Есть пророки в своем Отечестве

Есть пророки в своем Отечестве

В русскую историю Федор Иванович Тютчев вошел прежде всего как поэт, а его дипломатический и публицистический таланты оставались в течение довольно продолжительного времени вне поля общественного внимания, а если о них и говорили, то только в качестве дополнения к портрету поэта. В честь прошедшего в декабре 200-летия Ф.И. Тютчева есть поводы вспомнить о нем не только как о великом русском поэте, но и как о выдающемся государственном деятеле, философе, публицисте.

Федор Иванович Тютчев родился 5 декабря 1803 года в фамильной усадьбе Овстуг Орловской губернии (ныне – Брянская область). Он принадлежал к древнему русскому дворянскому роду, известному с XIV века. Успешная дипломатическая миссия Захария Тютчева, прямого предка поэта, посланного великим князем Дмитрием Донским в ставку Мамая для оценки потенциальной угрозы русскому войску, нашла отражение в «Сказании о Мамаевом побоище», а позже этот исторический факт вошел в «Историю государства Российского» Н.М. Карамзина. Отец поэта И.Н. Тютчев в последние годы жизни возглавлял государственную организацию «Экспедиция Кремлевского строения», следившую за состоянием исторических памятников. Мать Ф.И. Тютчева, Е. Толстая, по словам русского публициста, поэта, одного из лидеров славянофильского движения И.С. Аксакова, – «женщина замечательного ума».

Семья Тютчевых была очень дружной и гостеприимной. Историк М.П. Погодин, близкий друг этой семьи, просветительски разъяснял: «Смотря на Тютчевых, думал о семейственном счастии. Если бы все жили так просто, как они».

Родители стремились дать детям хорошее домашнее образование: учили русскому и французскому языкам, музыке. Одним из первых наставников по русскому языку у маленького Федора был крепостной крестьянин его родителей Николай Афанасьевич Хлопов. Николай Афанасьевич оказал на развитие будущего поэта огромное влияние. Подобное значение в духовно-нравственном становлении А.С. Пушкина имела Арина Родионовна. Известно, что до 5 лет Пушкин изъяснялся только на французском языке. С русским языком мальчик познакомился, когда бабушка по материнской линии распорядилась приставить к нему в качестве няни Арину Родионовну. Первые стихи величайший русский поэт писал исключительно на французском языке. Недаром в Царскосельском лицее у него была кличка Француз. Благодаря Арине Родионовне Пушкин познал прелесть русского языка, записывая не только сказки, но и народные песни, пословицы, которых няня знала великое множество. Николай Хлопов, обучавший Федора Тютчева русской грамоте, незадолго до смерти подарил своему воспитаннику икону, надписав на ней: «В память моей искренней любви и усердия к моему другу Федору Ивановичу Тютчеву. Сей образ по смерти моей принадлежит ему. Подписано 1826 Марта 5-го Николай Хлопов».

«Николай Афанасьевич вполне напоминает знаменитую няню Пушкина, воспетую и самим поэтом (Пушкиным. – В.К.), и Дельвигом, и Языковым. Этим няням и дядькам должно быть отведено почетное место в истории русской словесности. В их нравственном воздействии на своих питомцев следует, по крайней мере отчасти, искать объяснение, каким образом в конце прошлого и в первой половине нынешнего столетия (то есть в XIX веке. – В.К.) в наше оторванное от народа общество… пробирались иногда, неслышно и незаметно, струи чистейшего народного духа…» – написал И.С. Аксаков в биографии Ф.И. Тютчева.

С детских лет Ф.И. Тютчев много читал: увлекался стихами Г. Державина, В. Жуковского, М. Ломоносова, и, конечно, «Историей государства Российского» Н. Карамзина. В 14 лет Тютчев по рекомендации декана отделения словесных наук Московского университета, автора знаменитой русской песни «Среди долины ровныя» А.Ф. Мерзлякова был принят в Общество любителей российской словесности. В 16 лет Ф.И. Тютчев стал студентом факультета словесных наук Московского университета, сдав на отлично экзамены по истории, географии и иностранным языкам, среди которых были латынь, французский и немецкий. По окончании обучения его ожидала дипломатическая служба за границей на протяжении 22 лет, затем – на родине. После возвращения из-за границы в Санкт-Петербург Федор Иванович продолжил служить в Министерстве иностранных дел, в котором с 1848 года исполнял должность старшего цензора, а через 10 лет был назначен председателем Комитета иностранной цензуры и получил чин статского советника. На этом посту Федор Иванович прослужит 15 лет, вплоть до своей кончины.

