«Доколе коршуну кружить?…» О номинации книги Г. Яхиной на очередную премию

«Доколе коршуну кружить?…» О номинации книги Г. Яхиной на очередную премию

К своему величайшему изумлению увидела в коротком списке номинантов на Национальную литературную премию России «Большая книга-22» опять имя Г. Яхиной (на этот раз за роман «Эшелон на Самарканд», чье «победное шествие» началось, как известно, с обвинения в плагиате).

И это после того, как в швейцарской «Нашей газете» 28 февраля с.г. было опубликовано ее заявление «Это не моя война»! Неужели мало было обнародования своей «пацифистско-патриотической» позиции на личной странице в социальных сетях  24 февраля – сразу же после начала Специальной Военной Операции? Или это опасение, что не услышат, не отметят в общем хоре таких же «патриотов» там, на Западе, поэтому крикну: «Господа! Я своя, ваша».

Но ведь это же уже и не «пацифизм», и не «любовь к России» («Сегодня российские танки идут по чужой земле…»), а буквально крик, подобный тому, который звучит из уст персонажа ее рассказа  «Винтовка» (еще 2015 года). Героиня – медсестра на той, нашей Великой Отечественной, вынесла уже 14 раненых, хотя она их и не любит («грязные, измазанные кровью», «дух перегара в лицо»; то ли дело немцы, даже убитые: от них идет «вкусный запах табака и одеколона», а еще «кофе с молоком пахнет»). Потом она с перепуга из винтовки – «ружья» стреляет в немецкого солдата, после чего перевязывает (он-то и стал ее 15-м) и перетаскивает в безопасное место, забыв о своих раненых: «Никто не узнает, что она оставила его живым». (Недаром же она Майя, в переводе с греческого – «матушка, кормилица», а юнец из Гитлерюгенда по-немецки шепчет, что она «похожа на его маму»). В конце рассказа, оказавшись под обстрелом, вываливается она из окна дома, где шел бой, с воплем: «Товарищи! Я своя, наша». И ее, вот такую, прикрывает своим телом, спасает НАШ капитан.

Нет, не наша она, не своя. Наши – это «Зинка» Юлии Друниной, Зоя из «Горячего снега» Ю. Бондарева, девочки из повести «А зори здесь тихие» Б. Васильева – и многие, многие реальные медсестры (как та же Юлия Друнина), прошедшие с честью войну. И никто не имеет права писать о них так, как это сделала Г. Яхина.

Но вернемся к премии. Шорт-лист номинантов «Большая книга – 22» с фамилиями 10 отобранных претендентов был обнародован 2 июня с.г.  А 5 июля Г. Яхина давала интервью «либеральствующей» газете «Московский комсомолец в Уфе» и на настойчивые вопросы корреспондента о сегодняшних событиях и творческих планах отвечала весьма «своеобразно»: «То, что случилось 24 февраля, я считаю для себя переворотным событием, жизнь с тех пор сильно изменилась …»

Да, для всех в стране СВО стала сегодня действительно поворотным событием. Вот только одни отрекались и «УБЫВАЛИ», а другие теснее сплачивались и создавали фонды в помощь воинам и соотечественникам, 8 лет страдающим под обстрелами в Донбассе (на сегодняшний день в общий фонд «Все для победы» граждане России внесли уже более 3-х миллиардов рублей).

Но слушаем далее Г. Яхину: «… мне сложно подступиться к роману о сегодняшнем дне, потому что очень много политики. Дело даже не в страхе зайти на эту территорию, а дело В ОТВЕТСТВЕННОСТИ (курсив наш – И.А.) за то, как ты оцениваешь политические события сегодняшнего дня».

Вот именно – «В ОТВЕТСТВЕННОСТИ»! Так почему же тогда было недостаточно высказаться в России, а понадобилось заявление в далекой Швейцарии, которая, оказывается, ближе и родней!? И почему ЧЕСТНО не отказаться от номинации на получение НАЦИОНАЛЬНОЙ литературной премии РОССИИ, чьи танки идут по «чужой» для тебя земле? Специализируясь на составлении «текстов» на историческом материале, надо все-таки лучше знать историю этой страны и не оказываться в стане тех, кто сегодня позорно бросает «родную землю на поругание врагам», говоря словами А. Ахматовой. Премия ведь немаленькая – несколько миллионов, которые в настоящее время больше нужны для защиты НАШЕЙ, СВОЕЙ земли. Да и не будет ли эта премия уж слишком избыточной в списке денежных наград, которые уже! получены? Хотя, как говорится, деньги не пахнут, «а люди, увы… прогибаться спешат, вкус денег нутром ощущая». (Г. Губерман)

Но вернемся к разговору о премии. Еще в 2020 году, подводя итоги финала премии «Большой книги-19», московский критик Я. САФРОНОВА отмечала, что из двенадцати книг короткого списка девять изданы в «Редакции Елены Шубиной» в составе «Издательства АСТ».

