И.С. Бортников. Есть вирус страшнее коронавируса

И.С. Бортников. Есть вирус страшнее коронавируса

Что-то получилось вроде каламбура, но не спешите возмущаться. Человечество действительно поражено очень опасным вирусом – вирусом равнодушия. Сейчас уже мало кто помнит слова чешского патриота Юлиуса Фучика, написанные им в «Репортаже с петлёй на шее»: «Не бойтесь врагов — они могут только убить; не бойтесь друзей — они могут только предать; бойтесь людей равнодушных — именно с их молчаливого согласия происходят все самые ужасные преступления на свете».

Смею предположить, что это была реакция Фучика на то, что пролетариат, крестьянство, интеллигенция Чехословакии, получившей в 1918 году суверенитет, равнодушно отнеслись к расчленению родной страны в результате Мюнхенского сговора в сентябре 1938 года. Ну хорошо, у Гитлера была сильная армия, но Польша, народ которой, по мнению Ф. Энгельса, имел удел в истории лишь совершать смелые глупости, да и Венгрия, они, не встречая сильного сопротивления, по-шакальи тоже отхватили по части территории его страны. Такого национального унижения не знала ни одна нация. Конечно, сражаться с оружием с противником, это не карательные меры: избиения, казни сибирских рабочих и крестьян, сжигание деревень, изнасилование женщин и девушек в 1918 году.

Впрочем, и другие народы западноевропейских стран вскоре покорно легли под ноги Гитлера, им было всё равно, чья над ними власть.

Обычно равнодушие трактуют как безучастность, хладнокровное отношение к нужде и бедам, возникшим у кого-то в жизни. Думается, правильнее было бы говорить о равнодушии как об отсутствии сострадания к чужой боли, чужому горю. А уж когда сам приносит боль и горе – это верх равнодушия. Особо это ужасно, когда целые социальные группы заражаются равнодушием. И таких примеров история знает не мало. Такого изощрённого зверства, которое чехи равнодушно, без угрызения совести творили к востоку от Урала в 1918 году, а венгры (мадьяры) на верхнем Дону в 1942 году, история не знала. Не случайно командующий войсками Воронежского фронта генерал Н.Ф. Ватутин, узнавший о зверствах мадьяр, в сердцах обронил: «Мадьяр в плен не брать». Солдатское радио разнесло его слова, как приказ, по всему фронту и солдаты строго его исполняли. Зло было наказано. Жестоко? Да! Но, как писал А. Сурков:

Человек склонился над водой

И увидел вдруг, что он седой.

Человеку было двадцать лет.

Над лесным ручьем он дал обет:

Беспощадно, яростно казнить

Тех убийц, что рвутся на восток.

Кто его посмеет обвинить.

Если будет он в бою жесток?

Прошу не расценивать это как разжигание национальной розни. Просто хочу напомнить некоторым: «Россия ничего не забывает. Всё помнит наша древняя земля».

Равнодушие, очевидно, древне, как и само человечество. Оно относительно, можно не замечать страданий одного, но быть внимательным и проявлять участие к другому. Причём оно как раковая опухоль постепенно захватывает большие массы людей. Почему? Однако, прав Сократ, ответивший гетере Ламии, что дорога на гору добродетели слишком трудная, а под гору порока катиться намного легче. Это верно для одного человека, возможно, для небольшой группы людей. Но почему огромные социальные группы равнодушно взирают на страдания и боль других не менее огромных социальных групп, нередко выступая без угрызения совести организатором и исполнителем этих страданий.

Известно, что на жизнедеятельность, мировоззрение, мораль, поведение, способ ведения хозяйственной деятельности, взаимоотношения между людьми большое влияние оказывает природная среда, природно-климатические условия, наличие сырьевых ресурсов.

На просторах Западной Европы издревле существовали благоприятные условия для человека, он мог довольно легко присваивать продукты природы и воспроизводить свою жизнь и жизнь потомства. Поэтому здесь сформировалось индивидуалистическое общество и успешно развивалось, правда, не надо забывать, что со средины XVI века и по средину ХХ века западноевропейские страны беззастенчиво грабили колонии по всему свету. Это естественно, поскольку в индивидуалистическом обществе главное материальный прогресс и безудержное потребление. Борьба за обладание богатством вызывает вражду между индивидуумами и «война всех против всех» (Т. Гоббс) становится нормальным состоянием в индивидуалистическом обществе, а вместе с ней и равнодушие друг к другу. Правда, когда в чём-то ущемляются их права, они активно и дружно выступают против этого.