Удавшаяся карьера, успехи в светской жизни (высшее общество восхищается остроумием поэта, его публицистическим статьями) – все это не приносит душе Ф.И. Тютчева умиротворения и покоя. Его беспокоят тревожные раздумья о месте и роли России в мире. Прожив за границей достаточно долго, он лучше многих понимал, как на самом деле относятся в Западной Европе к России. Уровню его информированности мог бы позавидовать любой российский дипломат и в наши дни. Ф.И. Тютчев находился в приятельских отношениях со многими королями (Германская конфедерация включала в себя 26 немецких государств, наибольшим из которых было королевство Пруссия), с местной знатью, с корифеями европейской культуры Гейне, Шеллингом, Гете и другими. Федор Иванович, превосходно знавший европейские языки, отличавшийся красноречием и редким остроумием, чувствовал себя свободно в королевских дворцах, салонах знати, на светских званых вечерах и приемах в посольствах. Тютчев был дважды женат, и обе жены его происходили из немецких аристократических семей. Как мы видим, поэту не составляло особого труда быть в курсе европейских интриг, заговоров и стратегических замыслов.

НАХОДЯСЬ за рубежом, Ф.И. Тютчев выступал с публицистическими работами, проповедовал в статьях, стихах и частных письмах политическое и духовное обособление России от Европы. Всего им были написаны 4 статьи: «Россия и Германия» (1844), «Россия и революция» (1848-49 гг.), «Папство и римский вопрос» (1850), «О цензуре в России» (1857). Незавершенным остался трактат «Россия и Запад» (1848-49 гг.). В свой публицистике автор оценивает ситуацию, сложившуюся в Европе как до, так и после революций, всколыхнувших Европу, – во Франции, Германии, Австро-Венгрии – и то, почему она складывалась в тот момент не в пользу России. С другой стороны, он пророчески предсказывает, что в перспективе Европа может оказаться в состоянии варварства, которого еще не было в истории современного мира.

По его мнению, идеология индивидуализма, доведенная в Европе до своего логического предела, станет главной причиной деградации Европы в будущем.

Это мы и наблюдаем в наши дни. Идеология индивидуализма привела к массовому отказу, особенно со стороны молодых поколений, от соблюдения традиционных нравственных и семейных норм: пропаганда ЛГБТ (движение признано экстремистским и запрещено на территории РФ), легких наркотиков, порнографии, отказ от понятия пола, оголтелый атеизм, ведущий к вседозволенности, и т.п. Широко распространяется тезис об исключительности европейской цивилизации. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ж. Боррель, выступая на открытии Европейской дипломатической академии в Брюгге в октябре 2022 г., заявил: «Европа – это сад. Мы построили сад: все работает, это наилучшая из когда-либо созданных человеком комбинаций политической свободы, экономического процветания и социального сплочения. Три этих вещи вместе. <…>. Остальной мир, большая часть других стран мира – это джунгли. А джунгли могут совершить вторжение в сад. Садовники должны заботиться о саде, но они не будут его защищать при помощи выстраивания стен». Правда, он довольно дипломатично подчеркнул, что Европа должна «открыться миру и взаимодействовать с ним». На самом деле коллективный Запад, ведомый США, своей политикой неоколониализма превращает территории других стран в настоящие джунгли, безжалостно ломая жизнь тех народов, которые осмелились заявить о праве на собственное понимание мироустройства. Весь мир содрогается от того, что творит Израиль с палестинцами, проживающими на территории Газы. Их единственная вина – требование выполнить резолюцию ООН о создании государства Палестина.

