Т. Куликова. Мировая финансовая система пошла вразнос

Т. Куликова. Мировая финансовая система пошла вразнос

Вечером в воскресенье 15 марта ФРС США (Федеральная резервная система; американский аналог центробанка) на экстренном заседании снизила учетную ставку до нуля и объявила о выкупе гособлигаций на сумму не менее 700 млрд долларов. Однако даже такая чрезвычайная мера не помогла успокоить мировые финансовые рынки: в понедельник кредитные рынки по-прежнему оставались в параличе, а рынки акций опять обрушились. Не помогли и объявленные ФРС во вторник «нетрадиционные» меры поддержки рынков, включая кредитование банков под залог корпоративных ценных бумаг. Похоже, что ведущие мировые центробанки потеряли контроль над ситуацией, и мировая финансовая система пошла вразнос…

Мировые финансовые рынки лихорадит. Все началось в последнюю неделю февраля, когда эпидемия коронавируса вышла за пределы Китая. Тогда фондовые рынки по всему миру резко обвалились со своих многолетних или исторических максимумов, которых они достигли буквально за несколько дней до этого (о том, как все начиналось, мы подробно писали в статье «Процесс пошел», Правда, №22, 03.03.2020).

Дальше события развивались стремительно. Были дни с большим ростом рынков, и были дни мощных обвалов, но последних было больше, так что к концу второй недели марта основные мировые фондовые индексы опустились более чем на 20% от пиковых значений, что является психологически важным уровнем. Более того, возникли критические проблемы во всех сегментах финансовой системы: потеря доверия на финансовых рынках; вертикальный взлет ставок по кредитам и фактический паралич кредитования; жесткий дефицит долларовой ликвидности и, как следствие, резкий рост курса доллара ко всем основным мировым валютам (и тем более, к валютам развивающихся стран). Инвесторы и спекулянты начали срочно распродавать свои портфели; многие из них были вынуждены это делать, чтобы погасить кредиты, которые невозможно было рефинансировать. Это в свою очередь приводило к резким и хаотичным движениям в ценах активов.

Ведущие мировые центробанки пытались повлиять на ситуацию. Те из них, у кого учетные ставки были положительными, снизили их на 0.25 или даже на 0.50 процентных пункта; остальные расширяли свои программы выкупа активов (то есть «печатание денег») и прочие инструменты закачивания ликвидности в финансовую систему. В частности, ФРС США – самый важный мировой центробанк – на внеочередном заседании 3 марта снизила целевой диапазон процентных ставок сразу на 0.50 процентных пункта – с 1.50–1.75% до 1.00–1.25%; такого не было со времен кризиса 2008 года. Но эти меры заметного эффекта не принесли: шторм на финансовых рынках не ослабевал.

Очередное заседание ФРС было запланировано на 18 марта, и ожидалось, что ФРС еще раз снизит целевой диапазон ставок на 0.25 или на 0.50 процентных пункта. Однако за три дня до планового заседания, в воскресенье 15 марта ФРС неожиданно провела еще одно экстренное заседание и снизила ставку сразу на 1 процентный пункт – до диапазона 0.0–0.25, то есть по сути до нуля. Дальше снижать уже некуда. (Теоретически учетная ставка ФРС может быть и отрицательной – как, например, в Европе и в Японии, но что при этом будет с мировой финансовой системой, в основании которой лежит американский доллар, не возьмется предсказать никто.)

Более того, на своем воскресном заседании ФРС снижением ставки не ограничилась; она объявила также полномасштабную программу выкупа государственных облигаций США, то есть «печатания денег» (в финансовом мире это деликатно называется «количественным смягчением»). Объем выкупа составит «как минимум» 700 млрд долларов. Были также объявлены и некоторые другие меры технического характера из антикризисного арсенала 2008 года (валютные свопы), направленные на преодоление дефицита долларовой ликвидности в мире.