А вот что пишет сегодня Б. Пастернак, главный редактор издательства «Время», о списке финалистов на премию «Большая книга -22» (в котором семь из 10 книг – опять из «Редакции Елены Шубиной»): «Сразу и не скажете, в каком году он составлен», полное «отсутствие связи между этим списком и военно-исторической ситуацией в стране и мире».

И снова Я. Сафронова: «Действительно, «Большая книга» уже который год красноречиво сигнализирует о кризисе в литературном процессе, но в этом сезоне еще и окончательно становится рекламной площадкой для «Редакции» Елены Шубиной».

Как ИТОГ: критик А. Колобородов в статье на портале «Культура», последовательно и четко говоря о низком уровне премиального процесса в стране, приходит к следующему выводу: «Премия, считающаяся в русской литературе главной, перестала словесность сколько-нибудь адекватно отражать».

С этим мнением трудно не согласиться. А теперь несколько весьма знаменательных и красноречивых вопросов и ответов в критике и СМИ непосредственно о самом номинанте и ее книге:

1) СЕРГЕЙ ВОРОНОВ, общественный деятель: «Почему в наше непростое время обязательно надо раскачивать историко-политическую лодку, поднимая антисоветские и пронациональные вопросы? – Продолжать в такое время пиарить подобных писательниц – это откровенное вредительство».

2) КЛИМ ЖУКОВ, военный историк, публицист: «Люди, которые возвели эту книгу в самый ожидаемый бестселлер года… кто? «Дети с голоду пухнут», а Г. Яхина «капусту» рубит на волне антисоветчины (Скажем: грубовато, зато честно и точно)».

3) СЕРГЕЙ РАСТ, писатель: «Тот факт, что ее раскрутили издательства – ну, тут просто. Она – политпроект.»

4) ДМИТРИЙ БЕСПАЛОВ, кандидат политических наук: «Г. Яхина – это, видимо, какой-то проект, который, по всей видимости, кто-то усердно пытается навязать обществу посредством ненавязчивой, якобы, ценности, и вот это точно – вредительство».

Об этом-то «Проекте», а еще по-другому – некоем «Феномене Яхиной», «Парадоксе Яхиной» (как он все чаще именуется и критиками, и читателями) и стоит хотя бы кратко напомнить.

Для начала приведу слова журналистки Софико Шеварднадзе, которыми она начинала свое интервью с Г. Яхиной в Тбилиси в январе 2021 года: «Превращение из маркетолога в писательницу. История невероятная, так не бывает».

Действительно, так не бывает. Но ведь случилось. А как случилось и сталось, как «раскрутили» Г. Яхину, как «мотылек» превратился в «Коршуна» (см. рисунок в последнем, иллюстрированном издании романа «Зулейха открывает глаза», 2022), широко распростершего крылья в нашей литературе, и постараемся напомнить далее в сказочке (именно в ней, как известно, случаются все «Чудо – Юды»). Опираться при этом будем  на факты, даты, цифры, высказывания самой Г. Яхиной.

ДО РОМАНА «Зулейха открывает глаза»

Жил-был маленький и слабый Мотылек, судьба ему отмерила сроку немного – ОДНОДНЕВКА. А вот планы были большие, наполеоновские: завоевать весь мир и жить долго и счастливо (жизненное кредо Г. Яхиной: «Покорить мир и продолжать творить»). Вот и решил он стать писателем, ибо тут тебе и слава, и деньги, а так ведь «заел быт…заело зарабатывание денег», когда ты всего лишь рядовой маркетолог и рекламный агент.

И начал Мотылек писать «тексты», создавать «тексты», входить в «тексты» (любимое словечко Г. Яхиной в разговоре о творческом процессе). Какое там вдохновение – «ужасное слово»! Это Пушкин писал по вдохновению, а надо создавать всего лишь «культурный продукт» для массового потребления – вот тебе и доходы, и слава.

2014 год – рассказ «Мотылек» (на казанском материале) – «Нева», 2014, №2 («дебют» по признанию самой Г.Я.) – никаких откликов тогда не было

Огорчился Мотылек: Не заметили «текст», то бишь рассказ про мальчика и его побег со страшного острова через подземный ход – портал аж времен Ивана Грозного ((психушка в храме, родной дед-садист). Хотелось же занимательно, как у Стивена Кинга и в известном фильме «Побег из Шоушенка».