Ф.И. Тютчев считал Россию одной из опор мирового порядка, поскольку она – «христианская держава, а русский народ является христианским не только вследствие православия своих верований, но и благодаря чему-то еще более задушевному. Он является таковым благодаря той способности к самоотречению и самопожертвованию, которая составляет как бы основу его нравственной природы». Исходя из идеи о том, что Россия есть преемница Византии и древних царств Востока, он грезил о восстановлении Восточно-Римской империи:

«Москва и Град Петров, и Константинов Град –

Вот царства Русского заветные Столицы…»

(«Русская география» (1848 г.))

В своем представлении будущего России Ф.И. Тютчев пошел дальше философской концепции «Москва – Третий Рим», автором которой считается монах псковского Спасо-Елеазаровского монастыря Филофей. Суть ее – перенос «центра христианского православного мира» в столицу Русского государства. Эту концепцию Филофей обосновал в посланиях 1523–1524 годов великому князю Московскому Василию III. В свою очередь, Ф.И. Тютчев доказывал, что не следует строить Третий Рим, а необходимо восстановить (в духовном смысле) Второй – вот в чем историческая миссия России.

В своих публицистических статьях Федор Иванович ввел в употребление несколько новых терминов, обогативших позднее как русскую, так и западную политическую мысль. Среди них термин «русофобия». Этот термин употреблен им в связи с конкретной ситуацией в Европе. Тогда на Западе усилились настроения по вытеснению России из Европы, если не силою оружия, то пренебрежительным отношением, всевозможными будоражащими умы европейцев измышлениями. После блистательной победы русских войск над многонациональной 600-тысячной армией Наполеона (в ней кроме французов были поляки, немцы, испанцы и др.) и вступлением в поверженный Париж (март 1814 г.) устраивать военные козни против России было себе дороже. Тогда основным и наиболее явным противником России оказалась Франция, потерпевшая сокрушительное военное поражение от русского оружия.

При Николае I Россия стала ведущей военной державой Европы. Именно в этот исторический момент появляется книга маркиза А. де Кюстина «Россия в 1839 году», общий тираж которой с учетом ее издания во Франции, Германии, Англии и США в 1843–1855 годах достиг более 200 тыс. экземпляров. Маркиз посетил Россию в 1839 году, провел в ней 3 летних месяца, в течение которых почти ежедневно записывал свои наблюдения и размышления в виде писем своим друзьям. Де Кюстин побывал в Санкт-Петербурге, Москве, Ярославле и некоторых других городах. Его произведение явилось серьезным ударом по авторитету России, надолго определившим отношение Европы к русским, поскольку этой книге было суждено сформировать в западноевропейском обществе образ России как «империи зла», а русских как «рабов» и «агрессивных варваров».

В аннотации к американскому изданию «Ля Рюсси» 1987 года один из ведущих идеологов внешней политики США и один из столпов современной русофобской идеологии З. Бжезинский подчеркнул: «Ни один советолог еще ничего не добавил к прозрениям де Кюстина в том, что касается русского характера и византийской природы русской политической системы». Проводимая Западом в течение столетий, начиная с принятия Киевской Русью православия, политика формирования образа врага в лице России вылилась к середине ХIХ века в идеологию русофобии. Русофобия означает не просто патологическую ненависть к русским, но и к России в целом. С учетом того, что на территории России проживают, кроме русских, еще более 170 народов, на них тоже распространяется политика русофобии, поскольку они вместе с русским этносом активно участвуют в строительстве и функционировании Российского государства.

НИКОЛАЯ I волновало мнение Запада не только о России, но и о нем самом, слывшем за границей империи «жандармом Европы», солдафоном и тираном своей страны. Он стал не столь желанным гостем в европейских странах. Император решил воспользоваться услугами известного французского писателя А. де Кюстина, монархиста по политическим взглядам, надеясь при его содействии изменить отношение западной общественности к России и ее императору. Маршрут поездок де Кюстина по России был тщательно продуман руководством III отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии: маркиза всюду сопровождали секретные наблюдатели, призванные предотвратить возможные негативные впечатления. Писателю заранее был выплачен гонорар.