Однако даже столь масштабный пакет монетарных мер не остановил панику на мировых финансовых рынках, и понедельник 16 марта ознаменовался очередным обвалом – еще более мощным, чем в предыдущие дни. Основные американские фондовые индексы потеряли в этот день по 12–13%, что является худшим дневным падением с 1987 года. Европейские фондовые индексы потеряли порядка 6–8%. Масла в огонь подлил Дональд Трамп, заявивший, что эпидемия может продлиться до августа и спровоцировать рецессию; но и до этого заявления финансовые рынки были в глубоком минусе.

Во вторник 16 марта рынки акций резко выросли, что вполне типично после столь резкого падения. Оптимизма рынкам добавили обещания многих мировых лидеров о выделении масштабных бюджетных средств для борьбы с экономическими последствиями эпидемии. В частности, администрация Трампа обещала безвозмездно раздать гражданам 250 млрд долларов (в мире финансов это называется «разбрасывание денег с вертолета»).

Однако, несмотря на всплеск оптимизма на фондовых рынках во вторник, паралич кредитования и дефицит долларовой ликвидности никуда не делись, а даже еще усилились. И тогда ФРС объявила о дополнительных, «нетрадиционных» мерах из антикризисного арсенала осени 2008 года. Сначала ФРС заявила, что будет выкупать краткосрочные долговые обязательства американских корпораций с достаточно высокими кредитными рейтингами. Затем, уже вечером, после закрытия торгового дня, ФРС дополнительно объявила о том, что начнет кредитовать банки под залог широкого спектра ценных бумаг, включая не только корпоративные и муниципальные облигации, но и акции американских корпораций. Причем залоговая стоимость этих ценных бумаг будет определяться субъективно: их будет оценивать уполномоченный банк. Эта мера применялась в 2008-2009 годах, и практика ее применения весьма неоднозначна: ФРС принимала в залог акции компаний, которые впоследствии обанкротились, и убытки от их банкротства легли на плечи налогоплательщиков.

Однако даже такие экстраординарные меры не помогли успокоить панику. В среду 18 марта фондовые рынки обвалились в очередной раз: основные европейские фондовые индексы упали на 4–6%, американские падали в моменте на 8–10% (к концу дня они частично восстановились). Особенно сильно падали акции банков. Также падали все остальные классы активов: все виды долговых ценных бумаг, нефть, промышленные и драгоценные металлы. Рос только американский доллар: он продолжал стремительно укрепляться по отношению практически ко всем мировым валютам из-за неослабевающего дефицита долларовой ликвидности.

Вечером в среду ФРС объявила о еще одной антикризисной мере из арсенала 2008 года: о кредитовании банков под залог активов, которые те выкупят у так называемых фондов денежного рынка; это фонды коллективных инвестиций, в которых многие рядовые американцы хранят свои сбережения. Эта мера призвана предотвратить банкротство этих фондов и массовые потери денег населением.

Европейский центральный банк также выкатил свою «тяжелую артиллерию»: на экстренном заседании в ночь на четверг 19 марта он объявил о дополнительной программе выкупа активов на 750 млрд евро до конца года; речь идет о долговых бумагах стран и корпораций еврозоны.

Пока еще нельзя сказать, насколько помогут эти гигантские по своему масштабу меры. Утром в четверг на азиатских финансовых рынках панические распродажи продолжились; в частности, азиатские фондовые индексы упали на 5–8%. А на европейских и американских рынках наблюдался небольшой рост, но это в любом случае вполне типично после мощного падения вчерашнего дня. При этом важно, что курс доллара (по отношению к корзине базовых валют) продолжает расти, значит, в мире дефицит долларовой ликвидности все еще сохраняется.

Таким образом, можно констатировать, что мировые центральные банки утратили контроль над ситуацией в мировой финансовой системе, и система пошла вразнос. Это означает, что в ближайшее время делать какие-то прогнозы о ценах активов и курсах валют – бессмысленно. Опираться на фундаментальные экономические факторы невозможно, поскольку эти факторы существенно зависят от динамики эпидемии, а ее сейчас мы не можем предсказать даже приблизительно. Ясно лишь то, что мировая экономика уже входит в рецессию, но сколь глубокой она окажется и как долго продлится, пока не понятно. Поэтому мы не можем сказать, сколь массовыми будут банкротства предприятий и банков в мире, будут ли правительства их спасать и сколько бюджетных денег им на это понадобится. Также пока не ясно, насколько сильно подорвана мировая финансовая система, восстановится ли она в прежнем виде, или же для восстановления доверия к ней потребуется ее полностью переформатировать, возможно, отказавшись от центральной роли американского доллара.