Тогда вот вам еще один коротенький «текст»: 2015 – пьеса /сценарий «Ночь» (о мигрантах и скинхедах на улицах Москвы)– ж. «Октябрь», 2015, №8 (не был никак отмечен)

– Да что же это такое? Опять не увидели и не поняли? А выстрелю – ка я по-настоящему, из винтовочки, – подумал Мотылек, – тогда наверняка должны услышать!

2015- рассказ «Винтовка» – ж. «Октябрь», 2015, №5 -майский (своеобразный праздничный «подарок» автора читателю ко Дню Победы, потому, вероятно, и постарались не заметить; позднее – разгромные статьи и анализы критиков и читателей уже после романа  «Зулейха открывает глаза»).

Об этом рассказе мы уже поговорили в начале наших размышлений, но вот что хотелось бы добавить. В. Аксенов (кстати, «любимый писатель» Г.Я,) сказал как-то, конечно, по-другому, но сходному поводу: «До боли все это знакомо. Все это когда-то было. Когда? Попытайся вспомнить».

Да тут и вспоминать долго не надо: Б. Лавренев. «Сорок первый» - про красноармейца Марютку и белогвардейского поручика Говоруху-Отрока. Вот эта «вторичность» текстов Г. Яхиной, которая обнаруживает себя особенно явственно в ранних ее рассказах, станет затем одной из главных отличительных черт всего последующего творчества писательницы (темы, сюжеты, герои, конфликты). А винтовка (ОРУЖИЕ!), повисшая на пожарной лестнице в рассказе, окажется потом в руках многих героев ее романов.

Но слушаем сказку далее…

Задумался Мотылек: «Мда! «Короткого» меня не заметили. Значит, приступим к «текстам» длинным и будем писать романы (они и самые денежные!). К тому же  родословная у меня подходящая, с глубокими «историческими корнями». Вот и заглянем в историю, так оно спокойнее, да и «темных дыр» в ней немало. А мы еще и гуманистическую идею под это заявим: их, этих «ДЫР», «терапевтическое излечивание». Неважно, что вещает литератор В. В. Кожинов: «Искусство, исчерпывающееся критикой предшествующего исторического периода, не открывает нового, оно берет уже известное и живет за чужой счет» (статья «Искусство живет современностью»).

В тринадцать издательств посылал Мотылек начало своего первого романа – отвергли, но зато в большом журнале далеко за Уралом неожиданно (?!) «приветили»: «УРА-А!»

2014 – «Зулейха» – ж. «Сибирские огни», 2014, №5 (три главы: «Мокрая курица», «Стук в окно», «Ильсияр и Ильгизар»- далеко не  похоже на то, что будет далее в опубликованном полностью романе).

Журналист В. Сероклинов, в ту пору заведующий отделом прозы этого журнала, вспоминал позднее, как в конце 2014 года получил на электронную почту “рукопись”: «Обычно пары минут хватает, чтобы понять, что из себя представляет произведение. Начинаю читать и вижу сочные образы, потрясающий слог…. Все это происходило ночью, но мы быстро приняли решение публиковать роман».

Есть и другое воспоминание – известного писателя и критика, тоже лауреата многих премий – Р. Сенчина (2016 год): «О книге Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза» стали говорить как о какой-то сенсации, а года за два до этого огромные куски этого произведения печатались в журнале «Сибирские огни», но тогда их никто не заметил».

Но главное было сделано: Мотылек «засветился» в Петербурге, Москве и даже в Сибири, а дальше можно было начинать «работать» с публикациями уже в столице и по- серьезному, чтобы славы добыть, «мир покорить». Тут -то и началось то самое «необыкновенное чудо»: встретились на улицах Москвы Мотыльку две прекрасные и добрые феи, подхватили под нежные крылышки и помогли взлететь высоко-высоко (по своей ли доброй воле или, может, по чьей- то чужой подсказке – сие, как говорится, есть тайна, покрытая мраком)

5)  2015 – главный «дебют» Мотылька: выход романа «Зулейха открывает глаза» («Редакции Елены Шубиной» в составе «Издательства АТС»).

Сейчас уже доподлинно известно из рассказа самой Г. Яхиной, что СЛУЧАЙНОЕ (?!)знакомство с хозяйкой ныне международного литературного издательства, а тогда литературным агентом Е. Костюкович привело ее к писательнице Л. Улицкой, которая и порекомендовала «юного мотылька» Елене Шубиной, владелице самого престижного и богатого издательства Москвы.