Царь ожидал в свой адрес хвалебных од, памятуя о том, как в свое время французские философы-просветители Вольтер и Дидро восхваляли Екатерину II в глазах европейской публики, получая за это подарки и жалованье. Однако когда Николай I прочел книгу, то в гневе швырнул ее в камин. Царь понял, что жестоко ошибся, надеясь, что монархические убеждения маркиза и щедрый гонорар, сделают де Кюстина рупором защиты царского двора и политики России на Западе. Оказалось, что он доверился коварному идеологу русофобии. Приведем несколько русофобских цитат из книги де Кюстина, которые могли возмутить не только царя, но и любого русского, уважающего историю своей страны:

«Сколь ни необъятна эта империя [Россия], она не что иное, как тюрьма, ключ от которой хранится у императора»; «А если русским когда-либо удастся завоевать Запад, они не будут управлять им из своей страны; напротив, ни в чем они не обнаружат так свою прыть, как в стремительном исходе из своих ледяных равнин. В отличие от своих прежних повелителей, татар, которые тиранили славян на расстоянии – ибо климат Московии страшен даже для монголов, московиты покинут свою страну в тот же миг, как двери других стран распахнутся перед ними».

Вот почему «прозорливый корсиканец (Наполеон – В.К.) видел опасность, грозящую Европе от растущей мощи русского колосса, и, желая ослабить страшного врага, прибегнул к силе идей… Он послал в Петербург под предлогом помочь осуществлению планов молодого монарха (имелся в виду Александр I) целую плеяду политических работников – нечто вроде переодетой армии, которая должна была тайком расчистить путь для наших солдат. Эти искусные интриганы получили задание втереться в администрацию, завладеть, прежде всего, народным образованием и заронить в умы молодежи идеи, противные политическому символу веры страны, вернее, ее правительства…»

Заметим, прошло почти 200 лет с момента публикации книги, но мало что изменилось в методах Запада по информационно-пропагандистскому завоеванию России. Только «переодетая армия» стала именоваться советниками, «агентами влияния», «пятой колонной». По словам президента РФ В.В. Путина, в 90-е годы на российские военные объекты ядерного цикла представители американских спецслужб ходили как на работу. В правительстве России работали «советники», многие из них являлись кадровыми сотрудниками ЦРУ.

Де Кюстин как расист высказывался о финнах, о других народах, которые в то время жили в Российской империи: «Финны, обитающие по соседству с русской столицей… по сей день остаются… полными дикарями… Нация эта безлика; физиономии плоские, черты бесформенные. Эти уродливые и грязные люди отличаются, как мне объяснили, немалой физической силой; выглядят они, однако, хилыми, низкорослыми и нищими». В то же время он утверждал: «Русский народ безмерно ловок: ведь эта людская раса… оказалась вытолкнута к самому полюсу… Тот, кто сумел бы глубже проникнуть в промыслы Провидения, возможно, пришел бы к выводу, что война со стихиями есть суровое испытание, которому Господь пожелал подвергнуть эту нацию-избранницу, дабы однажды вознести ее над многими иными».

В то же время он писал: «Я часто повторяю себе: здесь все нужно разрушить и заново создать народ…», описывая «Московию» как огромную, но целиком азиатскую страну.

По мнению В. Кожинова, видного литературного критика и публициста: «Русофобия, страх перед Россией, пронизывающий книгу француза, определяется <…> отнюдь не только негативными качествами описываемой им страны, но и не в меньшей – или даже большей – степени восхищающими его качествами… эти восхищение и потрясение не только не свели к нулю, а, напротив, как бы удвоили кюстиновскую русофобию – то есть страх перед безмерным могуществом».

ЦАРСКИЙ ДВОР обратил внимание на анонимно опубликованную Ф.И. Тютчевым брошюру «Россия и Германия» (1844). Император прочел эту работу и «нашел в ней все свои мысли». Поводом для ее написания послужило положительное восприятие русофобских взглядов де Кюстина в немецком обществе. Поэт посчитал, что отвечать де Кюстину нет смысла, поскольку его книга «свидетельство… бесстыдства ума, … умственной распущенности». Поэтому он решил обратиться к главному редактору «Всеобщей газеты», наиболее авторитетной в Германской конфедерации, Густаву Кольбу с предостережением о том, в каком положении может оказаться немецкое общество, так восторженно воспринявшее отъявленно русофобскую книгу.