С уверенностью можно утверждать лишь то, что в эти дни уровень иррациональной паники в финансовом мире зашкаливает. В качестве иллюстрации этого можно привести опубликованный в среду прогноз аналитика из японского банка Mizuho, согласно которому предложение нефти в ближайшее время настолько превысит спрос, что ее цена станет отрицательной: покупателям будут приплачивать за то, что они эту нефть забирают. Когда паника достигает таких уровней, что даже серьезные банки публикуют подобные прогнозы, то падать дальше, скорее всего, уже некуда и стабилизация не за горами…

В заключение несколько слов о российском финансовом рынке. В эту среду на фоне обвала мировых рынков российские активы пострадали особенно сильно: курс доллара к рублю пробил отметку 80 рублей за доллар, фондовый индекс РТС упал на 10%, российские ОФЗ также активно распродавались. Это и понятно: в этот день цена нефти Brent в моменте опускалась ниже 25 долларов за баррель, то есть более чем на 12%. По оценкам американского банка Goldman Sachs, опубликованным в эту среду, мировой спрос на нефть в апреле-мае сократится на 8 миллионов баррелей в сутки (мбс). Для сравнения: до эпидемии он составлял порядка 100 мбс, а на переговорах ОПЕК+ Саудовская Аравия предлагала суммарное сокращение добычи на 1.5 мбс, так что если бы даже сделка ОПЕК+ состоялась, то она ничего кардинально не изменила бы.

Что касается дальнейшей динамики курса рубля, то здесь возможны разные сценарии. В начале недели агентство Bloomberg предсказало падение рубля до уровня 97 рублей за доллар. Это возможно, и даже весьма вероятно, поскольку массовый исход нерезидентов из российских ОФЗ пока еще не начался. Если он начнется всерьез, рубль будет падать и дальше.

Однако возможно также и то, что падение курса рубля остановится раньше указанного уровня и рубль начнет укрепляться. Это случится, если на мировых финансовых рынках все-таки наступит некоторая стабилизация, кредитные рынки опять заработают, и деловая активность начнет восстанавливаться. Тогда инвесторы опять начнут искать, куда вложить деньги для получения прибыли.

В этом случае те астрономические суммы денег, которые в период острой фазы кризиса «напечатают» ведущие мировые центробанки, будут хотя бы частично направлены в рисковые активы и, в частности, в российские ОФЗ и акции, что вызовет укрепление рубля. Примерно так происходило на протяжении всего 2019 года, когда ФРС и другие центробанки вливали в финансовую систему дешевые деньги, испугавшись первых признаков надвигающегося экономического кризиса (но тогда объемы этих вливаний были несопоставимо ниже).

Татьяна КУЛИКОВА, экономист

Читайте также

Лариса Баранова-Гонченко – Владимиру Никитину Лариса Баранова-Гонченко – Владимиру Никитину
Тверяк Афанасий Никитин – Он Русского Лада носитель! Пиит Иван Саввич Никитин – Он Русского Лада сказитель! Пскович же Владимир Никитин – Он Русского Лада строитель!...
5 Апреля 2020
Поздравляем с днём рождения В.С. Никитина Поздравляем с днём рождения В.С. Никитина
Соратники по Всероссийскому созидательному движению «Русский Лад» поздравляют с днём рождения основателя и председателя Координационного совета Движения В.С. Никитина! Всем известны заслуги Владимира ...
5 Апреля 2020
В. Катасонов. Целительная национализация В. Катасонов. Целительная национализация
В последние десятилетия слово «национализация» почти полностью исчезло из лексикона политиков и чиновников большинства стран мира. В ходу было слово «приватизация». Это была эпоха экономического либер...
5 Апреля 2020