Страсть к наживе (к ней они не были равнодушны никогда) гнала их по свету и горе и страдания покорённых народов их абсолютно не трогали. Вот потому-то в помощь нацистской Германии десятки тысяч ландскнехтов со всей Западной Европы добровольно с оружием в руках устремились грабить народы Советского Союза, что ж многие из них нашли здесь свои могилы. Не ушедшие в поход «Дранг нах Остен» усилено трудились, выполняя военные заказы рейха, так заводы «Шкода» в Чехословакии даже после падения Берлина исправно поставляли боевую технику гитлеровцам. Сегодня все они кричат о себе, как о главных борцах с нацистской Германией, но оскверняют могилы советских воинов-освободителей и сносят памятники им. Российские власти и общественность смиренно и равнодушно созерцают сие варварство, более того призывают нас жить по западным правилам, считая их шибко цивилизованными. Если по–европейски цивилизация – это «…мясо белых братьев жарить» – то русскому человеку такая цивилизация не нужна.

Русский человек создал другую цивилизацию, которая много веков обеспечивала ему выживание и воспроизводство потомства в неблагоприятных климатических и геополитических условиях. Это жизнь сообща, соборно, коллективно отвечать на вызовы природы. Как писал П.А. Вяземский:

...За трапезой земной печально место ваше!

Вас горько обошли пирующею чашей.

На жертвы, на борьбу судьбы вас обрекли:

В пустыне снеговой вы - схимники Земли.

Бог помощь! Свят ваш труд, на вечный бой похожий...

Поэтому на громадных просторах России сформировалось и успешно развивалось коллективистское общество. Здесь твёрдо понимали и понимают «чужого горя не бывает», и всегда приходили и приходят на помощь пострадавшим. Для русского человека – это святое дело. Но в российском обществе на ряду с подвижниками присутствовали их антиподы, люди равнодушные, с мелкобуржуазной (мещанской) психологией, исповедующие западные индивидуалистические ценности.

Известно, что Запад с древнейших времён пытался онемечить Русь, а с петровских времён вплоть до Великого Октября в Россию «на ловлю счастья и чинов» устремлялись тысячи западноевропейцев. Одни из них заполняли управленческие структуры разного уровня (государственные, военные); другие шли управляющими, гувернёрами и учителями в дворянские семьи (вспомните фонвизинского Вральмана), врачами; третьи техническими специалистами. Но все они привносили в русскую жизнь плевелы индивидуализма и равнодушия ко всему «кроме удобства для собственного зада». Ну, как известно, дурной пример заразителен.

Со средины XIX века, когда капиталистические производственные отношения властно вступили в жизнь, мещанская психология, а вместе с ней и равнодушие охватили большие массы интеллигенции и мелких буржуа. Как те, так и другие непредсказуемы и противоречивы в своих стремлениях и действиях. Они ради личной выгоды способны на всё. «Взбесившийся» от ужасов капитализма мелкий буржуа может быстро стать и крайним ультрареволюционером, но также быстро превратиться в ярого реакционера. Но и в том, и в другом качестве в основе его действий лежит любовь к себе родимому и равнодушие к горю других. Но разрушить устои коллективистского общества они не смогли.

Оно продолжало жить и наибольшего своего развития достигло в советский период, и это несмотря на то, что он начался в разрушенной Первой мировой и Гражданской войнами и интервенцией стране, а потом ещё пришлось отражать «удар Европы всей» в годы Великой Отечественной войны. Думается, не последнюю роль в стремительном росте экономического, научно-технического и социального потенциала Советского Союза сыграло то, что и Коммунистическая партия, и Советское правительство уделяли громадное внимание формированию трудовых коллективов, в этом они увидели вековую тягу народа к совместному труду. А.А. Зиновьев указывал: «Тяга людей к коллективной жизни, причём – без хозяев и с активным участием всех, была неслыханной ранее нигде и никогда». В коллективе человек становился не только личностью, но и соучастником народовластия. Но он также ощущал заботу коллектива и власти о себе. Предприятия имели Дома культуры или клубы, где работали различные творческие кружки и человек мог и творчески развиваться, и повышать свой культурный уровень; стадионы и спортивные залы, базы отдыха и профилактории, где человек мог укреплять свое физическое здоровье.