И сразу все закрутилось и завертелось… Недаром критики говорят, что у Елены Шубиной «хороший литературный вкус» и «нет плохих авторов». Быстро был отринут первоначальный замысел «Зулейхи»  и на его «останках» по всем правилам современного маркетинга «талантливо и мастеровито» изготовлен «культурный продукт» для продажи на потребительском рынке (по глубокой и верной характеристике подобных «текстов» двух профессоров Пермского университета – Владимира и Марины Абашевых). Ему было предпослано «милое» предисловие Л. Улицкой («Мощное произведение, прославляющее любовь и нежность в аду … Это блестящий старт»), в котором она тут же причислила автора к «прекрасной плеяде двукультурных писателей» страны, поставив в один ряд с Юрием Рытхэу, Чингизом Айтматовым, Олжасом Сулейменовым и др.)

(Заметим, что весьма сомнительным представляется употребление понятия «двукультурный писатель»: есть писатели – двуязычные, билингвы, т.е. пишущие на родном и на русском языке. А Г. Яхина не владеет даже разговорным татарским, в чем она сама не раз признавалась)

Первый (явно пробный) «вброс» этого текста на книжный рынок составил всего 3000 экземпляров. Но был тут же «подхвачен» хорошо организованной рекламой в СМИ, на стендах и плакатах в книжных магазинах и проч., проч. После чего сразу последовал дополнительный тираж уже в 285 000, вновь распиаренный (еще и московской критикой) по всем правилам маркетинга: интервью на радио, телевидении, встречи с читателями прямо в магазинах, где тут же можно купить книгу, что и создало первоначальный покупательский «СПРОС». А тут еще подоспели схватки «критиков» и «фанатов», особенно остро разгоревшиеся в Татарстане, что явно подогрело ажиотаж вокруг романа.

(Сознательно не ставим своей задачей анализировать весьма и весьма спорные идейные и литературные качества «Зулейхи», равно как и других произведений писательницы: ибо написаны уже десятки статей и высказано множество мнений pro и contra авторитетных авторов и рядовых читателей. Продолжим наше повествование далее, и не подумайте, бога ради, что из зависти станем считать деньги в чужом кармане: в том-то и дело, что они – НАШИ С ВАМИ!)

Сразу после выхода романа «Зулейха» собирает богатый денежный «урожай» и для издательства (от таких-то тиражей!), и для автора в виде множества премий: «Большой книги» (первая премия -3 млн), «Ясной Поляны» (500 тыс.), «Книга года» (300 тыс.), «НОС» (поощрительная премия – 40 тыс.) и еще несколько других помельче.  Все в одном и том же 2015 году . (Так дальше будет и с романами «Дети мои» и «Эшелон на Самарканд». То же самое издательство их напечатает, «пропиарит», организует ажиотаж, столкнет лбами критиков – всем этим еще и сформирует определенный круг экзальтированных читателей – почитателей Яхиной (которые буквально в любви будут ей объясняться  на разного рода обсуждениях и встречах с писательницей).

Именно подобным образом и создаются бестселлеры. «Впрочем, как верно замечает один из критиков, «издательский проект», или «продюсерская литература», – феномен давно известный на Западе, а у нас представленный пока единичными историями — ничуть не противоречит успеху у широких народных масс; более того, именно на этот результат он и ориентирован».

Вот и наш Мотылек тогда, в 2015-м, впервые встал твердо на свои «голенастые ноги» (языковой шедевр Г.Я. – см. «Винтовку» и «Дети мои») и почувствовал, что вырастают у него мощные крылья большой птицы, которую теперь трудно не заметить. И как было не заметить: последующие переиздания «Зулейхи» с 2016 по 2020 год по официальным данным составили 600 тысяч экземпляров

Кого еще из современных писателей издавали подобными тиражами в нашей стране за последние годы?

И вновь потекли денежки издателю и автору, на которого обрушился шквал хвалебных отзывов, бесчисленных интервью с критиками, журналистами, общественными деятелями, государственными чиновниками, встречи с читателями в библиотеках, выступления по телевидению и т. д., и т. п. (Вот она и ДЕНЕЖКА, и СЛАВА!

А как же все – таки с «ПОКОРЕНИЕМ МИРА», о чем мечтал Мотылек?

Глядь, а «Зулейха» по щучьему веленью и по его хотенью в течение 4-х лет оказалась переведена аж на 30 иностранных языков. (Вот тебе и МИРОВОЕ ПРИЗНАНИЕ!).

Невольно возникает вопрос: как такое оказалось возможно? Что же, переводчики во всех 30-ти странах не спали ночами и все переводили… переводили, вдохновляясь этим «культурным продуктом»?! Правильно усомнился казанский политолог и востоковед Р. Айсин в самом начале этой переводческой «кампании»: «Роман готовы перевести на 24 языка мира. Одномоментно. С трудом верится в такое единовременное желание представителей двадцати четырех национальностей рассказать своим соплеменникам о Зулейхе. Я не верю в «энтузиазм масс». За этим романом стоит чья-то мощная спина».