Ф.И. Тютчев в начале письма представился своему адресату так: «Я русский, русский сердцем и душой; я глубоко предан своему отечеству, живу в согласии со своим правительством и, вдобавок, обладаю положением независимым. Итак, мнения, которые я постараюсь выразить, суть мнения русские, но свободные и совершенно бескорыстные. <…> Книга г-на де Кюстина – лишнее свидетельство того бесстыдства ума, той умственной распущенности, какие составляют характеристическую черту нашей эпохи, прежде всего во Франции… Та самая держава (Россия. – В.К.), которую великое поколение 1813 года приветствовало с благодарным восторгом, та держава, которая тридцать лет подряд была народу и правителям Германии верной союзницей, другом деятельным и бескорыстным, ныне, благодаря песням, которые с колыбели слушало поколение нынешнее, кажется многим немцам пугалом, и взрослые умы нашего времени, охотно впадая в детство, с глупым простодушием радуются сказкам про людоеда XIX века, роль которого неизменно исполняет Россия». Далее автор прямо пишет о необходимости соблюдения немцами долга перед Россией, которая в 1813 году освободила их от наполеоновского гнета. «Эти солдаты освободили Европу. Эти, как вы их называете, «каторжники», эти «варвары» проливали кровь на полях сражений, дабы достигнуть освобождения Европы. Кровь «каторжников», которая слилась с кровью ваших отцов и ваших братьев, смыла позор Германии и завоевала ей независимость и честь… Истинный защитник России – это история, ею в течение трех столетий неустанно разрешаются в пользу России все испытания, которым подвергает она свою таинственную судьбу» (выделено нами. – В.К.).

Федор Иванович пророчески предупреждал германского редактора, что проводимая по отношению к России политика вражды принесет Европе горькие плоды. «И вот тогда-то, милостивый государь, – писал он, – вы слишком дорого заплатите за то, что однажды были к нам несправедливы». Как современно звучит сегодня это суждение великого русского гражданина!

Через 100 с лишним лет Красная Армия, наследница побед царской армии, в период Второй мировой войны внесла решающий вклад в разгром фашизма, освободив немцев от коричневой чумы нацизма. В 1990 году, несмотря на сопротивление США, Англии и Франции, СССР дал согласие на воссоединение ФРГ и ГДР в единое государство. (На самом деле никакого объединения не состоялось. Произошло уничтожение ГДР в результате политического предательства М. Горбачева, а существовавшая с 1949 года ФРГ просто продвинулась на Восток). За все это, сделанное советским народом, Германия сегодня активно помогает украинским нацистам в борьбе против современной России, поставляя им тяжелое вооружение. Вслед за Ф.И. Тютчевым невольно думается: «Вы слишком дорого заплатите за то, что однажды были к нам несправедливы».

Следует отметить, что написанию письма Густаву Кольбу предшествовала встреча Ф.И. Тютчева, по его инициативе, с одним из влиятельнейших в эпоху Николая I государственных деятелей, начальником III отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии А. Бенкендорфом. Обсуждался вопрос о формировании позитивного облика России на Западе. Поэт-дипломат писал в письме родителям 3 сентября 1843 года о Бенкендорфе следующее: «Мне было особенно приятно это его внимание к моим мыслям относительно известного вам проекта, и та поспешная готовность, с которою он оказал им поддержку у Государя, потому что на другой же день <после> нашего разговора он воспользовался последним своим свиданием с Государем, перед его отъездом, чтобы довести об них до его сведения. Он уверял меня, что мои мысли были приняты довольно благосклонно и есть повод надеяться, что им будет дан ход». Итогом этой встречи стала поддержка А. Бенкендорфом, а через него и императором, начинаний Ф.И. Тютчева по формированию позитивного облика России на Западе. Ему было дано «добро» на самостоятельные выступления в зарубежной печати по острым проблемам взаимоотношений между Европой и Россией.

