И.С. Бортников. Камо грядеши?..

И.С. Бортников. Камо грядеши?..

Камо грядеши (со старославянского — «куда ты идешь?») — перевод на старославянский язык библейской фразы «Quo vadis?», ставшей фразеологизмом. Первоначальное «Куда ты идешь?» приобрело более широкое значение: «Что тобой движет, к чему ты стремишься?». Такой вопрос хочется задать главному герою пьесы В.Н. Наговицына «Две матери» Алексею Столярову, а можно и всему русскому народу.

Читка этой пьесы труппой Литературного театра недавно состоялась в красноярском Литературном музее им. В.П. Астафьева. Пьеса, написанная в 2011 году, злободневная, остросоциальная, вызывающая противоречивые чувства по ходу её действия. Что касается пишущего сии строки, то иногда ему хотелось покинуть зал. Но дослушать до конца его заставила схожесть в чём-то сюжета этой пьесы с сюжетом романа В.А. Кочетова «Чего же ты хочешь?», опубликованном в журнале «Октябрь» в 1969 году и спустя многих лет забвения воскресшим в 2015 году в «Роман-газете» №№15-16.

В те далёкие годы в стране нашлись влиятельные прозападные силы, чтобы не допустить до читателя роман-предупреждение о психологической (психоисторической) войне Запада против Советского Союза. По приказу из Москвы был уничтожен почти весь небольшой тираж этого романа, изданного по распоряжению П.М. Машерова в Минске. Многие полагали, наступает разрядка. Но антагонизм между Западом и русскими, между капитализмом и социализмом никуда не исчез, а всё более обострялся, особенно, в духовной сфере жизни. Вот что писал, проживший много лет на Западе, а затем часто его посещавший И.Г. Эренбург: «А вот у советского народа, у идей, которые мне близки, врагов хоть отбавляй, (…) – битва продолжается». Тогда к этим предупреждениям не прислушались, и западномыслие охватило умы многих наших соотечественников.

Судьба пьесы «Две матери» такая же, по словам автора, в одном из областных театров её приняли к постановке, проведя две читки, ставить отказались. Мне трудно судить о художественных достоинствах пьесы, поскольку не являюсь литературоведом, однако убеждён, что отказано в постановке по политическим мотивам. Автором ярко показан один из способов многовековой психологической борьбы Запада против Советского Союза, против России, против русского народа, причём «западники» не гнушаются ничем.

Итак, действующие лица и краткое содержание пьесы. В пьесе участвуют: сорокалетний холостой Алексей Столяров, занимающий солидную должность в холдинге, его роль читает Михаил Титов. Мария Ильинична, свыше 60 лет, вдова начальника крупной строительной организации, построивший этот город и предприятия в нём. Её роль читает Лариса Гайтанова. И наконец, Берта Августовна, тоже свыше 60 лет, её роль читает Елена Минина. Слова от автора читал В.Н. Наговицын, художественный руководитель театра.

Действие происходит, вероятно, вовремя непосредственно предшествующее написанию пьесы в квартире Столяровых, на стене висит небольшой портрет И.В. Сталина, как выяснится впоследствии, по замыслу постановщика, символизирующий портрет отца Алексея, а в его лице всех руководителей социалистического строительства.

В начале действия небольшая сцена, позволяющая понять некоторые морально-психологические черты характера Алексея. Он радостный приходит домой, его ожидает повышение через несколько ступенек по службе, ему благоволит начальник. Мама разделяет радость сына, но ей надо срочно пойти в аптеку и магазин за лекарствами и продуктами для больной племянницы подруги. У Алексея этот поступок матери вызывает негодование. Мелочь вроде, но автор этим показывает чёрствость его души, равнодушие к чужой боли.

Мать уходит, и тут появляется Берта Августовна, сразу бросается в глаза: она решительная, резкая, властная, не остановится ни перед чем.

И действительно, как говорится, сразу берёт быка за рога, заявляет, что она подлинная мать Алексея, его ещё младенцем выкрали какие-то люди у неё и отдали в семью Столяровых. Напоминает ему, что в детстве его родители часто несправедливо обижали, потому что не родные, а вот бы она к нему относилась куда ласковее и добрее. И этот великовозрастный недоросль, не сумевший к 40 годам создать семью, принимает Берту за истинно родную мать.

Это позволяет ей дальше вести свою игру. Она начинает жаловаться на свою ужасную жизнь. Она родилась в этом городе, когда только начиналось строительство и здесь был лагерь фашистских военнопленных. Её мать работала в этом лагере, в неё влюбился один из военнопленных, и она ответила взаимностью. Естественно, никакой речи о законном браке и быть не могло, но любовь есть любовь и вот плод этой любви Берта. Отец, освободившись, уехал в ФРГ, а Берта до 16 лет не знала, кто её отец. Окончила школу, затем вуз иностранных языков и по распределению оказалась переводчиком в той организации, где начальником был отец Алексея.

