видятся наивысшей стадией его творчества последние годы жизни, тогда он, по всей видимости, был ближе к советскому консерватизму и таким мыслителям, как С.Г. Кара-Мурза.

Крайне интересна смена отношения к такой исторической фигуре, как И.В. Сталин. В своих примерах мыслитель часто приводит именно его и эпоху сталинского руководства страной. Важным произведением в связи с этим следует признать статью «Сталин. Сталинская эпоха. Сталинизм». По словам философа, он сам проходит путь от члена террористической группы, готовящего покушение на Сталина, до позиции «не защиты Сталина и сталинизма, а его объективного понимания». Зиновьев пишет: «Когда-нибудь, когда человечество в интересах самосохранения всё-таки вновь обратится к коммунизму как к единственному пути избежать гибели, двадцатый век будет назван веком Ленина и Сталина». Для него сталинская эпоха – эта эпоха массового творчества, творчества снизу, устремлённого в будущее для решения насущных вопросов.

«Самым важным, пожалуй, результатом социальной революции, привлекшим на сторону нового строя подавляющее большинство населения страны, было образование деловых коллективов, благодаря которым люди приобщались к публичной жизни и ощутили заботу о себе общества и власти. Тяга людей к коллективной жизни без частных хозяев и с активным участием всех была неслыханной ранее нигде и никогда... Коллективизм общества воспринимался как народовластие, власть была выходцами из народа, даже низшие слои за короткий срок интегрировались наверх», – пишет А.А. Зиновьев.

По сути И.В. Сталин и советская система были максимально адекватны эпохе, он действовал с осознанием необходимости, и все его решения были оптимальны. Индустриализация и коллективизация для философа – явления сверхэкономики, которой СССР достиг впервые в мире. А репрессии – это верный акт борьбы с преступностью, которая захлестнула СССР после крушения царизма.

А.А. Зиновьев привносит также и новые моменты в литературную жизнь. Социологическое эссе и социологический роман – новые жанры произведений, разработанные философом. «Как иголкой убить слона», «Рогатый заяц» – одни из самых известных социологических эссе, которые пробуждают интерес у человека к социально-философской проблематике и очень лаконично доносят главную мысль. «Глобальный человейник» – это пример социологического романа, где мыслитель, используя литературную форму, преподносит читателю своё видение современного устройства общества.

Но самым интересным являются, конечно, научные разработки мыслителя. Зиновьев создаёт концепцию общественных устройств реального коммунизма и западнизма (вводя этот термин), побывав жителем того и другого. Коммунизм для него может быть именно такой, каким был в СССР, а не такой, каким его видели К. Маркс и Ф. Энгельс. Учёный говорит при этом, что у него подход научный, а не идеологический. 

Для А.А. Зиновьева Первая и Вторая мировая война, а также последовавшая за ними холодная война – единая цепь исторических событий. Холодная война идёт преимущественно в идеологической форме и направлена на утверждение западнизма по всей планете, периодически переходя в «горячие» фазы, когда Запад принуждает с помощью военных действий. При этом используется притягательный образ Запада на контрасте с убожеством внутри страны, в которой западнизм насаждается. 

Зиновьев считал, что выдвижение фигуры Горбачева в СССР была диверсией Запада в рамках холодной войны, который нашёл самое слабое место в советской системе – генерального секретаря ЦК КПСС. В этом ему помогла наука советология, которая была создана для уничтожения советской системы.

«Систему разрушили извне и сверху. Это мой окончательный вывод. Извне – это холодная война, перешедшая в тёплую войну, это атака со стороны Запада, Изнутри – это предательство высшего руководства, привилегированной элиты. Система разрушена искусственно. Она не разрушилась сама. Советская система ослабла вследствие кризиса, в холодной войне и тысячи других факторов... И подлейшим в истории человечества поведением высшего руководства, привилегированных групп и интеллигенции. Именно они формировали идеологию предательства...» – такой вывод сделал учёный. А Ельцин был продолжателем дела Горбачева и добивателем советской системы.