Здесь уместно напомнить, что первым писателем, заявившим о необходимости участия литераторов в защите России от нападок Запада, был А.С. Пушкин. Известна черновая записка Пушкина к А.Х. Бенкендорфу, датированная концом июля 1831 года. В ней поэт предлагал использовать русские литературно-политические журналы в борьбе с клеветой западных газет. «Ныне, когда справедливое негодование и старая народная вражда, долго растравляемая завистью, соединила всех нас против польских мятежников, озлобленная Европа нападает покамест на Россию, не оружием, но ежедневной, бешеной клеветою. Конституционные правительства хотят мира, а молодые поколения, волнуемые журналами, требуют войны… Пускай позволят нам, русским писателям, отражать бесстыдные и невежественные нападения иностранных газет. Правительству легко будет извлечь из них всевозможную пользу, когда Бог даст мир и государю досуг будет заняться устройством успокоенного государства, ибо Россия крепко надеется на царя; и истинные друзья Отечества желают ему царствования долголетнего».

Идеологическая подоплека этого мнения А.С. Пушкина состояла в понимании скомпрометировавшей себя идеологии масонства, которой увлекалось большинство российских вольнодумцев с конца ХVIII века (Радищев, Новиков и др.) до 20-х–30-х годов ХIХ века (лидеры декабристского движения, близкие друзья из окружения Пушкина – В. Жуковский, П. Вяземский, братья Тургеневы и др.). Масонство должно уступить национальной идее. Национальная идея в его понимании заключается в укреплении позиций Российского государства на Европейской арене.

Известный исследователь быта Императорского Двора Георгий Чулков утверждал: «В салоне М.Д. Нессельроде… не допускали мысли о праве на самостоятельную политическую роль русского народа… ненавидели Пушкина, потому что угадывали в нем национальную силу, совершенно чуждую им по духу… Независимость его суждений раздражала эту олигархическую шайку». Русских западников из высшего светского общества особенно возмущал факт открытой поддержки А.С. Пушкиным Николая I в решительных действиях по подавлению польского восстания. 29 ноября 1830 года в Российской империи началось польское восстание, продолжавшееся до 21 октября 1831 года, под лозунгом восстановления независимой исторической Речи Посполитой в границах 1772 года. А.С. Пушкин написал знаменитое стихотворение «Клеветникам России». В пушкинских стихах 30-х годов ХIХ века, в письмах к близким и обращениях к царю поэт выражал негодование по поводу неблагодарности Европы по отношению к России, которая своей кровью искупила «Европы вольность, честь и мир» («Клеветникам России»).

Ф.И. Тютчев также откликнулся на взятие Варшавы в августе 1831 г. русскими войсками Паскевича стихотворением:

Мы чуем Свет – уж близко Время –

Последний сокрушен оплот, –

Воспрянь, разрозненное племя,

Совокупись в один Народ –

Воспрянь – не Польша, не Россия –

Воспрянь, Славянская Семья! –

И, отряхнувши сон, впервые –

Промолви слово: «Это я!»

Новое польское восстание в 1863–1864 гг. привело Ф.И. Тютчева к мысли, что одних благородных призывов к полякам о примирении с Россией с напоминанием, что они такие же славяне, как и русские, уже недостаточно, и считал оправданной необходимостью для сохранения целостности Российского государства вынужденные репрессии. Это нашло отражение в стихотворении «Его светлости князю А.А. Суворову», в котором поэт не соглашался с мнением внука генералиссимуса Суворова о недопустимости жесткого подавления восстания. Ибо поляки всячески отвергали славянскую солидарность, воспринимали себя представителями западной католической цивилизации и путем экспансии стремились осуществить окатоличивание Русского Православного мира. Ф.И. Тютчев пришел к выводу, что мягкость и желание царских властей по возможности удовлетворить польские требования постоянно приводили к противоположным результатам. Польская шляхта воспринимала подобную политику как проявление слабости российского руководства.