По её словам, он был человеком строгим, жестоким, в городе все подчинялись ему. На одном из совещаний он увидел Берту, она ему приглянулась, начал оказывать знаки внимания, потом откровенно ухаживать и предложил выйти за него замуж. Она отказала. Тогда, пользуясь своим служебным положением, он после работы пригласил её к себе в кабинет и изнасиловал. Сцену эту Берта изложила в душераздирающих красках. Отец Алексея вскоре после этого женился на Марии Ильиничне и забрал ребёнка в эту семью. Сердце Алексея разрывалось от жалости к обретённой матери и гневом по отношению к отцу.

Берта же продолжала, что по служебным делам отец Алексея вместе с группой сотрудников, в которой была и она, выехали в командировку в ФРГ, также в этой группе была и его жена. Берту разыскал её отец и пришёл к ней в гостиницу, он пытался наладить с нею контакт ещё во время её учёбы в вузе, но недреманное вездесущее око КГБ вовремя всё увидело и остерегло её от контакта. Так и здесь, не успел отец выйти из номера, как в него вошли два работника КГБ и предложили Берте на следующий день вылететь в Москву, а пока из номера никуда не выходить. Когда кагебешники ушли от Берты, у неё в номере появилась Мария Ильинична и начала угрожать, что по возвращению в Союз её немедленно арестуют, и предложила выход: переодеться горничной (одежду она принесла с собой) и уйти из гостиницы. Что Берта и сделала, и стала невозвращенкой. Но теперь она преуспевающая женщина…

Странно, что Алексей не обратил внимание на то, что так ныне горячо любящая мать спокойно решила его оставить, якобы со своей матерью, а в младенчестве его у неё никто не отбирал. Впрочем, его также не смутило и то, что она так легко согласилась бросить и свою старую мать, думать о Родине он не умел.

Но вернёмся к сюжету. Возвращается Мария Ильинична… Она с ужасом и возмущением выслушивает циничные заявление Берты, заявляет, что никогда с ней не встречалась и обращается к сыну с мольбой поверить ей. Но, перефразируя А. Вознесенского: «Неумолимы зрачки его льдистые». Он полностью во власти Берты. А та всё наглее показывает свою власть над ним, всё больше и больше входя в раж обвиняет отца Алексея во всех мыслимых и немыслимых грехах и пороках.

Алексей же, которого отец вырастил, выучил, да и на работе его продвигают, помня об отце, молчит, вспоминая мелочные детские обиды на родителей и слепо повинуется, правда, иногда сохраняет чувство такта. Берта приказывает сорвать портрет отца (напоминаю фактически это портрет Сталина), плюнуть на него и растоптать ногами. (Вот здесь появилось желание встать, крикнуть: «Прекратите безобразие!» и уйти).

Алексей и срывает, но плюнуть и топтать не решается. Берта не унимается и вновь требует проделать то же самое. Он плюёт мимо портрета, но топтать не решается. Что-то человеческое в нём осталось. Берта повелевает ему ехать в аэропорт и там поджидать её. Они вместе уедут в ФРГ, где он узнает настоящую жизнь, у него будет шикарная квартира, он будет рассекать на «мерседесе» и иметь другие радости жизни. Алексей довольный уходит. И не ясно, то ли из-за любви к вновь обретённой матери, то ли из-за будущего «удобства для собственного зада» он соглашается безропотно расстаться с прошлой жизнью.

Берта остаётся у Марии Ильиничны. Наконец, слушатели узнали, кто же настоящая мать Алексея. Берта со змеиной холодностью заявляет, что Мария Ильинична и есть настоящая мать Алексея. Тогда следует вопрос: «А зачем вся эта трагикомедия?»

Автор отвечает на этот вопрос длинным злобным монологом Берты. Сколько в нём звериной ненависти, желчи, злости, грязи, цинизма ко всем русским людям, ко всему советскому. В её монологе автор показал то более чем тысячелетнее неприятие западным человеком коллективистского образа жизни и верность русских православию (в более ранние времена правоверию, то есть «правильно верую»), и особо тому, что русский человек освоил огромные пространства не особо пригодной для жизни территории со сказочными природными богатствами. И правильно делали русские цари и руководители СССР до клики Андропова-Горбачёва, когда дружить с Западом дружили, но порох держали сухим, да и «наш бронепоезд стоял на запасном пути».

Но в монологе Берты есть и верные слова, да, они для нас очень горькие, обидные, но не признать их правоту нельзя. Она со злостью и ненавистью бросает Марии Ильничне (а это и всем поколениям советских людей, жившим в 90-е годы), что у вас всё было, бесплатные здравоохранение, образование и жильё, работа, пенсии, дошкольные детские учреждения, дома отдыха и санатории, но вам захотелось капиталистическая рая, захотелось жить по-западному. А что получили? Совсем не то, что хотели.