Особый интерес вызывает теория глобального сверхобщества и тенденция продвижения колониальной демократии. Цель её – поставить все страны мира в зависимость от Запада. Запад действует прежде всего через идеологию, создавая некий виртуальный мир в общественном сознании, очерняя героическую историю стран, создавая мифы, превозносит западный стандарт жизни. Создаются термины-клише, например, демократия, тоталитаризм, терроризм и т.д., которые разделяют общество и обозначают образ врага. Запад имеет возможность действовать руками профессиональных агитаторов в сфере идеологии, которые на высшем уровне умеют манипулировать общественным сознанием.

«Запад опасался не столько военной мощи СССР, сколько его интеллектуального, артистического и спортивного потенциала. Запад видел, насколько СССР был полон жизни! А это главное, что нужно уничтожать у врага. Именно это и было сделано... Мировое господство, прежде всего, проявляется как интеллектуальный или, если хотите, культурный диктат», – подводит итог мыслитель.

Что же ждёт нашу страну в итоге? Философ делает вывод: «Окончательный распад России (дезинтеграция) или возрождение с новой социальной системой. Сегодня Россия – зона колонизации Запада, как и весь мир. Нужна новая система, с этой мы её не сможем возродить... У нас есть только один выход: мы должны переумнить Запад». Но как это сделать, учёный не дает ответа, делая ставку на учёных-продолжателей.  

Что же представляет собой современная Россия? А.А. Зиновьев рассматривал её как гибрид западнизма, советизма и дореволюционного фундаментализма. Западнизм имеет самое широкое представительство в общественном сознании через формы культуры, стандарты потребления и способ мышления. Советизм представляет собой обращение с советскому историческому и культурному наследию, теме Победы. Дореволюционный фундаментализм выражается через способ принятия решений приближённым к верховному правителю сословию, членство в котором наследуется; превознесение достижений царской России, разгул «мракобесия» в виде религиозности и лженауки и т.д. И именно последний компонент всё более набирал свою значимость в последнее десятилетие. Зиновьев делает выводы: «...Хотя президент Путин в самом начале своей деятельности имел шансы радикальнейшим образом изменить политическую стратегию России, он этого не сделал. Я вижу, что функция президента – это легитимация и укрепление результатов антикоммунистического переворота».

А.А. Зиновьев выдвигает концепцию феноменов с первой частью слова, начинающихся на сверх-, сверхобщества, сверхгосударства, сверхправа. Эти феномены более высокого уровня управления, иного качества. Для современного сверхобщества характерна управляемая социальная эволюция в интересах Запада. Учёный считал, что стандартизация мышления идёт рука об руку с понижением морального уровня общества. Западнизм всё более сменяется американизмом, который даёт новый формат сверхчеловека: полнейшего дикаря, с ног до головы обвешанного дорогими побрякушками. А.А. Зиновьев постулирует новый взгляд на интеллект, вводя в научный оборот термин интеллектология как комплексная наука, объединяющая логику, гносеологию и онтологию.

Подводя итог сказанному, можно отметить, что творческое наследие А.А. Зиновьева многообразно и будет актуально ещё долгое время, пока Запад будет разворачивать идеологическую диверсию по всему миру, стремясь к безусловному мировому господству. Используя выводы мыслителя, можно лучше понять те процессы, которые происходят на данном этапе в развитии общества, и выдвинуть на передний план новые тенденции общественных преобразований, поставив во главу угла принципиально иной проект общественного устройства, основанный на интеллектуализации, коллективизме, социальной справедливости.

***

После доклада Геннадия Сурдина состоялось обсуждение, из которого мы приводим выступления Сергея Чупрова и Павла Петухова.