Мы как-то не обращали, да и сейчас не обращаем внимания на то, что забота о человеке в социалистическом обществе была одним из элементов классовой борьбы между социализмом и капитализмом в глобальном мировом масштабе. И.В. Сталин был прав, когда говорил об обострении классовой борьбы по мере продвижения к социализму. После того как Хрущёв объявил этот тезис ошибочным, а принцип мирного сосуществования был провозглашён единственной формой классовой борьбы в глобальном масштабе, в стране практически прекратилась борьба с проявлениями мещанской (мелкобуржуазной) психологии, а если и велась, то топорно, малодоказательно, вызывая скепсис и недоверие у мыслящих граждан.

Казалось, что в стране после ХХ съезда КПСС установился классовый мир (ведь исчезновение антагонистических классов закреплено Конституцией СССР в 1936 году) и наступила социальная гармония. Что ж, «блажен, кто верует. Тепло ему на свете». Хрущёвское руководство недооценивало два момента.

Во-первых, Великая Отечественная война нанесла серьёзный удар по качеству человеческого материала и в первую очередь по качеству социального авангарда общества – Коммунистической партии. И.В. Сталин на встрече с писателями в феврале 1946 года говорил: «Ведь только за первые шесть месяцев войны на фронтах в боях погибло более 500 тысяч коммунистов, а всего во время войны - более трех миллионов. Это были лучшие из нас, благородные и кристально чистые, самоотверженные и бескорыстные борцы за социализм, за счастье народа. Их нам сейчас не хватает...» 

Во-вторых, в города, где в основном формируется обыденная психология, в годы войны и в послевоенное время пришла масса людей, которые не только ещё не расстались со своими мелкобуржуазными взглядами дореволюционного крестьянина, но и размывали социалистическое сознание рабочего класса и интеллигенции. Да, да интеллигенции, она ведь своё миропонимание не из воздуха берёт, а из анализа настроения народных масс.

После откровений хромого беса перестройки А.Н. Яковлева известно, что после ХХ съезда КПСС в аппарате ЦК, в его идеологических учреждениях возникли и скрытно действовали группы сначала за переход к буржуазной социал-демократии, а затем за возвращение капитализма. После 1967 года активную роль в этом процессе играл КГБ и опекаемые им институты АН СССР, руководимые птенцами гнезда Андропова: Г.А. Арбатовым, Н.Н. Иноземцевым, Е.М. Примаковым, деятели культуры и науки, сотрудники ведомств, занимающихся внешнеторговой деятельностью. Разве это не проявление обострения классовой борьбы?

А в это время спецслужбы, идеологические учреждения и общественные организации капиталистических стран усердно и целенаправленно вели психоисторическую войну, как главное орудие классовой борьбы, против СССР, руководствуясь установками плана Даллеса, суть которых можно выразить такой фразой, прозвучавшей в нём: «Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности». И вырывали, и опошляли, и уничтожали при помощи внутренних сторонников западнизма, которые открыли широкую дорогу западному умственному игу. Это очень хорошо показал в своём романе «Чего же ты хочешь?» В.А. Кочетов, но дорогу к широкому читателю этому роману перекрыли сильные мира сего. Тревогу о махровом расцвете мещанства и равнодушия в среде творческой и научной интеллигенции бил также недавно ушедший от нас Ю.В. Бондарев в своих романах «Берег», «Выбор», «Игра» и «Искушение», но его предупреждения также не были услышаны ни народом, ни старцами из Политбюро, последние, очевидно, слепо верили в наш советский народ.

Почему Запад так люто ненавидел Советский Союз? А.И. Фурсов приводит высказывания Маргарет Тэтчер о том, что их не пугала военная мощь СССР, они боялись его экономических успехов и поэтому искали пути его ликвидации и нашли: навязать руководству Союза западные модели развития на основе условий жизнедеятельности индивидуалистического общества. Для этого была проведена широкомасштабная подготовка, о чём говорилось ещё в 1977 году в записке председателя КГБ СССР Ю.В. Андропова в Политбюро ЦК КПСС. В частности, в ней указывалось, что ЦРУ разрабатывает планы по активизации враждебной деятельности, направленной на разложение советского общества и дезорганизации социалистической экономики, для реализации этого предполагается вербовка из советских граждан агентов влияния, их обучение и продвижение на руководящие посты, где они должны были проводить в жизнь политику саботажа и искривления руководящих указаний. Заканчивалась записка заверением, что КГБ организует мероприятия по вскрытию и пресечению планов американской разведки.