«Спина» действительно оказалась очень мощной, а главное – денежной. Читаем в статье Ирины Кудимовой (2017 год): «Государственная организация Институт перевода финансово поддержала переводы романа на иностранные языки» (газета «Пражская весна», 26.09.2017 года). Да, на самом деле есть в нашей стране ГОСУДАРСТВЕННЫЙ Институт перевода, созданный ради благородной цели продвижения русской литературы за рубежом. Выделяет он гранты для уже известных переводчиков-русистов в разных странах. Так было сделано и с «Зулейхой», чего не отрицает и сама Г. Яхина: «Я знаю, что книга проходила некий институт, который одобрил текст к распространению». Только вот ОДНОМОМЕНТНОГО выделения грантов для перевода на такое множество языков дебютного произведения молодой писательницы в собственной стране – подобного явления, думается, еще НИКОГДА НЕ БЫЛО.

И потому весьма прискорбно, что о нашей стране, о ее разных народах с богатой культурой, традициями, непростой историей будут судить по произведениям Г.Яхиной (и писать, к примеру, исследования, подобные дипломной работе  одной из выпускниц университета в Тампере, Финляндия – «Формы насилия и мотив выживания в романе Г.Яхиной «Зулейха открывает глаза»).

Ведь то же самое далее произойдет и с романом «Дети мои» (другое название – «Дети Волги» для иностранных изданий), который уже переведен не 14 языков (по данным Института перевода). А коль премию «Эшелону» дадут – тоже помчит он на всех «парах»– переводах за рубеж.

Тем временем Мотылек ПОСЛЕ «ЗУЛЕЙХИ» старался во всю, чтобы поддержать свой имидж и чтобы о нем не забывали. То в московском издании американского журнала рассказик пристроит (про  барыгу – библиофила, укравшего и погубившего редкую книгу старинного немецкого издателя), то в любимом «Октябре» отметится никому уже не интересным «тираноборческим» текстом, где изольет свою паталогическую ненависть к «вождю народов», то выступит вместе с собратьями по перу в коллективном сборнике про сад (под «руководством» все той же любимой Елены Шубиной) и будет «ностальгировать» по саду «Русская Швейцария» в Казани (неважно, что твой любимый город давно уже Москва), а еще расскажет про свою родословную и родовое древо воссоздаст для печатного издания итальянской торговой фирмы (ЗНАЙ НАШИХ!).

2016 – рассказ «Швайпольт) – ж. «Esquire», 2016, №8 (америк. журнал, основан в США в 1933, в России на рус. яз.– с 2005, закрыт в 2022)

2016 – эссе «Сад на границе, или Сад «Русская Швейцария»- в коллект. сб. «Все в саду», 2016 («Редакция Елены Шубиной»)

2018 – рассказ «Юбилей» – ж. «Октябрь», 2018, №1 (журнал закрыт в 2019, очевидно, за публикацию подобных произведений; вспомним, что в этом же журнале была напечатана ранее  «Винтовка» )

2018 – эссе «Родословная»- журнал итальянской фирмы «Bosko Magazine» (издавался до недавнего времени в России – на рус. языке).

2019 – эссе-интервью в коллект. сб. «Москвич. Это мой город». («Редакция Елены Шубиной»)

И в том же 2018-м году Г. Яхина представила специально подготовленный текст – 3 отрывка из неопубликованного еще романа «Дети мои» (т.е. сама  себя  «пропиарила» еще до выхода романа) – для Тотального диктанта. По данным организаторов этой благородной акции тогда в нем участвовало 230 тысяч из 1021 города в 76 странах (в том числе 27 тысяч за рубежом).

А в 2019 году в издательстве «ЭКСМО» вышла Хрестоматия Тотального диктанта с кричащим заглавием «От Быкова до Яхиной» (тоже немалым тиражом и тоже продается за немалые деньги).

Но ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ тексты для Тотального диктанта (помимо проверки грамотности) знакомят еще с новыми именами писателей в современной отечественной литературе, побуждают читать их книги, т.е. содержат в себе большой воспитательный заряд. Вот вам и борьба за умы участников! Ведь не секрет, что Тотальный диктант сегодня – это не только МЕЖДУНАРОДНАЯ акция для всех желающих, но и своего рода МОЛОДЕЖНЫЙ флэшмоб.