Часто в отношении значимых личностей в истории говорят: «Нет пророка в своём Отечестве». Такие же слова приложимы и к Александру Александровичу Зиновьеву, считает доктор экономических наук, профессор, секретарь по информационно-пропагандистской работе Иркутского обкома КПРФ Сергей Чупров:

— Он сомкнул в своём мировоззрении и научном наследии фундаментальные и гуманитарные знания, — рассказывает Сергей Витальевич. — Не часто в истории встречаются люди, которые могли бы так умело соотнести, казалось бы, полярные области знания. Когда в одном человеке, в его творческой лаборатории, его умозаключения пронизывают одновременно оба этих знания, мы можем рассчитывать, что это прорыв.

Он известен как крупный математик, специалист в такой абстрактной области как математическая логика. Силой своего творчества он свои общественные выводы подкреплял и аргументировал, опираясь на математические закономерности. Этот универсум есть у Александра Зиновьева. И этим он, действительно, для нас уникален и интересен.

В докладе Г.В. Сурдина прозвучало, что он в силу жизненных перипетий делал разные, порою прямо противоположные, выводы. Для обыденного сознания это необычно. Но история физики показывает, что атом может вести себя прямо противоположным образом: и как частица, и как волна. И учёные приходили к выводу, что эти полярности в действительности образуют единственно правильное научное знание.

Мы не можем здесь с вами сбрасывать со счетов его непростую судьбу. И, несмотря на то, что он резко критично сначала оценивал политическую систему СССР, в итоге пришёл к выводу, что советский период был вершиной русской цивилизации. Он смог мощью своего интеллекта беспристрастно посмотреть с высоты своих лет и дать объективную оценку всей истории Советского Союза. Точно так же считают, что есть Маркс ранний и Маркс поздний. Один спорит с другим? Нет, это естественные ступени восхождения от первых истин к истинам более сложным.

Оценки А.А. Зиновьева точны и выверены, что порою кажется, что они сделаны сегодня. Он как-то написал: «Сейчас в России идеологический хаос». Вообще говоря, хаос — это понятие научное. Многие динамические системы претерпевают стадию хаоса, в нём идёт «борьба» порядка и беспорядка. Когда плавное течение отдельных локальных элементов системы в итоге переходит в некое соупорядоченное движение, система вырывается на новый рубеж. Именно в этом удивительно проницателен А.А. Зиновьев.

Он ввёл такое понятие как социальная регенерация. Разрушенную систему уже не воспроизвести. Мы с вами прекрасно понимаем, что при всей нашей ностальгии по Советскому Союзу возможности такой нет. Но система, если она умело преодолевает противоречия, восходит к подступам разрушенной системы, не копируя их. Некий прообраз воссоздаётся в этом случае.

Этот хаос несёт в себе зёрна рациональности. При всех противоречиях, катаклизмах, которые мы переживаем, в нём может рождаться определённый порядок более высокого качества. Здесь есть над чем подумать с точки зрения синергетики, физики неравновесных систем, как система от не устойчивости вновь идёт к устойчивости.

***

Публицист, сотрудник областного краеведческого музея, автор книги «Восхождение к русской идее» Павел Петухов охарактеризовал А.А. Зиновьева как общественного мыслителя:

— А.А. Зиновьев в эмиграции признаёт свои ошибки, в том числе в оценке устойчивости советской системы. «Когда я начал писать, я был уверен, что коммунизм пришёл в Россию на века и что моя критика не поколеблет его нисколько. Если бы я знал, что это пойдёт СССР во вред и тем более будет способствовать его гибели, я бы не написал ни строчки». Возникает вопрос, какова его научная методология и, если она его подводила на тот момент, то почему она сменилась после его возвращения. Почему его оценки оказались абсолютно неверными?

Он постоянно подчёркивал, что он не политик, а социолог, и что ни к чему не призывает. При этом его выступления были очень эмоциональными. Он громил и клеймил. Сначала с одних позиций, потом с прямо противоположных.