Горделиво-болезненные польские воспоминания о былом величии Речи Посполитой «от моря до моря», которая территориально включала Царство Польское, белорусские и малорусские земли, могли быть реализованы только в результате развала русской государственности. К тому же во время русско-польских противостояний Запад в лице Англии и Франции не раз грозил России военным вторжением. Однако в реальности Лондон и Париж в то время не желали воевать с Россией, просто стремились использовать поляков в своих целях, подрывая их руками мощь Российской империи. Точно так же и сейчас коллективный Запад стремится теперь уже «до последнего украинца» (выражение бывшего премьер-министра Англии Б. Джонсона) чужими руками воевать с Россией, чтобы обрушить государственность Российской Федерации.

Проницательные суждения об истинном отношении Запада к Российской империи Ф.И. Тютчев высказывал не только в специальных статьях, но в письмах личного характера. В одном из писем жене, написанных им во время Крымской войны (1853–1855 гг.), он рассказывал о своей реакции на статью французского публициста Э. Форкада, которая вызвала у него особое возмущение. «Давно уже можно было предугадывать, что эта бешеная ненависть – словно ненависть пса к привязи, – ненависть, которая тридцать лет, с каждым годом все сильнее и сильнее, разжигалась на Западе против России, сорвется же когда-нибудь с цепи. Этот миг и настал. Пришел-таки день, когда от нее потребовали еще более яркого доказательства ее умеренности, просто-напросто предложили самоубийство, отречение от самой основы своего бытия, торжественного признания, что она не что иное в мире, как дикое и безобразное явление, как зло, требующее исправления. Больше обманывать себя нечего – Россия, по всей вероятности, вступит в схватку с целой Европой. Каким образом это случилось? И каким образом империя, которая в течение 40 лет только и делала, что отрекалась от собственных интересов и предавала их ради пользы и охраны интересов чужих, вдруг оказывается перед лицом огромнейшего заговора? И, однако ж, это было неизбежным. Вопреки всему – рассудку, нравственности, выгоде, вопреки даже инстинкту самосохранения, ужасное столкновение должно произойти. И вызвано это столкновение… чем-то более общим и роковым. Это вечный антагонизм между тем, что, за неимением других выражений, приходится называть: Запад и Восток».

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров процитировал высказывание Ф.И. Тютчева 1854 года о схватке России и Европы в Доме приемов российского МИДа. С. Лавров подчеркнул, что Тютчев всегда был истинным патриотом России. В условиях волны русофобии, захлестнувшей Запад, такие встречи в литературной гостиной имеют особое значение. Через 168 лет со стороны Запада повторилось проявление подобного хамского отношения уже к современной России, а к Европе присоединились и возглавили новую атаку на нашу страну Соединенные Штаты Америки. На большой пресс-конференции президент РФ напомнил: «Ни одного дюйма на восток – сказали нам в 90-е годы. Ну и что? Надули. Просто нагло обманули. Пять волн расширения НАТО. И теперь уже, пожалуйста, в Румынии, в Польше появляются соответствующие системы. Не мы кому-то угрожаем. Мы, что ли, пришли к границам США? Или к границам Великобритании? К нам пришли». Он считает, что «гарантии безопасности должен дать Запад, и немедленно, а не забалтывать это десятилетиями».

17 декабря 2021 года МИД РФ озвучил требования коллективному Западу во главе с США относительно ситуации с безопасностью России в Европе. Во-первых, от США и НАТО – гарантий невступления в НАТО Украины и Грузии. Во-вторых, отказа НАТО от ведения любой военной деятельности на территории Украины, в Восточной Европе, Закавказье и Центральной Азии. Требования были расценены как попытка России оказать давление на западные страны. Предложения были встречены со скептицизмом и неприятием в США, НАТО и ОБСЕ, которые сочли их нереалистичными, неприемлемыми и несовместимыми с принципами и ценностями евроатлантической безопасности, и наши требования были отклонены. Такова предыстория новой военной схватки современной России с коллективным Западом, начавшейся 24 февраля 2022 года на территории некогда братской нам Украины, ставшей в руках НАТО орудием уничтожения Российского государства.