Если в «Зулейхе» Мотылек полагался на воспоминания бабушки, то, создавая второй роман, вспомнил он дедушку – учителя немецкого языка в татарской деревне, прошедшего через войну. От него – с детства любовь именно к этому языку, потом учеба в пединституте на отделении иностранной филологии (английско-немецкая группа), в конце наших «лихих» девяностых – стажировка в течение нескольких семестров в Германии. Вероятно, отсюда потом на всю жизнь у Г. Яхиной – тяга и приверженность к Западу и к немецкой теме, начиная с рассказов («Винтовка» и «Швальпот»), эссе («Сад на границе») и кончая романом ««Дети мои». В этой связи любопытно само название романа, особенно если вспомнить «матушку» Майю из «Винтовки», хотя автор и ссылается на слова императрицы Екатерины Великой.

11) 2018 -«Дети мои» («Редакция Елены Шубиной», 2018), который открывается предисловием «крестной» – Е. Костюкович («Новый роман её получился ярче, увлекательнее и честнее первого»). Тираж 70 тысяч. Переведен на 14 языков. И по привычке понеслись оды и дифирамбы, схлестнулись мнения, и этим снова «подогрелся» покупательский спрос.

В «Зулейхе» была претензия на исторический роман, а здесь заявка на ФЭНТЕЗИ. Так говорит сама Г. Яхина, а критика находит, что она еще и «укушена постмодернизмом» (Н. Курчатова) – хотя до постмодернизма ей очень и очень далеко.

В действительности «Дети мои» всего лишь очередной «текст», теперь – из истории немцев Поволжья, а вместе с этим – опять про Сталина вперемешку с аллюзиями из немецкой истории, фольклора и литературы (одни только имена героев чего стоят: тут тебе и странный учитель Бах –главный персонаж, и комиссар Гофман, и пионерский вожак Дюрер, и колонисты Гримм, Бенц и Бёлль: впору немцам обидеться!). И все это в «сопровождении» обильного цитирования документов, которые весьма своеобразно «подаются» автором и смотрятся инородным телом в художественном тексте (просто констатируется, к примеру, сам факт официального упразднения Республики немцев Поволжья в сентябре 1941 год – и ни слова о том, что сделано это было в самом начале войны по вполне понятным причинам).

Но что до этого Мотыльку?. Главное – вновь «отломилось»: премия «Большая книга-2019» (хотя и третья, всего-то 500 тыс.). Одно только не мог взять в толк Мотылек: «Когда же в России, на Государственном уровне наконец признают его столь впечатляющие «заслуги»?

Зря волновался: оценили, признали, наградили!!!

В 2019 году Г. Яхина получает Государственную премию в области литературы и искусства в размере 5 млн. Это за «терапию»-то «черных дыр» в российской истории, которые мы уже давно сами вскрыли, осознали, переболели ими, помним,  но смотрим в будущее.  А  Коршун все кружит и кружит, разгребая когтями только прошлое, демонстрируя его в самых страшных образах и картинах – АЖ ЖУТЬ! – не только в своей стране, но и по всему миру?!

Однако дальше произошел большой «ОБЛОМ», говоря современным разговорным языком.

В апреле 2020 году на канале «Россия» начался показ многосерийного фильма «Зулейха» режиссера Е. Анишкина (на него было затрачено 150 млн государственных денег!) и разразился большой скандал (по –прежнему при многих хвалах: «Из всех утюгов говорили и о сериале» – А. Бикбов), при том что героиню играла Ч. Хаматова (другие татарские актеры отказались в нем участвовать).

В ДУМЕ некоторые депутаты (С. Гаврилов, В. Милонов) открыто высказались за  запрет показа. Протестовало  мусульманское духовенство, оскорбленное богохульством (Председатель Совета старейшин РТ Р. Ибрагимов и Председатель Духовного собрания мусульман России А. Крганов потребовали извинения от создателей фильма).  Гневный отпор давали ученые, писатели, деятели искусства, политологи Казани: к.ф.н., доц. Казанского университета М. Хабутдинова («Стало обидно за свой народ! Нашу культуру! Татарского читателя»), уже упомянутый политолог Р. Айсин («История одного предательства»), писатель Р. Батулла («Что увидела Зулейха, когда открыла глаза»), журналист Дж. Абдуллин («Почему Зулейха уже открыла глаза, а Девятаев так и не угнал немецкий самолет?»), писатель – лауреат Тукаевской премии В. Имамов, и т.д.

И все они были правы. Сериал демонстрировался на Первом, Государственном канале в самый разгар пандемии и в канун юбилейного 75-го Дня Победы (а вот фильм о летчике-герое Девятаеве реж. Т. Бекмамбетова был показан только через год, в 2021). «Зулейху» тогда увидело по официальным данным 5 млн зрителей, а потом многие гневно высказывались в СМИ и оказались тогда удивительно прозорливы: «Посмотрев такое «кино», в Европе снесут ещё несколько памятников нашим маршалам и надругаются над могилами наших солдат». (Речь шла о демонтаже в апреле того же 2020 года памятнике маршалу Коневу в Праге, все остальное произошло и происходит сейчас, прямо у нас на глазах).