С его оценками, касающимися сути сформировавшейся системы, можно согласиться. Во-первых, он говорит: «Разговоры о «национальном капитале» в наш век нелепы. Не для этого западное «сверхправительство» вкладывало столько денег в разгром Советского Союза, чтобы оставить его национальные богатства в чьих-то руках, кроме своих». Сейчас идёт постоянная дискуссия о том, существует ли национальный капитал, ведёт ли национальный капитал противостояние с Западом, борется ли национальная элита с глобалистской элитой. Он говорит, что никакого национального капитала быть не может и что владеющая им часть российской элиты является филиалом, представительством западнистской системы.

Поэтому он пишет: «Запад рассчитывает не дать России подняться на уровень великой державы, но при этом несколько ослабить тиски, чтобы она немного вздохнула. Ослабить ровно настолько, чтобы в любую минуту снова зажать. В этом смысле глобальное сверхобщество имеет намерение использовать нас и против Китая». Он сделал прогноз, что XXI век будет веком борьбы Запада против Китая и исламского мира.

Он писал в начале 2000-х: «Я думаю, что не позднее чем через 50 лет западнистское сверхобщество сумеет одержать верх над Китаем». Про Россию: «Если Западная Европа поддерживает США с оговорками и извинениями, то Россия притворяется несогласной с американцами, но по существу выступает более решительным союзником США, чем Западная Европа». «Россия, по замыслам западнистов, должна стать главным антикоммунистическим бастионом в борьбе с Китаем. Вряд ли её участие ограничится лишь идеологическими диверсиями. Став к тому времени членом НАТО, Россия столкнётся с Китаем в «горячей» войне».

Таков его прогноз. Не знаю, насколько он детально может оправдаться, но в целом он правильный, так как, действительно, власть усиливается под предлогом борьбы с Западом. Но является ли она, действительно, борьбой или же заранее согласованным спектаклем, в котором каждой стороне прописана своя роль, — это уже другой вопрос.

Что касается идеологической стороны, то А.А. Зиновьев близок к С.Г. Кара-Мурзе, хотя его и не упоминает. Впрочем, он в принципе мало на кого ссылается. Например, он писал следующее: «Из каких феноменов вырастал коммунизм в России? Если почитать труды Герцена, идеологов народничества, книги Михайловского, найдёшь массу идей, которые классический марксизм в себя не включал или исключал всё это как вздорное, тем более что в западную социологию, на которую марксизм ориентировался, эти идеи не входили». А.А. Зиновьев в какой-то мере ориентировался на русское народничество. Понятно, что в чистом виде его сейчас невозможно воспринять. Определённые черты в «Идеологии партии будущего» в преобразованном виде были включены.

Отношение к религии у него было сложным. У него были крайне отрицательные высказывания. Но когда он вернулся в Россию, сблизился с разными патриотическими структурами: с одной стороны, с КПРФ, с другой, с НБП и Э.В. Лимоновым, с третьей, с С.Н. Бабуриным и Российским общенародным союзом. С помощью последнего он пытался выдвинуться кандидатом в Государственную Думу в 1999 году. А это партия традиционалистского и православно-патриотического толка.

Подготовил к печати Михаил СЕУРКО, газета «Приангарье»

Читайте также

Представляем книгу А.И. Субетто «Слово о русском народе и русском человеке» Представляем книгу А.И. Субетто «Слово о русском народе и русском человеке»
В раздел «Библиотека» сайта ВСД «Русский Лад» добавлена книга нашего постоянного автора, известного философа Александра Ивановича Субетто «Слово о русском народе и русском человеке». Эта основополагаю...
3 марта 2024
Иркутск. Чарующая мелодия стиха Иркутск. Чарующая мелодия стиха
Впечатляюще, ярко и тепло прошла презентация нового сборника «Что в душе – то на бумаге» талантливого иркутского поэта, давнего друга и сторонника «Русского Лада» Виталия Ершова. В центральной городск...
3 марта 2024
Ставропольские русладовцы поддержали участников СВО Ставропольские русладовцы поддержали участников СВО
1 марта 2024 года в военном госпитале г. Будённовска под эгидой Ставропольского краевого отделения ВСД «Русский Лад» совместно со Ставропольским краевым комитетом КПРФ было проведено выездное мероприя...
3 марта 2024