Игра в баллики-нолики. Наука неконкурентоспособна в борьбе с чиновниками от науки

Игра в баллики-нолики. Наука неконкурентоспособна в борьбе с чиновниками от науки

Как только под эгидой президента России было создано пресловутое Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), оно тут же приступило к созданию перечня бюрократических критериев по оценке работы научных коллективов. В соответствии с ним такую оценку рекомендовалось осуществлять, опираясь не на конкретно полученные результаты при решении проблем, важных для развития науки, роста экономики и повышения обороноспособности страны, а на… число международных центров, участвующих в исследованиях (их должно быть, по замыслу чиновников от науки, не менее 20%), на долю публикаций в соавторстве с иностранными учёными, на количество публикаций в иностранных журналах и докладов, прочитанных на международных конференциях, симпозиумах и конгрессах, наконец, на сумму денежных средств в валюте, полученных от продажи научных трудов зарубежным потребителям научной продукции…

НАДО ПРИЗНАТЬ: с помощью предложенных «критериев» и показателей пресловутому ФАНО во главе с кандидатом экономических наук переходного периода Котюковым в значительной мере удалось за короткий промежуток времени разгромить довольно большое количество научных коллективов, в том числе и имевших непосредственное отношение к оборонной тематике. После такого успеха на стратегическом направлении президентом В.В. Путиным было принято «мудрое решение» о трансформации ФАНО в министерство науки и высшего образования. В этом случае беспрепятственно можно было приступить уже и к разгрому научных подразделений высшей школы.

Учитывая «положительный» опыт ФАНО, умноженный и расширенный новоделом под названием «министерство науки и высшего образования РФ» на поприще развала, уничтожения, сокращения и объединения различных научных организаций и, главное, экономии средств на их содержание, достижениями передовиков капиталистического соревнования решили воспользоваться и другие министерства.

Передовые рубежи на направлении главного удара по будущему страны захватило министерство обороны России. В конце 2019 года в его недрах был разработан документ под названием «Критерии и их численные значения результативности научных сотрудников научно-исследовательских (испытательных) организаций и научных подразделений вузов Министерства обороны Российской Федерации». В соответствии с данным документом для оценки результативности научных сотрудников предложено использовать 38 показателей, или критериев, исчисляемых в баллах по шести разделам:

I. Выполнение научно-исследовательских работ (10 критериев).

II. Результаты научно-исследовательской деятельности (8 критериев).

III. Обеспечение научной деятельности (4 критерия).

IV. Выполнение оперативных заданий (3 критерия).

V. Подготовка научных кадров (6 критериев).

VI. Научная квалификация (7 критериев).

Причём по разделам I, II, III, V, непосредственно относящимся к науке, введены ограничения на суммарное число баллов, которое может быть набрано конкретным научным сотрудником. Это, по-видимому, для того, чтобы учёные не высовывались из окопов, в которые их загнала капиталистическая власть. Предельные баллы определены соответственно числами 500, 100, 100, 200. И никак не более! Зато по разделам IV и VI ограничений на суммарное количество баллов не вводится. Здесь допускается любая интерпретация и возможен полный произвол. Например, по разделу, связанному с выполнением оперативных заданий, по всем трём критериям оценка выставляется командованием. Причём не за качество исполнения научных исследований, а лишь за количество выполненных заданий.

ОСОБУЮ «МУДРОСТЬ» продемонстрировали министерские чиновники при выработке критериев раздела VI, оценивающего научную квалификацию. Действительного члена Российской академии наук (РАН) и члена-корреспондента РАН они оценили одинаково — в 50 баллов, доктора наук — в 40 баллов, профессора без учёной степени — в 30 баллов… Зато лицо, не имеющее ни учёной степени, ни учёного звания, но обеспечивающее руководство военно-научной школой (?!), входящей в реестр военных научных школ, приравнено к академикам РАН и оценено в 50 баллов.

Там, где дело касается научной квалификации, мы сталкиваемся со сплошными ребусами и загогулинами. Например, п. 37 раздела VI допускает оценку научно-исследовательской деятельности конкретного сотрудника в 100 баллов на заседании научно-технического совета, причём независимо от его научной квалификации (учёной степени, учёного звания и т.д.). Впрочем, оценочные баллы выставляются научному сотруднику за наличие у него различных премий, хотя при этом чиновники почему-то запамятовали о Ленинской премии.

Однако это всё рядовые высоты, на которых военно-научные чиновники рекомендуют окапываться научным кадрам Вооружённых сил. Но сами они сумели покорить Эвересты бюрократического творчества. Обратимся к оценке в баллах участия научных сотрудников в опытно-конструкторской работе (ОКР). Руководителю ОКР ими пожаловано 25 баллов, ответственному исполнителю — 20 баллов, исполнителю — 8 баллов, а испытателю… — всего 2 балла. В то же время за участие в различных комиссиях сотрудникам рекомендовано приписывать от 5 до 15 баллов. Кстати, те же 15 баллов приписываются и научному руководителю научно-исследовательской работы (НИР), и сотруднику, получившему патент (авторское свидетельство) на изобретение.

Наконец, сравним рекомендуемые оценки за наиболее распространённые и наиболее ценимые в научном сообществе виды работ и виды деятельности, лишь косвенно влияющие на результативность исследований. Написание и публикация научной монографии оценивается всего в 20 баллов, публикация научно-технической статьи в рецензируемых журналах — не более 5 баллов. В то же время участие в совершенствовании лабораторной базы оценивается в 30 баллов, обеспечение безопасности исследований — в 25 баллов, а материально-техническое обеспечение НИОКР — в 20 баллов. Нет слов, остаётся ставить вопросительные знаки: ???

В целом создаётся впечатление, что высокую оценку могут получить лишь те научные сотрудники, которые выполняют руководящую, организационную, экспертную работу, осуществляют материально-техническое обеспечение исследований, готовят нормативную и отчётную документацию, принимают участие в совершенствовании лабораторной базы и обеспечении безопасности испытаний. Полученные же результаты научных исследований оцениваются… по остаточному принципу. Но беспокоит даже не начисление балликов-ноликов отдельным военным учёным, появляется другая, очень серьёзная опасность. Опираясь лишь на подобную арифметику, руководящие структуры министерства обороны легко могут сделать вывод о том, что существование научно-исследовательской организации не оправдывает себя.

Если составители упомянутого в начале статьи документа имели в виду создание предпосылок именно для такого вывода, то они должны быть награждены минимум тысячей баллов: они успешно достигли поставленной ими разрушительной цели.

Георгий ШИБАНОВ, генерал-лейтенант в отставке, доктор технических наук, профессор, лауреат Сталинской премии

Источник: «Правда»

Читайте также

Науку победили бюрократы Науку победили бюрократы
Большинство академиков, членов-корреспондентов и профессоров Российской академии наук (РАН) считают, что положение российской науки после реформы РАН 2013 года в целом ухудшилось. Как сообщает ТАСС, э...
11 Ноября 2019
«Счастье» русофоба «Счастье» русофоба
Еще летом был утвержден состав нового Совета по русскому языку под председательством советника президента Владимира Толстого, и вот 5 ноября в Кремле Владимир Путин провел первое заседание совета...
11 Ноября 2019
Навязанный символ Навязанный символ
Символика всегда играла огромную роль в истории развития общества. Она позволяла сплачивать людей, что позволяло им действовать сообща ради блага группы или страны. В армии этот эффект достигал своего...
11 Ноября 2019