(Сегодня, правда, об этом фильме как-то подзабыли, «стесняются» говорить, очевидно, из-за Ч. Хаматовой. Повторов на центральном канале тоже нет).

Татары вообще молодцы. Перевод «Зулейхи» на татарский язык Казанским книжным издательством в 2016 году был напечатан первоначально тиражом всего 1000 экз. Не прошло выдвижение Г. Яхиной на самую престижную литературную премию имени Г. Тукая («любимого автора» Г.Я. с детства), хотя Правительство РТ помогло при создании фильма (построило на свои деньги сибирское переселенческое поселение на берегу Волги), а сама писательница была удостоена звания Почетного гражданина Казани?!

А что же поделывал все это время наш Мотылек, какую очередную,  «черную» страницу истории расклевывал своим клювом, раскапывал отросшими крепкими когтями?

Да получите, пожалуйста…

2021 год – роман «Эшелон на Самарканд», 2021 («Редакция Елены Шубиной»)

Вот и добрались мы наконец до последнего «текста» Мотылька, до «красного истерна», по словам автора: «Эшелон на Самарканд» написан в жанре «красный истерн», чтобы читатель не испугался» и ему было интересно читать.

(Поясним: «красный истерн» – это, так сказать, нечто по аналогии с западным вестерном, где есть храбрые и благородные герои, приключения, преследования и перестрелки, обязательна и любовная линия. А чтобы яснее представить, что это такое и где Мотылек позаимствовал подобное определение, предлагаем вспомнить известный фильм «Неуловимые мстители» (1966, реж. Э. Кеосаян) по мотивам повести П. Бляхина нач. 20-х годов «Красные дьяволята». Еще ранее, в 1923 году, под тем же названием на материале того же произведения был создан черно-белый фильм реж. И. Перестиани. Именно этот фильм кинокритики считают первым опытом нашего отечественного «красного истерна». Вот и опять вторичность, столь привычная для Г. Яхиной).

«Но «Неуловимые мстители» – произведение приключенческое и одновременно патриотическое на материале Гражданской войны, а Яхина развлекает читателя историей из времен голодных 20-х годов. Сюжетная линия в «Эшелоне» развертывается в форме путешествия (т.е. жанра, хорошо знакомого читателю по произведениям русской классики): поезд в сопровождении 2-х комиссаров везет 500 умирающих от голода детей в теплый и сытый Самарканд. И тут тебе масса занимательных приключений, благородных деяний и «подвигов» красноармейцев и пьяных чекистов, казаков –разбойников и басмачей… И все во имя ДОБРА – спасения детей. А попутно – описание их смертей и похорон умерших вдоль железнодорожных путей, в качестве приложения – список детей с их прозвищами – «кликухами».

И такое критика, благосклонная к Г. Яхиной, смеет называть «терапевтическим романом», «исполненным невероятной нежности» (Н. Эппле). И даже признавая. что «из реальной национальной и общечеловеческой трагедии писательница конструирует добрую сказку, позитивную притчу в условных исторических декорациях», приходит к следующему выводу: «общее впечатление в высшей степени умиротворяющее и благостное… впечатление примирения, прощения и ничем не смущаемого душевного покоя». (Г. Юзефович)

Простите, но это вообще уже какое – то кощунство, спекуляция на детской теме. Особенно в наших сегодняшних исторических условиях, когда из-под выстрелов и бомбежек нацистов страна спасает, вывозит  детей из Донбасса. И конечно, тема «голодающих деток – беженцев» сегодня особенно импонирует Западу.

Не забудем и об очередном скандале: убедительном уличении  Мотылька в плагиате (использовании чужих исследований по истории голода в Поволжье было выдвинуто канд. истор. наук из Самары Г. Циденковым), от чего автор «Эшелона» весьма неумело открещивается.

И сегодня опять выдвижение нашего Мотылька – окончательно заматеревшего Коршуна на Национальную премию России, в Положении о которой четко прописано, что она присуждается «в целях стимулирования дальнейшей научной и творческой деятельности лауреатов…, создания благоприятных условий для новых научных открытий и творческих достижений».

Так что же, в очередной раз создадим «самой народной писательнице» (именно так – ни много ни мало – именуют Г. Яхину ее фанатичные приверженцы) еще более комфортные условия, а она «одарит» нас новыми творческими «достижениями»?!