Но вот А.И. Фурсов в одном из своих выступлений приводит слова Олдрича Хейзена Эймса, бывшего начальника советского отдела управления внешней контрразведки ЦРУ, на протяжении девяти лет являвшегося платным агентом советских и российских спецслужб, что «он был поражён разветвлённостью проникновения агентуры ЦРУ (не говоря об агентах влияния) в различные сферы советского общества до такой степени, что СССР стал напоминать ему швейцарский сыр, где дыр, (т.е. зон проникновения) было видимо невидимо». Не зря, очевидно, говорится: «Вода спит, а враг не спит».

И вообще, не исключено, что в ЦРУ лучше знали социально-экономическое положение и настроения советских людей, чем в руководстве страны, и через своих агентов влияния манипулировали общественным сознанием. Не исключено также, что именно агенты влияния были в первых рядах прорабов перестройки, дружно поддерживали непродуманные политические и экономические программы руководства и очерняли реальный социализм.

Советский народ, разуверившийся в возможности построения коммунизма, испытывающий в результате реформ социально-экономические трудности, впал в уныние и равнодушие и когда кучка авантюристов, приведённая народом к власти, устроила контрреволюционный переворот, то защищать советский строй практически никто не вышел, в том числе и 18-ти миллионная КПСС, безропотно согласившись со своей противозаконной приостановкой деятельности. Впрочем, из этого состояния он не вышел до сих пор, забывая, «что кроме желания выжить, есть ещё мужество жить» и «массовая эпидемия самоуничижения, антипатриотизма и пораженчества» продолжается.

Да она и не может не продолжаться. После контрреволюционных событий августа 1991 и октября 1993 годов у русского народа исчезла устремлённость в будущее, наступило, как считал А.А. Зиновьев, «полное идейное и моральное разложение населения. Деградация. Ведь если по­смотреть сейчас, как большинство людей живет, возникает ощущение затянувшей их трясины. Ради чего они живут? Ду­мают ли о будущем страны? Нет, их как бы освободили от этой заботы».

Кажется, Запад достиг осуществления своей многовековой мечты: историческая Россия в виде Советского Союза расчленена, превратилась в сырьевой придаток, ей навязано чуждое западное индивидуалистическое мышление. Но Запад не унимается, он продолжает: «постепенно искажая и занижая вклад русских в историю человечества, в конце концов, исключить из памяти человечества все следы их в истории вообще, сделать так, как будто никогда такого великого народа на Земле не было» (А.А. Зиновьев). И в этом ему «с усердьем честного глупца» энергично способствуют западномыслящие госслужащие, учёные, члены провластных общественных объединений, очерняя историю Отчизны и засоряя русский язык американизмами. Но ещё с древнеримских времён известно: «Чей язык, того и власть». Русские люди не только равнодушно относятся к глумлению над их родным «великим и могучим» языком, а соревнуются друг с другом, кто больше наполнит свою речь иноязычными словами. Но с утратой родного языка исчезает и сам народ.

Уверен, Западу никогда не удастся победить русский народ, а вот сами русские люди могут привести его к исчезновению.

ЛЮДИ РУССКИЕ! ПОМНИТЕ ИМЯ СВОЁ!

Иван Стефанович БОРТНИКОВ, публицист, г. Красноярск, апрель 2020 г

Читайте также

А. Смолко. Альтруизм против русофобии А. Смолко. Альтруизм против русофобии
Русский поэт сказал: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовет­ся...» Нам, действительно, не дано, но люди, которые слова произносят, должны не только предугадывать последствия своих слов, н...
8 Июля 2020
Штормы вокруг КЮМ Штормы вокруг КЮМ
«Наша цель — сменить это негодное руководство и вернуть суда. Вернуть преподавателей, которых внаглую заставили уволиться, и поднимать интерес молодёжи к отечественному флоту», — заявляют активисты дв...
8 Июля 2020
Д. Аграновский. Скопище моральной грязи Д. Аграновский. Скопище моральной грязи
Чем дальше от нас уходит советское время, тем больше мы понимаем, что жили практически в стерильных условиях. Но чего только мы не повидали за последние 30 лет! Войны, катастрофы, маньяки, наркоманы,...
8 Июля 2020