Что ж, задолго до этого в романе В.А. Кочетова «Чего же ты хочешь?» никто иной, как потомок белогвардейца, участник разбоя гитлеровцев на территории нашей страны, познакомившийся в 60-е годы с жизнью советских людей Сабуров (он же Гофман, он же Карадонна), предварительно избив великовозрастного недоросля Гену Зародова, спрашивает, чего он хочет, если живёт «как у Христа за пазухой».

Да, такой казалась жизнь советских людей мыслящим иностранцам, впрочем, она и в действительности такой была. Но раковой опухоли, вроде Гены Зародова, раем казалась жизнь на Западе, при этом полагая, что, как пелось в детской сказке, всюду «едят там без сомненья ванильное печенье, конфеты и мороженное всласть. Живут они не тужат, а Серый Волк им служит…».

Но снова вернёмся к сюжету пьесы. Берта в своём монологе высказывает сокровенную мечту Запада о том, что русские не имеют права жить на Земле, они как народ должны исчезнуть.

Что ж и об этом нас предупреждал выдающийся мыслитель ХХ века А.А. Зиновьев: «…постепенно искажая и занижая вклад русских в историю человечества, в конце концов, исключить из памяти человечества все следы пребывания их в истории вообще, сделать так, как будто никогда такого великого народа на Земле не было». Но нет пророка в своём Отечестве. И при молчаливом непротивлении народов России, прежде всего русского народа, власть предержащие торгуют Родиной, лишая собственные народа жизненного пространства.

Какие выводы можно сделать, прослушав пьесу?

Во-первых, В.Н. Наговицын, вслед за А.А. Зиновьевым, ещё в 2011 году пытался предупредить нас о морально-психологической (психоисторической) войне Запада против России, против русского народа, и в этой войне он не остановится даже перед физическим уничтожением. За примерами далеко ходить не надо. Вспомним гитлеровский план «Ост» и слова Маргарет Тэтчер, что на территории нынешней России достаточно оставить 15 миллионов населения. Такие антирусские планы Запад не единожды вынашивал, но всегда, как говорится, «шёл по шерсть, а уходил битым». Это возможно и впредь, если народы России откажутся от навязываемого им западномыслия, а вернуться к исконному русскому мировоззрению и миропониманию, то есть начнут мыслить по-русски.

Во-вторых, автор пьесы обращает внимание левопатриотической оппозиции на то, что поколение в те годы сорокалетних, а ныне уже пятидесятилетних, в основном больно смердяковщиной, и ей надо активнее работать с 20-30-летними, вспомнить слова Н.И. Пирогова: «Молодёжь – барометр общества». Молодёжи принадлежит будущее, и именно в их умы надо вносить социалистическое сознание и учить её мыслить по-русски, в том числе и на учениях древнерусских православных философов.

В-третьих, левопатриотической оппозиции надо вспомнить, что именно русская классическая литература подготовила в России почву для восприятия марксизма и сегодня литература (правда не вся) способна сформировать русскомыслие у молодёжи.

Завершая рассказ о читке пьесы, хочется сказать, что чтецы интонацией голоса, мимикой, жестами старались передать внутренний мир своих героев и им это удавалось. Особо это хорошо получилось у Елены Мининой.

Хочется надеяться, что пьеса найдёт дорогу к зрителю, может быть через творческие коллективы художественной самодеятельности.

И последнее. Пьеса Алексея Арбузова «Мой бедный Марат» заканчивается фразой: «Если до смерти остался один миг, и то не поздно начать жизнь сначала». Уважаемый читатель, задай себе вопрос: «Камо грядеши?» И подумай, как ответить.

Иван Стефанович БОРТНИКОВ, публицист, г. Красноярск, февраль 2021 г.

Читайте также

Беда МХАТа не Бузова, а Бояков? Беда МХАТа не Бузова, а Бояков?
Жизненная мудрость гласит: только сильный умеет признавать свои ошибки! То, что во МХАТе им. М. Горького поставили верховодить подвального режиссера Боякова вместо народной артистки СССР Т.В. Дор...
29 Июля 2021
Вашингтон пришёл надолго? Вашингтон пришёл надолго?
Используя складывающуюся в Афганистане ситуацию, США «куют железо, пока горячо» и наращивают своё присутствие в Центральной Азии. За последнее время они провели серию переговоров с руководством стран ...
29 Июля 2021
Месть за страх Месть за страх
Лето в этом году выдалось жарким не только в метеорологическом, но и в политическом смысле. Не успел президент объявить о начале предвыборной кампании в Думу, как страну потряс скандал, какого давно у...
28 Июля 2021