Самое страшное, «Парадокс Яхиной», однако, не только и не столько в деньгах и престиже премии. Эта «раковая опухоль» расползается все шире по стране, провоцируя раскол в обществе (чего и добиваются на Западе). Она захватывает наш культурно – образовательный и научный «плацдармы». Массовую аудиторию Тотального диктанта, библиотеки всех рангов: от крупных в больших городах страны до небольших в сельских поселениях (всевозможные акции и обсуждения – рекомендации: как же, какие премии дают, фильмы снимают! Да и книжный фонд пополняется, и работа с массовым читателем идет самая что ни на есть активная). Учебные заведения от школ до университетов, где не просто читают, а «исследуют» вдоль и поперек, изучают «тексты» Г.Яхиной как ученики, так и маститые ученые. (Оно понятно: для учителей и вузовских преподавателей премии и звания автора, да еще на государственном уровне – тот маяк, на который они вынуждены ориентироваться).

И уже вовсю звучат требовательные голоса о ВКЛЮЧЕНИИ произведений Г.ЯХИНОЙ (в числе других книг современных писателей) в школьную программу И ИСКЛЮЧЕНИИ из нее Л. Толстого и М. Булгакова для разгрузки учеников.

ХВАТИТ УЖЕ!

Время торопит (всего через месяц, в декабре уже будут объявлены имена победителей премии «Большой книги-22») объединиться подлинным гражданам России и прямо обратиться к Правительству с просьбой (в форме, может быть, Открытого письма) НЕ ПРИСУЖДАТЬ вообще Национальную премию в ЭТОМ ГОДУ в условиях нашего сегодняшнего времени. Министерству культуры – рекомендовать срочно разработать новую премиальную систему по литературе и искусству с привлечением Общественной палаты (широкой общественности). Соответствующим подразделениям Министерства образования и Национальной академии образования – обратить особое внимание на тщательный отбор произведений современной литературы для чтения и изучения в школе (может быть, создать для этого специальный Экспертный совет).

Для ответа на вопрос, почему это нужно сделать сейчас, разрешите прибегнуть к помощи известного и многими любимого писателя С. Лукьяненко: «Потому что существует достаточно крепкая, прочная, сплоченная тусовка людей, которые живут в России, но относятся к ней предельно неприязненно. Они родом из 90-х, когда им было хорошо и комфортно, когда Россия существовала во многом под внешним управлением. Я иногда их сравниваю с личинками и червями, которые копошатся в загнивающем теле и радостно его пожирают. Им очень хорошо и комфортно. Они уверены, что на их век хватит пропитания. Сейчас немножко другая ситуация, этим гражданам не очень удобно, не очень комфортно, они отчаянно бьются, пытаясь сохранить свои идеологии, сферы влияния и так далее. Они достаточно сильно контролируют литературный процесс, который, к сожалению, тоже очень подвержен рекламе, моде, громким заявлениям и именам, получениям премий и прочему».

«МЫ ТЫЛ, МЫ ФРОНТУ НЕ ИЗМЕНИМ» — это слова из стихотворения, присланного мне недавно из Пензы хорошей знакомой, рядовой пенсионеркой, в прошлом преподавателем музыкального училища.

Да, МЫ – ТЫЛ, и  наша задача сейчас – встать единым ДНЕВНЫМ и НОЧНЫМ ДОЗОРОМ,  дать по «лапам» всем коршуна, ястребам и прочим стервятникам именно в тылу.

P.S. Закончим и сказочку про Мотылька. Однодневка он, не будем кормить – поить, издавать – «пиарить», забудутся и его «тексты»: будут лежать «в пыли по магазинам, где их никто не брал и не берет». (Вспомнилась к месту Марина Цветаева, чье 130-летие мы отмечает в этом году).

Ида АНДРЕЕВА, кандидат филологических наук

Источник: «Дом писателя»

Читайте также

С праздником, воздухоплаватели! С праздником, воздухоплаватели!
7 декабря отмечается праздник военных редкой, даже экзотичной по нынешним временам военной специальности – воздухоплавателей. Казалось бы – в век космических скоростей и гиперзвуковых ракет, композитн...
7 декабря 2022
Курская область. Активисты КПРФ и «Русского Лада» отметили юбилей Дома народного творчества Курская область. Активисты КПРФ и «Русского Лада» отметили юбилей Дома народного творчества
Курский ОК КПРФ поддерживает систематическую работу Всероссийского созидательного движения «Русский Лад», входящего в Блок патриотических сил Курской области. Сейчас, когда в стране и мире разворачива...
7 декабря 2022
С. Замлелова. Не потерять себя на войне С. Замлелова. Не потерять себя на войне
В России сгорел очередной «клуб» – в костромской катастрофе погибло тринадцать человек. Опять заведение с дурной репутацией, опять перекрытые выходы, опять умственно отсталый персонал… Виновником пожа...
7 декабря 2022