Безусловно, сегодня актуальны и мысли Ф.И. Тютчева из его письма П.А. Вяземскому, написанного в марте 1848 года: «Я более и более убеждаюсь, что всё, что могло сделать и могло дать нам мирное подражание Европе – всё это мы уже получили. Правда, это очень немного. Теперь никакой действительный прогресс не может быть достигнут без борьбы. Вот почему враждебность, проявляемая к нам Европой, есть, может быть, величайшая услуга, которую она в состоянии нам оказать. Нужна была эта, с каждым днем все более явная враждебность, чтобы принудить нас углубиться в себя, чтобы заставить нас осознать себя». (Выделено нами – В.К.)

Что же, эти тютчевские строчки заслуживают самого пристального внимания. Как это ни парадоксально, но если бы не каскад западных санкций (Евросоюз принимает уже 12-й пакет санкций против России), основная часть политической и деловой российской элиты до сих пор пресмыкалась бы перед Западом. И только в результате тотальной экономической блокады, устроенной Западом в отношении России, в стране по-настоящему и серьезно занялись импортозамещением. Получается, что нужно сказать Западу спасибо, что путем введения санкций нашу страну повернули лицом к возрождению реальной экономики, внутреннего туризма и разработке IT-технологий. Например, Российские власти намерены затратить на развитие отечественного массового производства беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) около 270 млрд. руб. Почти всю эту сумму планируется взять из федерального бюджета, немного – из бюджетов регионов, и лишь чуть больше 10% выдадут внебюджетные источники. Далее, согласно дорожной карте «Новое индустриальное программное обеспечение», на создание Программного обеспечения (ПО) для промышленности потратят ₽217,1 млрд. Из этой суммы лишь ₽27,3 млрд будут выделены из федерального бюджета, остальное дадут внебюджетные источники. Для горнодобывающей, металлургической, ракетно-космической, оборонной и химической промышленности доля российского ПО на объектах критической информационной инфраструктуры устанавливается на уровне 40–60%. Для атомной промышленности эти показатели еще выше – 80–100%. В 2024 году все эти компании должны полностью перейти на отечественное ПО. Для стимулирования покупок отечественной электроники в Минцифры решили перезапустить механизм поддержки сквозных проектов в сфере российской электроники. Он будет подразумевать компенсацию части стоимости оборудования, если оно окажется дороже иностранного. Как заявил Д. Чернышенко, вице-премьер РФ: «Наши производители усиливают позиции в самых сложных для импортозамещения сегментах».

Как актуально было бы в наши дни в деле масштабной защиты чести и достоинства России на мировой арене опереться на пророческое понимание Ф.И. Тютчевым процессов, происходивших в XIX веке в Российской империи и за ее пределами! Он смог разглядеть в заурядных явлениях европейской и российской жизни символические знаки событий, которые проявились в XX–XXI веках. Уверен, если бы партийно-государственное руководство СССР второй половины 80-х – начала 90-х годов ХХ века и их советники в понимании реальной политики Запада во главе с США опирались на наследие Ф. И. Тютчева, вряд ли бы произошла одна из величайших геополитических катастроф в прошедшем веке – распад СССР.

В.И. КОРНИЛОВ, доцент, кандидат экономических наук, г. Ярославль

Источник: «Советская Россия»

Читайте также

Брянск. Прекратить разрушительные действия в культурной сфере! Брянск. Прекратить разрушительные действия в культурной сфере!
На протяжении весьма продолжительного времени на глазах у общественности брянские чиновники осуществляют последовательное уничтожение культурной сферы региона. Это происходит, несмотря на недовольство...
17 июля 2024
Англосаксы в Центральной Азии Англосаксы в Центральной Азии
В 1820-30-е годы британская разведка активизировалась в Средней Азии. Сотрудники Ост-Индской компании, агенты британской разведки и дипломаты посещают Бухару, Хиву и Коканд. Для сдерживания торго...
17 июля 2024
Парад побеждённых Парад побеждённых
17 июля 1944 года на московскую землю всё же ступил немецкий сапог. Изрядно потрёпанный, правда. Десятки тысяч военнослужащих вермахта и войск СС — солдаты, офицеры и группа генералов — промаршировали...
17 июля 2024